Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Групповая терапия




 

– Здравствуйте, господа депрессивные демиурги, – мягко сказала женщина‑психолог. – Да! Не нужно этого бояться, – мы – депрессивные демиурги!

– Как? – ахнула группа. – И вы?

– И я. Я одна из вас, – кивнула женщина и закинула сияние на сияние. – Но я нашла в себе силы и переборола себя. Я просто не побоялась признаться самой себе, что я депрессивный демиург. В одно утро я проснулась, оглядела шесть обугленных миров, погляделась в зеркало и сказала: «Я – депрессивный демиург. Надо с этим как‑то бороться». Главное – признать проблему и не бояться говорить о ней. И мы собрались здесь, для того чтобы помочь друг другу. Ну‑с… Кто начнет? Кто не испугается рассказать о своей проблеме? Давайте, вы? Хотите?

 

– Я попробую, – смотрел на свои божественные колени один из пациентов. – Я уничтожил свой мир…

– Нет, нет, нет, – покачала белым светом женщина. – Начните с проблемы. Ну? Мне кажется, что я…

– Мне кажется, я – депрессивный демиург, – покорно начал пациент.

– Похлопаем! – захлопала женщина. – Он обозначил проблему. Это половина пути к выздоровлению. Скажем ему хором – молодец, Бог! Ну?

– Молодец, Бог! – нескладно сказала группа.

– Продолжайте, – кивнула врач пациенту.

– Сначала я был Ничто. Большое и Великое Ничто, – нараспев продолжил пациент. – И потом в какой‑то момент я осознал, что существую как Разум. Нематериальное Сознание, которое в тот же момент определило себя как Бытие. Затем, по кирпичику, я выстроил вселенную из неограниченного запаса разумности Себя. И… И тогда… И тогда мне стало скучно, потому что некому было оценить плоды трудов моих… И… – заплакал он.

– Вы заселили мир, – кивнула женщина. – Не нужно делать из этого трагедии. Все заселяют свои миры. Нет смысла в игрушке‑стратегии без забавных пейзан и воинственных рыцарей. Ничего в этом плохого нет.

– Я заселил. И сам поселился с ними рядом, в каждом городе. И они знали, кто я. И могли приходить ко мне со своими бедами или просто поглазеть.

– Храмы? – спросил кто‑то из группы.

– Почему храмы? Много меня в каждом городе. В каждом языке и культуре. Под разными языками. И таблички – «к Богу туда». Прием с 8 до 6. В остальные часы – двойной тариф.

– Тхахахах!! Вы брали с них деньги? Молодец! – захлопала в ладоши женщина.

– Нет, нет. Я брал с них временем. Пришел так – минус год. Пришел в неприемные часы – минус два года жизни, – улыбнулся демиург. – Зато они знали, что Бог их рядом и каждый мог прийти и посмотреть на меня.

– Красавец! – улыбнулась женщина. – Удивительная идея. Все скажем: молодец, Бог!

– Молодец, Бог! – в один голос повторила группа.

– Сначала они ходили ко мне, получая ответы на все свои вопросы. И умирали мудрыми, но молодыми. Потом они стали приходить реже, потому что стали умнее и начали ценить время, но перестали ценить мудрость. Потом они совсем перестали ко мне ходить, предпочитая самостоятельно догадываться о моих планах. И умирали старыми, но глупыми. А мне стало скучно. Каждая часть меня, в каждом городе безумно скучала и злилась из‑за своей ненужности. И тогда я начал заново. И каждая часть меня создала свой маленький мир, заселила его, поселилась в каждом городе и все началось заново. И в каждом мире я вновь был забыт. И тогда я начал уничтожать маленькие миры. Я топил их в аквариуме, я ронял на них дыроколы, сжигал в камине, раскалывал орехоколом, помещал в вакуумную упаковку, запускал туда тараканов апокалипсиса. Каждый из маленьких миров умирал моментально или мучительно долго.

– Эсхатология! – мечтательно выдохнула вся группа.

– В чистом виде. Миллионы концов света. Тысячи способов конца света. И все это не принесло мне удовлетворения. Население маленьких миров не понимало, что это конец и за что они наказаны. Потому что они не спрашивали меня уже ни о чем и предпочитали объяснять друг другу, что все это чушь и никакого конца света не предвидится. И… эсхатология не приносила мне удовлетворения.

– Они не знали, что их наказывает Создатель? – понимающе кивнула женщина.

– Именно! – кивнул депрессивный оратор. – Они просто погибали, а я уничтожал миллионы своих игрушек и уничтожал на каждой все мелкие отражения себя. И когда я добрался до того мира, который я создал первым, я изъял обратно все части себя из каждого офиса и написал объявление «Бога нет». И все было готово к Большому Взрыву. Но тогда я вдруг подумал – а что в этом нового? Что нового во взрыве? Чем Большой Взрыв отличается от большой петарды в маленьком мире? И тогда я отказался от мысли разнести мой мир в труху…

– Ну вот! Вот же! Вы победили себя и отказались от эсхатологии! – закричала радостно врач. – Вы же сами справились! Вы больше не депрессивный демиург! Вы не уничтожили свой мир…

– Я уничтожил его! Я самый что ни на есть депрессивный демиург! – с надрывом сказал больной демиург.

– Но… вы же сказали, что не стали взрывать его? – не поняла женщина.

– Не стал, – хихикнул демиург. – Я просто придумал моду на отсутствие детей и внушил ее всем.

– Молодец, Бог! – засмеялась группа.

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-01-10; просмотров: 58; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.006 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты