Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Ммам^^^ня




СОЦИОЛОГИЯ ГЕРМАНИИ 395

Средневековый город в эпоху господства цехов выработал в своей политике особое направление — городскую хозяйственную политику. Ее целью было сохранение условий заработка и дохода промышленного труда, препятствование конкуренции и разви­тию крупного производства, подчинение окружающей сельской местности своим экономическим интересам путем установления привилегий и принуждения продавать и покупать только на рынке данного города.

Типичный гражданин средневекового города — купец или ремесленник, являющийся домовладельцем и платящий налоги. Однако социальные отношения средневекового города демонс­трируют возрастание конфликта между торговым капиталом и ремеслом, развитие крупной промышленности и рост сословия подмастерьев как предшественников современного пролетариата. В цеховом городе господствует сословное неравенство, и основной тенденцией в развитии средневековых городов является стремле­ние к равенству сословий и борьба за свободу.

Национальное государство.Становление свободного рынка и свободного гражданина осуществляется в рамках средневекового европейского города и является, как уже было сказано, главной тенденцией исторического развития. Однако главное условие и механизм этого процесса коренились не в самом городе. Оно, как считает Вебер, состояло в том, что в Новое время города подпали под власть складывающихся и конкурирующих между собой наци­ональных государств, ведущих непрерывную мирную и военную борьбу за господство. Именно эта конкуренция создала условия для развития современного капитализма. Каждое государство стремилось привлечь к себе свободно обращающийся капитал, который диктовал свои условия этим государствам. Буржуазия как класс, как новая социальная группа, ставшая основой и мотором капиталистического развития, возникла из этой сложной констел­ляции исторических событий и обстоятельств.

«Из вынужденного союза государства и капитала, — пишет М. Вебер, — возникло сословие граждан в национальном масш­табе — буржуазия в современном смысле слова. Замкнутое наци­ональное государство создает условия для дальнейшего существо­вания капитализма, который сохраняется до тех пор, пока нацио­нальное государство не уступит место мировому»1.



Вебер считает, что капитализм в качестве необходимого усло­вия своего существования должен иметь рациональное государство.

1 Вебер М. История хозяйства. С. 212.



История социологии


Более того, только в нем и существует капитализм. Рациональное государство эпохи капитализма отличается правовыми основами управления, бюрократией как формой рационального управления (разделением чиновничества на отдельные ведомства, профессио­нальной подготовкой чиновничества) и развитием рационального права — государственного, гражданского, коммерческого.

Формально-юридическая система отношений, ставшая осно­вой рационального государства, сформировалась на основе при­нятия Европой римского права. При этом Вебер подчеркивает, что сама по себе рецепция формального римского права средневеко­вой Европой не является непосредственной причиной возникно­вения капиталистических правовых систем. Все характерные для современного капитализма правовые институты хозяйственной деятельности отнюдь не вытекают из римского права; рентовые бумаги, долговые обязательства, военный заем возникли из гер­манской правовой мысли; акция выросла из средневекового и нововременного права, древности она неизвестна; вексель создан арабским, итальянским, германским и английским правом; тор­говое товарищество является продуктом средних веков; ипотека, официально регистрируемая и обеспеченная залогом, — институт средневекового, а не античного происхождения. Главным следс­твием рецепции римского права было то, что оно приучило к фор­мально-юридическому мышлению, что и дало старт появлению рационального государства в виде появления соответствующего корпуса управляющего чиновничества.



Разделение на ведомства и профессиональная подготовка чи­новничества стали возможны только благодаря развитию городов и распространению христианства. Сословие городских граждан не могло разрешать торговые споры рыцарским поединком, а хрис­тианство считало такой способ языческим и потому неправомер­ным. И христианство, и городские граждане требовали опираться на рациональное судопроизводство и право, профессиональных юристов и адвокатов. Именно последние с их опорой на римское право приучили городское население к формально-юридическому мышлению, работающему, как машина, по заранее определенному плану и согласно формальным нормам, для которых обрядово-ре-лигиозные и магические соображения не играли никакой роли. Сочетание формально разработанного права с изучавшим это право чиновничеством, представляющим государство и обладаю­щим на основе этого права техникой управления, стало не только юридической основой хозяйственной деятельности, но напрямую


 

СОЦИОЛОГИЯ ГЕРМАНИИ 397

содействовало развитию капитализма. Содействие рационально­го государства развитию капитализма выражалось прежде всего в разработке соответствующей хозяйственной политики.



На Западе до XIV в. планомерную политику вели лишь города и церковь, государство отказывалось от вмешательства в хозяйс­твенную жизнь, ограничиваясь лишь установлением пошлинной и финансовой политики, а также осуществлением политики обще­ственного благосостояния, направленной на обеспечение населе­ния продуктами продовольствия. Первые следы правительствен­ной хозяйственной политики Вебер усматривает к XIV в. в Англии. Она вылилась в систему, которая стала известна как мерканти­лизм. Меркантилизм — это возведенное в принцип государствен­ной политики поддержание производства, это союз государства с капиталистическими интересами. Целью государства являлось укрепление его мощи, каковое достигалось, с одной стороны, пу­тем увеличения государственных доходов, а с другой — путем по­вышения налогоспособности населения, роста народонаселения и соблюдения торгового баланса. Вебер называет меркантилизм нерациональным капитализмом в силу того, что он основывает­ся на фискальных и колониальных интересах, на государствен­ных монополиях и носит сословно-монополистический характер, предполагающий разделение всего населения на сословия и их сохранение в неприкосновенности. Меркантилизм уступил мес­то рациональному капитализму, основывающемуся на свободном рынке, однако он сделал свое дело — способствовал укреплению класса капиталистов.

Развитие капиталистического духа.Капиталистический дух — это не стремление к наживе. Было бы ребячеством думать, считает Вебер, что рационалистическая и капиталистическая эпоха отли­чается более сильным стремлением к наживе, чем другие эпохи. В понятие капиталистического духа Вебер включает рациональный образ мысли, рациональный образ жизни и рациональную хозяйствен­ную этику.

Все это подразумевает, во-первых, отказ от воспроизводства и поддержания традиции, от суеверного стремления сохранить все привычные способы деятельности, проистекающие из страха, что малейшее изменение в обычном ходе жизни вызовет враждебное Действие со стороны таинственных магических сил.

Во-вторых, речь идет о ликвидации деления морали на внут­реннюю и внешнюю, деления контрагентов хозяйственной дея­тельности на своих (родственников, соплеменников... и т.п.), в от-


ношении которых непозволительны взаимные Р^сче™' ^лу.
в отношении которых возможна полная беззастенчив^ ^

чении прибыли. Одновременно с проникновением ст^
прибыли в хозяйство наблюдается стремление к его рационал
ограничению в виде регулирующих норм. й церковью

В-третьих, речь идет об отказе от практикуемой ц^р
средневековой хозяйственной этики, основывающейся у ^
ле «iustum pretium», т.е. требующем для каждого"^спра-
существование и обеспечение этого права устанемте
ведливой цены» и сдерживанием свободной конкур^ и веТСКОЙ
В-четвертых, налицо формирование РаЦи^иЬ^агиИ и су-
этики. Во все времена, считает Вебер, к уничто**ншомагивОДШЮ
еверий и формированию рационального образа жизv ^

только одно средство - великое пророчество. Это явлен^ ^^_
не свойственно исключительно христианству,«u й является

ется в истории религий, и наиболее яркой егс' Ф?Рм^знь опре-
аскетизм. Аскетизм означает твердое проведени первой

деленного строгого уклада жизни. Мон^^^^тельно
рационально живущей группой людей, методичек Однако

стремящихся к одной цели - блаженной жизня^^^ толь-
последовательно рациональный образ жизни огР*»™ жизНЬ
ко рамками монашества. Попытки внедрить его г> ми У ^
встречали преграду в церковной практике покаяния в Р
поведи и отпускания грехов. С этой «стемои^^^ мо-
разделения мирской и монашеской морали, разл ль„о

ралью для всех и моралью для немногих избранных реш

порвала Реформация. Ал«чяния создала свои

Аскетизм стал светским, для чего Реформациясозд ^ ^
особые правила. Этими правилами было служение: у _

соединение с Богом через труд, через профессию ^Р ^ <<Ты ние. Вебер приводит в связи с этим ™™сое*^™1 всЮ свою думаешь, что убежал от монастыря - нет, теперь, а*д жизнь должен быть монахом»'. Порицая наслаждение,^но н р^ шая отрекаться от мира, протестантизм задачей каждого считал подчинение себе внешних условии жизни <<гшизВание» Из этого мировоззрения и возникло понятие ip ^ («Beruf»). «В понятии "Beruf, - пишет Вебер, ^* с. выражение тот центральный догмат всех ПР°«"*™* м БогУ даний, ... который единственным средством стать^у д ^^ считает не пренебрежение мирской нравственностью

1 Вебер М. История хозяйства. С. 228.


СОЦИОЛОГИЯ ГЕРМАНИИ 399

монашеской аскезы, а исключительно выполнение мирских обя­занностей так, как они определяются для каждого человека его местом в жизни; тем самым эти обязанности становятся для чело­века его "призванием"»1. Это понятие дает оценку рационально поставленному капиталистическому предпринимательству как делу, угодному Богу. Оно, с одной стороны, успокаивало совесть предпринимателя, поскольку представляла его не собственником, но лишь управляющим теми благами, которые послал ему Бог; с ДРУГ0И побуждало рабочих к труду. Нравственная безупреч­ность отождествлялась с деловой честностью. «Такой могущест­венной, бессознательно утонченной организации для обуздания представителей капитализма не было ни в одной другой церкви или религии», — пишет Вебер2.

Однако, подводя итог, Вебер фиксирует, что этот корень сов­ременной экономической жизни уже умер. Хозяйственная эти­ка, возникшая на почве аскетического идеала, лишилась своего религиозного обоснования. Надежда на награду в будущем пала, и на первый план выдвинулись всевозрастающие противоречия капитализма. Вместе с этим идеалом закончилась эпоха раннего капитализма и начался «железный век XIX столетия».

* * *

Таков в основных своих чертах образ капиталистического общества, созданный М. Вебером. Он остается верен своей мето­дологии понимающей социологии, вскрывая и демонстрируя ста­новление и функционирование капиталистического общества как процесс становления новых типов социального действия и норма­тивно-ценностных порядков через процесс их рационализации. Результатом этого процесса стало формирование рационального капиталистического хозяйства во всей сложности его форм, про­цессов и условий; складывание социальной организации капита­листического общества с его основными экономическими класса­ми (буржуазией и пролетариатом), статусными и политическими группами; становление рационального государства с присущими ему процедурами и нормами правового управления в форме ра­циональной бюрократии; утверждение капиталистического духа в виде различных вариантов утилитарно-рационального жизненного поведения, включая рациональный социализм.

1 Вебер М. Избранные произведения. С. 97.

2 Вебер М. История хозяйства. С. 229.


400 История социологии

Основная литература

1. Вебер М. Аграрная история древнего мира. М., 2001.

2. Вебер М. История хозяйства. Город. М., 2001.

3. Вебер М. Критические исследования в области логики наук о культу­ре // Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 416-494.

4. Вебер М. Наука как призвание и профессия // Вебер М. Избранные произве­дения. М., 1990. С. 707-735.

5. Вебер М. «Объективность» социально-научного и социально-политического познания // Там же. С. 345—415.

6. Вебер М. О некоторых категориях понимающей социологии // Там же. С. 495-546.

7. Вебер М. Основные социологические понятия // Там же. С. 602—643.

8. Вебер М. Политика как призвание и профессия // Там же. С. 345—415.

9. Вебер М. Предварительные замечания // Там же. С. 44-60.

10. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Там же. С. 61-272.

11. Вебер М. Протестантские секты и дух капитализма // Там же. С. 273-306.

12. Вебер М. Социология религии (Типы религиозных сообществ) // Вебер М. Избранное. Образ общества. М, 1994. С. 78-308.

13. Вебер М. Социальные причины падения античной культуры // Там же. С. 447-468.

14. Вебер М. Теория ступеней в направлении религиозного неприятия мира // Там же. С. 7-42.

15. Вебер М. Хозяйственная этика мировых религий // Там же. С. 43—77.

Дополнительная литература

1. Гайденко П.П., Давыдов Ю.Н. История и рациональность: Социология М. Вебера и веберовский ренессанс. М., 1991.

2. Громов И., Мецкевич А., Семенов В. Западная социология. СПб., 1997. С. 100— 140.

3. Давыдов Ю.Н. Макс Вебер и современная теоретическая социология: Актуальные проблемы веберовского социологического учения. М., 1998.

4. Масловский М.В. Теория бюрократии Макса Вебера и современная полити­ческая социология: Монография. Н. Новгород: Нижегородский гос. ун-т им. Н.И. Лобачевского, 1997.

5. Зарубина Н.Н. Социокультурные факторы хозяйственного развития: М. Вебер и современные теории модернизации. СПб.: Русский христианский гумани-тарний ун-т, 1998.

6. Кравченко А.И. Социология Макса Вебера: Труд и экономика. М., 1997.

7. Льюис Дж. Марксистская критика социологических концепций Макса Ве­бера: Пер. с англ. М., 1981.

8. Макаренко В.П. Вера, власть и бюрократия: Критика социологии М. Вебера. Ростов н/Д, 1988.

9. Макс Вебер, прочитанный сегодня / Под ред. Р.П. Шпаковой. СПб.: С.-Пе-терб. гос. ун-т, 1997.

10. Ожиганов Э.Н. Политическая теория Макса Вебера: Критический анализ/ Латв. гос. ун-т им. П. Стучки. Рига, 1986.

11. Патрушев А.И. Расколдованный мир Макса Вебера. М., 1992.

12. Уроки Макса Вебера. М.: Московский городский педагогический ун-т. М., 1995.


Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 11; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.013 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты