Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Этапы и направления развития науки как социального института и социологии науки




Читайте также:
  1. I. Смысл “понимающей” социологии
  2. II. Начало процесса исторического развития общества.
  3. II. Организм как целостная система. Возрастная периодизация развития. Общие закономерности роста и развития организма. Физическое развитие……………………………………………………………………………….с. 2
  4. II. Основные цели и задачи Программы, срок и этапы ее реализации, целевые индикаторы и показатели
  5. II. Основные этапы развития физики Становление физики (до 17 в.).
  6. III династия Ура. Особенности политического и социально-экономического развития данного периода.
  7. Quot;социального факта". "Социологизм" Дюркгейма
  8. V 1: Формы развития знания
  9. V. Особенности развития реализма на рубеже 19-20вв.
  10. А. Особенности экономического развития России при Петре I. Мануфактурное производство

Иногда в литературе встречается мнение, что наука как социальный институт возникла в XVI–XVII в Западной Европе в связи с необходимостью обслуживать нарождающееся капиталистическое производство и претендовала на определенную автономию. Само существование науки в качестве социального института говорило о том, что в системе общественного разделения труда она должна выполнять специфические функции, а именно, отвечать за производство теоретического знания. Наука как социальный институт включала в себя не только систему знаний и научную деятельность, но и систему отношений в этой сфере, научные учреждения и организации.

Несколько другой взгляд на возникновение науки связан с формированием первых университетов. Первый университет, как известно, появился при императоре Византии Феодоссии II в 425 г. в Константинополе[131]. В этом университете была организована фундаментальная подготовка по ряду наук.

Точкой отсчёта появления университетов в массовом порядке может служить учреждение Болонской школы права в 1155 г., где получила развитие научная школа изучения и развития римского права[132].

Итак, сама история института науки оказывается тесно связанной с историей университетского образования, имеющего непосредственной задачей не просто передачу системы знаний, но и подготовку кадров, способных к интеллектуальному труду и к профессиональной научной деятельности.

Институционализация науки предполагает рассмотрение процесса ее развития с трех сторон: 1) создание различных организационных форм науки, ее внутренней дифференциации и специализации, благодаря чему она выполняет свои функции в обществе; 2) формирование системы ценностей и норм, регулирующих деятельность ученых, обеспечивающих их интеграцию и кооперацию; 3) интеграцию науки в культурную и социальную системы индустриального общества, которая при этом оставляет возможность относительной автономизации науки по отношению к обществу и государству.

Общепринятыми этапами исторического развития науки обычно считаются: 1) античный; 2) этап средневековья; 3) этап возрождения; 4) этап Нового времени; 5) этап Новейшего времени. Развитие типологических отраслей науки (естественной, технической и гуманитарной) шло не в соответствии с названными историческими вехами и внутри каждого из этапов можно назвать отрезки времени, где более интенсивно развивались отдельные науки, проявлялись их взаимные связи. Поэтому институционализация науки происходила тоже неравномерно. Относительно зрелое самосознание науки как социального института обнаруживается лишь после становления социологии науки, опирающейся на опыт философского осмысления научного процесса.



Античный этап развития науки

При анализе этого этапа необходимо выявить проблемы зарождения науки. Вопрос о том, когда возникла наука, является достаточно сложным. Нет однозначности в понимании критериев подлинной науки и их развития. Конечно, с позиций современности вся череда предыдущих этапов, вплоть до начала Нового времени, выглядит как преднаука или протонаука. Наверное, будет неправильным применять развитые современные критерии к науке Античности. Наряду с этим подчеркнём особое значение философии для развития социального мышления в целом, и для социологии в частности. Большую роль в оценке исторического уровня развития науки сыграла наполненность истории философской мысли фактами. Если восстанавливать как можно полнее культурно– исторический контекст той или иной эпохи, то окажется, что и в предыдущие эпохи рациональное мышление делало все возможное для решения познавательных задач.



Учёные Древнего мира использовали все доступные концептуальные ресурсы для реализации рационального образа мышления. Культурный контекст того времени предоставлял им исходную интеллектуальную среду, но также одновременно ограничивал их возможности невидимыми рамками. Сегодня мы отчётливо видим недостатки прошлых научных теорий, поражаясь глубине философских суждений. В то же время мы не знаем, в чём состоят наши собственные недостатки размышлений: большое видится на расстоянии.

Сегодня исследователи признают, что имеющиеся знания этапа античности в теоретическом плане не развивались и не систематизировались последовательно. Сам характер научных сведений был сугубо практическим. Многие размышления формулировались в виде предписаний, алгоритмов, научно–практических приемов. Кроме того, они были существенно связаны с религиозно–мифологическими составляющими общественной жизни. Внутри античного этапа развития науки выделяют иногда досократовский период, классический период (связанный с творчеством плеяды греческих философов), эллинизм[133].

Средневековье

Иные, совершенно новые мировоззренческие горизонты открылись для науки с приходом христианства. Идеи христианской веры радикальным образом трансформировали культурные установки Античности. Под их влиянием произошло усвоение идей Платона, Аристотеля и других мыслителей. Бытие в целом представлялось как сотворённое, спланированное по совершенному проекту Божественного разума, предполагающего социальную иерархию. Средневековое мировосприятие было созерцательным, оперировало аллегориями. Влияние Аристотеля и Платона на средневековое мышление европейцев проявилось по двум линиям: наследия Аристотеля; идущего через учение Блаженного Августина и осмысления христианского начала достижений Платона.



Влияние Аристотеля, ставшего известным населению Средневековой Европы, логически воплотилось примерно с XI века в особую концептуальную программу. Такая программа позже была названа схоластикой. Сейчас слово «схоластика» является синонимом бесплодного умствования. Но в те времена схоластика была рационалистическим, интеллектуальным дискурсом, организующим философскую, и вообще социальную мысль. Ее задачей было максимальное расширение несомненных знаний. Она опиралась как на собственные стандарты доказательного, достоверного познания истины, а также на логические положения. Говоря о недостатках схоластики, часто упоминают оторванность от опыта, перегруженности умозрительными схемами.

Существенная активизация средневековой науки начинается в эпоху развитого Средневековья (в другой версии – «высокого Средневековья»). Это время массового формирования европейских университетов. Освоение содержания аристотелевских работ, пришедших на Запад в арабском переводе, ставит перед средневековыми учёными новые задачи. Под влиянием аристотелизма нарастает интерес к изучению природы (Альберт Великий и др.). Универсальный рационалистический синтез католического мировоззрения (вопросов догматики, космологии, теории познания, антропологии, этики, социального учения) осуществляет Фома Аквинский (1225–1274).

В связи с зарождением научных школ в университетской среде нельзя не сказать об университетах той поры. Они выделяются тем, что в их стенах были выбраны базовые ориентиры европейского образования и науки, и эти ориентиры сохраняются до наших дней. Такие понятия, как факультеты, лекции, экзамены, диспуты, университетские должности, ученые звания, диссертации и даже практика деления научных текстов на главы и параграфы прямо связаны с канонами схоластики и пришли из средневекового университета. Образовалось целое сословие университетских интеллектуалов со своими традициями и образом жизни. «Обителью наук» явились университеты Италии, Парижа и Оксфорда[134].

Считается, что в пору позднего Средневековья имела место серьёзная трансформация научного мышления (с XIV в.). Это происходило под влиянием идей Уильяма Оккама (ок. 1285–1349). Его учение называют номинализмом, т.к. оно признает единственной реальностью единичные вещи и отрицает существование умопостигаемых субстанций, признавая за ними статус лишь имен (от лат.). Появление оккамизма означало, по сути дела разрушение средневековой аристотелевской онтологии. Исследовательские акценты сдвигаются с умопостигаемого бытия к эмпирическим явлениям. Подрываются основы иерархической космологии, высказываются соображения об отсутствии принципиальных различий между земными и космическими явлениями.

Для современного наблюдателя средневековая наука выглядит довольно необычно с ее громоздкими абстрактно–спекулятивными рассуждениями, теологической нагруженностью, фрагментарностью эмпирических поисков. Тем не менее, это тоже своеобразное рационалистическое устремление. Средневековая наука не только сберегла многие античные достижения, но и продвинулась вперед, построив университетскую систему, разработав логические и некоторые гуманитарные дисциплины.

Научная революция и начало нового времени

Величайшие научные перемены связаны с эпохой Возрождения. Итальянский Ренессанс XV–XVI вв. стал ярким событием европейской культуры. Понятие «гуманизм», лежит в основе устремления этой эпохи и означает приоритет гуманитарного образования перед естественным и техническим. Действительно, Ренессанс можно считать временем интенсивного становления гуманитарных наук. Деятелями Ренессанса была открыта история как таковая. Были разработаны основы филологического подхода к памятникам прошлого – соблюдение исторической дистанции, требования адекватного и корректного перевода текстов, текстологический анализ, научные комментарии и толкование. Итальянские гуманисты интенсивно занимались также этикой, эстетикой, проблемами воспитания и образования, социально–политическими вопросами. Среди известных деятелей Возрождения следует назвать, прежде всег,о Л. Альберти, Л. Бруни, Л. Валла, М. Фичино. Само понятие гуманитарной образованности (включающей знание языков, истории, литературы, искусства и т.п.) пришло к нам из тех времен.

Глубоко изучалась также природа. В этом изучении деятели Ренессанса исходили из понимания природы как тайны, загадки, для решения которой необходим особый опыт художественно–философских, даже мистических прозрений. Своеобразная натурфилософия Ренессанса характеризуется сплавом совершенно различных подходов и традиций – некоторых тайных учений мистического и магического свойства, астрологии и алхимии, неоплатонизма, аристотелизма и др. В эту эпоху возникает новый тип мыслителя – активного «выспрашивателя» природы, сочетающего в себе черты и созерцателя–философа, и ремесленника, и инженера, и художника. Яркий пример такого деятеля представляет собой знаменитый Леонардо да Винчи (1452–1519).

В эпоху Возрождения были совершены важные открытия в оптике, астрономии, анатомии, технических науках. Достижением Ренессанса стала сама настойчивая исследовательская активность, общая «разведывательная» установка его деятелей, резко контрастировавшая с консервативным, размеренным жизненным укладом Средневековья.

Научная революция XVI–XVII вв. занимает период примерно в 140 лет: с 1543 г. (публикация работы Николая Коперника «Об обращении небесных сфер») по 1687 г. (работа Исаака Ньютона «Математические начала натуральной философии»).

Религиозная реформация явилась революцией в духовной жизни человека. Она имела далеко идущие последствия во всех сферах деятельности. Для становления науки важным явилось то, что Реформация произвела основательную критическую работу по отношению к средневековой картине мира, отбросив аристотелевски–схоластические представления.

Идеи Реформации способствовали дезантропоморфизации природы: на смену пониманию природы как живого организма пришла механистическая интерпретация. Мир стал рассматриваться как безжизненный, качественно однородный. Такой мир можно унифицировать, измерять, анализировать.

В научной деятельности учёные той эпохи видели высокий религиозный смысл. С их точки зрения научные открытия не теснят религию, а наоборот, углубляют религиозное чувство, все больше открывая нам совершенство мироздания, мудрость и величие Творца. Деятели научной революции были убеждены в том, что существует естественная гармония религии, метафизики и науки.

Среди имён выдающихся учёных того времени называют имена: Н. Коперника, И. Кеплера, Г. Галилея. Н.Коперник (1473–1543) обосновывает представления о гелиоцентрической системе мироздания. Она несла в себе определенное эстетическое совершенство, которого была лишена громоздкая система Птолемея, согласовывалась с популярными тогда представлениями об исключительной роли Солнца во Вселенной.

Дело Н. Коперника продолжил Иоганн Кеплер (1571–1630). Результатом его многолетних усилий стала система математических законов движения планет (законы Кеплера). Произведения И. Кеплера – яркий образец соединения нового и старого, теологии и физики, математики и ренессансных учений.

Фундамент современной механики заложил Галилео Галилей (1564–1642). Он продемонстрировал эффективность применения в эмпирических исследованиях идеализированных объектов – материальной точки, прямолинейного равномерного движения и т.п. Введение умопостигаемых объектов было, по сути дела, продолжением платоновской традиции. Галилеевский метод экспериментирования позволил добиться математизации изучаемых феноменов и тем самым вообще математизации физики. Г. Галилей сформулировал закон падения тел, исследовал закономерности колебаний маятника. Он защищал идею автономии науки как особой интеллектуальной деятельности, обосновывал представления о математическом языке, на котором написана книга природы.

Среди других представителей научно–технической революции значимы имена: Ф. Бэкона, Р. Декарта. Совершенно особую сторону науки представил Френсис Бэкон (1561–1626).Ф. Бэкону принадлежит известный лозунг «знание – сила». Он решительно утверждал идею практической направленности научного знания, считал, что наука несет в себе деятельное начало, преобразует жизнь человека, высказывал прозорливые мысли о том, что наука — дело общества, а не одиночек, что она должна стать социальным институтом.

Выразителем самосознания новой эпохи явился Рене Декарт (1596– 1650). Он не только был крупнейшим математиком, но и пытался обобщить принципы математического мышления до уровня универсальной научной методологии – всеобщей математики, mathesis universalis. Эти принципы, по Р. Декарту, действуют везде, где осуществляется научное познание. Своим главным достижением Р. Декарт считал создание метода, который позволяет, по его мнению, преодолеть скептицизм. Правильное мышление устанавливает несомненные первоначала; выводит из них все остальные утверждения. Основными действиями научного разума являются умение видеть самоочевидное (интуиция), строить логически достоверные рассуждения (дедукция), добиваться максимальной полноты рассмотрения явления (энумерация). Программа Р. Декарта – это программа унификации всей науки, а теория познания опирается на учение о ясных и отчетливых идеях (например, понятиях математической механики – движение, фигура, число и др.).

Высшим достижением научной революции можно считать результаты деятельности И. Ньютона (1642–1727). В опубликованных в 1687 г. Ньютоновских «Математических началах натуральной философии» были подведены итоги столетнему становлению точного естествознания и представлена математико–физическая теория движущейся протяженной материи. Ньютоновские три закона механики и закон всемирного тяготения связали в единую картину законы движения планет И. Кеплера, а также результаты Г. Галилея, Р. Декарта, X. Гюйгенса и др.

Таким образом, им была предложена, по сути дела, универсальная математическая концепция архитектуры мироздания. Материя предстала в ней как некое единое целое, как организованная система силовых взаимодействий, причем система принципиально реляционная, связанная воедино, т.к. между любыми двумя телами действует взаимная сила притяжения. Многовековые поиски теории единства мира увенчались созданием учения, которое было сформулировано точно, в количественных терминах.

В области конкретных математических методов И. Ньютону (наряду с Г.В. Лейбницем) принадлежит честь создания аппарата математического анализа – дифференциального и интегрального исчисления. Математический анализ стал новым языком описания физических явлений; в будущем он открыл дорогу особому типу физических законов – структурным законам, описывающим микроструктуру физических сред (таковы, например, дифференциальные уравнения поля). Это вывело естествознание к совершенно новым горизонтам. И. Ньютону принадлежат и другие важнейшие результаты в математике и физике (особенно в оптике).

Полноту картины становления науки дают исследования в гуманитарной сфере. На протяжении XVI–XVII вв. происходит разрыв с системой средневековых представлений о человеке и обществе, разрабатываются сугубо светские учения о государстве, социально–политическом устройстве, праве. Человек рассматривается как носитель естественного права, а государство – как результат договорного процесса между свободными индивидами.

По образцу корпускулярно–атомистической концепции материи в естественных науках социальные мыслители развивают идеи социального атомизма и ищут законы социальной жизни, аналогичные законам механического движения. Новое гуманитарное знание стремится к точности, сравнимой с точностью естествознания.

Влиятельными социальными мыслителями были англичане Томас Гоббс и Джон Локк. Т.Гоббс (1588–1679), мечтал стать «Галилеем» социальных наук. Он разрабатывал общую метафизику механических тел и трактовал социальные образования как искусственные тела. Государство с этой точки зрения есть результат договора индивидов, средство защиты от «войны всех против всех», присущей человечеству в его естественном состоянии. Проблема социального порядка называется в социологии проблемой Т.Гоббса.

Дж. Локк (1632–1704) известен своей сенсуалистической теорией познания и социально–политическими работами. Он развивал учение о правах человека, об общественном договоре, о разделении ветвей власти в цивилизованном государстве. Государство, по Дж. Локку, оказывается неким минимумом принуждения, который необходим индивидам для гарантии своих свобод.

От классики к современности

Классическая наука – это период, охватывающий XVIII–XIX вв. Он характеризуется победоносным и уверенным продвижением нового естествознания. В XVIII в. механика получила унифицированный вид на основе математического анализа. Яркие достижения принадлежат Л. Эйлеру (1707–1783), Ж.Л. Даламберу (1717–1783),Ж.Л. Лагранжу (1736–1813) и др. Так, М. Эйлер, которого благодаря широте его научных интересов можно назвать наследником И.В. Лейбница, заложил основы вариационного исчисления, Ж.Л. Даламбер предложил метод сведения задач динамики к статике, а Ж.Л. Лагранж в своей знаменитой «Аналитической механике» (1788) завершил сведение задач механики к чистой математике. Внушительные успехи ньютоновской программы в области эмпирических приложений были достигнуты к середине XVIII в. благодаря работам А. Клеро (1713–1765) по изучению движения Луны и кометы Галлея, а также увенчались открытием в 1846 г. планеты Нептун благодаря расчетам Дж. Адамса и У. Леверье.

Математическое естествознание становится универсальным образцом научного знания. Культура той эпохи находится под безусловным влиянием естествознания. Философы Просвещения (Ф.М. Вольтер, К. Гельвеций, Д. Дидро и др.) считают своим долгом популяризацию научных знаний, достижение в гуманитарной сфере таких же интеллектуальных завоеваний. Преобладающим настроением в интеллектуальном сообществе Европы становится культ науки и разума. Гуманитарное знание исходит из той предпосылки, что, подобно тому как существуют всеобщие принципы математической архитектоники мира, открытые ньютоновской физикой, существуют также всеобщая разумная природа человека и всеобщие разумные принципы социального устройства.

Вершиной философского самосознания Просвещения является деятельность И. Канта (1724–1804). Под влиянием успехов новой науки Кант разрабатывает критический подход в философии, который должен стать по своей строгости и доказательности аналогом естественнонаучного мышления. Исходя из критической перспективы, И. Кант создает фундаментальную теорию разума, действующего в различных областях – в науке, в этике и практической рациональности, в эстетической сфере.

В XIX в. происходит дальнейшее расширение научной деятельности по многим направлениям. Химия Дж. Дальтона с момента обоснования взглядов в книге «Новая система химической философии» (1808) становится точной наукой. Почву для неё подготовили работы А. Лавуазье (1743–1794). Физика в это время изучает обширный круг явлений, связанных с теплотой и электричеством. Биологическая наука приходит к представлениям о единстве живой природы (открытие клеточного строения организмов в 1830–е гг.); следующий важнейший прорыв в биологической науке начинается с 1859 г. благодаря эволюционной теории Ч. Дарвина (1809–1882).

Общим настроением ученых с начала XIX в. является предчувствие объединения наук, открытия единых природных закономерностей, общих для всех явлений живой и неживой природы. Одновременно в немецкой философии возникают умозрительные натурфилософские концепции универсальной логики природы, ее разумной идеи (Ф.В. Шеллинг, Г.В. Ф. Гегель).

Гуманитарное познание стремится освободиться от умозрительной философии и получить подлинно научный статус. В XIX в. сначала происходит отделение социологии как научной дисциплины, изучающей законы общественной жизни (О. Конт, Г. Спенсер, Э. Дюркгейм и др.). Аналогию с достижениями в физике можно увидеть в первичном названии новой науки («социальная физика»), а стремление к обособлению – в названии «социология». Чуть позже отделяется психология. Идея исследования законов жизни души на точной основе была популярна уже в XVIII в. (т.н. ассоцианистская психология), но собственно становление экспериментальной психологии связывают с деятельностью В. Вундта (1832–1920) и его Лейпцигской лаборатории (с 1879 г.).

Самоопределение гуманитарных наук происходит в условиях безусловного влияния естественнонаучных достижений. Реакция гуманитариев на эти достижения различна; так, весьма популярны требования прямо перенести естественнонаучные модели в гуманитарные науки (позитивистский проект), но есть и оппозиция позитивизму, и попытки противопоставить ему альтернативные программы (такие, как неокантиантство и герменевтический проект[135].

Несколько слов нужно сказать о неклассической науке. Рубеж ХІХ–ХХ вв. принес потрясение основ классической науки. Изменения в научных представлениях оказались настолько велики, что их называют новой научной революцией. Основным направлением трансформации науки на указанном рубеже веков явилось становление квантово–релятивистской физики – квантовой теории (М. Планка, Н. Бора, В.Гейзенберга и др.) и теории относительности (А. Эйнштейна). Новейшая физика вывела ученых к неожиданным горизонтам. Так, работами А. Эйнштейна была отвергнута классическая концепция абсолютного пространства и времени, была обнаружена тесная связь временных и пространственных характеристик с фундаментальными свойствами самой материи. Физика микромира обнаружила принципиально вероятностный характер протекающих там процессов, что связано, как теперь считается, не с недостатком наших знаний, а с глубокими свойствами самой реальности.

Еще одним фактором, способствующим пересмотру теоретико–методологических ориентиров, явился кризис оснований математики в начале XX в. Потребность справиться с рядом логических и теоретико–множественных парадоксов привела к созданию различных программ обоснования математической науки. Однако на пути их реализации были получены важные и получившие известность результаты, говорящие об ограниченности формализационных возможностей математической логики (т.н. ограничительные теоремы К. Геделя, А. Тарского, А. Черча). В числе этих результатов широкой публике менее известен относительно простой результат, следующий из геделевской теоремы полноты, – теорема о существовании неизоморфных моделей. Эту теорему можно рассматривать как математический аналог тезиса об отсутствии однозначной связи теории и реальности. Затем реализация интуиционистской программы развития математики привела к тому, что сегодня, грубо говоря, имеется не одна математика, а целая совокупность равновозможных математик! Таким образом, математика, традиционно воспринимавшаяся как идеал научного знания, продемонстрировала как свою формализационную ограниченность, так и не единственность своего пути развития (т.е. не универсалистский характер).

Гуманитарные науки в XX в. демонстрируют отказ от идеалов естественнонаучного знания, поиски подходов, учитывающих позицию самого исследователя, принципиальный плюрализм и политеоретичность гуманитарного знания. Все это является атрибутами неклассической науки. Философия в этой новой ситуации до сих пор не нашла себя. Она поставила под сомнение свои прежние универсалистские притязания и разрастание альтернативных концепций, как в естественных, так и в гуманитарных науках, и пытается осмыслить полицентризм и полиморфность современной культуры (т.н. постмодерн). При этом философия оказывается также существенно не классической и поэтому «определяется многими способами».

Социология науки даёт возможность рассмотреть проблемы развития социального института науки в необходимом нам аспекте. Она представляет собой отрасль социологии, которая изучает социальные аспекты научной деятельности на уровне как отдельных научных коллективов, так и общества в целом. Социология науки в современном ее состоянии относится к науковедческим дисциплинам. В качестве самостоятельной области исследования социология науки особенно развилась в 1950–60–х гг., хотя возникла она в 30–х гг. XX в. (работы Дж. Бернала, Б. Гессена и др.). Она сформировалась на стыке философии, организации науки, психологии научного творчества, и базируется на конкретно–социологических исследованиях, использует математические методы и статистический анализ. Центральной задачей социологии науки является определение места и роли науки в развивающейся общественной системе.

С некоторым допущением можно считать, что в начале теоретики науки анализировали ее преимущественно со стороны научного знания (в рамках интернализма). При этом сама наука не обладала достаточным самосознанием.. Это естественно, так как шло накопление теоретического знания. В какой–то мере подтверждением более позднего этапа интернального анализа науки, по крайней мере социологами, можно считать появление работы М. Вебера «Наука как призвание и профессия»[136]. В докладе научному сообществу М. Вебер говорил, что в настоящее время (1918 г. – Авт.) отношение к научному производству как профессии обусловлено, прежде всего, тем, что наука вступила в такую стадию специализации, какой не знали прежде, и что это положение сохранится и впредь[137]. Для такой специализации в науке необходимо определённое накопление фактов в теоретическом и эмпирическом планах, достаточно качественное состояние научных достижений.

Социология науки, в рамках которой функционирует наука как социальный институт, исследует отношения, складывающиеся в научных коллективах в процессе производства знаний, а также различные аспекты воздействия общественных условий на развитие науки и её влияние на состояние общества. Социология науки выявляет факторы, способствующие повышению производительности научного труда, критерии роста социальной эффективности науки. Социология науки изучает роль личности исследователя в современной науке, влияние коллектива и коллективного характера труда на творческий процесс, рассматривает социально–экономические условия, которые влияют на этот процесс. Социология науки анализирует взаимоотношения, складывающиеся между научными сферами и отраслями, анализирует логику развития научных идей.

В странах Запада социология науки развивалась под воздействием идей М. Вебера, Э. Дюркгейма, К. Mанхейма. Среди многочисленных концепций немарксистских исследователей науки выделяются два основных направления: 1) изучающее роль науки в духовной культуре (К. Манхейм, Т. Парсонс, П.А. Сорокин); 2) исследующее ее преимущественно как фактор технико–экономического прогресса (У. Огборн, Л. Мемфорд, Б. Монсаров). Эти особенности определяют различия в функциях науки как социального института. В США, Англии, Франции имеются многочисленные группы социологов, исследующих взаимоотношения в научных «микроколлективах». Интересные результаты получены учеными, занимающимися исследованием количественных параметров развития науки (Д. Прайс, П. Оже).

Организационная структура науки в нашей стране подвержена эволюции, неизбежно связанной с распадом СССР, с экономическими переменами в России. Характер современного разделения труда, сложившийся в последнее десятилетие в мире, определяется мощными транснациональными корпорациями, способными аккумулировать научно–технические ресурсы развитых стран и за счет своего монопольного положения обеспечивать рентабельный сбыт наукоёмкой продукции. С этого рынка Россия была вытеснена уже в 1990–е годы. В частности, в докладе Европейской комиссии в 1997 г. содержится заключение, согласно которому уже в 1995 г. 35% мирового рынка высокотехнологичной продукции обеспечивали страны Европейского союза, 20% – США, 11% – Япония, 13% – совместно Сингапур, Корея и Китай, и лишь 0,13% – Россия[138]. Кроме того, в России имеет место чрезмерная диспропорция структурных элементов экономики, выражающаяся в непомерно высокой доле топливно–энергетических и сырьевых отраслей при существенном сокращении удельного веса обрабатывающей промышленности. Это не только не способствует формированию прогрессивной социально–профессиональной структуры общества, развитию большинства направлений науки, но и приводит к снижению инновационной активности в производственной сфере, сохранению почти полной зависимости науки от государственного бюджета[139].

Социальная организация науки характеризуется существованием особой системы социальной стратификации, в которой престижность ученого, его социальная позиция в этом сообществе оцениваются на основе специальных критериев. Этот тип социальной стратификации существенно отличается от стратификации общества в целом, что также способствует выделению социального института науки в качестве самостоятельного и независимого установления.

В предисловии к учебнику Эн. Гидденса «Социология» В.А. Ядов отметил две основные парадигмы в развитии науки за последние 400 лет – классическую и постклассическую. Эти парадигмы определили и особенности развития социологии.

Классическая социология (М. Вебер, Э. Дюркгейм, К. Маркс и др.) исходила из модели науки XVIII–XIX вв., согласно которой научное знание опирается на объективную реальность, чьи законы должны быть поняты, открыты и использованы для практического употребления[140]. В той или иной степени объективистский тип мышления характерен для всей классической науки с разницей лишь в одном: некоторые мыслители полагали, что объективное знание о природе социальной действительности помогает разумно ориентироваться в социальных действиях, не насиловать саму природу[141].

Другие учёные исходили из концепции переустройства мира в согласии с его внутренними закономерностями. Не обсуждая меру справедливости этих двух подходов в рамках обозначенной классической парадигмы, следует вслед за автором подчеркнуть их общую основу – опору на объективность социального знания. Свои нюансы имеются в парадигмах естественных и технических наук, но объективность знания и его служение прогрессу человечества не оспариваются.

Как пишет далее В.А. Ядов, сегодняшнее представление о социальной науке, так называемая постклассическая парадигма, существенно отличается от классики. В ней есть две важнейшие составляющие, которые радикально меняют взгляд на науку вообще и социологию в частности. В этой парадигме признается влияние на итог научного знания метода, теории и, кроме того, активной позиции самого исследователя, его нравственной установки, его рассудочности или предрассудков. В итоге научное знание в классической форме как, безусловно, объективное ставится под сомнение, скорее признается относительность знания в определенных, достаточно хорошо очерченных границах. Данный взгляд на диалектическое развитие науки заставляет осторожно и вдумчиво относиться к исследованиям, опираться на комплексный подход и созидательное творчество.

Контрольные вопросы:

1. Какими основными характеристиками обладает наука в качестве социального института?

2. В чем заключается институционализация науки?


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 81; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.023 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты