Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Типы правовых культур

Читайте также:
  1. I. Введение. Понятие культуры. Материальная и духовная культура.
  2. I. КУЛЬТУРА - ОБ'ЄКТ НАУКОВОГО ДОСЛІДЖЕННЯ
  3. I. Культуры клеток
  4. I. Культуры клеток.
  5. I.1. Римское право в современной правовой культуре
  6. II. Чувственная культура
  7. III. Смешанные типы ментальности и культуры
  8. III. Физкультура и холодная вода.
  9. III.1.2. Культура поведения
  10. III.1.7. Рекомендации по культуре устной речи

Классификация культур и соответственно правовых культур может быть осуществлена по различным критериям: классовым, этническим, религиозно-нравственным, ценностным и т. д. Одним из интересных примеров типологии культур на основе последнего критерия является типология П. А. Сорокина. Ученый выделил идеациональную, чувственную и идеалистическую культуры и соответствующие им правовые культуры.

Идеациональная культура характеризуется следующими основными чертами: 1) реальность понимается как нематериальное, непреходящее, вечное, Бытие; 2) цели и потребности общества в основном духовные; 3) степень их удовлетворения — максимальная и на высочайшем уровне; 4) способом их удовлетворения является добровольная минимизация большинства физических потребностей. Таким образом, идеациональная культура — это религиозная культура, в которой главной ценностью является Бог.

Примером идеациональной культуры является культура средневековой Европы, все сферы которой были подчинены религиозным ценностям. Архитектура и скульптура средних веков были своего рода «Библией в камне». Литература также была пронизана религией и христианской верой. Живопись выражала те же библейские темы в линии и цвете. Музыка также носила религиозный характер. Философия была практически идентична религии и теологии. Наука была лишь прислужницей христианской религии. Господствующие нравы и обычаи, образ жизни, мышления подчеркивали свое единство с Богом как единственную и высшую цель, а также свое отрицательное отношение к чувственному миру, его богатству и радостям. Чувственный мир рассматривался только как временное прибежище человека, в котором христианин всего лишь странник, стремящийся достичь вечной обители Бога.

<QUEST13< FONT>Законодательство в идеациональной правовой культуре рассматривается как данное Абсолютом, Богом (Яхве, Буддой, Аллахом). Идеациональные законы как заповеди мудрого и справедливого Бога считаются абсолютными и неизменными, а потому не нуждаются в человеческом усовершенствовании и подлежат беспрекословному выполнению. Мудрость и справедливость идеациональных законов неоспоримы, хотя человек отнюдь не всегда может понять заключенную в них божественную мудрость.

Идеациональное законодательство, во-первых, не поощряет в человеке стремление к чувственному счастью, удовольствию или пользе. Напротив, оно направлено на защиту ценностей, которые не имеют утилитарного выражения и с ними не связано удовольствие. Во-вторых, идеациональные законы запрещают многие удовольствия, считая их греховными, и устанавливают правовую ответственность за деяния, направленные на получение такого удовольствия.



Соответственно в идеациональной правовой культуре преступление рассматривается прежде всего как грех — преступление против божественной заповеди. Идеациональный свод уголовных законов всегда содержит среди преступлений деяния, которые нарушают правила отношений человека к Богу и сверхчувственным ценностям. Примерами таких уголовно наказуемых деяний в идеациональной правовой культуре являются ересь, богохульство, святотатство, нарушение воскресного дня, празднование которого как дня Воскресения Иисуса Христа считается религиозной обязанностью христианина и др.

Система наказаний в идеациональной правовой культуре включает в себя не только физические наказания, но и сверхчувственные. Уголовное наказание со стороны государства всегда сопровождается определенной дисциплиной покаяния, искуплением греха или совершением жертвоприношения. В качестве таких наказаний могут выступать отлучение от церкви, отлучение от таинства причастия, отказ в религиозном обряде захоронения. Цель наказания в идеациональной правовой культуре — искупление греха, совершенного против Бога. Так, идеациональный свод законов, содержащийся в Ветхом завете, устанавливал правило, согласно которому, «если кто сделает преступление, пусть за вину свою принесет из стада овец овна без порока, и так очистит его священник и прощено будет ему».



Своеобразием отличается и идеациональная система судебных доказательств. Она основана на признании вмешательства Абсолюта в юридические дела, поэтому в качестве судебных доказательств широко используются сверхъестественные методы для определения виновности или невиновности обвиняемого: ордалии, высказывания оракулов и др.

Действия по совершению юридических сделок, будь то обмен или покупка собственности, заключение контракта или выплата долга, представляют собой своего рода религиозный ритуал. Этот юридический ритуал расписывается до мельчайших подробностей и заключается в произнесении определенных священных формул, совершении священных действий, не оставляющих какой-либо возможности изменить что-либо, пусть даже одну единственную букву или деталь в этой сакральной процедуре. Причина такого формализма идеациональной юридической процедуры проста. Она заключается в том, что судебный процесс есть лишь разновидность религиозного ритуала, предписанного Богом. Соответственно и судьи в идеациональной правовой культуре одновременно являются священнослужителями.

Идеациональное право не руководствуется соображениями пользы, выгоды, целесообразности даже в регулировании отношений производства, потребления и обмена материальных ценностей. Экономические отношения подчинены идеациональным нормам и допустимы до тех пор, пока не противоречат идеациональным ценностям. В случае же такого противоречия данные отношения запрещаются и становятся наказуемыми вне зависимости от их полезности для общества или заинтересованности участвующих в них сторон. Именно этим объясняется изгнание Христом торговцев из храма в Иерусалиме с упреком: «Дом Мой есть дом молитвы, а вы сделали его вертепом разбойников».

Социальные связи в идеациональной правовой культуре никогда не являются объектом свободного выбора заинтересованных сторон или грубого силового принуждения. Они ограничены многими условиями и подчинены требованиям сверхчувственных ценностей. «Такой законодательный базис не допускает безграничных связей и соглашений или неконтролируемого принуждения в человеческих отношениях, какими бы полезными, приятными или удобными они ни были для вовлеченных сторон. Идеациональный закон не только урезает договорные отношения, запрещает или сдерживает принудительные отношения между индивидами и группами, он еще предписывает людям быть братьями, альтруистами, сострадательными, щедрыми, сплоченными и солидарными, помогать друг другу, любить друг друга, уважать друг друга, так как все люди — дети Бога или Абсолюта, и тогда безразлично, являются ли такая помощь, любовь, альтруизм и взаимовыручка полезными, приятными и желанными. Все это требуется как долг христианина, жертва, необходимая Абсолюту»9. Таким образом, регуляция социальных отношений в идеациональной правовой культуре осуществляется двумя способами: 1) путем негативного ограничения отношений, противоречащих божественным заповедям, 2) путем положительной стимуляции долга, жертвенности, любви, не принимая во внимание соображений выгоды, полезности, удовольствия и счастья.

В идеациональной культуре правительство получает свою легитимность от Абсолюта, а не от физической силы, богатства или популярности. Власть, обладающая авторитетом, основанном не на санкции Абсолюта и не подчиняющаяся его заповедям, недействительна для такой правовой культуры. Она расценивается как деспотическая, тираническая, не имеющая права на послушаниеи достойная лишь того, чтобы быть низвергнутой. Поэтому, согласно П. А. Сорокину, в обществах, управляемых идеациональным законом, политический режим всегда явно или скрыто теократический.

Такая идеациональная правовая культура существовала в раннеархаических Риме и Греции, средневековой Европе, браминской и индуистской Индии, Тибете, в государстве инков.

В чувственной культуре реальностью считается только то, что воспринимается органами чувств. В такой культуре отсутствует вера в сверхчувственную реальность, находящуюся за пределами чувственных ощущений. Потребности и стремления носителя чувственной ментальности — в основном физические, и все делается для того, чтобы эти потребности были максимально удовлетворены. При этом способ их реализации заключается не в преобразовании духовного мира человека, а в преобразовании и эксплуатации внешнего мира. Таким образом, чувственная культура — это светская культура, главной ценностью которой является человек с набором нуждающихся в удовлетворении разнообразных, прежде всего чувственных, потребностей. Примером чувственной культуры является для П. А. Сорокина современная западная культура, главным принципом которой является обслуживание физических потребностей индивидуума.

П. А. Сорокин выделяет три основные разновидности чувственной культуры. Первая — активная чувственная культурная ментальность (активное «эпикурейство») — ищет удовлетворения своих потребностей на пути наиболее эффективного преобразования, настройки, перестройки и реконструкции внешней среды. Внешние преобразования неорганического и органического мира (технология, медицина, прикладные науки) является орудием этого вида ментальности; Вторая — пассивная чувственная ментальность (пассивное «эпикурейство») — характеризуется стремлением удовлетворять потребности и достигать целей не путем внутреннего преобразования «себя» и не путем эффективного реконструирования внешнего мира, а «путем паразитической эксплуатации внешней реальности в том виде, как она есть, и рассматриваемой всего лишь как средство для получения удовольствий. «Жизнь коротка», «вино, женщины, песня», «ешь, пей, веселись» — таковы девизы этой ментальности». Наконец, третий вид чувственной ментальности — циничная чувственная ментальность (циничное «эпикурейство»). Цивилизация, в которой преобладает данный тип ментальности, в поисках средств удовлетворения своих потребностей использует «своеобразную технику попеременного надевания тех идеациональных масок, которые сулят принести материальную выгоду. Образцами этой ментальности являются все тартюфы мира сего — те, кто привык менять свой психосоциальный “цвет” и свои ценности для того, чтобы плыть по течению».

<QUEST14< FONT>В чувственной правовой культуре право рассматривается как созданное человеком и по существу является инструментом подчинения и эксплуатации одной группы людей другой. Его цель исключительно утилитарна: сохранение человеческой жизни, охрана собственности и имущества, мира и порядка, счастья и благополучия общества в целом и господствующей элиты, которая устанавливает и проводит в жизнь чувственный закон. Нормы чувственного права относительны, изменяемы и условны: нормы, целесообразные при одних обстоятельствах и для одной группы людей, становятся бесполезными или даже вредными при других обстоятельствах и для другой группы лиц. Законы поэтому предрасположен к постоянным изменениям. В такой системе права, полагает П. А. Сорокин, не заложено ничего вечного и святого.

В системе социального регулирования при чувственной правовой культуре отсутствует апелляция к сверхчувственным ценностям. Личные и имущественные отношения людей управляются с точки зрения их целесообразности, полезности либо для общества в целом, либо правящей элиты. Идеациональные ценности не играют никакой роли в ограничении или контроле этих утилитарных побуждений. Система правового регулирования определяется исключительно чувственными побуждениями. Соответственно все отношения — либо договорные (на основе совместного соглашения сторон), либо общеобязательные (навязываемые сильными слабым); все они санкционированы законом.

Наказания в чувственной правовой культуре преследуют исключительно утилитарные цели: перевоспитание преступника и безопасность общества. Судьи — светские лица. Правила юридической процедуры гибки, изменяемы, свободны от жесткой формальности идеационального закона. Наконец, публичная власть — не теократическая, а светская, основанная на военной или физической силе, на богатстве или способностях, либо на доверии избирателей.

<QUEST15< FONT>Идеалистическая культура, согласно П. А. Сорокину, представляет собой смешанный, «логически интегрированный» вид культуры. В количественном отношении идеалистическая культура есть более или менее сбалансированное соединение идеациональных и чувственных элементов, с преобладанием, однако, элементов идеациональных. В качественном отношении она синтезирует посылки обоих типов в одно внутренне согласованное и гармоничное единство. «Реальность для нее многогранна, имеет аспекты и непреходящего Бытия, и вечно изменяющегося Становления — духовного и материального. Ее потребности и цели — духовные и материальные, однако материальные подчинены духовным. Способы их реализации заключаются и в самосовершенствовании, и в преобразовании внешнего чувственно воспринимаемого мира: другими словами, эта ментальность и идеациональному, и чувственному воздает suum cuique (каждому — свое)». Соответственно такой гармоничный характер имеет и идеалистическая правовая культура. Историческим примером такой культуры является для П. А. Сорокина европейская культура XIII–XIV вв., когда произошло органическое слияние двух культурных принципов — приходящего в упадок принципа идеациональной культуры и нового принципа зарождающейся чувственной культуры.

<QUEST16< FONT>Таким образом, западная правовая культура, полагает П. А. Сорокин, прошла в своем развитии три стадии — идеациональную (V–XII вв.), идеалистическую (XIII–XIV вв.) и чувственную (с XVI в. и по настоящее время). Такие стадии можно выделить в рамках любой культуры.

Вместе с тем П. А. Сорокин считал, что современная ему чувственная культура Запада, а вместе с ней и чувственная правовая культура вступили в эпоху своего упадка. Кризис, по мнению ученого, обусловлен утилитарной, условной природой этических и юридических ценностей. Как только провозглашается, что добро — то, что полезно, выгодно и приносит удовольствие, а зло — то, что бесполезно, невыгодно и не влечет за собой получение удовольствия, люди утрачивают точный нравственный ориентир, поскольку каждый человек понимает это по-своему. Логическое развитие принципов чувственной культуры естественно приводит ее к самоуничтожению.

Суть кризиса П. А. Сорокин усматривает в том, что этические и правовые ценности постепенно утрачивают свое духовное значение. Они теряют свой моральный престиж и деградируют. Их начинают рассматривать как способ маскировки эгоистических материальных интересов людей, как дымовую завесу, скрывающую прозаические интересы и страсть к материальным ценностям. В итоге и юридические, и этические нормы стали всего лишь пудрой и румянами для того, чтобы сделать макияж неприглядному телу экономических интересов Маркса и либидо Фрейда. Они превратились в простые дополнения к полиции, тюрьмам, электрическому стулу и другим формам проявления физической силы. С потерей престижа они постепенно утрачивают свою регулирующую и контролирующую силу — важный фактор человеческого поведения. Прежние моральные императивы — «ты должен» или «ты не должен» — все меньше определяют поведение людей и направляют его в соответствие с нормами.

Моральные и правовые ценности, утратив способность к социальному регулированию, открыли путь грубой силе как единственному сдерживающему фактору в человеческих отношениях. Появление современного «права сильного» — основная черта современного кризиса в этике и праве.

Логика развития чувственной культуры породила в ХХ в. проблему тоталитаризма. Чувственное общество с его чувственной этикой само подготовило свое добровольное самоподчинение грубому насилию. Освобождая человека от «предрассудков» моральных императивов, они отобрали у него невидимое оружие, которое безоговорочно защищало его достоинство, святость и неприкосновенность. Поэтому, если человек полезен, то о нем будут заботиться, как заботятся о полезном животном. Его же можно уничтожить, если он приносит вред. Для такого уничтожения не требуется ни вины, ни преступления, ни реальной причины. Самого существования человека как непредусмотренного препятствия уже достаточно, чтобы его уничтожить. Миллионы людей уничтожаются, обрекаются на все виды лишений только из-за того, что само их существование является препятствием для реализации жажды власти, богатства, комфорта или какой-либо другой материальной ценности.

Вывод П. А. Сорокина однозначен: без перехода к идеациональной этике и праву, без новой абсолютизации ценностей, общество не сможет выйти из этого тупика. Таков вердикт истории в отношении прошлых кризисов чувственной этики и права, и таким должен быть приговор в отношении настоящего кризиса.

В современном отечественном правоведении можно встретить классификацию правовых культур <QUEST17< FONT>на культуру поведения и культуру законодательства Клейменова Е. В., Моралева К. А. Правовая культура и ее стандарты в конституциях Российской Федерации // Правоведение. 2003. № 1. С. 53-54, <QUEST18< FONT>культуру выражения и культуру правил Невважай И. Д. Типы правовой культуры и формы правосознания // Правоведение. 2000. № 2. С. 29-30

Тема 6. Личность и право. Права человека и гражданина

 


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 19; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Понятие и структура правовой культуры | Личность и право в истории правовой мысли.
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.014 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты