Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Глава 8 3 страница




Раскрывая главные особенности понимающей социологии, Вебер останав­ливается па трех из них, характеризующих наличие объясняемого поведения человека и придаваемого ему смысла. В этой связи он пишет: «Специфически важным для понимающей социологии является прежде всего поведение, кото­рое, во-первых, по субъективно предполагаемому действующим лицом смыслу соотнесено с поведением других людей, во-вторых, определено также этим его осмысленным поведением и, в-третьих, может быть, исходя из этого (субъек­тивно) предполагаемого смысла, понятно объяснено» (1990. С. 497].

Понимание в чистом виде имеет место там, где есть целерационалыюе действие. Но здесь возникает вопрос: что именно мы понимаем в случае этого действия — смысл действия или самого действующего индивида? До­пустим, мы видим человека, который рубит в лесу дрова. Мы можем сде­лать вывод, что он делает эго либо для заработка, либо для того, чтобы за­готовить себе топливо па зиму, либо чтобы помочь кому-то, либо отдыхая от других дел и т.д. [Там же. С. 608]. Рассуждая таким образом, мы стре­мимся понять смысл действия, а не самого лесоруба. Если индивид сам яс­но осознает поставленную им цель и только стремится скрыть это от дру-i


Глава 9 Социологическое творчество М. Вебера



гих, го это нетрудно понять: такую ситуацию вполне можно подвести под схему цслерациопалыюго действия. Но если речь идет о таком поведении, когда индивид не отдает себе отчета в том, чго он делает, тогда возникает вопрос: имеет ли социолог достаточные основания утверждать, что он по­нимает дейс'1 вующего индивида лучше, чем тот понимает сам себя?

В цслерациопалыюм действии для Вебера смысл действия и самого действующего совпадает: попять смысл действия — это и значит в данном случае попять действующего индивида, а понять его — значит понять смысл его поступка. Такое совпадение Вебер считал идеальным случаем, от которою должна отправляться социология как паука.

В понимающей социологии Вебера важное место занимает проблема ценности и оценки. В этом вопросе на пего оказали значительное влияние неокантианцы, в первую очередь Г. Риккерт. Вебер разграничивает два ак­та — отнесение к ценности и оценку. Оценка имеет субьсктивпую природу, тогда как ценность превращает наше индивидуальное мнение в объектив-нос и общезначимое суждение. Наука, по Веберу, должна быть свободна от оценочных суждений. Но значит ли это, что социолог (или иной ученый) должен вообще отказаться от собственных оценок и суждений? Нет, не зна­чит, но они не должны «вторгаться» в его собственный научный анализ, а высказывать их он может лить как частное лицо (но не как ученый).

Отсюда у Вебера родилось понятие ценности как интереса эпохи. Что такое интерес эпохи и установка эпохи как ценность? Это нечто более ус­тойчивое и объективное, чем частный интерес того или иного социолога. Это некий «абсолют» времени. Каждое время рождает свои ценности, свои «абсолюты». В этом смысле они историчны, изменчивы и относительны.

Разграничивая оценочное (ценностное) суждение и отнесение к цен­ности, Вебер имел в виду, что первое — это субъективное утверждение мо­рального или жизненного порядка, тогда как второе — содержание объек­тивной пауки. В этом разграничении можно увидеть разницу между политической и научной деятельностью и одновременно — общность ин­тересов политика и ученого. Па индивидуально-личностном уровне, в рамках собственной жизненной судьбы Вебер хотел быть ученым, по в то же время он стремился и к политической деятельности.

Поскольку узловой категорией понимающей социологии является по­нимание, представляет интерес его веберовская трактовка. В ней выделяет­ся пепосредст венное понимание и объясняющее понимание. Первое означа­ет рациональное непосредственное понимание мыслей и предполагаемого смысла дейст вия. Мы непосредственно понимаем действие дровосска,*рубя-щего лес, или охотника, прицеливающегося, чтобы выстрелить в зверя. Объ­ясняющее понимание означает выявление мотивационного смысла дейст­вий. Мы понимаем действия того, кто рубит дрова или прицеливается перед выстрелом, не только непосредственно, но и мотивационно, объясняя, для чего человек делает это, а не то, делает так, а не иначе и т.д.



Часть I. Классический этап


Трактуемое таким образом понимание, считает Вебер, означает интерпре­тирующее постижение: а) реально предполагаемого в отдельных случаях (ес­ли речь идет об историческом анализе событий); б) предполагаемого, взятого в среднем и приближенном значении (если речь идет о социологическом рас­смотрении массовых явлений); в) смысла или смысловой связи в научно кон­струируемом чистом типе какого-либо часто повторяющегося явления. Далее Вебер указывает: «Подобными идеально-типическими конструкциями слу­жат, например, разработанные чисто теоретическим экономическим учением понятия и "законы". Они показывают, каким было бы определенное человече­ское поведение, если бы оно носило строго целерациональный характер, было бы свободно от заблуждений и аффектов и если бы оно ориентировалось на со­вершенно однозначную цель (экономику). Реальное поведение чрезвычайно редко (например, в ряде случаев на бирже), и то только приближенно, соответ­ствует конструкции идеального типа» [1990. С. 609].



§ 4. Учение об идеальных типах

Как видно, понимание в социологии М. Вебера тесно связано с категори­ей идеального типа, выступающей в качестве базовой для всей системы научных понятий, которыми оперирует ученый. Идеальный тип — это проявление своеобразного «интереса эпохи», мыслительная конструк­ция, своеобразная теоретическая схема, которая, строго говоря, не извле­кается из эмпирической реальности. Поэтому не случайно Вебер называ­ет идеальный тип утопией. Он указывает: «По своему содержанию данная конструкция носит характер утопии, полученной посредством мысленно­го усиления определенных элементов действительности» [1990. С. 389].

Идеальный тип не встречается в самой повседневной действительнос­ти (например, капитализм, город, христианство, экономический человек и т.д.). Он создается ученым как инструмент для познания исторической реальности и современного мира. Для Вебера образование абстрактных идеальных типов выступает не как цель, а как средство научного позна­ния и понимания. В этом отношении значительный интерес представляет следующее рассуждение немецкого социолога: «В исследовании идеаль­но-типическое понятие — средство для вынесения правильного суждения о каузальном сведении элементов действительности. Идеальный тип — не "гипотеза", он лишь указывает, в каком направлении должно идти образо­вание гипотез. Не дает он и изображения действительности, но представ­ляет для этого однозначные средства выражения» [Там же. С. 389].

Идеально-типические конструкции имеют особое значение для эмпиричес­кой науки, и это обстоятельство Вебер подчеркивает специально. Он указывает на необходимость отказаться от претензии идеального типа на выполнение функции долженствования, точно также как от этого отказывается эмпиричес-


Глава 9. Социологическое творчество М. Вебера 151

кая социология. «Эмпирическая наука никого не может научить тому, что он должен делать, она указывает только на то, что он может, а при известных обсто­ятельствах на то, что он хочет совершить» [Там же. С. 350J. Аналогичен подход социолога к идеальному типу в вопросе о его значении для эмпирической соци­ологии, который он поднимает в связи с трактовкой понятия капиталистичес­кой культуры. «Прежде всего следует подчеркнуть, — пишет он, — что надо пол­ностью отказаться от мысли, будто эти "идеальные" в чисто логическом смысле мысленные образования, которыми мы здесь занимаемся, в какой бы то ни бы­ло мере носят характер долженствования, "образца". Речь идет о конструирова­нии связей, которые представляются нашей фантазии достаточно мотивиро­ванными, следовательно, "обьективно возможными"...» [Там же. С. 391].

Из сказанного выше становится понятной одна из причин тога, поче­му идеальный тип нужно отличать от оценочных суждений. «"Идеальный тип" в нашем понимании... есть нечто, в отличие от оценивающего сужде­ния, совершенно индифферентное и не имеющее ничего общего с каким-либо иным, не чисто логическим "совершенством"» [Там же. С. 399].

Конечно, Всбер понимал, что идеальный тип является определенным упро­щением и идеализацией социальных явлений и процессов. Но он шел на это совершенно сознательно. Более того, он считал, что чем более абстрактным и нереалистичным является идеальный тип, тем лучше он способен выполнить свои методологические функции, тем полезнее использовать его в качестве средства классификации конкретных явлений и процессов как в историческом разрезе, так и в особенпосги в изучении актуального общества: «Идеальный тип определенного общественного состояния, сконструированный посредст­вом абстрагирования ряда характерных социальных явлений эпохи, может — и это действительно часто случается — представляться современникам практи­ческим идеалом, к которому надлежит стремиться, или, во всяком случае, мак­симой, регулирующей определенные социальные связи» [Там лее. С. 395].

Вебер на нескольких примерах и рассуждениях стремится показать, как образуются, создаются и оказываются взаимосвязанными идеальные тины. Один из таких примеров соединяет три идеальных типа: «ремесло», «капи­талистическое хозяйство», «капиталистическая культура». Вначале созда­ется в виде утопии «идея ремесла» за счет соединения определенных черт, диффузно встречающихся у ремесленников самых различных эпох и наро­дов и доведенных до их полного логического предела в едином идеальном образе. «Далее, — рассуждает Вебер, — идеальному типу "ремесла" можно, абстрагируя определенные черты современной крупной промышленности, противопоставить в качестве антитезиса идеальный тип капиталистическо­го хозяйства и вслед за тем попытаться нарисовать утопию "капиталистиче­ской" культуры, т.е. культуры, где господствуют только интересы реализа­ции частных капиталов. В ней должны быть объединены отдельные, диффузно наличные черты материальной и духовной жизни в рамках совре­менной культуры, доведенные в своем своеобразии до лишенного для наше-



Часть I. Классический этап


 


4 i

I


го рассмотрения противоречий идеального образа. Это и было бы попыткой создать "идею" капиталистической культуры...» [1990. С. 390—391J. В ней отражены, продолжает свои рассуждения Всбер, извест пые, значимые в сво­ей специфике черты культуры капитализма, взятые из действительное!и и объединенные в идеальном образе.

Одна из главных и противоречивых проблем неберонской социологии состоит в ответе на вопрос: как конструируется идеальный тип — из со­знания или из эмпирической реальности? С одной стороны, ученый гово­рит, что идеальный тип — это утопия, паша фантазия (в том смысле, что его нет в конкретном, индивидуальном виде; кто, например, видел капи­тализм в «натуральную величину»?). С другой — идеальные типы берут­ся из самой действительности за счет выделения, усиления таких сторон, которые кажутся исследователю типическими. Например, К. Маркс, ха­рактеризуя капитализм, выделял в качестве его основных черт наличие эксплуатации, частной собственности на средства произволе! па и др.

Чтобы разрешить противоречие, касающееся происхождения идеаль­ных типов (из сознания или из реальности), ученый вводит их разграниче­ние на исторический и социологический. Первый имеет дело с живой исто­рией, из которой и выводятся «идеально-типические» понятия, второй — социологический идеальный тип — означает выведение понятий в качестве теоретических конструкций непосредственно из мышления ученого.

Социологические идеальные типы Вебер называл чистыми социальны­ми тинами. Они имеют более общий, чем исторические типы, характер, служат инструментом социологического исследования. Чистые тины при­годны в исследовании тем больше, чем они «чище», т.е. чем дальше отстоят от действительных, эмпирически существующих явлений. Один из самых фундаментальных примеров, даже образцов чистого идеального типа — це-лсрациональцое действие. Как идеальный тип, оно в чистом виде редко встречается в действительности. Но это не эмпирически всеобщее явление.

Иное дело исторические, или генетические, идеальные типы. Вот лишь некоторые из них, рассматриваемые Вебером: средневековый город (но не город вообще, поскольку это — социологический идеальный тип), культура капитализма, ремесло, христианство, кальвинизм и др. Истори­ческие идеальные типы образованы благодаря подчеркиванию, выделе­нию одной из сторон эмпирически данных фактов. Эти идеальные типы служат средством раскрытия генетической связи исторических явлений.

Как видно, генетические идеальные типы отличаются от социологиче­ских (чистых) не только по природе, характеру происхождения, но и по степени общности. Генетический тип применяется локально во времени и пространстве, тогда как социологический имеет универсальную, а не ло­кальную применимость; первый служит средством выявления связей, ко­торые имели место разово или несколько раз, тогда как второй использу­ется для Выявления связей, существующих всегда.


B


Глава 9. Социологическое творчество М Вебера 153

Таким образом, можно сказать, что противоречия, возникшие у Вебе­ра в связи с образованием идеально-типических понятий, связаны с раз­личными функциями и различным происхождением идеальных гинов в истории и социологии. В социологии идеальный тип выполняет функцию обнаружения типического, закономерного в явлениях и процессах.

§ 5. Учение о типах господства

М. Вебер внес большой вклад в развитие социологии управления и соци­ологии власти и сделал это прежде всего благодаря разработке учения о содержании и типах господства. Под господством он понимал взаимное ожидание: тех, кто приказывает, — того, что их приказы будут выполнять­ся, а им будут повиноваться; тех, кто повинуется, — того, что приказы бу­дут имет ь характер, соответствующий их ожиданиям. Отсюда все рассуж­дения ученого о господстве — это рассуждения о легитимном господстве, г.е. таком, которое признается управляемыми индивидами.

Вебер говорит о трех типах легитимного господства, выделяемых в соот­ветствии с тремя основными мотивами повиновения. Первый мотив — ин­тересы повинующихся, т.е. их целсрациональные соображения. Это основа называемого Вебером «легального» типа господства, которое можно встре­тить в развитых буржуазных государствах — Англии, Франции, США и др. В них подчиняются не личности (скажем, президента и других должност­ных лиц), а законам, притом подчиняются все — управляемые и управляю­щие (чиновники). Здесь господствует «формально-правовое» начало.

Самым чистым типом легального господства является бюрократия. Ве­бер первым в научной литературе разработал это понятие. Он рассматри­вал бюрократическое управление как господство посредством знания, в чем и заключался его (управления) специфически рациональный характер. При этом он идеализировал бюрократию, считая ее машиной, не подвер­женной коррупции, дешевой и не имеющей каких-либо особых интересов. Он писал о ней: «Никакая машинерия мира не может работать с такой чет­костью, как эта человеческая машина, и к тому же стоить так дешево!»

Бюрократическое господство у социолога означало власть чиновни­ков, причем повсюду: в хозяйственной жизни, политических движениях, но главное — в управлении обществом. Поскольку бюрократия рассмат­ривалась им как аппарат легитимной власти, к ее (бюрократии) деятель­ности предъявлялись определенные требования. Это были своего рода за­поведи бюрократии. Вот некоторые из них. Должностные лица являются лично свободными людьми и выполняют лишь определенные функции. Они отбираются на основе профессиональных качеств. Они назначаются, а не избираются. Чиновники вознаграждаются фиксированной зарплатой в деньгах и получают право на пенсию. Чиновник не имеет никакой соб-



Часть I. Классический этап


 


i

I


ственности на средства администрации и работает без пожизненного npij
своения своей позиции. Он подчиняется строгой дисциплине и контрол)
за поведением на службе. Предусматривается система профессионалы»:
го продвижения чиновника по службе (карьера). Как видно, многие ас
пекты деятельности бюрократии как разновидности легального типа гос­
подства Вебером были детально расписаны и регламентированы. |

Второй тип легитимной) господства основан на иной мотивации повино-1 вепия — вере не только в законность, но даже в священность издавна сущест­вующих порядков и властей. Он базируется на повседневных нравах, привыч­ках к определенному поведению. Этот тип Вебер называет традиционным господством. Самый чистый тип такого господства (идеальный тип по Вебе-ру) — патриархальный («господин» — «подданные» — «слуги»). Патриар­хальный тип во многом сходен со структурой отношений господства — подчи­нения в семье. Сходство традиционного тина господства и отношений в семье определяется также личной верностью и преданностью. Дело в том, что при традиционном типе господства в любой сфере деятельности при назначении на должность характер отношений всегда сугубо личный.

Третий тип господства имеет аффективную основу мотивации, он по­лучил у Вебера название харизматического. Понятие харизмы у немецко­го социолога очень широкое. Он писал: «"Харизмой" следует называть ка­чество личности, признаваемое необычайным, благодаря которому она оценивается как одаренная сверхъестественными, сверхчеловеческими или, по меньшей мере, специфически особыми силами и свойствами, недоступными другим людям. Она рассматривается как посланная богом или как образец» [1988. С. 139]. Таким образом, означая в переводе с древнегреческого «божий дар», харизма представляет собой особую спо­собность, выделяющую индивида среди остальных, причем не просто личную способность, а то, что как бы даровано от бога, дано судьбой. Ха­ризматические качества — это во многом магические качества, к числу ко­торых можно отнести пророческий дар, выдающуюся силу слова и мысли.

Харизмой обладают герои, полководцы, пророки, маги, выдающиеся политики и государственные деятели, основатели мировых религий (Будда, Иисус, Магомет). Харизма, по Веберу, это великая революцион­ная сила, на которой держится господство и управление. Он исследует ха­ризму безотносительно того содержания, которое за ней стоит. Пооюму харизматиками являются и Перикл, и Александр Македонский, и Цезарь, и Чингисхан, и Наполеон. Такое методологически аморфное рассмотре- ■ ние тина господства, когда форма довлеет над содержанием, приводит и к политической противоречивости позиции Вебера.

Немецкий социолог видит общее и различное между харизматичес­ким и традиционным типами легитимного господства. Общее состоит в том, что и тот, и другой опираются на личные отношения между господи­ном и подчиненными. В этом плане оба типа противостоят первому —


i


Глава 9. Социологическое творчество М Вебера



формально-рациональному, где царят безличные отношения. Различия между двумя названными типами господства заключаются в том, что, ес­ли традиционный тип основан на привычке, привязанности к раз и на­всегда заведенному, то харизматический опирается на нечто необычай­ное, никогда ранее не признававшееся. При харизматическом господстве нет установленных (рационально или но традиции) правил, решения по всем вопросам выносятся на основании личного примера, творчества, деяния, от случая к случаю. В этом смысле харизматический тип легитим­ного господства авторитарен, он базируется на силе харизматика.

Три типа господства приблизительно соответствуют трем из четырех типов социального действия. Легальный тип господства соотносится с це-лерациональным действием, традиционный — с традиционным действи­ем, харизматический — с аффекшвным действием. Случайно ли это? Ве­роятно, нет, поскольку в основе и типов господства, и типов действия лежит мотивация. Что касается ценностно-рационального действия, то это понятие иногда фигурирует как одно из оснований легитимности (на­пример, честь), но не присутствует в типологии видов господства, по­скольку не является абстрактным типом.

Итак, существуют достаточные основания говорить о корреляции двух основных классификаций Вебера — идеальных типов и типов госнодства. Последние по существу также являются идеальными типами, но не столь универсальными, сколь исторические (генетические) и особенно — социо­логические. Типы господства реализуются лишь в сфере политической влас­ти, управления и поэтому не могут быть столь же широкими и универсаль­ными, как те идеальные типы, о которых шел разговор чуть выше.

§ 6. Принцип рациональности и теория капитализма М. Вебера

Как известно, М. Вебер расположил четыре описанных им типа социаль­ного действия в порядке возрастания рациональности — от чисто тради­ционного к целерациональному [Вебер. 1990. С. 628—629]. Сделал он это, конечно, не случайно. Социолог был убежден, что рационализация соци­ального действия — это тенденция самого исторического процесса. Что она означает? Прежде всего то, что рационализируются способ ведения хозяйства, управление во всех областях жизни, образ мышления людей.

В результате действия тенденции рационализации в Европе впервые возник новый тип общества, который современные социологи определили как индустриальный. Главный его признак, по Веберу, — господство фор­мально-рационального начала, т.е. того, чего не было во всех предшествовав­ших капитализму традиционных обществах. Стало быть, основной крите­рий, позволяющий отличать докапиталистические типы общества от капиталистического, согласно Веберу, состоит в отсутствии формально-



Часть I. Классический этап


 


4 4 4


рационального начала. Формальная рациональное! ь — это рациональность как самоцель, взятая сама по себе, рациональность ни для чего конкремпо и вместе с тем для всего в целом. Формальной рациональности iipoi нпостоит «материальная» рациональность как рациональность для чего-либо, для ка­ких-то целей, лежащих за пределами экономики.

Как считает Вебер, в направлении формальной рационализации дви­жется весь исторический процесс. Понятие формальной рациональности — это идеальный тин, и в эмпирической реальности в чистом виде встречает­ся крайне редко. Формальная рациональность соответствует преоблада­нию целерациопалыюго типа действия над другими. Она присуща не толь­ко организации хозяйства, управления, образа жизни в целом, по и характеризует поведение индивида, социальной группы. Таким образом, формально-рациональное начало становится основным принципом капи­талистической организации общественной жизни. Учение о формальной организации — это, но существу, веберовская теория капитализма. Она гес-но связана с теорией социального действия и учением о тинах господа на.

Эпоха поставила перед ученым центральный вопрос о том, чго такое современное капиталистическое общество, каково его происхождение и в чем состоят пути развития, какова судьба индивида в этом обществе. На поставленный вопрос он ответил характеристикой тина целсрациопаль-ного действия. Наиболее чисшм его образцом и конкретным проявлени­ем он считал поведение индивида в экономической сфере. И примеры це-лерационального действия он приводит, как правило, из .л ой сферы. .г)то или обмен товаров, или биржевая игра, или конкуренция на рынке и 1.д.

Главное в капитализме для Вебера — это способ, тип ведения хозяин ва. «Капиталистическим, — пишет он, — мы здесь будем называть 1акое ведение хозяйства, которое основано на ожидании прибыли посредством использова­ния возможностей обмена, т.е. мирного (формально) приобрстательп ва» [1990. С. 48]. Поскольку такое ведение хозяйства имело место, по Веберу, в древности и в Вавилоне, и в Индии, и в Китае, и в Риме, можно говорить о пер­вом этапе (типе) развития капитализма. Однако возникший на Западе в XVI в. капитализм оказался иной организацией общественной жизни, поскольку по­явились новые фбрмы, типы и направления его развития. Они оказались свя­занными с торговлей, деятельностью капиталистических авантюристов, де­нежными операциями и т.д. Это был второй этап (тип) капитализма. I laKoiien, современный Веберу этап (тип) его развития характеризуется тем, чем никог­да ранее не мог бьп ь отмечен, рационалы юй капиталистической организацией свободного (формально) труда |Там же. С. 50—51J.

Современная рациональная организация капиталисгического предприя­тия ориентирована на товарный рынок. Она, по мнению Вебера, «немысли­ма без двух важных компонентов: без господствующего в современной эко­номике отделения предприятия от домашнего хозяйства и без iccho связанной с этим рациональной бухгалтерской отчетности» |Там же. С. 51J.


Глава 9. Социологическое творчество М Вебера 157

Не случайно формально-рациональное начало, по Веберу, — это то, что под­дается количественному учету и без остатка исчерпывается количественной характеристикой. Но точная калькуляция, по мнению немецкого социолога, возможна л ишь при использовании свободного труда. Поэтому понятно, по­чему Вебер в качестве одной из основных характеристик капитализма рас­сматривает рациональную организацию именно свободного труда.

Говоря о веберовской теории капитализма, следует отметить, что она включает в себя в качестве важнейшей составляющей рассмотрение немец­ким ученым социальной структуры общества вообще, капиталистического — в особенности и в первую очередь. Нужно сказать, что в социологии сущест­вует много концепций и теорий, объясняющих природу, причины возникно­вения, характер и другие аспекты социальной структуры. Но только две из них (Маркса и Вебера) дали начало основным подходам (парадигмам), кото­рые условно можно назвать классовым и стратификационным. Условно по­тому, что Маркс не отвергал существования в социальной структуре общест­ва определенных слоев, тем более Вебер не отрицал наличия классов. Однако главными элементами социальной структуры для Маркса выступали классы, и вся его концепция общества базировалась на признании их в качестве ос­новы этой структуры. Для Вебера же, наряду с наличием классов в их Марк-совом понимании, определяющую роль играли статусные, престижные, вла­стные (наличие или отсутствие власти), материальные (связанные с получаемым доходом) и иные различия между слоями общества.

Вебер характеризовал классовые проблемы как чрезвычайно важные для разработки теории социальной структуры, однако марксовое деление общест­ва па классы считал узким, экономическим, не отражающим сложности и глу­бины реальной социальной дифференциации. Принимая концепцию Маркса об экономических факторах как наиболее важных в образовании и существо­вании классов, он полагал, ч го последние нельзя рассматривать только в зави­симости от отношений собственности на средства производства.

Источники экономических различий в социальной структуре включают
в себя, по Веберу, профессиональное мастерство, квалификацию, знания, на­
выки, которые ценятся весьма высоко и оказывают существенное влияние на
место и положение человека (группы) в обществе. А это означает, что под­
линные профессионалы своего дела могут получать большие доходы, даже не I ц
обладая собственностью на средства производства (скажем, юристы, менед­
жеры, врачи), вследствие чего они попадают в группы с высоким статусом. ■ I

Таким образом, согласно Веберу, профессиональные знания, умения,
навыки, наличие диплома, ученой степени определяют уже не столько
классовые, сколько слоевые различия, или различия между стратами (от I I

лат. stratum — слой, пласт; термин, который ранее использовался в геоло­гии и географии для описания структуры земной коры, а затем получил применение и в социологии для характеристики структуры общества; от­сюда название подхода — стратификационный). Они имеют в значитель-



Часть I. Классический этап


 


4 4 4


ной мере статусный характер. Сам статус определяется через различия между индивидами и социальными группами по социальному престижу, которым они обладают относительно друг друга.


Поделиться:

Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 97; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты