Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Критика марксиз­ма и анализ капи­тализма Тугай-Барановского.




Читайте также:
  1. I. Анализ инженерно-геологических условий территории, оценка перспективности её застройки
  2. I. Анализ инженерно-геологических условий территории, оценка перспективности её застройки
  3. II. Анализ чувствительности прибыли к изменению анализируемых факторов
  4. III. Проведение анализа безубыточности
  5. III. Произвести анализ риска путем построения дерева событий.
  6. IV. Определение компенсирующего объёма реализации при изменении анализируемого фактора
  7. SWOT – анализ на примере фабрики по производству обуви.
  8. SWOT-анализ
  9. SWOT-анализ
  10. SWOT-анализ

Крупнейший теоретик легального марксиз­ма М.И. Туган-Барановскш, энциклопедиче­ски образованный мыслитель, создал ряд фундаментальных трудов по теории социализма капиталистического про­изводства и социально-политических отношений. В его трудах «Современный социализм в своем историческом развитии», «В поисках нового мира», «Социализм как положительное учение» и некоторых других содержится глубокий анализ различных со­циалистических и коммунистических учений, дана их класси­фикация. Рассматривая такие учения, как «государственный социализм» школы Сен-Симона и ее последователей, «синди­кальный социализм» Луи Блана и Лассаля, «коммунальный», или «кооперативный» социализм Оуэна и Фурье, «анархи­ческий социализм» Годвина, Прудона и Кропоткина, Туган-Барановский дает им глубокие яркие характеристики, сохра­няющие значение для их понимания и по сей день3. Ведь в на­стоящее время многие из этих учений имеют своих сторонни­ков, желающих воплотить их на практике.

Исследуя эти учения, Туган-Барановский высказал глубокие суждения о положительных и отрицательных сторонах того об­щественного устройства, которое могло бы существовать на их основе. Так, отвергая излишнюю регламентацию деятельности личности и ограничение ее свободы, что вытекало из учений о государственном и коммунальном социализме, он указывает на рад содержащихся в этих учениях положительных идей: част­ного и группового (кооперативного) предпринимательства; со­единения крупного и мелкого производства; освобождения производства от чрезмерной государственной • опеки; общест­венного самоуправления в трудовых ассоциациях, общинах, фалангах; распределения по труду: «от каждого по способно­стям, каждой способности по ее труду». Будучи крупным со­циологом и экономистом, Туган-Барановский глубоко и, как бы сказали сегодня, профессионально обосновывает современ­ное значение этих идей.

Во многих своих трудах он пытается дать объективный ана­лиз капиталистического строя, свободный от какой-либо пред­взятости. Он выступает против капиталистической эксплуата­ции человека человеком, поскольку она порождает и закрепля­ет социальное неравенство и антагонизм интересов. По его мнению, эксплуатация — это не только экономическое явле­ние, как эксплуатация труда1 других людей, а всякое использо­вание личности в ущерб ее интересам.



Вместе с тем Туган-Барановский считал, что капитализм за­ключает в себе широкие возможности развития. Частная собст­венность на средства производства, свободное предпринима­тельство и здоровая конкуренция способны, по его мнению, постоянно побуждать людей к техническому и технологическо­му обновлению производства и совершенствованию его органи­зации. Это ведет к повышению экономической эффективности капиталистического производства и тем самым к расширению возможностей удовлетворения материальных и духовных по­требностей большинства членов общества, включая трудящиеся классы. Все это должно способствовать установлению в обще­стве гармонических отношений между всеми социальными группами на основе сочетания их экономических и социальных ресурсов. Так что в конечном счете Туган-Барановский высту­пает за всестороннее развитие и совершенствование капитали­стического общества и за решение на его основе всех социаль­ных и политических проблем жизни людей. Обосновывая эти взгляды, он подверг критике многие по­ложения марксизма. Прежде всего он выразил свое несогласие с положением о решающей роли материального производства в жизни общества. Первоначально хозяйство действительно «господствовало над жизнью общества», но затем оно «подпадает под зависимость от других факторов, прежде всего науки». Отсюда он делает вывод, что -»с ходом истории соци­альное преобладание хозяйственного момента должно падать»1. На первый план, писал он, все более выступают наука и духов­ная культура, «все формы общежития и даже формы хозяйства становятся продуктом свободного сознания людей, заключаю­щего в себе самом свои непреложные законы»2.



Свои выводы о решающем значении в жизни человечества непреходящих духовных ценностей и повышении роли «психи­ческих факторов общественной жизни» Туган-Барановский де­лает под влиянием неокантианства, а также психологического направления в социологии, представленного работами Уорда и других социологов. В частности, он ссылается на положения Уорда о том, что имеют место «два рода социального прогресса - пассивный, естественный, генетический и активный, искус­ственный, телеологический»3. Соглашаясь с Уордом, он обос­новывает вывод о возрастании роли активного социального на­чала в развитии общества, о доминировании в нем духовной культуры над материальным производством.

Туган-Барановский отверг расширительное толкование классовой борьбы, согласно которому она определяет содержа­ние всех или почти всех потребностей и интересов людей. «Класс» в его понимании — это понятие, применимое лишь в сфере экономики. Оно обозначает группы людей, объединен­ных общностью экономических интересов. Это понятие что-то разъясняет в области экономических отношений, но не при­годно для объяснения процессов в других сферах жизни обще­ства, особенно в науке, культуре, духовной жизни.



Будучи крупным экономистом, Туган-Барановский неодно­кратно высказывал свое несогласие с выводами Маркса о тен­денции обнищания рабочего класса. Ссылаясь на реальные факты, он доказывал, что уровень жизни рабочего класса в пе­редовых капиталистических странах неуклонно повышается, что успехи капиталистической промышленности идут на пользу рабочим. Рост производительности труда, писал он, ведет и к росту благосостояния рабочих1.

Как уже отмечалось, Туган-Барановский предпочитал со­циализму цивилизованный капиталистический строй. Интерес­но, что черты последнего он готов был развивать и в социали­стическом обществе, если таковое станет реальностью. По его мнению, социалистическое хозяйство, если когда-либо и утвер­дится, то «не вполне лишится стихийных регулирующих сил рынка». «И при социалистическом хозяйстве продукты будут покупаться и продаваться по рыночной цене, диктуемой сооб­ражением спроса и предложения»2.

Подобные идеи он развивает в целом ряде своих работ, в том числе посвященных кооперации, таких, как «Социальные основы кооперации», «О кооперативном идеале», считая, что свободная кооперация гораздо ближе к общечеловеческому идеалу, чем «социализм наших дней», что «современный со­циализм имеет узкоклассовый характер» и «не исключает клас­совой вражды, как и классовой солидарности». Кооперация же «стоит выше каких бы то ни было классовых интересов», а ее идеал есть внеклассовый идеал. Она «отрицает какую-либо власть человека над человеком, власть большинства над мень­шинством, совершенно так же, как и власть меньшинства над большинством»3.

Как считал Туган-Барановский, в социалистическом обще­стве должны получить большое развитие производительные ар­тели. Трудовые же кооперативы могут действовать также на го­сударственных предприятиях. Особое значение он придавал свободной сельскохозяйственной кооперации, через которую крестьяне могут прийти к крупному и эффективному сельско­хозяйственному производству. Он утверждал, что кооператив­ная организация хозяйственной жизни не ниже, чем государст­венная, и в то же время имеет свои преимущества. А потому свободная кооперация найдет в социалистическом обществе широкое применение1. Таковы были выводы этого выдающего­ся социолога и экономиста первой половины XX в. Остается лишь пожалеть, что его работы, в том числе по кооперации, были до сих пор преданы забвению либо подвергались необос­нованной и тенденциозной критике. От этого много потеряли как теория, так и практика экономических и социальных пре­образований в нашей стране.

5.6. Плюралистическая социология М. Ковалевского

Значительный вклад в развитие русской социологической мысли внес М.М. Ковалевский (1851—1916). Разносторонне об­разованный и широко мыслящий ученый, чьи научные интере­сы касались обширного круга вопросов социологии, истории, государствоведения, права, этики, психологии и других наук, он пользовался широким признанием ученого мира в России и за ее пределами, был избран вице-президентом, а затем пред­седателем Международного института социологии.

Теоретические предпосылки социологических воззрений М. Ковалевского восходят к социологии О. Конта. «Что такое социология?» С этого вопроса начал М. Ковалевский свой двухтомный труд «Социология». И ответил: «Родоначальник ее, Конт считал социологию наукой о порядке и прогрессе челове­ческих обществ»2. Однако порядок в обществе бывает не все­гда. Да и прогресс в смысле поступательного развития не всегда имеет место. И Ковалевский дает свое определение социологии как науки об организации и эволюции человеческого общест­ва3. Организация общества и его эволюция -- таковы два ос­новных раздела социологии, которые начиная с Конта характе­ризуются как социальная статика и социальная динамика.

М. Ковалевский подходил к социологии прежде всего как к науке, а не как к концепции человеческих идеалов. Поэтому в отличие от народников Лаврова и Михайловского и некоторых других теоретиков он отделяет правду-истину от правды-справедливости и исходит из того, что для социологии главное есть правда-истина'.' Он глубоко воспринял учение Конта об обществе как целостном социальном организме и о закономерном характ его развития.. Без учения о закономерности общественных явлений, писал он, мой науки об обществе1,

С представлениями о закономер­ном характере развития общества, без которых, по словам Ковалевского, со­циология как наука не состоялась бы, органически связаны представления о поступательности исторического про­цесса и социальной преемственности, в ходе которой человеческие знания, опыт, культура передаются и развива­ются от одной исторической эпохи к другой. Он приводит слова Лейбница

о том, что настоящее несет на себе бремя прошлого и чревато будущим.

Идеи закономерного и поступательного характера историче­ского процесса, как и социальной преемственности, — важные стороны эволюционистской концепции Ковалевского, согласно которой общество более или менее плавно (эволюционно) пе­реходит от одного своего состояния к другому. Таким же обра­зом, по его мнению, происходит развитие отдельных областей общественной- жизни и различных социальных институтов. Эволюцию государственного строя он связывал с целым рядом факторов общественной жизни, в том числе с эволюцией хо­зяйства и «форм экономического быта», с развитием политиче­ских отношений классов и других социальных групп, с эволю­цией политических идей и общим прогрессом культуры. Такой эволюционный взгляд на развитие общества был направлен как против необоснованных и поспешных радикальных изменений в нем, так и против «не менее опасного застоя»2.

Ковалевский указывает на роль многих факторов общест­венного развития: экономических, демографических, политиче­ских, психологических, нравственных, религиозных и т.д. Од­нако ни одному из этих факторов не придается постоянного решающего значения. В различных ситуациях им отводятся разные роли, и любой из них может выйти на первый план. В этом и заключается мировоззренческий и методологический смысл социологического плюрализма М. Ковалевского.

Важную роль в социологии Ковалевского играет историко-сравнительный метод. Сравнивая развитие народов разных стран и эпох, можно обнаружить некоторые общие законы их исторической эволюции. В связи с этим Ковалевский писал, что «на одинаковых ступенях развития в каждом человеческом обществе развитие происходит по одинаковому внутреннему закону»1. Историко-сравнительный метод позволяет выявить и эти законы, и специфические особенности в развитии разных народов и их культур.

Сравниваемые явления брались Ковалевским, как правило, не в статике, а в динамике, в их исторической эволюции, что позволяло изучать как общие закономерности исторического процесса, так и специфические особенности развития тех или иных обществ. На данной основе увеличилась возможность со­циологического прогнозирования и исторического предвиде­ния, что повышало практическое значение социологии. Это для Ковалевского было чрезвычайно важным.

В своих социологических воззрениях он разделял многие положения биологической школы в социологии и прежде всего «органической теории общества*, идущей от Конта и особенно Спенсера., Ковалевский утверждал, например, что такой важ­ный социальный фактор, как общение, начинается еще в среде животных2. Даже учитывая большое различие между биологиче­ским и социальным общением, он обращал внимание на «многие общие черты» и писал, что в определенных отношени­ях животный и человеческий мир укладывается в общий про­цесс эволюции.

Весьма высоко ставил Ковалевский психологическую школу в социологии.' Он в целом разделял теорию подражания Тарда, находил подтверждающие ее примеры. Так, он писал, что «русские верховники времени Анны Иоанновны пытались под­ражать аристократическим порядкам в Швеции и тем самым укреплять основы своего бюрократического господства»1. Таких подражателей на иностранный манер немало и теперь, В то же время Ковалевский считал необходимым и полезным такое за­имствование опыта других народов, при котором не терялись бы культура и самобытность народа. Такое заимствование предполагает элементы самостоятельности и творчества.

Подобно Тарду, Ковалевский рассматривал подражание как органическое проявление личностной и социальной психологии людей и потому как важнейший фактор их общественной жиз­ни. Он считал, что «основы социологии не могут лежать вне психологии» (имеется в виду прежде всего коллективная, соци­альная психология). Речь шла о том, чтобы изучать «психологию народов»2. Это необходимо для более глубокого понимания духовного состояния народов, разностороннего проявления их культур.

Положительное отношение к многим социологическим на­правлениям и школам, стремление понять их и обнаружить связи между ними, равно как и готовность применять их уче­ния при анализе тех или иных общественных явлений — еще одно проявление социологического плюрализма М. Ковалев­ского. Каждое направление в социологии по-своему показывает значение тех или иных факторов в развитии общества, будь то биологический, демографический, экономический, политиче­ский или психологический фактор.

В своих основных социологических трудах «Современные социологи» и «Социология» iM. Ковалевский говорит о множе­ственности факторов общественного развития. В качестве со­циально значимых факторов у него фигурирует и биологиче­ский, и космический, и политический, и многие другие3. Он указывал на необходимость обнаружения одновременного и параллельного воздействия этих факторов на развитие обществен­ных явлений. В этом заключается одно из основных методо­логических требований его социологической концепции. С позиций подобного плюрализма, т.е. необходимости учета влияния на развитие общества многих факторов, он подвергал критике односторонность доктрин Спенсера, Дюркгейма, Тарда и Других социологов. Более того, он считал, что в методологи­ческом плане нет смысла говорить о более или менее важных факторах. Каждый из них может выступать в роли главного, сопутствующего или второстепенного в зависимости от ситуа­ции и ракурса рассмотрения того или иного общественного яв­ления.

Исходя из основных установок социологического плюра­лизма М: Ковалевский разрабатывал теорию общественного прогресса, которую иногда называют ядром его социологии. Он писал, что основным законом социологии является закон про­гресса. Задача же социологии состоит в том, чтобы «раскрыть те перемены в общественном и политическом укладе, в кото­рые вылился этот прогресс, и те причины, которыми он обу­словлен»1.

Обосновывая закономерный и в целом прогрессивный, по­ступательный характер развития человеческого общества, Кова­левский не отрицал ни многих фактов застоя или топтания об­щества на месте, ни попятных, регрессивных движений, кото­рые также бывают в истории. Но побеждает все-таки «закон прогресса» — всеобщий социологический закон, проявляющий­ся «в расширении сферы человеческой солидарности»2. В этом он видел основное содержание общественного прогресса.

В своей теории общественного прогресса Ковалевский ис­ходил из того, что все народы проходят одни и те же стадии развития, но не одновременно. Это обстоятельство делает не­обходимым использование историко-сравнительного метода. С помощью этого метода можно получить представление о про­шлом народов, ознакомившись с современной общественной жизнью отсталых стран, а также о будущем последних, учиты­вая достижения современных передовых стран.

По Ковалевскому, «все народы участвуют в мировом про­грессе», который должен привести к их объединению в единое «мировое солидарное общество»3. Обосновывая эволюционный характер общественного прогресса, он отвергал марксистскую теорию классовой борьбы и социальной революции, считал, что при нормальном течении общественной жизни столкновения классовых и других социальных интересов предотвращаются соглашением, компромиссом, при котором руководящим нача­лом всегда является идея солидарности всех членов общества.v Социологический плюрализм Ковалевского служил теорети­ческим обоснованием его политической платформы умеренного либерализма, основная направленность которого заключалась в преобразовании экономической и политической системы россий­ского общества по образцам западных буржуазных демократий.

5.7. Социологический неопозитивизм П. Сорокина

Достойным продолжением развития социологической мыс­ли в России начала XX в. стали работы выдающегося русского социолога П.А. Сорокина (1889—1968). Его социологические воззрения формировались преимущественно под влиянием ра­бот Э. Дюркгейма, М.М. Ковалевского и Е.В. Де-Роберти.

В конце 1922 г. П. Сорокин был вынужден эмигрировать за границу, сначала в Германию, затем в Чехословакию, а с конца 1923 г. в США, где он жил и работал до последних дней своей жизни. Американский период научной деятельности П. Соро­кина характеризуется множеством работ, получивших широкое международное признание. Среди них .«Социология револю­ции», «Современные социологические теории», «Социальная и культурная мобильность», фундаментальный четырехтомный труд «Социальная и культурная динамика» и многие другие. Надо, однако, сказать, что социологическое учение П. Сороки­на исходило в целом из одних и тех же принципов, поэтому выделение в нем русского и американского периодов весьма условно.

В «Системе социологии» П. Сорокин подробно разъясняет научные принципы, на которых основан этот труд. Он считает, что 1) социология как наука должна строиться по типу естест­венных наук. Ни о каком противопоставлении «наук о приро­де» и «наук о культуре» не может быть и речи. Различны объек-ты изучения тех и других наук, но методы изучения этих объек­тов одни и те же; 2) социология должна изучать мир таким, ка­ков он есть. Всякий нормативизм, т.е. субъективное вмешательство в науку с позиций нравственных и других норм, должен быть изгнан из социологии. В этом смысле Истина должна быть отъ­единена от Добра, Справедливости и подобных принципов и норм; 3) со­циология должна быть «объективной дисциплиной», т.е. изучать реальные взаимодействия людей, доступные объ­ективному измерению и изучению; 4) поскольку социология хочет быть опытной и точной наукой, она должна прекратить всякое «философствова­ние» в смысле создания умозритель­ных, не доказанных наукой построе­ний. В этом отношении, писал П. Сорокин, хорошая статисти­ческая диафамма стоит любого социально-философского трак­тата; 5) разрыв с философствованием означает и разрыв с иде­ей монизма, т.е. сведения любого явления к одному какому-нибудь началу. Ибо, как утверждал еще М. Ковалевский, мо­низм в социологии — это попытка решать бесконечно сложные задачи общественных явлений по методу уравнения с одним неизвестным. Вместо монизма Сорокин провозгласил последо­вательный социологический плюрализм^.

Таковы «основные и руководящие принципы» социологии П. Сорокина. Опора на реальный опыт и научные данные — это ис­ходные позиции социологического позитивизма, обоснованные О. Контом, Э. Дюркгеймом и другими представителями этого на­правления. П. Сорокин всегда отстаивал их и развивал в новых исторических условиях XX в. на новом уровне научных знаний.


Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.014 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты