Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


МЕТОДИЧНА РОЗРОБКА ПРАКТИЧНОГО ЗАНЯТТЯ № 13 25 страница




монету и ушел. В следующий раз я увидел его сидящим на каменной скамье на

старой площади. Как и у меня, у него не было шансов на жизнь. Людская

жадность высосала из него жизнь. Я не хотел расти и стать такими, как они,

но я знал, что придется, и человеческая жизнь канет в небытие, никто обо

мне не вспомнит. Бесполезная душа. Я сел рядом и спросил его, зачем он дает

мне деньги. Вместо простого ответа об обычной милостыне, которую подают

мальчишкам, этот человек рассказал мне о великой цели человечества, о

смысле жизни и о том, что мы здесь всего лишь остановились перед тем, как

навечно придти к Создателю, но мы еще можем восстать. - Джегань заправил в

рот еще один кусок гусятины. - Я никогда не слышал ничего подобного. Я

сказал, что для меня все эти вещи не имеют значения, поскольку я всего лишь

вор. Он ответил, будто человечество зло поступает по отношению ко мне, и

спасти его может только помощь таким, как я. Он открыл мне грехи

человечества. Перед тем как уйти, мой благодетель спросил меня, знаю ли я,

что такое бесконечность. "Нет", - ответил я. "Наша жизнь в этом мире -

всего лишь миг перед переходом в иной мир", - сказал он. Тогда я впервые

задумался о высшей цели. Следующие месяцы Брат Нарев разговаривал со мной о

Создании и вечности и учил меня. Он дал мне знание о лучшем, неведомом мне

дотоле будущем. Он научил меня самопожертвованию и спасению. Я думал, что

падаю в вечную тьму, пока он не показал мне свет. Он взял меня в помощники

в деле рутинной работы жизни. Брат Нарев был моим учителем, священником,

советчиком, спасителем, и... дедом.

Взгляд Джеганя нашел Зедда.

- Он дал мне свет знания того, каким может быть будущее человечества.

Показал мне истинную жадность и темную пустоту, к которой идет

человечество. Укреплял мое зрение. Он был духом, а я его костьми и плотью.

Брат Нарев предоставил мне честь начать революцию. Он возвел меня над

грешными людьми. Мы были новой надеждой человечества, и Брат Нарев сам дал

мне право нести его видение в очистительном огне искупления. - Джегань

откинулся на спинку стула, смотря на Зедда так, как никто на него не

смотрел. - И этой весной, когда я нес видение Брата Нарева, чтобы

просветить человечество, принести будущее, в котором не будет магии,

подавляющей людей, не будет жадности и гордыни, я пришел в Эйдиндрил и...

что я нашел там? Голову Брата Нарева на шесте с запиской. В ней было

написано: "С наилучшими пожеланиями от Ричарда Рала". - Император задрожал

от ненависти. - Человек, которым я восхищался больше всего в мире, который

дал нам видение Нового мира, был мертв. Его голову насадил на кол твой

внук. Я не знаю, было ли совершено более чудовищное преступление против

всего человечества. - Мрачные тени плыли в черных глазах Джеганя. - Ричард

Рал ответит за это. Он будет страдать так же, как Брат Нарев, перед тем,

как я отправлю его к Хранителю. Хочу, чтобы ты знал свое будущее, старик.

Твой внук узнает такую боль и еще одну, когда я возьму его жену и заставлю

ее заплатить за ее собственные преступления. - На его лице снова появилась

злая усмешка. - Когда он заплатит свою цену, я убью его.

Зедд зевнул.

- Милая история. Ты отработал многие ее детали, убивая сотни и тысячи

невинных людей только за то, что они не хотели жить под твоей и Нарева

неправедной властью, ложным видением. И вообще. Не пекись о ненужных

объяснениях. Просто отруби мне голову, насади ее на кол, и покончим с этим.

- Не так просто, старик. - Джегань снова торжествующе улыбнулся. -

Сначала ты нам кое-что расскажешь.

 

 

Глава 38

 

- Ах, да, - сказал Зедд. - Пытка. Я почти забыл.

- Пытка?

Двумя пальцами Джегань подал знак женщине у стены. Пожилая Сестра

задергала руками под его взглядом и вдруг выбежала из шатра. Зедд услышал

ее торопливые наставления солдатам, а затем звуки удаляющихся шагов.

Тиран продолжал медленно есть, сидя за роскошно накрытым столом, в то

время как перед ним стояли истощенные жаждой и голодом Зедд и Эди. Наконец

сноходец положил нож на тарелку. Заметив это, рабы бросились убирать пустые

тарелки. Через несколько минут стол был очищен от блюд и кубков, на нем

остались только книги, свитки, свечи и ваза с грецкими орехами.

Сестра Тахира, та, которая захватила Зедда и Эди, стояла у стола со

сложенными на груди руками и наблюдала за ними. Несмотря на ее страх перед

Джеганем, на которого она смотрела с неизменным подобострастием, лицо

Сестры искривила самодовольная ухмылка, едва она подумала о том, что скоро

произойдет.

Когда в шатер вошли и встали у стены шестеро громил, Зедд понял,

почему Тахира так улыбается. Люди были нечесаные, мускулистые и со столь

безжалостными лицами, каких Зедд еще не видел. Волосы у них были сальными и

торчали во все стороны. Руки были покрыты пятнами, ногти загибались и были

грязны. На одежде задеревенели пятна крови.

Эти люди были палачами.

Зедд отвел глаза от острого взгляда Сестры. Она надеялась увидеть

страх, ужас или, хотя бы, слезы.

Затем в комнату ввели группу женщин и мужчин. Они были, видимо,

крестьянами или рабочими. Мужчины прижимали к себе жен, а дети жались к

материнским юбкам, как цыплята к наседке. Людей вытолкнули вперед, напротив

ряда палачей.

Зедд посмотрел на Джеганя. Черные глаза сноходца наблюдали за старым

волшебником, в то время как он медленно разжевывал орешек.

- Император, это местные жители, как вы и просили, - сказала Сестра,

приведшая в шатер людей. Она простерла руку вперед. - Добрые люди,

император Джегань Справедливый. Он несет свет Имперского Ордена миру,

управляемому мудростью Создателя, чтобы мы все могли прожить хорошую жизнь

и спастись в будущей.

Джегань изучал людей Срединных Земель, пока они кланялись ему.

Зедд почувствовал себя плохо, видя на их лицах ужас. Они прошли через

весь лагерь Ордена. Они видели всю армию, которая захватила их землю.

- Может, вы знаете этого человека? - Джегань показал рукой на Зедда. -

Это Первый Волшебник Зорандер. Он - один из тех, кто правил вами с помощью

магии. Как видите, теперь он связан и стоит здесь. Мы освободим вас от

таких, как он, и его власти.

Люди бросали взгляды на Джеганя и Зедда, не зная, зачем они здесь и

что должны делать. Так и не решив, они склонили головы и пробормотали слова

благодарности за свое освобождение.

- Те, кто имеет дар, как эти двое, могли бы использовать свою

способность, чтобы помочь человечеству. Но вместо этого они используют ее

для себя. Вместо того чтобы пожертвовать ею, они эгоистично держат ее при

себе. Это преступление - жить так, как они, обладая тем, что у них есть.

Меня сердит то, что они могли бы помочь таким бедным людям, как вы. Люди

страдают и умирают, не дождавшись помощи таких, как они. Этот волшебник и

его ведьма здесь потому, что отказались помочь нам освободить остальной

народ Нового мира. Мы захватили опасные магические предметы, которые могут

заставить страдать множество людей. Этот эгоистичный волшебник и ведьма

пытались нам помешать.

Глаза всех обернулись к Зедду и Эди.

- Я могу назвать множество смертей, в которых повинен этот старик, но,

боюсь, вы не вынесете этого. Скажу только, что он виновен в десятках тысяч

смертей.

Джегань улыбнулся детям и обеими руками поманил их к себе. Дети в

возрасте от шести до двенадцати лет вцепились в родителей. Джеганя устремил

взгляд на родителей и снова позвал детей. Родители поняли и подтолкнули

детей к императору.

Сама невинность подошла к Джеганю, и он заключил ее в объятия. Он

погладил светлые волосы мальчика и длинные рыжие волосы девочки. Несколько

детей убежало к родителям, а остальных он ухватил и потрепал по щекам.

В воздухе повис тихий ужас.

Это было одно из самых ужасных зрелищ, свидетелем которых доводилось

быть Зедду.

- Ну, а теперь, я скажу, зачем позвал вас сюда, - произнес улыбающийся

император.

Его сильные руки сгребли детей перед собой. Сестра преградила путь

мальчику, который хотел вернуться к родителям. Джегань обхватил девочку за

талию и посадил себе на колени. Большие глаза девочки смотрели в его

улыбающееся лицо, на лысую голову, но больше всего, в пустые черные глаза

сноходца.

Джегань посмотрел на девочку и на родителей.

- Видите, волшебник и ведьма не помогли нам. Чтобы спасти множество

жизней, мне нужна их помощь. Они должны честно ответить на мои вопросы. Они

отказались. Надеюсь, что вы, добрые люди, убедите их рассказать нам, как

спасти жизни людей и освободить их от магии.

Джегань оглядел ряд солдат, молча стоящих у стены. Одним движением

головы он дал им знак подойти вперед.

- Что вы делаете? - вскрикнула какая-то женщина, хотя муж пытался

остановить ее. - Что вы собираетесь делать?

- То, что я собираюсь делать, в ваших же интересах, люди, - обратился

Джегань к толпе родителей. - Мне надо убедить разговориться этого

волшебника и эту ведьму. Я хочу оставить вас наедине с ними и убедить их

помочь нам на благо всего человечества.

Палачи хватали детей, которые тут же начали плакать. Родители, видя,

как уносят их ребенка, сами начинали рыдать и кидались вслед, но огромные

руки солдат отшвыривали их.

Многие забились в истерике, прося, чтобы им вернули детей.

- К сожалению, я не могу это сделать, - сказал Джегань. Он снова подал

знак, и солдаты вынесли их шатра кричащих детей. Родители плакали и

пытались прорваться к выходу через огромные грубые руки, не позволяющие им

дотянуться до родного чада, самого дорогого в мире.

Крестьяне были напуганы и не знали, что делать, боясь нанести вред

своим детям и не желая, чтобы их забрали навсегда.

Как только детей вынесли, Сестры закрыли выход и встали около него.

- Молчать! - крикнул Джегань, стукнув кулаком по столу.

В шатре сразу стало тихо.

- Теперь, эти двое останутся в шатре, - произнес Джегань. - И вы все

тоже. Не будет ни охраны, ни Сестер.

- А наши дети? - запричитала заплаканная женщин, нимало не заботясь о

Зедде и Эди.

Джегань поставил перед собой подсвечник.

- Это шатер, в котором находитесь вы и двое преступников. - Он описал

круг вокруг свечи. - Рядом с этим шатром есть другие. - Все смотрели, как

его заостренный ноготь обводит круги вокруг свечек. - Ваши дети рядом, вот

в этом шатре. - Джегань зачерпнул из вазы горсть орехов. Он просыпал

немного на стол, а остальное закинул в рот.

В шатре стояла тишина, все наблюдали за ним, как он жует орехи, боясь

задать вопрос и боясь услышать ответ.

- Зачем они будут там, в другом шатре? - наконец не выдержала какая-то

женщина.

Черные глаза Джеганя обежали их всех, прежде чем он произнес,

убедившись, что все его слушают:

- Солдаты, забравшие ваших детей, будут пытать их.

Глаза родителей расширились от ужаса. Кровь подступила к лицам. Одна

женщина упала в обморок. Кто-то склонился над ней. Сестра Тахира подошла к

женщинам и коснулась ладонью лба упавшей в обморок. Женщина открыла глаза.

Сестра приказала ей подняться на ноги.

Джегань был удовлетворен наступившим вниманием и снова обвел ногтем

свечу.

- Шатры стоят очень близко, поэтому вы сможете слышать крики ваших

детей.

Родители обмерли, не веря в то, что они услышали.

- Каждые несколько часов я буду приходить, чтобы посмотреть, как вы,

добрые люди, убеждаете волшебника и ведьму. Если вы не добьетесь успеха, то

я пойду по своим делам, а потом снова приду. Хочу, чтобы вы хорошо меня

поняли. Я буду возвращаться, чтобы удостовериться в том, что эти двое живы

после ваших убеждений. Если они умрут, то не смогут ответить на наши

вопросы. Только когда это случится, детки вернутся обратно.

Джегань обратил свой черный, как ночь, взгляд к Зедду.

- Мои люди хорошо обучены пыткам. Когда ты услышишь крики, то не

усомнишься с этом. Я думаю, ты знаешь, что они могут пытать человека

сутками, но чуда, все-таки, совершить не могут. Люди, особенно такие юные,

нежные души, не могут жить вечно. Но если умрут эти дети, то в окрестностях

хватает семей, в которых есть дети.

Зедд не мог остановить слез, которые катились по его подбородку, когда

Сестра Тахира схватила его за руку и вытолкнула в толпу.

Родители набросились на старого волшебника, разрывая на нем одежду,

крича и требуя, чтобы он выполнил все повеления императора.

Зедда протащили на пятках до стола. Обезумевшие люди колотили его. Но

когда старик обвел полным достоинства взглядом их лица, они остановились.

- Я надеюсь, теперь вы понимаете, против чего мы боремся. Мне так

жаль, что я не могу развеять боль этого самого черного дня вашей жизни.

Если я сделаю то, о чем он меня просит, то бесчисленное количество других

детей будут тоже так страдать. Я знаю, что вы не можете поставить их

страдания вровень со страданиями ваших детей, но я должен так сделать.

Молитесь, чтобы светлые духи забрали их поскорее туда, где вечный мир.

Зедд ничего больше не мог сказать, глядя на отчаявшиеся лица

родителей.

- Это не сработает, Джегань. - Старик посмотрел на своего палача

глазами, полными слез. - Я знаю, что ты все равно не остановишься, но это

не подействует.

Джегань медленно поднялся.

- В этой земле много детей. Скольких ты собираешься принести в жертву,

прежде чем человечество освободится? Как долго ты будешь настаивать на том,

чтобы вместо жизни в радостном будущем их ждало страдание?

В тусклом свете блеснули тяжелые цепи на шее императора, золотые и

серебряные медальоны на груди, кольца на пальцах.

Зедд ощутил немой груз безнадежности. Какое будущее может ждать

человечество под ярмом чудовищных идеалов людей такого рода, как Джегань?

- Ты не выиграешь, волшебник. Как и те, кто борется против

человечества, чтобы простые люди прозябали всю свою жизнь. Ты даже не

хочешь пожертвовать своими аморальными идеалами, чтобы спасти жизни детей.

Какими бы смелыми не были твои речи, у тебя холодная душонка и слабое

сердце. Ты не хочешь сделать то, что может предотвратить гибель

человечества. А я сделаю.

Джегань кивнул головой, и Сестра потащила Зедда к дверям. Плачущая,

рыдающая, умоляющая толпа потерявших рассудок людей окружила Зедда и Эди,

вцепившись в их одежду.

Вдалеке Зедд слышал раздирающие душу крики мучающихся детей.

 

 

Глава 39

 

- Они недалеко, - сказал Ричард, отступая в тень деревьев. Он молча

смотрел, как Кэлен стягивает завязки на плечах.

Одежда не пострадала за время долгой дороги в мешках. Белая ткань

блестела в свете зловеще сгущающихся облаков.

Платье с прямым вырезом на груди свободными складками ниспадало до

земли, на нем не было никаких украшений - ни шнурков, ни оборок. Вид Кэлен

в этом наряде также перехватывал его дыхание.

Она посмотрела сквозь деревья туда, откуда послышался свист Кары.

Предупреждающий сигнал, которому Ричард научил Кару, был заунывен и высок.

Он был неотличим от голоса настоящего оливкового тиранна, хотя Морд-Сит

никогда не слышала его песни. Когда Ричард предложил ей научиться свисту

птицы, называемой тиранн, Кара сразу возразила, что ни за что не будет

учиться свистеть, как птица с таким именем. Тогда он сдался и сказал, что

вместо этого научит ее свисту небольшого, жестокого, короткохвостого

соснового сокола, но только если она будет очень стараться, поскольку это

труднее. Довольная, что поступили, как она хотела, девушка выучила простой

свист и часто использовала его как сигнал. Ричард никогда не говорил ей,

что она свистит не как небольшой короткохвостый сокол, ибо они вообще так

не свистят.

Через ветви виднелась темная фигура статуи на перевале. Ричард в

который раз дивился, зачем люди прошлого поставили эту статую здесь, где ее

никто не увидел бы. Он думал о древнем обществе, во времена которого она

была построена. О чем думали создавшие ее люди, запечатывая за горами

других людей, все преступление которых состояло в рождении без дара?

Ричард отряхнул с плеча Кэлен сосновые иголки.

- Так, стой смирно, дай я посмотрю.

Кэлен повернулась, раскинув руки. Бесстрашные зеленые глаза под

красиво изогнутыми бровями встретились взглядом с его глазами. Ее черты,

казалось, стали еще прекраснее с момента их первой встречи. Взгляд Кэлен,

ее осанка, то, как она смотрит на него, словно заглядывает в душу,

заставляли сердце Ричарда трепетать. Ясность в ее глазах была первым, что

так поразило его.

- Что ты на меня так смотришь? - спросила Кэлен.

Несмотря ни на что, Ричард не смог удержать улыбку.

- Когда ты стоишь здесь, в этом платье, твои волосы так красивы, твои

зеленые глаза напротив моих... я вспоминаю, как впервые увидел тебя.

В ее ведьминских глазах засветилась особенная улыбка - та, которой

жена улыбалась только ему. Она обхватила его шею ладонями и нагнула к себе,

чтобы поцеловать.

Как обычно, поцелуй Кэлен захватил Ричарда такой жаждой обладания ею,

что он полностью потерял связь с миром. Она растворялась в его объятиях. В

этот момент не было ни Имперского Ордена, ни Бандакара, ни Империи Д'Хары,

ни Меча Истины, ни химер, ни мучающего его дара, ни яда, ни сигнальных

маяков, ни чернокрылых хищников, ни Джеганя, ни Николаса, ни Сестер Тьмы.

Ее поцелуй заставлял его забыть обо всем, кроме нее. В этот момент

существовали только они двое. Кэлен сделала его жизнь завершенной, и ее

поцелуй подтверждал эту связь.

Она оторвалась от мужа, заглянув в его глаза.

- Похоже, с того самого дня, как ты встретил меня, у тебя одни

проблемы.

- Моя жизнь началась с того дня, как я встретил тебя, - улыбнулся

Ричард. - Найдя тебя, я нашел свою жизнь.

Держа ее лицо в ладонях, он снова ее поцеловал.

В его ногу ткнулась Бетти и заблеяла.

- Вы уже готовы? - позвала с холма Дженнсен. - Они уже скоро будут.

Вы, что, не слышали свист Кары?

- Слышали, - ответила Кэлен. - Сейчас будем.

Повернувшись, она снова улыбнулась и посмотрела на него.

- Ну, лорд Рал, ты-то точно немного изменился с тех пор, как я тебя

встретила. - Она подтянула ремень перевязи на его груди. - Но выглядишь

точно так же, как тогда. Твои глаза все те же. - Она провела рукой по

волосам и улыбнулась. - Я не вижу в них боли дара.

- Она ушла после поцелуя, но может вернуться.

- Ну, если вернется, скажи мне, и я посмотрю, что можно сделать, -

сказала Кэлен интимным шепотом.

Ричард запустил пальцы в ее волосы и посмотрел в глаза. Потом он обнял

жену за талию, и они вместе пошли ко склону под сенью гигантских деревьев.

Сквозь стволы сосен они видели, как бежит с холма Дженнсен, перепрыгивая с

камня на камень. Она встретилась с ними.

- Я увидела их, - задыхаясь, проговорила она. - Я видела их на дальнем

склоне. Они скоро уже будут здесь. - Девушка улыбнулась. - Я видела Тома,

он идет впереди.

Дженнсен оглядела их вдвоем, потом Кэлен в платье Матери-Исповедницы и

Ричарда в военном облачении волшебника. На ее лице отразилось восхищение.

- Ух ты! - воскликнула она. - Эта одежда. - Она оглядела Ричарда с ног

до головы. - Вы оба выглядите, как правители мира.

- Ну, надеемся, люди Оуэна подумают так же, - ответил Ричард.

Кара откинула ветку, пробираясь через заросли. Вновь облачившись в

наряд из красной кожи, она выглядела так же устрашающе, как в тот раз,

когда Ричард впервые увидел ее в Народном Дворце.

- Лорд Рал как-то признался мне, что намерен стать властелином мира, -

сказала Кара, услышав возглас Дженнсен.

- Да? - удивилась Дженнсен.

- Тогда я еще не знал, как это тяжело, - вздохнул Ричард.

- Если бы ты слушал больше меня и Мать-Исповедницу, то все было бы

проще, - посоветовала Кара.

Ричард не обратил внимания на ехидный тон Кары.

- Вы все собрали? Я хочу быть там с Кэлен до того, как придут Том с

людьми.

Кара кивнула и принялась собирать вещи, которые они с таким трудом

сделали. Ричард положил ладонь на плечо Дженнсен.

- Привяжи Бетти покрепче, чтобы она оставалась здесь. Хорошо?

- Я присмотрю за ней, - сказала Дженнсен, крутя локоны рыжих волос. -

Обещаю, что она вам не помешает. Было очевидно, как ей хотелось увидеть

Тома.

- Ты прекрасно выглядишь, - заверил ее Ричард. Его улыбка вызвала

ответную.

Бетти нетерпеливо виляла хвостом, намереваясь идти вместе с ними.

- Пошли, побудешь немного здесь, - сказала Дженнсен своей подружке.

Девушка схватила веревку Бетти, а Ричард и Кэлен, идя близко друг к

другу, пошли на открытую площадку. Мрачные темные облака плыли над горами.

Глядя на заснеженные вершины гор, Ричард подумал, что они как будто

оказались на вершине мира.

Ветер стих у земли, деревья не качались, и облака над ними казались

живыми. Солнце на секунду показалось и высветлило пятна снега на земле.

Ричард подумал, что сегодня они вряд ли еще его увидят.

Страж ждал их на тропе, неотрывно смотря в сторону Столпов Творения.

Когда они подошли к нему, Ричард осмотрел небо, но заметил только небольших

птиц вдалеке - мухоловок и поползней. Ричард подумал, что они так и не

видели чернокрылых хищников с того дня, как свернули на древнюю тропу.

В первый день они строили укрытие, едва успев до сумерек. На следующий

день Ричард расчистил снег вокруг статуи и с нее.

Он нашел еще надписи.

Он уже кое-что знал о том человеке, чью статую поставили на перевале.

Порыв ветра принес снег, укрывший давно выбитую надпись.

- Они будут слушать, Ричард. - Кэлен положила руку ему на спину. - Они

послушают тебя.

С каждым вдохом он ощущал боль в груди. Она стала еще сильнее.

- Тем лучше. Или мне никогда не получить противоядия.

Лорд Рал знал, что не сможет сделать это в одиночку. Даже зная, как

обращаться со своим даром, он не мог мановением руки выгнать Имперский

Орден из Бандакара. Такое не под силу никому. Магия, даже правильно

используемая, - всего лишь инструмент, как его меч, с помощью которого

можно достичь цели.

Магия - это не то, что спасет его. Магия - не лекарство. Если он хочет

добиться успеха, ему придется использовать голову.

Ричард теперь не знал, может ли еще полагаться на магию Меча Истины.

Не знал он также и того, как долго еще дар будет убивать его. Временами ему

казалось, что яд и дар затеяли гонку, кто быстрее его прикончит.

Ричард повел Кэлен наверх, на небольшой выступ скалы над перевалом,

где он хотел всех дождаться. Отсюда был виден Бандакар. Слева Ричард

заметил Тома во главе группы людей, идущих по тропе.

Юноша поднял голову и увидел Ричарда и Кэлен. Он заметил, как они

одеты и где стоят, и поклонился, только потом осознав, что это было не

слишком подходяще. Через просветы в чаще Ричард увидел, что люди подняли

головы вслед за Томом.

Ричард чуть вытащил меч из ножен. Над его головой собрались темные

облака, как будто наблюдая за тропой.

Стоя над неизвестной землей, неизвестной империей, Ричард взял руку

Кэлен в свою.

Рука в руке они молча ждали часа, когда изменится природа мира или

придет конец его жизни.

 

 

Глава 40

 

Когда люди во главе с Томом приблизились, Ричард отметил, что их

гораздо меньше, чем обещал Оуэн. Теребя кончиками пальцев брови, Ричард

сделал шаг вперед с плато, на котором они стояли с Кэлен.

- Что-то не так? - нахмурилась она.

- Я сомневаюсь, привели ли они хотя бы пятьдесят человек.

Кэлен подняла руку, ее голос звучал успокаивающе.

- Но это больше, чем у нас было.

К ним подошла Кара. Она встала слева от Ричарда. Встретив ее хмурый

взгляд, он удивился тому, что она всегда выглядит так, как будто ожидает

самого худшего.

Том появился на скале, за ним остальные мужчины. По лицу д'харианца

тек пот после долгого восхождения, но он улыбнулся, когда заметил

выбежавшую им навстречу Дженнсен. Девушка быстро улыбнулась в ответ и

встала в тени статуи.

Когда люди увидели Ричарда в черной тунике с перекрещенными золотыми

полосами, опоясанного широким кожаным ремнем, в черных штанах и сапогах,

при сверкающих ножнах и серебряных наручах, на которых были выбиты древние

символы, - они потеряли всю свою решимость.

- Пойдем, - подбодрил их Том, выводя всех на плоскую площадку перед

Ричардом и Кэлен.

Оуэн зашептал людям, что надо делать так, как скажет Том. Те неохотно

двигались, не желая приближаться к Ричарду на близкое расстояние.

Когда люди собрались вокруг, вперед вышла Кара и показала рукой на

Ричарда.

- Лорд Рал, Искатель Истины и владелец Меча Истины, несущего смерть,

Повелитель Империи Д'Хара и муж Матери-Исповедницы, - отчетливо произнесла

она, и ее слова разнеслись в повисшей тишине.

После представления Кары люди еще больше притихли и насторожились.

Посмотрев на Ричарда и Кэлен, а потом взглянув в голубые глаза Морд-Сит,

они упали на колени перед ними.

Кара тоже встала на колени перед Ричардом и Кэлен. Вслед за ней то же

самое сделал Том. Оба склонились и коснулись лбами земли.

В тишине люди ждали, неуверенные в том, что они поступили так, как от

них ожидали.

- "Магистр Рал ведет нас", - произнесла Кара громко и четко, чтобы все

ее услышали. Она остановилась.

Том обернулся через плечо на светловолосых мужчин. Юноша нахмурился, и

они поняли, что надо было повторить слова Кары. Люди опустились на оба

колена и коснулись лбами холодного гранита, подражая Каре и Тому.

- "Магистр Рал ведет нас", - снова начала Кара, не отрывая лба от

земли.

На этот раз все повторили за ней.

- "Магистр Рал ведет нас", - единым хором произнесли они.

- "Магистр Рал наставляет нас", - сказала Кара, когда они замолчали.

Люди снова повторили за ней, но голоса звучали вразнобой.

- "Магистр Рал защищает нас", - произнесла Кара. Люди повторили, их

голоса слились почти воедино.

- "В сиянии славы твоей - наша сила".

Люди бормотали слова.

- "В милосердии твоем - наше спасение".

Голоса звучали как один.

- "В мудрости твоей - наше смирение".

- "Вся наша жизнь - служение тебе".

Когда они закончили произносить последнюю фразу, Кара ясно выговорила

заключительные слова:

- "Вся наша жизнь принадлежит тебе".

Затем она поднялась и оглянулась на людей, которые все еще продолжали

кланяться.

- Это слова посвящения лорду Ралу. Будете произносить их вместе со

мной трижды в день.

Кара снова склонилась лбом до земли у ног Ричарда.

- Магистр Рал ведет нас. Магистр Рал наставляет нас. Магистр Рал

защищает нас. В сиянии славы твоей - наша сила. В милосердии твоем - наше

спасение. В мудрости твоей - наше смирение. Вся наша жизнь - служение тебе.

Вся наша жизнь принадлежит тебе.

Ричард и Кэлен стояли над людьми, пока они читали слова формулы

посвящения.

Это было не просто представление, устроенное Карой для этих мужчин.

Это было посвящение, произносимое тысячи лет, и каждое слово в нем имело

значение.

- Можете подняться, - сказала Морд-Сит.

Люди встали с колен, отряхиваясь и молча выжидая. Ричард встретился с

каждым из них взглядом перед тем, как начать свою речь.

- Я Ричард Рал. Я тот, кого вы отравили, чтобы заставить придти сюда.

То, что вы сделали, - преступление. Хотя вы и верите в то, что поступили

справедливо и вам необходимо было сделать именно так, ничто не дает вам

права причинять вред или забирать жизнь другого человека. Это такое же


Поделиться:

Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 74; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты