Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



БЫЛ ЛИ САТАНА ВЫШЕ ВСЕХ АНГЕЛОВ ПРЕЖДЕ СВОЕГО ПАДЕНИЯ? 3 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

Науке неизвестно, как возник или как развивался язык. Это одна из величайших загадок. Нельзя ведь откопать окаменелые останки праязыка. Обычно откапывают нечто более вещественное, вроде каменных наконечников или костей. Мы ничего не знаем о том, какие звуки были произнесены людьми, когда появился первый язык. Нам также неизвестно, лежит ли в основе происхождения человеческих языков одно-единственное творческое событие или же существовало несколько источников.

Некоторые лингвисты — например Ноэм Хомский, — считают, что все человеческие языки можно свести к архетипической, всеобщей, грамматике. У всех человеческих языков существует общая основа, а это подразумевает общее их происхождение.

Все эти вопросы, обозначенные у Хильдегарды в короткой реплике, по-прежнему остаются для нас очень серьезными.

Мэтью: Когда ты упомянул о том, как Адам давал имена всему живому, я вспомнил о пещерах, недавно открытых на юге Франции. Двадцать пять тысяч лет назад люди давали имена лошадям, антилопам, львам — рисуя их. Называние имеет отношение к классификации, выделению семейств. Способность различать и тем самым называть родственные группы присуща, по-видимому, только человеческому роду. Конечно же, она подверглась искажению, когда мы стали сбиваться в племена и кланы. И все же это самый настоящий духовный прорыв — способность видеть различие и сходство вещей.

Язык — это еще и рисование, резьба, создание образов. Это то, что Юнг называет «коллективным бессознательным и архетипами, общими символами и метафорами», следы которых уходят в глубь веков. Пожалуй, этим можно объяснить, почему во всех духовных традициях так много схожих метафор. Метафоры света, огня и тьмы лежат в основе общего языка и общего глубинного опыта.

 

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ЯЗЫК

 

Ангелы, будучи духами, не могут говорить на внятном языке. Посему язык — особое призвание человека 116.

 

Мэтью: Похоже, Хильдегарда здесь проводит различие между общением на земном языке и духовным общением с помощью вибраций. Она восхваляет нашу способность говорить на «внятном языке» и называет ее «особым призванием» человека. Она еще раз подчеркивает, что это связано с двойной природой человека, духовной и плотской. В языке обе эти природы слиты. Любое животное на Земле способно выражать себя и общаться, но человеческое общение гораздо богаче. На нас лежит святая обязанность чтить слово и придавать ему истинность и внятность.



Ангелы подготовили нас, открыли нам тот уровень сознания, который включал в себя язык, но с этого момента мы могли действовать только самостоятельно. Ангелы — духи, их язык более универсален, чем наш.

Руперт: Он универсальнее нашего в том смысле, что ангелы поют. Но наш язык выигрывает с точки зрения общения. Внятный язык— основа человеческой культуры. А культура развивается. Вероятно, ангелы, в отличие от нас, не погружены в культуру, а заняты, прежде всего, благозвучным вознесением хвалы. Вот еще повод для ангелов дивиться тому, что делают люди.

 

АНГЕЛЫ-ХРАНИТЕЛИ

 

Поскольку Господь предназначил ангелам оказывать людям помощь и покровительство, Он сделал их частью человеческого сообщества117. От Всемогущего Бога исходят многоразличные, могущественные, сверкающие божественным сиянием силы. Эти силы приходят, чтобы помогать тем, кто боится Бога, поддерживать нищих духом, любящих Его, окружать их мягким сиянием и теплом118.



 

Руперт: Хильдегарда говорила о том, что ангелы хвалят Бога, а люди принимают вместе с ними участие в хвале. Теперь же она говорит о том, что ангелы-хранители защищают и поддерживают людей. Но есть одно условие: ангелы помогают лишь тем, кто боится Бога и открыт божественному. По всей видимости, они не могут или не хотят оберегать тех, кто закрыт для Божьей любви.

Мэтью: Да, люди и духи связаны отношениями обмена. Люди не могут только брать. Может быть, именно поэтому Хильдегарда говорит, что, предназначив ангелам оберегать нас, Бог «сделал их частью человеческого сообщества», а сообщество основано на равенстве и обмене. По-видимому, именно этим объясняется, почему жизнь некоторых людей совершенно не затронута ангельским вмешательством.

Руперт: Возможно, она затронута злыми ангелами. В иудейской, христианской и исламской традициях издревле существует представление о том, что у каждого из нас есть два ангела — один добрый, другой злой. У ангелов-хранителей есть тени. Те, кто не открывается навстречу Богу и ангелу-хранителю, подпадают под влияние ангелов тьмы. Тут вряд ли приходится говорить о неуязвимости для ангельского влияния — скорее уж это, наоборот, повышенная уязвимость для влияния демонов.

Мэтью: Они оказываются в одной компании с падшими силами и началами. Но меня очень удивил тот факт, что в иудейской и исламской традициях мы находим двух ангелов — ангела-хранителя и демона, стоящих у человека за плечами, а у Хильдегарды, насколько мне известно, — нет.

 

 

АНГЕЛЫ ПОМОГАЮТ ТЕМ, КТО ПРИЗЫВАЕТ БОГА

 

Человеку стоит лишь прошептать имя своего Отца, как Бог снова возвращает его к надлежащему поведению, и ангелы немедленно устремляются ему на подмогу, и человек опять неуязвим для своих врагов119.



 

Мэтью: Хильдегарда говорит, что человеку стоит просто произнести имя Божье, и ангелы тут же устремляются ему на помощь. Но если они к нему устремляются, это значит, что они не стояли все это время у него за плечами. Но, может быть, это несущественный момент. Все дело в молитве и нашем обращении к Богу — тогда ангелы получают приглашение войти в сферу нашей жизни и сыграть, таким образом, роль хранителей и защитников.

Руперт: Интересно, что Хильдегарда говорит об ангелах во множественном числе. Она не упоминает напрямую об ангеле-хранителе.

Мне не совсем ясно, о какого рода ангельской помощи здесь идет речь. Что она имеет в виду под «врагами» человека — злых ангелов, нравственную опасность или врагов во плоти и крови? Например, может ли ангел спасти человека от врага во время боя?

Мэтью: Она говорит: «Бог возвращает человека к надлежащему поведению». По-видимому, она все-таки имеет в виду нравственную борьбу.

 

СОВЕСТЬ

 

Добрая совесть указывает на воинские силы ангелов, которые возносят хвалу Господу и служат Ему. Но нечистая совесть являет Божью силу. Ибо она нападает на Бога, за что первые люди были изгнаны из Рая. Вот в чем состоит выбор человека. Те, кто принимает решение и действует в согласии с доброй совестью, обнаруживают доброту Божью. Но те, кто действует в соответствии с нечистой совестью, испытывают силу Божью120.

 

Руперт: Различие здесь проводится между доброй и нечистой совестью. Нечистая совесть открывает человека влиянию злых ангелов. Совесть — это не просто аспект индивидуального сознания. Она открыта влиянию ангельских сил — добрых и злых. Совесть — это поле боя, часть космического поля битвы, на котором добрые ангелы сражаются со злыми.

Мэтью: Хильдегарда подводит нас к теме принятия решений, теме выбора, который связан с нашей способностью к творчеству. Мы можем использовать свою творческую силу в союзе как с добрыми, так и со злыми ангелами.

Аквинат понимает под совестью способность к разумному принятию решений. В Новое время с его акцентом на индивидуализме совесть для большинства людей стала чем-то вроде «духа из машины», который нашептывает человеку правильное решение. Иначе говоря, совесть рассматривается как исключительно субъективное явление. Но в наши дни человечество сталкивается с проблемой совести на каждом шагу: пристрастия в еде; отношение к будущим поколениям, к почве, лесам, воде; отношения северных и южных народов, бедных и богатых. Это все, что угодно, только не индивидуализм и не субъективизм. Такого рода проблемы связаны с выживанием общины, общества и всей планеты. Нам нужно перестроить свои представления о совести. Процесс принятия решений должен сосредоточиться вокруг общего блага. А общество, по Хильдегарде, включает в себя еще и ангельские силы. Наши решения не могут быть частными или личными — они имеют отношение к космической битве добра со злом.

Джерри Гарсиа. «Харрингтон-стрит» Деталь. 1995.

 

Руперт: Хильдегарду интересуют, прежде всего, моральные вопросы. Ее рассуждения об ангелах-хранителях далеки от всех этих современных историй об ангелах, которые оказывают людям практическую помощь в случае острой необходимости или опасности, как правило, представая перед ними в человеческом облике.

Мэтью: Согласен. Обычно в этих историях речь идет о физической защите, а Хильдегарду гораздо больше заботит вопрос защиты нравственной. Должно быть, все дело здесь в известном нарциссизме нашей культуры: мы не можем себе представить ничего хуже смерти или физического ущерба. Но традиция говорит, что нет ничего хуже нравственной смерти и духовного разложения Хильдегарда побуждает нас мыслить с позиций общего блага, общества, которое нуждается в моральной поддержке, мужестве и мудрости. Это и есть те самые вопросы нравственного выживания, которые заботят ангелов куда больше, чем просто физическое выживание отдельного человека.

 

"Душа получает подкрепление в пути".

Заставка 17 из книги Хильдегарды Бингенской «Wisse die Wege Scivias». 1151

 

Руперт: Явление ангелов в минуту физической опасности может пробудить людей, открыть им существование иного, скрытого, измерения жизни. Физическое спасение указывает и на возможность спасения нравственного, духовного.

Общество, в котором жила Хильдегарда, не было обществом обмирщенным, управляемым атеистической и светской философией. Она жила в эпоху великой веры, когда повсюду в Европе возводились величественные готические соборы. Незримое могущество Бога, ангелов и святых было частью общепринятой реальности. Не всякий открывался влиянию духовного мира, но само существование этого мира не подвергалось сомнению.

В наши дни само существование духовного измерения под большим вопросом. Может быть, именно поэтому ангелам приходится являться во плоти и помогать нам на физическом уровне, чтобы пробудить в нас восприятие сверхчеловеческой реальности.

 

ЛЮДИ НЕ МОГУТ ВИДЕТЬ АНГЕЛОВ В ИХ ИСТИННОМ ОБЛИКЕ

 

Три ангела, представшие перед Авраамом, когда он сидел при входе в шатер, явились ему в облике человеческом, ибо невозможно людям узреть ангелов в их истинном обличье. Ибо человеческий облик подвержен изменениям, и потому люди не могут видеть не подверженных изменению духов121.

 

Мэтью: Утверждение Хильдегарды звучит весьма категорично: «...невозможно людям узреть ангелов в их истинном обличье». Разглядывая все эти чудесные изображения ангелов — например Благовещение или Рождество, — невольно задумываешься, какой же облик они принимали.

На совместной молитве с индейцами я ощущал присутствие духов, приходивших, как свет, дуновение ветра или звук. Ведь Хильдегарда не говорит, что ангелы должны являться обязательно в человеческом облике — просто они никогда не приходят к нам в своем истинном виде. Иначе они были бы недоступны нашему восприятию. Мне кажется, все дело в том, чтобы наше сознание было открыто.

 

Марк Шагал. “Авраам и три ангела”

Иллюстрации к Библии (ил. 7, т. I, ф. 22). Париж, Teriade Editeur, 1956.

 

Руперт: Тут есть параллели с литературой, посвященной встречам с НЛО и космическими пришельцами. Обычно такого рода события описываются в духе научной фантастики. Можно, конечно, допустить, что на самом деле это встречи с ангелами, которые полагают, что под видом НЛО им будет легче достучаться до людей. Но наука, правящие круги и церковь либо опровергают сообщения об НЛО, либо находят им разумные объяснения. Должен сознаться, я разделяю предубеждения против НЛО и пришельцев.

Мэтью: Среди современных молодых американцев больше тех, кто верит в НЛО, чем тех, кто уверен, что система социальной безопасности не развалится к моменту их выхода на пенсию. Может быть, ангелам и впрямь пришлось прибегнуть к помощи космических кораблей, чтобы, как ты говоришь, привлечь к себе внимание — как «Гринпис» воспользовался с той же целью надувными лодками. Очень трудно привлечь внимание современных людей, если ты ангел.

У меня тоже к этому непростое отношение, Я думаю, на всё нашлись бы ответы, если бы наша военная элита не тяготела так сильно к секретности. Недавно один человек битый час втолковывал мне, что военные уже давным-давно нашли способ связаться с инопланетянами, научились с их помощью строить космические корабли нового образца и теперь занимаются их секретной сборкой в горах Юты или еще где-то. Я был очень смущен, потому что этот парень до сих пор казался вполне нормальным.

Руперт: Традиционные представления о борьбе добрых ангелов со злыми, об апокалиптической войне в небесах, несомненно, нашли свое продолжение в научной фантастике— взять хотя бы «Звездные войны».

Это глубинные архетипы. В современном мире они проявляются преимущественно в области научной фантастики, поэтому наш опыт столкновения с чем-то иным часто облекается в научно-фантастические образы. В этом, на мой взгляд, и состоит отчасти загадка НЛО. В Средние века научной фантастики не было, зато была хорошо разработанная ангелология.

С упадком веры в ангелов и обмирщением космоса эти архетипы никуда не исчезли — они просто приняли другую форму: полеты с помощью космических кораблей, а не крыльев.

Мэтью: Архетипы механизировались.

Руперт: Да, архетипы механизировались, наши представления о космосе и ангелах — тоже. Вместо перемещений со скоростью мысли, о которых пишет Хильдегарда, научная фантастика предлагает искривления во времени.

Мэтью: Наверное, это еще и стремление найти новую образность, новый язык. Ведь благодаря научным открытиям пространственные и временные границы нашей Вселенной невероятно раздвинулись, мы внезапно осознали, насколько она сложна и таинственна. Разумеется, нам потребовалось заново осмыслить свои отношения с мирозданием. Во всех историях, связанных с НЛО, даже если они касаются похищений или связей Пентагона с Марсом, речь идет, прежде всего, об отношениях.

Ты говорил об архетипах. Я думаю, что в конце концов все сводится к архетипу наших отношений со Вселенной. Что такое Вселенная, дружественна ли она нам? Что такое невидимые силы? Вот о чем вся наша беседа об ангелах.

Нашему воображению брошен вызов. Перед нашими художниками и рассказчиками поставлена задача: уловить и отразить природу той вселенской общины, к которой мы на самом деле принадлежим. И, быть может, НЛО — это просто первая попытка, пусть и неуклюжая.

Руперт: А может, и временная мера, своего рода затычка, нужная до тех пор, пока мы не сумеем связать свой опыт с присущими каждой культуре древними представлениями об ангелах и духах. Обретя новое понимание жизни природы, мы сумеем выйти за пределы этих довольно примитивных и грубых механистических метафор на широкие просторы воображения.

Мэтью: И тогда НЛО окажется последней машиной, изобретенной в Новое время. Следующая остановка — ангелы. Наше воображение воссоединится с духовной традицией.

 

КАК АНГЕЛЫ ПРИНИМАЮТ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ОБЛИК

 

По природе своей ангелы незримы, но они берут себе тела из окружения и являются в человеческом облике тем, к кому они посланы. Они также усваивают и человеческие привычки. Они говорят не ангельскими языками, но внятными человеку словами. Они едят, как люди, но их пища испаряется, подобно росе, выпадающей на траву и мгновенно высыхающей при лучах солнца. Злые духи тоже могут принимать облик любого существа с тем, чтобы обольщать людей122.

 

Руперт: Хильдегарда здесь рассуждает о способности ангелов к перевоплощению. Они могут принимать любое обличье в зависимости от ситуации. При необходимости они могут говорить на человеческих языках и даже есть, как люди (считалось, что по этому критерию можно отличить существо из плоти и крови от духа). Они присутствуют во всей полноте телесности — Хильдегарда описывает даже физиологию пищеварения ангелов: пища, которую они поглощают, попросту испаряется, как роса!

По ее словам, злые духи тоже могут принимать облик любого существа «с тем, чтобы обольщать людей». Ангелам и демонам это нужно, чтобы вступать в общение или отношения с людьми. Но поскольку этот облик— лишь видимость, он, по-видимому, недолговечен.

Мэтью: Надеюсь, Хильдегарда не имела в виду открыть ящик Пандоры и выпустить наружу погромы, охоту на ведьм и все в таком роде. Духи-оборотни, вселяющиеся в людей, принимающие облик родственников, друзей, домашних животных... Слишком уж пугающие выводы можно сделать из этой фразы.

Руперт: В тексте Хильдегарды речь не идет об одержимости. Ангелы и демоны не вселяются в кого-то, а принимают вид — человеческий или еще какой-нибудь. Это совсем другое дело. Но я согласен с тобой — тут, конечно, может возникнуть повод для паранойи.

Мэтью: Теперь понятно, почему победила Вселенная-машина.

Руперт: Это куда более гигиеничное место, без затей.

Мэтью: И куда более скучное.

Руперт: Наверное, люди XVII века, оказавшись в очищенной от злых духов Вселенной-машине, испытали огромное облегчение после стольких лет охоты на ведьм повсюду в Европе, да и в Новой Англии. Но вместе с тем из Вселенной ушли и ангелы.

Мэтью: Стерильное место, напоминающее современную больницу. Но это было необходимо из-за того, что я называю «избыточным развитием правого полушария».

Руперт: Да, Вселенную простерилизовали, чтобы очистить ее от духов.

Оборотная сторона всякой веры — признание существования демонов. Всякая религия или духовная практика, признающая существование добрых духов, тем самым признает и существование злых.

Поэтому возрождению духовности сопутствует и возрождение веры в могущество злых духов. Мне кажется, это неизбежное следствие духовной веры и духовного мировоззрения. Вот еще почему светские гуманисты и рационалисты так противятся религии в любой форме. Вернутся не только добрые ангелы, но и злые, а вместе с ними объявятся всевозможные чары и суеверия, кошмары колдовства, которое, казалось бы, навсегда было изгнано из рациональной механистической Вселенной.

Из текстов Хильдегарды, Дионисия, Аквината, да и самой Библии, явствует, что падшие ангелы — часть сделки. Добрых ангелов без злых не бывает. То что нам предлагается, не имеет ничего общего с безмятежными нью-эйджевскими видениями, в которых добрые ангелы пронизаны нежными, спокойными вибрациями (совсем как музыка в стиле нью-эйдж), а злые силы навсегда устранены из уютной Вселенной.

Мэтью: Так что у нас не получится просто взять да и поместить добрых ангелов в стерильный, механизированный, гигиеничный мир: вместе с ними вернутся и тени.

Руперт: Об этом говорит нам духовная традиция.

Мэтью: Самое время назвать своими именами злых духов нашей эпохи: Расизм, Сексизм, Колониализм, Антропоцентризм, Несправедливость и так далее. Это «Вельзевулы» нашей цивилизации.

 

ИИСУС И АНГЕЛЫ

 

Когда Сын Божий родился у Своей Матери на земле, на небесах Он явился в Отце, и ангелы тотчас же вострепетали и запели ликующую сладкозвучную песнь хвалы. И небесные литавры, цитры и все музыкальные инструменты издавали звуки неописуемой красоты и гармонии; ибо человечество, лежавшее во зле, вознеслось к блаженству. Но Отец показал небесным хорам открытые раны воскресшего Сына: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный!» Безмерная радость, превосходящая всякое человеческое разумение, пробудилась в ангелах. Ибо так побеждено и повержено было прежнее зло, прошлое, в коем Бог оставался неузнанным. Человеческий рассудок, который был порабощен дьяволом вознесся к знанию о Боге. Благословение свыше открыло людям путь истины, вывело их из смерти и вернуло к жизни 123.

 

Мэтью: Хильдегарда прославляет восстановление отношений между человечеством и Богом, людьми и ангелами. Вот в чем смысл Воплощения. Пришествие Бога в лице Иисуса — поворотный момент в ангелологии. Оно пробуждает ангелов. Хильдегарда говорит, что они «вострепетали и запели ликующую сладкозвучную песнь хвалы». Ангелы у нее играют на цитрах и литаврах, выражая свой восторг в музыке и радуясь новым возможностям, открывающимся в их работе.

Руперт: Как ты думаешь, что она имеет в виду, когда говорит: «На небесах Он явился в Отце»?

Мэтью: Вероятно, это значит, что теперь, когда на земле родился Сын, Логос по-новому отразился в Боге. Возникло новое измерение божественного отцовства. Космический Христос охватил Собой весь мир.

Руперт: Изменения произошли и в ангельских иерархиях, и в Святой Троице, что подразумевает эволюцию не только мира ангелов, но и божественной природы.

Мэтью: Именно так, Экхарт недвусмысленно говорит об этом: «В творении происходит становление Бога»124. А как же иначе? Происходит эволюция, природа развивается, в том числе и человеческая природа, которая теперь заключает в себе Логос, — и это должно отражаться на божестве.

В основе догмата Троичности — утверждение уязвимости Бога. Сугубо еврейское представление. Это эллинистическая традиция считала Бога неподвижным двигателем, устойчивой точкой в небесах — но не евреи. Ребе Гешель говорит о том, что божество зависит от человеческой эволюции, от того, как проявляются в людях справедливость и сострадание.

Наши догматы вмонтированы в статичную космологию, и нам нужно «выломать» их из нее, потому что они утратили свою энергию и заржавели. В контексте новой космологии все догматы вновь обретут огромную жизненную силу и неиссякаемую энергию. У таких мистиков, как Экхарт и Хильдегарда, были глубокие прозрения на этот счет— о том, что божество развивается вместе с мирозданием. И, конечно же, история Христа — часть этого развития, развертывания.

Руперт: Это согласуется и с утверждением Хильдегарды о том, что ангелы дивятся человеческим трудам. Ангелы отвечают и реагируют на все, что происходит на Земле. Им приходится — ведь они взаимодействуют со всеми космическими событиями и с развивающимся человечеством. Но Хильдегарда идет еще дальше — она говорит об изменениях в божественной природе. Она отказывается от платоновской концепции не подверженных изменениям бесстрастных форм вне времени и пространства.

Мэтью: Ангелы испытывают восторг и восхищение, следя за развитием истории Иисуса. Согласно традиции, они присутствуют во всех ключевых моментах жизни Иисуса: Благовещение, Зачатие, Рождество, Крещение; искушение в пустыне и в Гефсиманском саду (они оказывают Ему поддержку, когда Он борется с демонами); Воскресение и Вознесение. Ангелы не просто зрители, они участники. Они причастны к истории Космического Христа, разворачивающейся в жизни Иисуса. Космические силы, как бы они ни назывались, причастны к жизненной истории любого существа, особенно человека.

 

БОГ СТАЛ ЧЕЛОВЕКОМ, А НЕ АНГЕЛОМ

 

Сколь велика радость, что Бог стал человеком! Среди ангелов Бог существует как божество, но среди людей — как человек!125

 

Мэтью: Хильдегарда ликует при мысли, что в отношениях с божеством люди продвинулись дальше, чем ангелы. Среди ангелов Бог остается Богом. Он не стал ангелом, но стал человеком. Она радуется тому, что она человек. Воплощение для нее — это ликующее утверждение человеческого достоинства.

Руперт: На некоторых изображениях Христос предстает как царь ангелов. Это устойчивая традиция?

Мэтью: Да, несомненно. Все раннехристианские гимны Космическому Христу наделяют Его властью над ангелами, чтобы показать, что нам незачем страшиться незримых сил Вселенной, ведь Христос направляет их мощь во благо людям.

Руперт: Пресвятая Дева Мария, Царица ангелов, — это, наверное, дальнейшее развитие все той же темы. Или же это возвращение к еще более древнему архетипу богини, небесной царицы, к материнскому аспекту космоса?

Мэтью: Думаю, что и то и другое. Мария, Царица ангелов, — это снова ликующее утверждение человеческой красоты: еще один человек, помимо Христа, правит ангелами на небесах, и это богиня, женский аспект. Хильдегарда описывает, как Мария дирижирует симфониями небесных сфер, управляет музыкой земной и небесной.

 

АНГЕЛЫ ПРИСУТСТВУЮТ ПРИ СМЕРТИ ЛЮДЕЙ

 

[В момент смерти] присутствуют добрые и злые ангелы, свидетели всех деяний, совершенных человеком во время земной жизни. Они ждут, чтобы забрать человека с собой после его кончины126.

 

Мэтью: Древние предания гласят, что ангелы присутствуют при смерти человека. В наши дни интерес к этим преданиям возродился благодаря рассказам людей, переживших клиническую смерть. Ангелы присутствуют не только при жизни человека — они были здесь еще до нашего прихода в мир и ожидают дальнейшего развития событий, вплоть до смерти, когда они заберут человека с собой в мир иной.

 

 

Гильберт. "Сон волхвов». Деталь. Собор в Отене, Франция. Ок. 1130. Уильям Блейк. «Христос во гробе, охраняемый ангелами». Ок. 1806.

 

 

Руперт: «Кончина» — это значит телесная кончина?

Мэтью: Думаю, что да.

Руперт: Представления о крылатых существах-психопомпах (то есть тех, проводниках души) существовали издревле. Египтяне, например, изображали крылатых духов, парящих над мумиями. Греки считали, что психопомп проводит душу по небесным сферам. Та же идея нашла свое отражение и в викторианских надгробиях — статуи ангелов на могилах.

Люди, пережившие клиническую смерть, много рассказывают о сияющих существах, но почти ничего — о злых ангелах. Видимо, злые ангелы не просто наблюдают за действиями добрых, у них должна быть какая-то своя роль. Что же это за роль?

 

«Душа-ба над Ани». Деталь. «Папирус Ани». Египет, XIX династия. Ок. 1293—1185 гг. до н.э. «Сон и Смерть выносят тело погибшего воина с поля битвы под Троей». Деталь. Кратер, V век до н.э.

 

Мэтью: Могу предположить, что вхождение в смерть не слишком отличается от вхождения в творческие, переломные моменты жизни. Злые и добрые ангелы ожидают нашего решения, а решения можно принимать и на смертном одре. Например, мы можем выбрать отчаяние, горечь, обвинения и сожаления. Все эти состояния души воплощены в искушающих нас злых ангелах. А добрые ангелы побуждают нас ответить на это великодушием, доверием, уступкой — ведь святой смерти присущи все те же свойства, что и святой жизни. Смерть — это творческий акт человека, в каком-то смысле нравственный акт. Нам дано выбирать, как к нему отнестись и как к нему подойти. Поэтому в момент смерти присутствуют и добрые, и злые ангелы.

 

Изваяние ангела на кладбище в Белфасте, Мейн, ок. 1810. «Архангел Михаил оберегает обнаженную душу от подстерегающего ее демона и взвешивает ее добрые и дурные дела». Буржский собор, Франция. Ок. 1220.

 

 

Руперт: Любопытно было бы узнать, что происходит с теми, кого забирают злые ангелы. Как ты это себе представляешь?

Мэтью: Об этом тебе лучше спросить у Данте. Но вообще-то эта тема отсылает нас к учению Хильдегарды о Страшном суде. Она пишет о том, что человек принимает творческие решения в течение всей своей жизни: каждый творческий акт — это Страшный суд, потому что потом уже ничего не переделаешь. Это выбор раз и навсегда. Она отменяет дуализм земной жизни и последующей, противопоставление неба и ада земле. Она говорит о том, что наш выбор приводит к аду или раю на земле.

 

АНГЕЛЫ НА БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИИ

 

Когда священнослужитель, облаченный в святые одежды, вступил в алтарь для совершения таинства, с небес внезапно обрушилось сверкающее сияние света. Ангелы спустились вниз, и свет затопил алтарь. И так продолжалось, пока священник не вышел из алтаря поел приношения святых даров. И после того как прочли Бла говестие мира и дары были возложены на алтарь для освящения, священник возгласил хвалу Всемогущему Богу: «Свят, свят, свят, Господь Бог Саваоф!» — и начал свершать неизреченное таинство. В этот миг раскрылись небеса, и огненная вспышка неописуемо яркого света обрушилась на дары и пронизала их, подобно лучам солнца, своим великолепием... Ангелы нисходят, и свет заливает алтарь... Небесные духи склоняются пред таинством святого богослужения127.


Дата добавления: 2014-10-31; просмотров: 21; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.054 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты