Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



МЕТОДИЧНА РОЗРОБКА ПРАКТИЧНОГО ЗАНЯТТЯ № 13 6 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

которой росли кустарники, и каменистая порода выглядели темнее, чем полоса,

которая казалась светлой. На расстоянии особенно хорошо была видна разница

в цвете.

Безжизненная полоса земли уходила к отдаленным горам, постепенно

превращаясь в тонкую, еле видную, линию.

- Ты думаешь о том же, о чем и я? - тихим голосом встревожено спросила

Кэлен.

- Что? - спросила Кара. - О чем вы думаете?

Ричард окинул взглядом взволнованное лицо Морд-Сит.

- Что удерживало армии Даркена Рала в Д'Харе? Что не позволяло ему в

течение многих лет захватить Срединные земли, когда он так хотел этого?

- Он не мог пересечь границу, - произнесла Кара тоном, к котором

скользнуло сомнение, не получил ли Ричард.

- Что представляла собой граница? - терпеливо продолжал спрашивать он.

Лицо Кары, обрамленное черным одеянием пустыни, побледнело.

- Границей был Подземный мир?

- Подземный мир прорывался наружу, словно образуя разрез в ткани

бытия, - утвердительно кивнул Ричард. - Зедд рассказывал мне об этом. Он

создал границу с помощью заклинания, которое нашел в Башне. Это заклинание

относилось к древним временам Великой войны. Граница была местом, где мир

мертвых существовал в мире живых. В месте, где соприкасаются два мира,

ничего не растет.

- А ты уверен, что лишайник не вырастет здесь когда-нибудь? - спросила

Кара. - Это все еще наш мир - мир живых.

- Ничто не может вырасти на нейтральной полосе. Живой мир был вон там,

где земля, но ничто живое не может существовать в мире мертвых. Все здесь

отмечено смертью.

Кара взглянула на широкую, безжизненную полосу земли, убегающую вдаль.

- Так ты думаешь... Это граница?

- Была.

Кара посмотрела на Ричарда, Кэлен и снова вдаль.

- А что она разделяла?

Высоко в небе появились чернокрылые птицы и лениво закружились над

ними.

- Я пока не знаю, - признался Ричард и снова взглянул на запад, туда,

где полоса спускалась с гор. - Смотрите-ка, - он указал на выжженную

солнцем пустыню, откуда они пришли. - Полоса ведет к Столпам Творения.

Растения рядом с границей становились все более редкими, пока не

исчезли совсем. Полоса выглядела неразличимой на фоне пустыни - ничто живое

не могло оттенить ее невидимые очертания, пролегающие в песках.



- Кто знает, насколько далеко она идет, - сказал Ричард. - Хотя, мне

кажется, она тянется до самой долины.

- Подожди, - произнесла Кэлен. - Я понимаю, возможно, она такая же,

как и границы в Новом мире между Вестландией, Срединными землями и Д'Харой.

Это я еще могу как-то понять. Но забери меня духи, почему она идет к

Столпам Творения? Это поражает гораздо больше.

Ричард повернулся и пристально посмотрел на восток, туда, куда они

держали путь. Беспорядочная серая стена гор круто поднималась из пустыни.

Чуть севернее, там, где линия границы шла по направлению к горам, виднелась

теснина.

Он оглянулся на юг. Повозка приближалась к гряде.

- Нам лучше присоединиться к остальным, - произнес он наконец. - Я

должен вернуться к толкованию книги.

 

 

Глава 9

 

Призрачные лучи заходящего солнца мерцали вокруг Ричарда. В желтом

свете он разглядел обрывистый край возвышающихся впереди гор, длинные

лужицы теней наливались темно-синим цветом. Пики красноватых утесов стояли,

словно каменные стражи вдоль пустынных предгорий, прислушиваясь к эху его

шагов.

Ричард был один. Порой так сложно думать, когда тебе постоянно задают



вопросы.

Он был расстроен тем, что книга до сих пор не сказала ему ничего о

загадочной границе. Столь же мало она раскрыла тайн места, называемого

Столпами Творения, и лишенных дара людей, таких, как Дженнсен Когда Ричард

начал ее толковать, книга казалась ему исторической записью, повествующей о

необъяснимых явлениях, происходящих с людьми, прозванными Столпами

Творения, и о неудачных попытках лечения этих несчастных.

Теперь он начинал приходить к выводу, что автор книги пытался

осторожно изложить основы и тонкости заблаговременного приготовления к

чему-то, сулящему гибель или беду. Именно трепетная заботливость столь

детального изложения каждого рассматриваемого деяния внушила Ричарду

ощущение, что кто бы ни писал эту книгу, он был очень осторожен в каждом

слове. Как будто шел по тонкому льду, трещащему под ногами, и каждый миг

лед мог проломиться.

Не желая замедлять продвижение маленького отряда, Ричард переводил в

повозке. Наречие немного отличалось от верхнего д'харианского, на котором

он привык читать, поэтому чтение шло медленно. К тому же повозка постоянно

подпрыгивала на каждом ухабе. Лорд Рал не знал, даст ли книга со временем

ответы на мучающие его вопросы, но прямо сейчас его терзала боязнь

пропустить что-либо важное. Ричард, не раздумывая, перелистнул бы часть

страниц, не читая. Но прошлый опыт подсказывал, что таким образом он скорее

потеряет время, чем сбережет. Если не составить полную и всестороннюю

картину, можно придти к ошибочным и опасным выводам. А это может стоить

жизни ему и тем, кого он любит. Так что Ричард упорно продолжал читать.

После тяжелого дня, проведенного в корпении над книгой, у него жестоко



разболелась голова. Уже несколько дней боли не мучили его, а сейчас, как

будто пытаясь наверстать упущенное, снова безжалостно набросились. Ричард

не признался Кэлен в том, сколь сильно его беспокоит, сможет ли он

добраться до портала в Танимуре. Будучи погружен в чтение, он в то же время

напрягал все свои силы, пытаясь найти решение.

Когда он пришел к выводу, что причиной боли является дар, появилось

ноющее ощущение, что источник боли таится внутри его собственного тела.

Ричард опасался, что виной всему - то особое уравновешивание, которое пока

ему недоступно. Однажды, оставшись один, он даже начал медитировать,

сосредоточившись на даре, как когда-то учили его Сестры. Но медитация не

помогла.

Скоро стемнеет, и им нужно будет остановиться на ночлег. С тех пор как

местность изменилась, найти место для стоянки стало непростой задачей. За

каждым поворотом встречалась пара укромных уголков, где, поджидая их, могла

залечь целая армия. Птицы по-прежнему тенью следовали за ними, а значит,

был кто-то, знающий об их передвижении в мельчайших деталях. Ричарду было

необходимо по-хорошему отдохнуть и обдумать прочитанное. Кроме того, он

хотел лично проверить окрестности.

Внимание Ричарда отвлекло семейство перепелов: несколько птенцов

торопились перейти открытый участок земли. Они бежали гуськом по гравию, в

то время как отец, забравшись на камень, следил за ними. Через несколько

секунд птички исчезли в кустарнике, снова став невидимыми.

Низкие исчахшие сосны покрывали склоны холмов, овражки и каменистые

подножия гор. Выше, на ближайших склонах, во множестве росли ели. Низины,

недоступные порывам ветра, сплошь заросли кустарником. Кое-где тощая травка

покрывала землю.

Ричард отер пот со лба. Он надеялся, что с заходом солнца воздух

станет чуть прохладнее. Воин шел вдоль высохшего русла в укрытии двух

холмов. Он потянул ремень меха, собираясь глотнуть воды, когда какое-то

почти неуловимое движение на дальнем склоне холма привлекло его внимание.

Ричард прижался к плоскости скалы, чтобы остаться незамеченным.

Осторожно выглянув, он увидел спускающегося по щебню мужчину. Громкое эхо

скрипящего под ногами гравия и катящихся по склону камней разносилось по

всему ущелью.

Ричард знал, что как только они покинут запретную пустыню, им будут

встречаться люди. Поэтому он заставил всех своих спутников переодеться и

сменить черные одеяния кочевников пустыни на непритязательное дорожное

платье. Но, хотя на нем были темные штаны и простая рубаха, меч на боку

едва ли можно было назвать незаметным. Кэлен также переоделась в скромную

одежду, которую обычно носила в Древнем мире беднота. Но и в случае с Кэлен

маскировка была аховой - невозможно было скрыть ее гордую стать и волосы.

Когда зеленые глаза Матери-Исповедницы останавливались на людях, у тех

возникало непреодолимое желание пасть на колени и склонить головы. При этом

никакого значения не имело, в чем была одета Кэлен; даже в рубище она

выглядела ошеломляюще величественно.

Несомненно, Император Джегань разослал по всему миру обещания столь

щедрой награды за их поимку, что предложение должно казаться заманчивым

даже врагам сноходца. Но для многих жителей Древнего мира продолжение жизни

под бесчеловечным управлением Джеганя было невыносимо, и в сравнении с этим

ужасом любая сумма была слишком мала. Так что, несмотря на обещанную

награду, многие жаждали свободной жизни и были готовы бороться ради нее.

В проблеме безопасности был и еще один подводный камень - связь

Правителя Рала с народом Д'Хары. С помощью этой древней связи, созданной

предками Ричарда, д'харианцы могут чувствовать, где находится лорд Рал. А

значит, зная об этом, и Имперский Орден тоже мог обнаружить Ричарда. Враги

могли пытать д'харианцев и таким образом узнать о местонахождении их

повелителя. И если один не выдаст, палачи не остановятся и будут пытать

остальных, пока не добьются своего.

Ричард наблюдал, как странник спустился с холма и пошел по каменистому

овражку. Справа от Ричарда повозка и лошади поднимали длинный хвост пыли.

Именно к ним и направился незнакомец.

С такого расстояния Ричард засомневался, был ли этот человек солдатом

регулярной армии. Непохоже было и на то, что он в разведке, в не родной ему

стране; да и очагов восстания против правления Имперского Ордена поблизости

не было. Ричард не думал, что у солдата могла быть какая-либо причина

отправиться в путь по безлюдной местности. Вот поэтому путник и выбрал эту

дорогу, направляясь на восток к горам, прежде чем свернуть к ним чуть

севернее.

Возможно, Орден узнал о связи, и сейчас Ричарда ищет целая армия. Если

пришелец солдат, то скоро здесь их будет так же много, как муравьев,

ползущих с холмов.

Ричард забрался на невысокий каменистый выступ и лег на живот. Когда

человек подошел ближе, стало видно, что он молод, около тридцати,

худощавого телосложения и совсем не похож на солдата. По тому, как он

спотыкался, было заметно, что либо путник совсем не знает этой местности,

либо вообще не привык путешествовать. Глядя на усталую походку незнакомца,

бредущего нога за ногу по неровной, каменистой тропе, невозможно было

представить его идущим твердым шагом.

Мужчина остановился, увидев повозку. Тяжело дыша после спуска, он

быстро пригладил густые светлые волосы и, наклонившись, оперся руками о

колени, переводя дыхание.

Когда незнакомец выпрямился и, хрустя песком и камнями, пошел дальше,

Ричард соскользнул с камня. Скрываясь за кустами и низенькими соснами, он

незаметно последовал за ним. Время от времени, когда чувствовал, что

подошел слишком близко, Ричард останавливался, прислушиваясь к тяжелым

шагам и затрудненному дыханию путника.

Осторожно выглянув из-за отдельно стоящей скалы высотой в добрых

шестьдесят футов, Ричард обнаружил, что ухитрился подобраться к незнакомцу

близко-близко, а тот его до сих пор не обнаружил. Бесшумно передвинувшись

от сосны к валуну, воин обогнал подозрительного путника и занял позицию,

спрятавшись на дороге впереди него.

Неподвижный, словно камень, на вершине красноватой скалы, Ричард

прислушивался к приближающемуся хрусту шагов. Он слышал, как мужчина тяжело

дышит, как цепляется пальцами за острые выступы, перебираясь через камни.

Когда расстояние стало не больше шести футов, Ричард выступил на

тропу.

Незнакомец невольно открыл рот и отступил назад.

Ричард, наоборот, внешне никак не отреагировал на встречу, но

почувствовал, как магия меча вскипает гневом в его жилах. Но почти тотчас

Ричард ощутил, что сила ярости идет на спад. Магия меча как бы выключила

сигнал "Опасность!", сообщая хозяину "Все спокойно!". Такое колебание,

скорее всего, означало, что незнакомец не представлял угрозы.

Его одежда - коричневые штаны, льняная рубаха и светлый, потрепанный

плащ - видала лучшие дни. Путник выглядел так, словно был изнеможен долгой

дорогой, однако и Ричард переоделся в обычную одежду, чтобы не вызывать

подозрений. Заплечный мешок незнакомца казался подозрительно небольшим.

Плащ собирался в складки под ремнями пустых мехов, перекрещивающихся у него

на груди. Он не был вооружен, как разглядел Ричард, даже не имел ножа.

Незнакомец выжидал, боясь начать говорить первым.

- Ты направлялся к моим друзьям, - произнес Ричард и наклонил голову в

сторону облака пыли, светящего, словно маяк, над равниной. Путнику был дан

шанс объясниться.

Глаза незнакомца были широко раскрыты. Он ссутулил плечи и несколько

раз провел рукой по волосам, зачесывая их назад. Ричард стоял перед ним,

как каменный столб, преграждая путь. Голубые глаза мужчины забегали по

сторонам, ища возможность убежать в случае надобности.

- Я не причиню тебе вреда, - сказал Ричард. - Я всего лишь хочу знать,

что у тебя на уме.

- На уме?

- Зачем ты шел к повозке?

Незнакомец повернул голову в сторону повозки, невидимой за крутым

уступом скалы, затем покосился на меч Ричарда и, наконец, осмелился поднять

на него глаза.

- Мне... нужна помощь, - произнес он.

- Помощь?

- Да, - человек кивнул. - Я ищу того, чья цель - борьба.

- Ищешь воина особого рода? - вскинул подбородок Ричард.

Он сглотнул под суровым взглядом Ричарда.

- Да, именно так.

- У Имперского Ордена множество солдат, - пожал плечами Ричард. -

Уверен, если бы ты поискал среди них, то нашел бы подходящего.

- Нет. Я ищу того, кто пришел с севера, - парень покачал головой. -

Того, кто пришел принести свободу угнетенным жителям Древнего мира. Того,

кто дает нам всем надежду, что изгонит Имперский Орден с нашей земли - да

не взыщет с них Создатель! - и тогда, наконец, наступит мир.

- Сожалею, - отрезал Ричард. - Я не знаю такого.

Незнакомец не был разочарован словами Ричарда. Скорее, он им просто не

поверил. Черты его лица были приятны и выражали то, что он остался при

своем мнении.

- Не мог бы ты дать мне попить? - Незнакомец нерешительно протянул

руку.

- Конечно, - немного расслабился Ричард.

Он снял с плеча мех и бросил пришельцу. Тот поймал сосуд с такой

осторожностью, словно тот был из драгоценного стекла, которое он боялся

уронить. Парень присмотрелся к пробке, прежде чем вынул ее, и принялся

пить.

- Прости. Я не хотел выпить всю воду, - резко остановился он, почти

осушив мех.

- Все в порядке, - Ричард успокоил его жестом, дав понять, что можно

допивать. - В повозке еще есть вода.

Похоже, давненько ты в последний раз утолял жажду... - Лорд Рал

заложил большой палец за широкий кожаный ремень на поясе и вопросительно

посмотрел на путника, ожидая какого-то объяснения.

Незнакомец кивнул головой в знак благодарности и снова наклонил мех.

- От кого ты слышал о том, кто хочет вас освободить? - как бы

невзначай спросил Ричард.

Парень опустил мех и перевел дыхание, его глаза неотрывно смотрели на

собеседника.

- От многих. Свобода, которую он принес Древнему миру, дает надежду и

нам.

Ричард улыбнулся про себя, радуясь, что свет надежды горит даже в

таком темном крае, как Древний мир. Здесь тоже живут люди, и они ценят те

же простые вещи, как и где бы то ни было на земле - возможность жить

свободной жизнью и трудиться на благо себя и своей семьи.

Неожиданно в небе показалась чернокрылая птица. Расправив гигантские

крылья, она легко парила в открытом пространстве неба над гребнем гор. У

Ричарда не было с собой лука, но птица не приближалась и не делала попыток

напасть.

При виде хищницы незнакомец сжался, как кролик при виде ястреба.

- Сожалею, но ничем не могу помочь, - произнес Ричард, когда птица

исчезла. Он оглянулся в направлении повозки за ближайшим холмом. - Я

путешествую вместе с женой и своей семьей в поисках работы и места, где

смогу заняться любимым делом.

Он не добавил, что его любимое дело - восстание, если только у него

будет шанс, если будут люди, готовые пойти за ним. У него есть намного

более важные заботы, чем защита какой-нибудь деревни.

- Но, лорд Рал, мои люди нуждаются...

- Почему ты меня так назвал? - Ричард резко развернулся.

- Я... прости меня, - путник проглотил ком в горле. - Я не хотел тебя

рассердить.

- С чего ты взял, что я - этот как-его-там... лорд Рал?

Парень повел рукой, пытаясь найти слова.

- Ты, ты, ты просто... он и есть. Не представляю... что еще я должен

сказать. Прости, если оскорбил тебя, лорд Рал.

Наверху показалась Кара. Вид у нее был самый что ни на есть

вызывающий.

- Так, и что мы тут имеем?

Незнакомец пораженно уставился на нее и отступил назад, нахохлившись

как зяблик и прижимая к груди мех с водой, словно он был стальным щитом.

Сзади, с серебряным ножом в руке, выступил Том, загородив все пути к

отступлению.

Обернувшись, парень увидел Тома, который возвышался над ним будто

башня. Он отпрянул и судорожно хватил воздух ртом, заметив рядом с Ричардом

Кэлен. Все они были одеты в простую дорожную одежду, но сейчас, подумал

Ричард, они не похожи на обычных странников в поисках работы.

- Пожалуйста, - промямлил незнакомец. - Я не замышлял ничего дурного.

- Расслабься, - Ричард бросил косой взгляд в сторону Кары: его слова

предназначались и Морд-Сит. - Ты один?

- Да, лорд Рал. Как я уже говорил, меня послал мой народ. Благодарю,

что вы не даете волю своей суровой натуре - ничего другого я и не ожидал.

Хочу, чтоб вы знали, я пришел с добрыми чувствами.

- Почему он называет тебя лордом Ралом? - спросила Кара Ричарда тоном,

в котором звучало скорее обвинение, чем вопрос.

- Мне много рассказывали о Повелителе. Каков он, как выглядит, -

вставил незнакомец. Все еще прижимая одной рукой мех, другой он указал на

Ричарда. - И еще меч. Я слышал о мече лорда Рала, - его глаза осторожно

поднялись к Кэлен. - И о Матери-Исповеднице, - произнес он, кланяясь.

- Ну конечно, - вздохнул Ричард.

Он и раньше предполагал, что надо прятать меч при появлении

незнакомцев, но теперь понял, как важно было убрать его подальше сразу, как

они оказались в населенной местности. Спрятать меч будет относительно

несложно. Другое дело - Кэлен. Ричард подумал, что, может быть, они смогут

замотать ее в тряпье и выдавать за прокаженную.

Парень осторожно приблизился к Ричарду, вытянув руку с мехом.

- Благодарю, лорд Рал.

Ричард отхлебнул отвратительной на вкус воды и протянул мех Кэлен. Она

мотнула головой, отказываясь. Ричард сделал еще один глубокий глоток,

прежде чем завернуть пробку и перебросить мех через плечо.

- Как тебя зовут? - спросил он.

- Оуэн.

- Ну что ж, Оуэн. Почему бы тебе не переночевать с нами? Наполнишь

водой меха, а завтра утром продолжишь свой путь.

Еле сдерживаясь, Кара сжала зубы.

- Почему ты не позволишь мне всего лишь...

- Думаю, у Оуэна есть заботы, которые мы все понимаем. Он беспокоится

о своих друзьях и семье. Утром он пойдет своей дорогой, а мы - своей.

Ричард не хотел, чтобы парень остановился на ночлег в темноте рядом с

ними, где за ним будет сложнее наблюдать, нежели в лагере. Утром будет

легко удостовериться, что он не пошел за ними, а отправился восвояси. Кара,

наконец, поняла намерения Ричарда, определила свою задачу и успокоилась.

Лорду Ралу не надо было даже отдавать ей приказ. Он и так был уверен, что

охранница не оставит без внимания любого незнакомца, пока они с Кэлен будут

спать.

Вместе с женой Ричард направился к повозке. Оуэн, сопровождаемый Томом

и Карой, пошел за ними, вертя головой в обе стороны.

По дороге Ричард допивал остатки воды из меха, а их незваный гость

несколько раз поблагодарил за приглашение и пообещал не доставлять

беспокойства.

Лорд Рал был намерен проследить, чтобы Оуэн выполнил свое обещание. Он

знал, что Кара тоже не преминет это сделать.

 

 

Глава 10

 

В повозке Ричард окунул мехи Оуэна в бочонок, в котором еще была вода.

Тот сидел, прислонившись спиной к колесу, и время от времени настороженно

поглядывал на Ричарда. Такими же взглядами окидывала его Кара. Охраннице

парень откровенно не нравился, но это было обычно для Морд-Сит по отношению

к незнакомцам, и она знала, что это еще ничего не значит.

Тревоги в отношении Оуэна у Ричарда почему-то не возникло. Он не

испытывал к парню ни неприязни, ни особенного тепла. Оуэн был вежлив и не

представлял угрозы, но что-то в нем вызывало у Ричарда... раздражение.

Том и Фридрих принесли собранные дрова и разожгли небольшой костер.

Восхитительный аромат сосновой смолы разнесся по пустоши, так что запах

лошадей стал менее ощутим.

Время от времени Оуэн бросал полный страха взгляд на Кару, Кэлен, Тома

и Фридриха. Но больше всего его беспокоила Дженнсен. Он старался

отвернуться, не смотреть ей прямо в глаза, но его взгляд все время

приковывали рыжие волосы Дженнсен, сияющие в отблесках костра. Когда Бетти

подбежала к Оуэну, проявляя дружелюбное любопытство к новому человеку в

лагере, тот перестал дышать.

Ричард сказал Оуэну, что козочка всего лишь хочет внимания. Парень

погладил Бетти по голове с такой осторожностью, как будто она была гаром,

готовым откусить ему руку.

Дженнсен улыбнулась и, не обращая внимания на то, как он пялится на

нее, предложила Оуэну вяленого мяса.

Оуэн смотрел на нее, все так же вытаращив глаза.

- Я не ведьма, - сказала Дженнсен. - Люди думают, что мои рыжие

волосы - признак ведьмы. Но я не ведьма. Могу уверить тебя, что не владею

магией.

Резкость тона в голосе Дженнсен удивила Ричарда, напомнив ему, что за

женственностью сестры прячется сила.

- Конечно, нет, - пробормотал Оуэн, продолжая изумленно смотреть на

нее. - Я, я... просто никогда не видел таких... красивых волос, вот и все.

- Спасибо, - Дженнсен подарила ему еще одну улыбку и снова предложила

немного мяса.

- Извини, - вежливо произнес Оуэн. - Я не ем мяса, не обижайся. - Он

быстро сунул руку в карман и достал холщовый мешочек с сухим печеньем. -

Хочешь попробовать? Угощайся. - Натянуто улыбнувшись, он протянул несколько

печенюшек Дженнсен.

Том сделал пару шагов, пристально глядя на Оуэна.

- Спасибо, нет, - Дженнсен отдернула руку и присела на плоский камень.

Она поймала Бетти за ухо и заставила лечь у своих ног. - Лучше тебе самому

съесть печенье, если ты не хочешь мяса. Боюсь, ничего другого у нас нет.

- Почему ты не ешь мясо? - поинтересовался Ричард. Оуэн посмотрел

через плечо на Ричарда, сидящего в повозке над ним.

- Мне не нравится мысль, что животных убивают ради того, чтобы я мог

утолить голод.

- Ты по-доброму относишься к животным, - Дженнсен улыбнулась.

Оуэн выдавил судорожную улыбку, его взгляд снова упал на волосы

Дженнсен.

- Так чувствует мое сердце, - сказал он, отвернувшись от нее, чтобы

невзначай не встретиться глазами.

- Сердце Даркена Рала тоже было очень чувствительным, - Кара бросила

резкий взгляд на Дженнсен. - Однажды я видела, как он запорол кнутом до

смерти женщину за то, что она осмелилась есть колбасу в Народном Дворце. Он

расценил это как неуважение к своим чувствам.

Глаза Дженнсен застыли в изумлении.

- А в другой раз, я была с ним во дворе, рядом с садом, - продолжала

Кара, жуя кусок колбасы. - Он заметил одного охранника, ехавшего на коняге

с мясным пирогом в руке. Даркен Рал ударил пламенем магического огня, в

мгновение обезглавив лошадь - бац, и ее голова покатилась за ограду.

Солдату как-то удалось быстро встать на ноги, высвободив ноги из стремян и

спрыгнув с лошади, пока она валилась на землю. Так вот, Даркен Рал подошел,

выхватил меч и в припадке ярости рассек трупу живот. Потом он схватил

солдата за волосы на затылке и сунул его голову во внутренности лошади,

заорав, чтобы он ел. Бедняга старался, как мог, но очень быстро задохнулся

в теплых кишках.

Оуэн закрыл глаза и подтащил руку ко рту. Его явно подташнивало от

омерзения.

Кара размахивала колбасой, представляя стоящего рядом Даркен Рала.

- Он повернулся ко мне и тихим голосом спросил, как люди могут быть

настолько жестокими, чтобы есть мясо животных.

- И что... что ты ответила? - ахнула потрясенная Дженнсен.

- А что я могла сказать? Сказала, что не знаю, - пожала плечами Кара.

- Но как тогда люди ели мясо в его присутствии, если он был таким? -

недоумевала девушка.

- По большей части - не был. Торговцы поставляли мясо во дворец, и

Даркен Рал не придавал этому значения. Иногда он неодобрительно покачивал

головой или называл их жестокими, но чаще всего он их просто не замечал.

- Да, это точно, - кивнул Фридрих. - Прежний Правитель был совершенно

непредсказуем. Ни один человек не мог знать, что он сделает с ним в

следующую минуту. Он мог улыбнуться, а потом замучить до смерти. Что у него

на уме было загадкой для всех и всегда.

Кара пристально вглядывалась в языки огня перед собой.

- Не было ни единого шанса предвидеть его реакцию, - ее голос

понизился почти до шепота. - Многие считали, что это просто вопрос времени,

когда Даркен Рал их убьет. Поэтому люди жили, словно осужденные на казнь,

ожидая обрушивающегося топора, не находя радости в жизни и не думая о

будущем.

Том кивком головы выразил согласие с тем, как Кара определила жизнь в

Д'Харе, и подбросил в огонь хвороста.

- Ты тоже так жила, Кара? - спросила Дженнсен.

- Я Морд-Сит. - Охранница подняла глаза и нахмурилась. - Морд-Сит

всегда готовы обняться со смертью. Мы не хотим умереть старыми и беззубыми.

Оуэн был так потрясен рассказом Кары, что машинально, словно по

обязанности, грыз печенье.

- Не могу представить, как можно было жить, страдая так невыносимо,

как вы. Этот Даркен Рал, часом, не родственник тебе, лорд Рал? - Парень тут

же подумал, что, должно быть, совершил ошибку и неуклюже поспешил ее

исправить. - У него такое же имя... вот я и подумал, просто подумал... я не

хотел сказать, что ты похож на него...

- Он был моим отцом, - Ричард вылез из повозки и протянул Оуэну его

мех с водой.

- Я ни на что не намекал. Поверь, я не стал бы клеветать на чьего-либо

отца, а тем более...

- Я убил его, - оборвал неловкое мямлянье Ричард.

Он не хотел ничего обсуждать, чувствуя отвращение при мысли обо всей

этой истории.

Оуэн озирался вокруг как олененок, окруженный волками.

- Он был чудовищем, - сказала Кара, чувствуя, что надо защитить

нынешнего лорда Рала. - Сейчас у людей Д'Хары появился шанс жить полной

жизнью и не бояться будущего.

- Да, только если они смогут освободиться от Имперского Ордена, -

Ричард подсел к жене и обнял ее за плечи.

Склонив голову, Оуэн похрустывал своим печеньем.

Наступила тишина.

- Почему бы тебе не сказать нам правду о причинах твоего прихода сюда,

Оуэн? - наконец прервала молчание Кэлен.

Ричард знал этот тон ее голоса - голоса Матери-Исповедницы - спокойный

и одновременно вызывающий дрожь.

- Конечно, Мать-Исповедница, - Оуэн уважительно наклонил голову.

- Ты знаешь, кто она? - спросил Ричард.

- Да, лорд Рал, - кивнул парень.

- Как?

Взгляд Оуэна заметался между Ричардом и Кэлен.

- Молва о тебе и Матери-Исповеднице ходит везде, нет ни одного уголка,

где люди бы не слышали о вас. Слава о том, как ты освободил народ

Алтур-Ранга от угнетения Имперским Орденом распространилась повсюду. И те,


Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.085 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты