Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



МУЧЕHИЧЕСТВО ГУРУ АРДЖАHА




 

В период правления Гуру Арджана в Панджабе и других частях Индии массы людей были обращены в веру сикхов. Рассказывают, что высокородные раджи Кулу, Сукета, Харипура и Чамбы посетили Гуру и стали его последователями, как раджа Манди. Слава и влияние Гуру распространились очень широко.

В то время финансовым советником — деваном — императора Акбара был Чанду Лал. Он принадлежал к касте кшатриев и был уроженцем селения Рохла в Гурдаспуре, округ Панджаб. Обязанности службы заставили его жить в Дели. У него была юная дочь необычайной красоты. Однажды ее мать сказала мужу: “Hаша дочь уже почти взрослая. Hужно искать ей жениха.” Чанду Лал послал своих домашних жреца и цирюльника[30] на поиски подходящей партии для его дочери. Жрец и цирюльник обыскали все города Панджаба, но им не удалось найти приемлемого жениха. Однажды жена Чанду снова потребовала, чтобы они возобновили свои поиски. Жреца и цирюльника опять послали с той же целью. Они искали уже давно, когда, приехав в Лахор, услышали о юном сыне Гуру — Хар Гобинде. Отправившись в Амритсар, жрец и цирюльник выяснили, что Хар Гобинд — лучшая партия для молодой девушки. Так они и доложили Чанду, когда вернулись домой. Они подробно рассказали о превосходных качествах Хар Гобинда и величайшем уважении, которым пользуется его отец, правитель города Амритсар. Чанду был недоволен, услышав восхваления Гуру. Он ответил жрецу и цирюльнику:“Вы что же, считаете его равным мне? Каста, к которой принадлежит Гуру, ниже моей. Вы хотите узорную черепицу, покрывающую крышу высокой башни, сбросить в сточную канаву? Где я, имперский министр финансов, — и где Гуру, пускай обожаемый своими последователями?”

Муж и жена спорили на эту тему всю ночь, и наконец было решено, что их дочь Сада Каур будет выдана замуж за Хар Гобинда. В Амритсар были посланы свадебные дары.

До слуха делийских сикхов дошло, что Чанду допустил оскорбительные выражения в адрес Гуру. Они послали гонца с письмом, в котором приводили высказывания Чанду и просили Гуру отказаться от этого брака. Сикхи, как в Дели, так и в Амритсаре, считали, что брачный сговор с таким гордецом, как Чанду, неприемлем. Гуру был вынужден последовать совету своих сикхов. С предельным смирением он обратился к сватам: “Я доволен своим скромным жребием и не хочу породниться с великим человеком. Узорная черепица не будет брошена в сточную канаву.”



Пока сваты пытались что-то возразить, стоявший в толпе верующих сикх по имени Hарен Дас, внук Бхаи Паро, известного сикха Гуру Амар Даса, обратился к Гуру: “О царь, я — пыль твоих лотосных стоп. У меня есть дочь. Моя жена и я дали обет предложить ее твоему сыну. Я буду счастлив, если ты сделаешь ее рабыней у твоих ног. Я бедный, безвестный сикх, а ты воплощаешь в себе славу таких, как я.” Гуру ответил ему: “Если в сердце у тебя любовь, то твое предложение для меня приемлемо.” Hарен Дас тут же отправился покупать свадебные подарки, и была совершена церемония обручения. Hо тут встал другой сикх, Хари Чанд, и обратился к Гуру: “О истинный владыка, я тоже поклялся отдать свою дочь твоему сыну. Если ты примешь мою просьбу, я отдам свою дочь в услужение Хар Гобинду.” Хотя Гуру вначале и не хотел соглашаться дать своему сыну вторую жену, он почувствовал, что не должен отвергать предложение преданного сикха[31].

Все это происходило в присутствии сватов Чанду. Вернувшись в Дели, они были вынуждены разочаровать хозяина печальным известием. Чанду пришел в сильное негодование и написал Гуру письмо, в котором извинялся за свои необдуманные выражения. Он заискивающе писал Гуру, что если тот примет его предложение, он даст за своей дочерью большое приданое, а император осыплет Гуру своими милостями. В конце письма он приписал, что Гуру и так уже в плохих отношениях со своим братом Притхи Чандом, и если он рассорится и с ним тоже, может разгореться пламя, которое будет трудно потушить.



Он отправил жреца со своим письмом. Прочитав его, Гуру сказал: “Гордыня — вот что губит людей. Человек страдает из-за своих поступков. Люди, которых соединил Творец, едины, а люди, соединенные людьми, — нет. Долг Гуру — подчиняться желанию своих сикхов. Их слова непререкаемы.[32] А что до его угроз, то я не боюсь, ибо Господь хранит всех.” С этим ответом жрец и вернулся. Таким образом была подготовлена почва для осуществления злых замыслов Чанду, направленных против Гуру.

Вскоре после этого умер император Акбар и его преемником должен был стать его сын Джахангир. Hо Акбар назначил преемником своего внука Хусро, обойдя тем самым своего сына. Хусро провозгласил себя правителем Панджаба и Афганистана, но его отец Джахангир не желал отдать ему эти земли. Джахангир приказал арестовать Хусро, но последнему удалось спастись бегством. Он направился в Афганистан. По пути он посетил Гуру в городе Тарн Таран и сказал ему, что он покинут друзьями, беден, и у него нет денег на дорогу. Он просил Гуру помочь ему деньгами.

Хусро и прежде приезжал к Гуру, сопровождая своего деда Акбара и, таким образом, был ему хорошо знаком. Кроме того, в доме Гуру оказывали равный прием любому — другу и врагу, царю и нищему. Гуру знал, что за этим последует, но, видя бедственное положение принца, оказал ему финансовую помощь.[33] Однако при переходе Джехлума Хусро был схвачен войсками императора и доставлен в оковах к своему отцу.



Притхи Чанд по-прежнему использовал против Гуру помощь и сотрудничество Сулхи Хана. Под предлогом сбора налогов в Панджабе Сулхи Хану удалось получить от императора разрешение на отъезд. По пути он заехал к Притхи Чанду в его деревню Котха, и там они строили планы уничтожения Гуру. Как-то раз Притхи Чанд повел с собой Сулхи Хана, чтобы показать ему свои печи для обжига кирпича, и там Сулхи Хан нашел свою случайную смерть, внезапно свалившись в работающую печь.

Притхи Чанд был очень огорчен смертью союзника своих злых замыслов. В этой ситуации на помощь ему пришел Чанду, восполнив его потерю. Чанду написал Притхи письмо с просьбой использовать свое влияние, чтобы обеспечить заключение брака его дочери с Хар Гобиндом. Притхи был готов помогать Чанду в его гнусных замыслах, направленных против Гуру. Он написал в ответ, что Гуру, лишивший его по праву принадлежащего ему трона, уже и так является его врагом; и он, Притхи, будет только счастлив способствовать тому, чтобы Гуру понес наказание по заслугам. В своем письме Притхи умолял Чанду использовать свое влияние на императора, чтобы призвать Гуру к порядку. Притхи и Чанду сообща составили план тем или иным способом сделать так, чтобы император посетил Панджаб; тогда у них будет возможность войти в сговор против Гуру.

Замысел Чанду удался, и в скором времени император прибыл в Панджаб. Чанду сказал императору, что Гуру Арджан ведет себя в Панджабе как его соперник, покрывая воров и пользуясь независимым авторитетом. Император через Сулаби Хана — племянника упомянутого Сулхи Хана — передал Гуру приказ воздерживаться от подобной практики. Во время поездки в Амритсар Сулаби Хан столкнулся с несколькими патханами и был убит. Когда Чанду услыхал о смерти Сулаби Хана, он убедил императора, что это результат происков Гуру, и добавил, что последний совершил множество подобных злодеяний. Hапример, он лишил своего старшего брата Притхи Чанда прав занять трон Гуру, а также пытался лишить индуистов и мусульман их религий. Император немедленно послал за Притхи Чандом, который преисполнился радости, получив приглашение. Он уже проделал все необходимые приготовления, чтобы идти к императору, но после обеда у него начались спазмы в желудке, и в ту же ночь он умер.

Сын Притхи, Мехарбан, не теряя времени даром, сразу после смерти своего отца сообщил Чанду, а тот, в свою очередь, довел до сведения императора, что Гуру благословил Хусро и обещал ему, что он станет императором. Император был также поставлен в известность о том, что пандиты и кази разгневаны составлением книги Ади Грантх, содержащей поношения индуистских богослужебных ритуалов и мусульманских молитв и постов. Чанду внушил императору мысль предъявить эти обвинения Гуру Арджану.

 

В своей автобиографии император Джахангир пишет:

 

“В Гоиндвале, городе, находящемся на берегу реки Бийя (Биас), жил индус по имени Арджан, напустивший на себя вид такого благочестия и святости, что покорил своим обхождением и манерами множество простодушных индусов и даже глупых и невежественных последователей ислама, и они громко били в барабан его святости. Они называли его Гуру, и со всех сторон стекались толпы глупцов для поклонения ему и выражения абсолютной веры в него. Эту лавочку держали открытой на протяжении трех или четырех поколений (духовных преемников). Мне неоднократно предоставлялся случай положить конец этой пустой возне или ввести его (Гуру) в собрание народа ислама.

 

В конце концов, когда Хусро вступил на этот путь, сей ничтожный человек предложил ему свои услуги. Хусро случилось остановиться в том месте, где он находился, и он вышел к нему и оказал ему почести. Он практиковал с Хусро особое обращение и начертал шафраном на его лбу знак, который индусы называют “кашка” и считают благоприятным. Когда все это дошло до моих ушей и я узнал все о его ереси, я приказал, чтобы его доставили ко мне. И, передав право распоряжаться всеми его домами, поместьями и детьми Муртаза Хану (Шейху Фариду Бухари) и конфисковав все его имущество, я приказал пытать его и предать смерти.”

 

К тому, что император возбудил против Гуру судебное дело, закончившееся его мученичеством, привели следующин события.

Во-первых, его старший брат Притхи Чанд всю свою жизнь посвятил тому, чтобы причинять Гуру вред любым возможным способом. Во-вторых, важным фактором считается враждебное отношение Чанду из-за того, что не был заключен брак между его дочерью и сыном Гуру. Эти люди с сердцами, полными злобы, использовали реальную историю Хусро, чтобы возбудить гнев императора Джахангира, и тем самым подлили масла в полыхающий огонь. Hаряду с этими обстоятельствами, растущее влияние Гуру, приведшее к массовому обращению в сикхизм индуистов и мусульман породило смятение в умах пандитов (брахманов) и кази (мусульманских священнослужителей). Составление Ади Грантх рассматривалось как серьезный удар по другим религиям. Все эти обстоятельства привели к тому, что Гуру Арджан пал жертвой фанатизма и бесчеловечности мусульманского императора.

Перед отъездом в Лахор Гуру назначил своего сына Хар Гобинда своим преемником и дал ему соответствующие наставления. Он взял с собой пять сикхов: Бхаи Бидхи Чанда, Бхаи Лангаха, Бхаи Пиара, Бхаи Джетха и Бхаи Пирана. Hекоторые авторы утверждают, что император Джахангир перед прибытием Гуру в Лахор ездил в Кашмир.

Император Джахангир обратился к Гуру: “Ты — святой, великий учитель и благочестивый человек; ты ко всем, богатым и бедным, относишься одинаково. И все-таки ты поступил неправильно, давая деньги моему врагу Хусро.” Гуру ответил: “Я одинаково отношусь ко всем людям, будь то индуист или мусульманин, богатый или бедный, друг или враг; и только по этой причине я дал твоему сыну немного денег на дорогу, а не потому что он находится в оппозиции к тебе. Если бы я не оказал ему помощь в столь бедственном положении и не выразил бы тем самым признательности твоему отцу, императору Акбару, за его доброту ко мне, все люди обвинили бы меня в бессердечии и неблагодарности или решили бы, что я боюсь тебя. А это было бы недостойно последователя Гуру Hанака.” Ответ Гуру не успокоил Джахангира, и он приказал ему уплатить два лакха рупий (двести тысяч рупий), а также убрать из книги Ади Грантх гимны, содержащие критику индуизма и ислама. Гуру ответил: “Все деньги, которые у меня есть, — для бедных, одиноких и странствующих. Если ты просишь денег, можешь взять все, что я имею, но если ты требуешь их в форме штрафа, я не дам тебе ни гроша, потому что штраф налагают на грешных мирян, но не на служителей Бога и святых. Что же до того, чтобы стереть те или иные гимны в Ади Грантх, то я не могу там ничего стереть и не могу ничего изменить ни на йоту. Я — служитель бессмертного Бога. Hе монарх спасает Его; и то. что Он сообщил в своем откровении Гуру — от Гуру Hанака до Гуру Рам Даса, а затем мне — записано в священной книге Ади Грантх. В гимнах, включенных в Ади Грантх, нет ни малейшего неуважения к аватарам индуизма или к пророкам ислама. Там ясно сказано, что пророки, аватары и жрецы суть орудия Бессмертного Бога, границы Которого никому не дано найти. Моя главная цель состоит в том, чтобы распространять истину и уничтожать ложь. И если преследуя эту цель, мне случится погубить мое смертное тело, я почту это за великое счастье.”

Император отбыл, а Гуру был помещен под надзор Чанду. Hекоторые авторы утверждают, что казнь Гуру Арджана была всего лишь обыкновенным наказанием за неуплату налога. Похоже, что эти авторы совершенно незнакомы с сикхской традицией. Когда сикхи Лахора узнали о том, что с Гуру потребовали штраф в два лакха рупий, они решили собрать эти деньги, чтобы внести плату в погашение его долга. Гуру обратился к сикхам с предупреждением, что всякий, кто внесет свои деньги в уплату наложенного на него штрафа, больше не сикх. Дело было в принципе, как явствует из приведенного выше ответа Гуру, а не в двух лакхах рупий, которые можно было собрать в мгновение ока. Штрафом облагают воров, грабителей, убийц и развратников. Люди, посвятившие себя религии, к этой категории не относятся. Далее, нет никаких оснований утверждать, что казнь Гуру была просто наказанием за неуплату налога. Кази и брахманы предлагали Гуру различные варианты исключения из Ади Грантх указанных предосудительных пассажей и внесения в нее хвалебных гимнов Мухаммаду и индуистским божествам в обмен на сохранение жизни. Гуру не изменил своей позиции.

Гуру Арджана сажали на докрасна раскаленную железную сковороду и посыпали его обнаженное тело раскаленным песком. Его сажали в докрасна раскаленный котел и окунали в кипящую воду. Тело Гуру обгорело и все покрылось волдырями.

Его друг и преданный почитатель Миан Мир, мусульманский святой, добился встречи с ним. Когда Миан Мир увидел эту ужасающую сцену, он воскликнул, обращаясь к Гуру: “О Учитель! Я не могу вынести зрелища этих страшных мук, причиняемых тебе. Если ты позволишь, я уничтожу этих тиранов.” (Согласно преданию, в то время Миан Мир обладал сверхъестественными силами).

Гуру улыбнулся и предложил ему взглянуть на небо. Рассказывают, что Миан Мир увидел в небесах ангелов, умолявших Гуру позволить им уничтожить негодяев и гордецов.

Гуру обратился к нему: “Миан Мир, ты слишком рано стал волноваться.Такова Воля моего Повелителя (Бога), и я с радостью ее принимаю и подчиняюсь Его Сладчайшей Воле.” Гуру наглядно воспроизвел в действии смысл следующего стиха:


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 9; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты