Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глобализация и её проявления




Читайте также:
  1. Бактериальный шок: 1) определение, этиология, клинические проявления 2) наиболее характерные входные ворота 3) факторы прорыва 4) патологическая анатомия 5) причины смерти.
  2. Белки, их роль в питании. Проявления недостаточного и избыточного их поступления в организм.
  3. ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ СТРАХОВ У ДЕТЕЙ
  4. Глобализация
  5. Глобализация и ведущие цивилизационные центры современности
  6. Глобализация и глобальные проблемы современности.
  7. Глобализация и ее предтечи
  8. Глобализация как процесс.
  9. Глобализация мировой экономики

Ни одна нация не может себя чувствовать вне зоны действия подлинных и неизменных американских принципов свободы и справедливости … Эти принципы не обсуждаются, по их поводу не торгуются.

Джордж Буш-младший, Президент США

Мир, не заболей ненавистью!

Агни Йога

Поэтому разумный безмолвствует в это время, ибо злое это время

Книга пророка Амоса (5,13)

Описанные выше процессы получили наибольшее распространение именно в последние десятилетия, и это неслучайно. Они оказались тесно встроенными в другой более масштабный процесс, набирающий обороты в мире и получивший интегральное название «глобализация». Он явился результатом оказавшегося ныне идеологического единообразия мира и характеризуется следующими проявлениями:

5 глобальным контролем над инновациями;

6 концентрацией знаний и передовых технологий в развитых странах;

7 глобальным управлением финансовыми и инвестиционными потоками;

8 извлечением глобальной ренты, источником которой служит политическая, интеллектуальная, технологическая, военная и финансовая монополизация мира;

9 образованием специфических структур, посредством которых извлекается эта рента.

В конечном итоге, глобализация заключается в установлении таких правил хозяйствования и жизни, которые диктуются из Вашингтона и способствуют, в первую очередь, процветанию Штатов. В результате «не только угроза американской территории, но какая бы то ни была форма угрозы США в Латинской Америке и Европе была ликвидирована на всё обозримое время. … Это создало Соединённым Штатам возможность глобального доминирования, не имеющего параллелей в мировой истории» (А. Лиевен).

Как идеологическое учение, глобализм зародился не сегодня и уже не раз обнаруживал себя в различных метафизических, религиозных и политических проектах. К нему относятся и неоднократные попытки создания мировых империй (Рим начала нашей эры, Татаро-монгольская империя Чингисхана, империя Наполеона, 3-й рейх Гитлера и проч.), всевозможные анархические братства, эгалитаристская кафолическая теократия, коммунистический интернационал и т.д. Он проявляет себя в априорном постулировании каких-то идей, культурных ценностей и цивилизаций, которые считаются единственно верными, общемировыми и универсальными, и всячески внедряются.

Миф об американской исключительности восходит к временам пилигримов, которые считали своей миссией построение нового общества в Америке, призванного служить моделью для всего мира: «И если мы не сможем сделать этот город маяком для всего человечества и фальшь покроет наши отношения с Богом, проклятие падёт на наши головы» (Дж. Уинтроп, первый губернатор Массачусетса, 1630 г.). В такой мечте нет ничего предосудительного, каждый, строящий город, хочет сделать его самым процветающим. Но, к сожалению, дело не ограничилось этим, и чем сильнее становилась Америка, тем больше росли её амбиции и аппетиты.



До XX века Штаты проводили изоляционистскую политику и в основном занимались внутренними проблемами. Начало либеральной глобализации было заложено планомерным движением США к единоличной доминации на мировом рынке после окончания 1-й мировой войны. Так, бельгиец Л. Мишель отмечал, что «первыми конкурентами, которых следовало обойти, были англичане, чьё политико-экономическое присутствие простиралось на всю планету. Американские операции последовали одна за другой. Английские военные базы исчезли с Бермудов, Ямайки, Антигуа, с Багам, Санта-Люсии и Гианны, а на их месте появились американские военные базы. В Исландии и Гренландии также появились американцы, хотя ранее эти страны находились в зоне английского влияния. США предоставили Англии огромные кредиты (проценты от которых были ещё баснословнее), получив доступ к ключевым финансовым и торговым сферам. Последовали усиление политического альянса с Канадой, контроль за английским капиталом, помещённым в американские предприятия, инфильтрация в Сингапур, на западное побережье Африки вплоть до Персидского залива (остров Бахрейн) …».

Очевидно, что после 2-й мировой войны этот процесс ещё более активизировался, вытесняя с планетарной политической сцены уже не только Англию, но и других недавних союзников и противников. Так, в Африке, Азии и в Латинской Америке он принял форму «деколонизации», а образуемый вслед за нею протекционный вакуум успешно заполнили Соединённые Штаты. В результате осуществилась мечта сенатора Бевериджа конца XIX века: «Судьба предопределила нам нашу политику – мировая торговля должна быть в наших руках. Наши торговые корабли избороздят все океаны. Мы создадим военный флот, соответствующий нашему могуществу. Американский закон, американский порядок, американская цивилизация воцарятся на всех берегах, вплоть до самых далёких и погружённых во мрак невежества и бескультурности».

Причём, реализации данного проекта весьма способствовал «общий враг» в лице специально раздуваемой «советской угрозы», от которого США брались защитить «весь цивилизованный мир» путём глобального его опеки, контроля и управления. И данная позиция до сих пор пользуется поддержкой современной американской общественности: «Все страны должны отказаться от противодействия американскому лидерству или от постановки под сомнение превосходства нашего экономического и политического устройства. … опасность для европейской стабильности проистекает из-за подъёма в России национализма или попытки России снова присоединить к ней страны, получившие независимость: Украину, Белоруссию и т.д.» (из доклада Пола Вольфовица перед Конгрессом США в 1992 году).



Таким образом, главной задачей внешней политики США служат «экономические императивы капиталистической элиты, которая желает консолидировать свою гегемонию над мировой экономикой … посредством защиты сотрудничающих с Западом элит, формирования общественных институтов, которые обеспечивают молчание подчинённых классов и создают преграду на пути реформ, имеющих целью большую степень равенства» (С. Патрик).

Первой предназначенной для реализации указанного плана юридической структурой явился организованный в 1921 году «Совет по международным отношениям», у истоков которого стоял банкир Г.Морган. Он включал в свой состав не только бывших и действующих американских президентов, послов, банкиров и финансистов, председателей транснациональных корпораций и фирм, но и ведущих военных деятелей Америки и Европы, руководителей ЦРУ и разведывательных управлений, а впоследствии и некоторых представителей администрации ООН. И в целом этот Совет сохраняется до настоящего времени.

Так, сейчас в него входят глава масонской ложи «Бнай-Брит» Г. Киссинджер, бывший президент США и отец нынешнего президента Д. Буш, издатель «Вашингтон Пост» Леонард Дауни, директор корпорации «Кока-Кола» Джон Джекобс, владелец телекомпании Си-Эн-Эн Луи Джесс Джексон, начальник Объединённых штабов Министерства обороны США Дэвид Джонс, член фондов Форда и Рокфеллера Каземи и многие другие влиятельные личности. С помощью коллективного члена, каковым является Институт международных отношений с его отделениями в Англии, Франции и США, эта теневая организация собирает аналитический материал об экономике, политике и общественной жизни в государствах, на которые распространяются американские аппетиты.

Очевидно, что цели такого представительного органа не могут не быть самыми решительными. В самом деле, Председатель Совета по международным делам Дэвид Рокфеллер в своём выступлении в Гарвардском университете с лекцией «Феодализм и свободный мировой порядок» признал, что «Совет» готовит создание Общемирового правительства, руководимого федеральным правительством США. Он призвал к «… строительству мирового сообщества, основанного на развитии мирового закона и мирового порядка, опирающегося на транснациональное федеральное правительство» (Гуманистический Манифест-II, 1972). И он же: «Сегодня мир более совершенен и предрасположен к созданию единого мирового правительства… Сверхнациональная власть интеллектуальной элиты и мировых банкиров более предпочтительна, нежели право народов на самоопределение, которому мы следовали в течение веков».

Кроме того, Д. Рокфеллер является одним из инициаторов создания элитного политического «Бильдербергского клуба», который был призван дополнить «Совет» и непосредственно руководить мировыми политическими процессами. В него вошли бывший президент США, директор ЦРУ и член «Комитета 300» Джордж Буш, премьер-министр Испании Гонзалес Фелипе, бывший президент США Билл Клинтон, министр обороны США и Президент Всемирного банка Роберт Макнамара, премьер-министр Бельгии Вильфрид Мартенс, министр иностранных дел Австрии Питер Янкович и многие другие известные личности, в частности Дэвид Рокфеллер, Эдмонд Ротшильд, Дэвид Кеннеди и др. (Н. Добролюбов). В июне 1997 года членами «Клуба» рассматривался практический вопрос о создании трёх административных центров Мирового правительства: европейского, американского и тихоокеанского. Председатель Клуба принц Берхард поставил перед участниками задачу к 2000 году организовать основные структуры Мирового правительства с единым финансовым центром и глобальной армией.



При этом генеральной целью указанной организации является создание такого «мирового порядка», при котором всё продаётся и покупается, и универсальной ценностью оказываются исключительно деньги. Этот «порядок власти» измеряется «количеством контролируемых денег, вначале посредством силы, потом посредством закона». Идеологической основой его выступает космополитизм и либерализм, при помощи которых национальные традиции и культура уничтожаются, а национальные интересы нивелируются. (Ю.М. Гоголицын «Тайны гениев и злодеев», М., 2002).

По заявлению Д.А. Митяева, президента Центра системного прогнозирования, «мы живём в системе некоторых превратных представлений. Никакого мирового финансового рынка не существует в том понимании, которое мы в него вкладываем. Есть некоторая система картелей взаимосвязанных и сильно пересекающихся, которые получают свою сверхприбыль, есть Фондовой картель, есть товарные картели, включая ОПЕК, картель на рынке золота, есть Валютный картель, есть совершенно непонятный и неисследованный, но тем не менее самый мощный Картель формирования ожиданий рынка деривативов. Это всё взаимосвязанные вещи. И в этом смысле глобализация есть глобальная власть этих вот нескольких десятков игроков, из которых центральные банки, министерство финансов далеко не самые крупные и мощные порой являются. И история показывает, что в основном, как правило, если все, скажем, три центральных основных банка ФРС, Европы и Японии не объединятся, то совокупная мощь так называемых финансовых спекулянтов пробивает любую защиту».

Идеологи глобализации трактуют её как неизбежный процесс развития мирового сообщества, направленный на оптимизацию расходования всех его ресурсов. В действительности «Далеко идущая цель глобализации: сохранение и укрепление контроля над естественными и природными ресурсами Земли в руках промышленно-финансовой элиты мира» (С.Г. Кара-Мурза). Она проистекает «из отрицания суверенитета народов над их территорией и ресурсами» (он же), из стремления интернационализировать и социализировать все мировые запасы. Из доктрины, согласно которой использование национальных ресурсов в интересах народов, на территории которых они располагаются, якобы препятствует мировому прогрессу (sic!).

Именно поэтому в программе ООН по экономическому и социальному развитию на 90-е годы уже не содержится существовавшее ранее положение о неотъемлемом суверенитете народов над их естественными и природными богатствами. Отсюда налицо стремление заставить национальные ресурсы работать в интересах внешних потребителей, а не собственных народов. Осуществить, предварительно обесценив, их капитализацию и присвоение мировыми финансовыми центрами путём выдачи обременительных кредитов, подкупа компрадорских национальных «элит», широким применением метатехнологий, дипломатическим и военным давлением. Понятно, что этому способствуют также стимулирование кризисных явлений, вскрытие национальных границ путём заключения неравноправных договоров, присоединение к специализированным организациям типа ГАТТ и т.д.

Отсюда напрасно Президент Российской Федерации В.В. Путин сетует на непонимание бюрократами ГАТТ специфики России, настаивающих для вступления в эту организацию на повышении внутренних цен теплоносителей в
4 раза. Зря объясняет, что эта мера для страны будет самоубийственной. В действительности именно эта цель и преследуется данной организацией, для вскрытия защитных барьеров ослабленных стран она и предназначена.

В результате всего этого «Страны, не входящие в ядро мировой экономической системы, образуют периферию, лишённую внутренней целостности и возможностей самостоятельного развития. Доминируя над периферией, ядро «вытягивает» из неё наиболее качественные ресурсы – лучшие умы, научно-технические достижения, права собственности на наиболее ценные элементы национального богатства периферийных стран. Концентрируя финансовый потенциал (потоки), ядро навязывает периферии условия движения капитала и использование своих валют, устанавливая таким образом контроль над финансовыми системами периферийных стран и присваивая эмиссионный доход в масштабах мировой финансовой системы. …Последние – превращаются в экономическое пространство, открытое для освоения мировым капиталом.» (Б.М. Болотин).

Но проблема усиленной эксплуатации развитыми странами ресурсов планеты не ограничивается только природными запасами. Международная трудовая миграция – важнейший процесс глобализации мировой экономики. Так, к настоящему времени в мире насчитывается около 35 млн трудящихся-мигрантов, что вместе с членами их семей составляет более 100 млн человек. Они привлекаются в основном для выполнения самых непристижных и низкооплачиваемых работ. Но не меньшую роль играет и миграция высококлассных специалистов из развивающихся стран и из государств бывшего СССР. Привлекаемые высокими заработками и возможностью трудиться по специальности, они перестают служить взрастившим и давшим им образование странам и вносят весомый вклад в благосостояние приютивших их развитых стран.

Так, по существующим оценкам экспертов ООН, только Россия несёт прямые убытки от «утечки мозгов» в $3 млрд ежегодно и не менее 50–60 млрд – за счёт упущенной выгоды. Лишь в результате импорта иностранной рабочей силы США получает дополнительный доход не менее $100 млрд в год.

«Таким образом, всемерное ускорение и поощрение глобальной интеграции, проповедуемой США и некоторыми другими странами как универсальный рецепт процветания, равно как и являющийся её обоснованием либерализм, навязываемый всему миру как идеология этого процветания, в действительности объективно направлены на обеспечение долгосрочного лидерства развитых стран в мировой конкурентной гонке» (М.Г. Делягин). И с ним солидарны лидеры российского бизнеса: «Безоглядное следование лозунгу глобализации мировой экономики, реализация принципа открытого рынка ведут к ещё большему обогащению высокоразвитых стран и дальнейшему отставанию, завуалированной экономической колонизации менее развитых стран» («Определяющая роль профессиональных менеджеров в обеспечении экономического роста в современной России: опыт лучших и стратегия успеха». Под ред. акад. Л.И.Абалкина, М., 2001).

Решающая роль во всех процессах, определяемых глобализацией мировой экономики, отводится доллару. В самом деле, в настоящем своем состоянии он оказался «геополитической единицей, функцией от общего стратегического и политического потенциала США, от роли США в мировом ансамбле». (А.Г. Дугин). От него стараются не отставать и валюты других развитых стран, в том числе евро, иена и пр. Так, в книге «Линии горизонта» бывший директор Европейского банка Реконструкции и Развития Жак Аттали рисует будущее как торговый дом, в котором «власть измеряется количеством контролируемых денег, а человек будет самопроизводиться подобно товару, жизнь станет предметом искусственной фабрикации и объектом стоимости». При этом «наиболее ценной стоимостью будет гражданство в пространстве доминирующих стран».

Поэтому в рамках осуществляемой политики национальные валюты замещаются узким кругом сильных валют, навязывается долларизация всего мирового экономического пространства, формируются олигополистические рынки ключевых ресурсов. Всё чаще под давлением МВФ и других мировых финансовых структур в разных странах мира устанавливается такой хозяйственный режим, который подрывает их реальный сектор и способствует возвеличиванию финансового. Содействует утрате контроля над национальной экономикой в условиях «принудительно свободного» движения капиталов, информации и культурной экспансии, ведёт к моргинализации всех сторон жизни.

Всему этому способствует кредитная политики ведущих стран мира. Так, темпы роста развивающихся стран, основных потребителей кредитных ресурсов, колеблются в диапазоне 2–4% в год. В то же время ставки ежегодного процента на мировом рынке ссудного капитала составляют от 8 до 20% . В результате страны-должники с неизбежностью попадают в долговую ловушку. И когда расходы по обслуживанию государственного долга становятся соизмеримыми с доходами госбюджета, страна теряет всякую способность проводить самостоятельную хозяйственную политику.

Типичным примером здесь может служить социалистическая Польша. Запад некогда предложил выделить ей кредит на постройку специализированных заводов по производству изделий, пользующихся спросом, и гарантировал их покупку. Но когда кредит был израсходован, Запад отказался покупать указанную продукцию. В результате этого страна была поставлена на грань банкротства, выданные кредиты требовалось погасить неукоснительно, а заводы, на которые кредит был потрачен, стояли. Это привело к резкому падению жизненного уровня, к взрыву недовольства населения, родило управляемое и финансированное Западом профсоюзное объединение Солидарность. Примерно такой же сценарий был разыгран в Румынии. В конечном итоге это явилось толчком, приведшим к развалу всей социалистической системы.

И данные примеры не единичны. Так, согласно реализуемой МВФ кредитной стратегии, к странам-должникам предъявляются требования всячески ликвидировать бюджетный дефицит и повышать процентные ставки. Логичным следствием этого является экономический спад, сокращение импорта и рост экспорта. В результате к началу 90-х годов внешний долг развивающихся стран по сравнению с началом 70-х годов достиг $1,3 триллиона и только выплаты по нему процентов превысили $60 миллиардов. Таким образом, «…кредитная деятельность Всемирного банка является неэффективной, неадекватной и в определённом смысле контрпродуктивной» (Дж. Сорос).

Всё это поддерживается не только экономическими, но и политическими, военными, идеологическими, информационными методами, подкупом и предательством «независимых» СМИ, всевозможных национальных компрадорских кланов, спекулятивным капиталом. Производство ставится в зависимость от притока займов и инвестиций из-за рубежа. В частности, об агрессивности политики современных Штатов свидетельствует то обстоятельство, что большая часть её армии располагается не в собственной стране, а в более чем 1500 военных базах, разбросанных во всех регионах Земли. И они, безусловно, оказывают нужное давление на правительства «приютивших» их стран. В этих условиях экономика большей части государств мира оказалась полностью беззащитной перед организованным или стихийным натиском извне. Эти обстоятельства сметают всякие попытки этих государств как-то защититься от такой агрессии. Они трактуются всего лишь как стремление «дестабилизировать ситуацию».

В результате «Деньги более не находятся в достаточной степени в ведении большинства национальных государств, как не находятся в руках национальных агентов капиталы, кредиты, товарные и фондовые инвестиции, доходы, цены, и т.д. и т.п. Всё это находится в ведении суперкапитала» (акад. Ю.М. Осипов), который извлекает, таким образом, ничем не ограниченную монопольную прибыль в организованных им псевдорыночных условиях.

Данные обстоятельства позволили директору Центра общественных наук МГУ академику Ю.М. Осипову высказать утверждение, что сейчас сформировался «Совсем новый экономический мир. Не капитала, а финансов; не финансов, а финансов финансов; не капитализма, а глобального финансизма». Он держится «1) на глобальном контроле над деньгами и их потоками; 2) на глобальном кредите; 3) на глобальном контроле над фиктивным капиталом (рынком ценных бумаг); 4) на глобальной ренте». В результате «Есть Россия, есть рубль, но кому он принадлежит, насколько он объективен, в какой мере обусловлен российским хозяйством, от чего производён, насколько самостоятелен, да и вообще, является ли российским?».

И такие подозрения не случайны. Декларируя идеологическую приверженность общечеловеческим ценностям, мотивируя свою деятельность стремлением увеличить эффективность экономик всех стран мира, в действительности проводится политика поглощения национальных экономик и валют, подчинения их корыстным интересам финансовых олигархов. И во имя этого изымаются национальные ресурсы, разрывается продуктивный кругооборот денег, под предлогом либерализации и глобализации мировой экономики разрушаются защитные государственные барьеры. В полном соответствии с так называемым «Вашингтонским консенсусом», странам периферии навязывается либерализация экономической политики, приватизация государственной и общественной собственности, всяческое дерегулирование повседневной жизни.

При этом правила, по которым живут сами развитые страны, оказываются совсем иными, чем те, которые рекомендуются ими для стран развивающихся. В них нарастает протекционализм, наблюдается всё более изощрённая кооперация ТНК и других монопольных институтов, специально организуется конкуренция посторонних национальных экономик. Так, если в странах ядра капитализма – США, Японии и других государств «семёрки» идут процессы централизации, продолжается формирование разветвлённых механизмов государственного регулирования, то в других странах насаждается идеология тотальной либерализации, создающей возможность через управляемый хаос внедрять механизм неэквивалентного обмена. То есть «на периферии господствует хаос свободного рынка, где за ультралиберальной идеологией скрываются международные финансовые спекуляции, подрывающие основы функционирования национальных экономических систем, устраняющие государственные барьеры на пути безраздельного господства транснациональных корпораций» (Б.М. Болотин).

В частности, в настоящее время в Европе против России ведётся свыше 60 «антидемпинговых» процессов. Всеми способами, в том числе далеко не либеральными и не рыночными, производится защита собственных товаропроизводителей. И недавний скандал по поводу увеличения тарифов на сталь или запрет продажи так называемых «ножек Буша» на рынках России наглядно это демонстрируют. Кроме того, Штаты всячески стремятся признать своё юридическое законодательство в качестве международного, ставя, таким образом, своих граждан в заведомо привилегированное положение по сравнению со всеми другими, навязывая им свои «правила игры». И пример судебного разбирательства в Хилтоне по «делу Юкоса» – наглое вмешательство во внутренние дела России, яркое тому подтверждение.

Но потери, которые несут развивающиеся страны от глобализации, не ограничиваются только экономикой. Они сопровождаются активным подключением метатехнологий, подавляющих национальные культуры и психологическую, этическую и моральную основу выживания наций. В самом деле, «Тезис о «единстве цивилизации» является ложной концепцией, весьма популярной среди современных западных историков, мышление которых находится под сильным влиянием (своей) социальной среды» (Арнольд Тойнби). В результате национальные культуры замещаются экстрактом, называемым «массовая культура», в которой действительные культурные ценности отсутствуют вовсе, а наличествует лишь информационный продукт, потребляемый для развлечений, для отвлечения от серьёзных мыслей, для расслабления. «Она отравляет всё сущее, возводит в ранг новейших ценностей принципы вседозволенности, безответственности, аморальности, которые как нельзя лучше направлены на удовлетворение чисто эгоистического интереса современного обывателя» (Г.В. Задорожный и О.В. Бервено). В результате стремительно деградирует вся духовная жизнь планеты, и это способствует подавлению всех сфер жизнедеятельности человека.

Ускоренными темпами идёт процесс, начавшийся ещё в конце XIX века и который русский философ В.В. Зеленковский отобразил следующими словами: «… Современная культура всё более становится воплощением пошлости, ядовитое дыхание которой проникает всюду и заражает все формы жизни. … В современном мире царствует жадный к наживе, беззастенчивый, аморальный «приобретатель», для которого давно уже нет ничего святого, который давно привык всё покупать, всем торговать». Что после себя оставляет на Земле внукам и правнукам такой «деятель»?

Но и это ещё не всё. Известно, что «…нагнетание любой нестабильности в условиях финансовой экономики есть способ повышения уровня рисков (политических, военных, психологических, демографических, нравственных), а значит снижения ликвидности национальных денег и в конечном итоге их стоимости, которая находит своё выражение в цене и курсе национальных валют» (В.Г. Белолипецкий). Поэтому неслучайно в период революции 1905 – 1906 годов в России прибыли банков увеличились более чем в 2 раза. Во время 1-й мировой войны уже к 1916 году прибыли крупневших российских банков («Азовско-Донского коммерческого», «Петроградского международного коммерческого», «Русского для внешней торговли» и др.) повысились, несмотря на военную разруху, по сравнению с 1915 годом более чем в полтора раза. И то же происходило на Западе во времена Великой депрессии 1929–1933 гг. Аналогично, за 1993–1998 годы ВВП России понизился более чем на 20%, а её фондовый индекс, тем не менее, увеличился за это время в 9 раз.

Отсюда не следует удивляться всплеску жестокости и дикости в различных регионах Земли в конце 2-го и в начале 3-го тысячелетия. Так, только в 90-е годы произошло 118 вооружённых конфликтов, в которых погибло более 6 млн человек. Стоило странам мира договориться об умиротворении Афганистана, и как по мановению волшебной палочки война, длящаяся 30 лет и принесшая неисчислимые беды его народу, сразу же затихла.

И наша Чечня – это совсем не освободительная война неизвестно кем «порабощённого» чеченского народа против угнетателей, как представляет её заангажированная международная пресса, а спровоцированный приём путём игры на национальной гордости и человеческой наивности чеченов осуществлять подрыв авторитета и экономики России. И пример изощрённого политического и информационного давления на Российскую Федерацию, организованного в связи с её стремлением ликвидировать чеченский гнойник, наглядно демонстрирует это. Ведь война – это бизнес, деньги, и немалые деньги. Поэтому «партия войны» сильна не только за рубежом, но и в Москве, и в самой Чечне. Из-за этого до сих пор правоохранительные органы не могул ликвидировать главного террориста Шамиля Басаева, льётся там кровь, плачут матери и дети. Как говорят военные, приказа нет.

Война против Югославии, как известно, преследовала своей целью не только демонстрацию военной гегемонии США, стремление распространить свою экспансию на «южное подбрюшие Европы», практическое испытание разработанного ими новейшего вооружения, но и подрыв евро – главного конкурента доллара. Всем понятно, что борьба США за «освобождение от тирании Хусейна иракского народа» в действительности направлена на контроль над иранской нефтью, не более того. И не таких тиранов поддерживала Америка, когда ей это было выгодно: «Пусть он сукин сын, но он наш сукин сын!».

Если раньше агрессия одних государств против других осуществлялась открыто, то теперь зачастую проявляется в замаскированных формах и трактуется как защита свободы и демократии, прав меньшинств, борьба за разоружение, истребление средств массового уничтожения и др. Для этого организуется военно-информационное давление, провоцируются беспорядки, «народные выступления», вооружённое противостояние. Это разрушает защитные барьеры подвергающегося экспансии государства, а далее в игру вступают военные, ТНК, сильные валюты, компрадорские кланы получают власть и в конечном итоге страна оказывается донором агрессора. Так было в Югославии, в Эфиопии, в Анголе и в других странах. Аналогичные попытки предпринимаются в России, в Беларуси, Украине, Грузии, Армении, Киргизии и др.

«При Президенте Эйзенхауэре и директоре Алене Даллесе масштабы и объём деятельности ЦРУ (по защите собственных интересов США) в 50-е годы увеличились катастрофически. Начало было положено в Иране в 1953 году. Это был первый крупный переворот, осуществлённый ЦРУ. План переворота появился в начале лета 1953 года и в его разработке участвовали Ален Даллес, Фостер Даллес, Билл Смит и Чарли Вильсон. Их сговор был направлен на свержение Мосадыка и восстановление правления шаха; средство достижения – подкуп всех офицеров иранской армии. План имел кодовое название «Аякс» (Стивен Амброз, «Эйзенхауэр»).

В результате произошедшего переворота крупнейшие нефтяные компании США получили 40% иранской нефти. Подобные провокации были организованы ЦРУ по всему миру, в том числе в Гватемале, в Германской Демократической Республике (1954 г.) и в Венгрии (1956). Однако в последних они закончились полным провалом и бедами обманутого населения. Да иначе и быть не могло, поскольку СССР в то время ещё был начеку и в полной силе.

«Азиатский кризис» осени 1997–1998 годов окончательно сформировал переход США от политики девальвации доллара к его ревальвации не путём укрепления его как такового, а за счёт целенаправленных усилий по подавлению национальных валют как развитых, так и развивающихся стран мира. Это способствует усилению конкурентной борьбы их друг с другом, но не с самими Штатами. Как пример, в Индонезии МВФ, находящийся под полным патронажем США, спровоцировал массовое изъятие вкладов, настояв на банкротстве некоторых «неэффективных» банков без предварительного создания схем страхования депозитов. И результат в виде обвального падения курса национальной валюты оказался вполне прогнозируемым.

Недавний кризис Аргентины явился результатом жёсткой привязки её национальной валюты к американской, т.е. работы на поддержание иностранной экономики, а не своей собственной. После вхождения Японии в мировой рынок банковских услуг на его условиях её национальная специфика превратилась в слабость. Это привело к катастрофическому сокращению ликвидности, дестабилизировало всю её банковскую систему. Поэтому ВВП Японии в 1998 году сократился на 3% и ещё на 1% – в следующем. Сильнейшему конкуренту США был нанесён громадный ущерб, от которого она не избавилась в полной мере и поныне. И так далее.

Одним из проявлений воздействия high-hums, или пиаровских технологий, явились события в Бразилии августа 1998 года, когда под целенаправленным влиянием извне из страны началось лавинообразное бегство спекулятивного капитала. Аналогичным образом тогда же произошла девальвация национальных денег в Колумбии и в Эквадоре. Следствием этого явилось существенное ухудшение всех их макроэкономических показателей. По оценкам экспертов, большинство развивающихся стран оказались в это время не защищёнными от экспансии спекулятивного капитала, а поэтому закончили этот год с падением их фондового рынка не менее чем на треть. В целом только Латинская Америка уже задолжала 140 миллиардов долларов. То же случилось и с Россией, получившей сокрушительный удар в виде дефолта 98-го года.

Неудивительно, поэтому, что приобщение страны к «свободному рынку» неизбежно заканчивается вытеснением товаров местного производства, возникновением скрытого перенаселения, выражаемого в форме избыточной занятости. Из экспортно-ориентированной экономики вытесняется производство жизненно необходимых благ для внутреннего рынка и уничтожаются жизнеобеспечивающие основы собственного населения. Так, голод в Эфиопии и во многих других слаборазвитых странах Африки возник не только благодаря плохому управлению, но в первую очередь в результате «открытия» их экономик перед стихийными силами международной экспансии, разрушившими формируемые веками источники продовольственного обеспечения населения.

Таким образом, информационные и особенно метатехнологии в большей своей части преобразуют глобальную конкуренцию в глобальный монополизм одной страны со всеми вытекающими из него последствиями. Поистине, «Когда я вспоминаю, что Бог справедлив, я содрогаюсь от страха за мою родину» (автор американской Конституции Томас Джефферсон). В действительности под воздействием либерализации создаётся не конкурентная рыночная экономика, а система принудительного разделения труда, поддерживаемая наиболее развитыми странами мира. Происходит разрушение национальных экономических границ, а не повышение общественной производительности труда.

Логичным результатом проводимой глобальной финансово-экономической политики явилось понижение за последние десять лет эффективности всего мирового хозяйства (лауреат нобелевской премии М.Алле). В самом деле, если даже в развитых странах среднегодовые темпы роста душевного ВВП постоянно понижаются (в 60-х годах – 3,8 – 4%, 70-х – 2,1 – 2,3%, в 80-х и 90-х – 1,4 – 1,5%), то что говорить об остальных государствах! И это естественно, поскольку не повышение эффективности народного хозяйства становится их целью, а оптимизация расходования денег. А это не одно и то же. То есть лишь деньги служит и целью развивающейся в них экономик, и критерием успехов. «… в действительности глобалистская экономика, которую представляют нам в качестве панацеи, знает один единственный критерий – «деньги». У неё есть один культ – «деньги». Лишённая каких-либо этических соображений, она может лишь сама разрушить себя» (М. Алле).

Так, в докладе «Римскому клубу», сделанном Дж. Тинбергеным ещё на заре глобализации в 1976 году, отмечалось, что стоимость экспорта развивающихся стран растёт гораздо медленнее его физического объёма. И это неудивительно, поскольку если за 80-е – начало 90-х годов путём всевозможных псевдорыночных махинаций условия внешней торговли улучшились на 13–15%, то для развивающихся стран этот показатель понизился на 17–18% (В.А. Волконский). В результате эти страны, в силу действующих механизмов экономических связей с развитыми странами и навязываемых им правил ценообразования, ежегодно теряют от $50 до $100 млрд

И это закономерно, поскольку наложение единого ценового масштаба на экономики стран с разными условиями развития, вытекающее из процессов глобализации, с неизбежностью подавляет слабых и возвеличивает сильных. «У сильного всегда бессильный виноват» (И.А. Крылов). Насильственная либерализация экономик развивающихся стран, вынужденных работать в более жёстких условиях, чем таковые в странах развитых, оборачивается для них потерей налогов, валютных резервов, ограничением национальных предприятий. И в конечном итоге ведёт к подавлению всей мировой экономики, к снижению и так довольно низкого жизненного уровня населения Земли. В результате если в 1960 году в мире насчитывалось 30% населения, проживающего ниже черты бедности, в 1980 – уже 45%, то к 1990 году оно увеличилось до 60%.

Так, нынешний глава Федеральной резервной системы США Алан Гринспен заявил, что фактически мир переживает волны одного большого кризиса мировой финансовой системы. Бывший директор МВФ Ж. Камдессю отмечал, что «В мировой экономике наступил опасный период упадка». И та же тенденции отмечаются российскими учёными: «Научно-технический прогресс … в конце … века, кажется, парадоксальным образом замедлился. Пока на данную тенденцию (слишком уж неожиданную и кажущуюся невероятной) не обратили должного внимания. А ведь она, скорее всего, будет нарастать. Во всём мире заметно сокращение объёма фундаментальных исследований, и одновременно – совокупность инновационных усилий общества постепенно перетекает в плоскость информатизации, то есть оптимизации уже имеющегося фундаментального знания о природе вещей» (Т.В. Муранивский).

В докладе Всемирного банка «Глобальные экономические перспективы и развивающиеся страны в 1998/99 гг.» показано, что если в 1997 году ВВП на душу населения сократился в 21 развивающейся стране, то уже к 1998 году он уменьшится ещё в 33 странах, в которых проживает более четверти всего населения Земли. В результате этого жители не только постсоветского пространства, но и многих других некогда великих цивилизаций оказались ныне парализованы экономическим и нравственно-культурным кризисом, влачат жалкое существование, растеряв свой хозяйственный, нравственный, культурный и научный потенциал.

Но зато по «странному» совпадению США и консолидирующиеся вокруг них страны «золотого миллиарда» именно в это время сумели организовать прогрессирующий подъём своей экономики. Но не культуры и этики, что было бы характерным при реализации действительных экономических успехов, повышении роли нравственных критериев в их внутренней и внешней политике. В результате богатые страны, насчитывающие не более 25% всего населения Земли, уже расходуют 70% всей вырабатываемой энергии, 75% всех металлов, 85% древесины и потребляют 60% всего продовольствия (из доклада ООН о развитии человеческих ресурсов в 1992 году).

На некоторые аспекты жизни цивилизованных стран «… неоднократно обращали внимание много раз: и лауреат Нобелевской премии Стиглиц (Мировой Банк), и Бутрос Гали (ООН). В мае этого года (2003) на Даунинг-стрит Премьер-министр Великобритании собрал английских ученых и обсуждал с ними проблему третьего пути с попыткой вскрытия причин, что происходит в мире. Когда премьер вместе с учёными проанализировал ситуацию, то пришел к выводу, как он сам сказал, что основная, корневая причина – отмена тех соглашений, которые существовали в мире по финансовому регулированию с 1947 года, и переход к новой системе, которая и действует сегодня в мире. Трагедия, по его мнению, состоит и в том, что мы сегодня создали глобальную сеть, мощный информационно-технологический уклад, который позволяет соединить материки и моментально решать в реальном масштабе времени все вопросы, которые возникают в той или иной точке мира, и одновременно с этим накануне XXI века мы создали предпосылки трагедии. И в XXI веке, как предупреждают многие деятели, в этом плане Блэр не одинок, мы почти обречены на всеобщую катастрофу» (академик Д.С. Львов).

Поэтому «Ошибочно предполагать, что глобализация – результат действия исключительно рыночных сил. Те рамки, в которых действуют рыночные силы, определяются политикой» (Social Consequences of Globalization. Marginalization or Improvement. Conference by H.E. Fernando Henrique Cardoso at the Indian National Centre, New Delhi, 1996). Отсюда следует, что массовые протесты международных правозащитных организаций против глобализации имеют под собой вполне разумное обоснование. И это декларативно понимается даже ведущими деятелями Запада: «Ни один народ не может жить исключительно ради самого себя. … Процветание Америки не может длиться долго, если не будут процветать и другие нации» (Дуайт Д. Эйзенхауэр, американский Президент).

В последние годы всё большее развитие получают процессы, связанные с успехами генной инженерии, результаты которых трудно прогнозировать. Они связаны не только с естественным любопытством учёных, стремлением их достичь пределов возможного, но и с тем, что для них находятся громадные средства. Направленные на выращивание клонов, эти исследования всё в большей мере ведут к созданию человеческого биоробота, качествами которого можно будет управлять в зародыше. Если вспомнить знаменитого гитлеровского врача Менгеле, который устаивал аналогичные эксперименты над живыми людьми в концлагере, и те же самые цели, которые при этом преследовались, здесь есть над чем задуматься.

В самом деле, усилия глобализации направлены, в первую очередь, на естественный отбор наиболее жизнеспособных особей, т.е. на уничтожение людей так называемых нежизнестойких, «отсталых» цивилизаций, а также на процветание агрессивных, способных защитить себя. Но работать, кормить «избранных» кто-то должен. Поэтому замена их запрограммированными биороботами может явиться вполне приемлемой альтернативой обычным людям.

Вместе с тем процесс глобализации мировой экономики не следует изначально считать исключительно негативным явлением. В самом деле, с его помощью возможно достижение более полного международного разделения и кооперации труда, продуктивный обмен ресурсами, знаниями и технологиями, современным оборудованием и организационными, информационными открытиями. Но полезное от вредного, мудрое от глупого, как известно, отличается только мерой: «Мера – самое благородное» (надпись на древнем египетском храме). Поэтому данная тенденция не производила бы своего глобального деструктивного воздействия на большую часть стран мира, если бы ограничивалась только перечисленными факторами. Однако внедрение патологии в денежное обращение, её сопровождающее, пиар-технологии, недальновидный эгоизм политиков многих стран привёл к тому, что отрицательного в этом процессе оказалось существенно больше, чем положительного.

«… все люди однозначны на пути добра и равноправны в достижении знаний. Разность людей от рождения огромна. Преодолеть её, соединить всех также как и преодолеть различие народов можно только общим путём, путём знаний. Но надо смотреть, что за путь объединяет народы. Горе, если он не направлен к добру, и ещё хуже, если какой-либо народ считает себя превыше всех остальных, избранником богов, призванным владычествовать над другими. Такой народ заставит страдать другие, испытывая всеобщую ненависть и тратя все силы на достижение целей, ничтожных перед широтою жизни» (из древнего учения орфиков).

В этой связи приходится согласиться с тем, что проводимая ныне «…интеграция в мировое хозяйство (зачастую) ведёт не к ускорению роста, а к закреплению периферийной модели экономики и потере … ресурсов развития» (А.Р. Белоусов). Наступает время, в котором «восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут глады, моры, и землетрясения…» (Евангелие от Матфея, гл. 24, ст. 7). И всё это мы уже воочию видим.

Таким образом, если вчера страны так называемого «отсталого мира» имели хоть какую-то перспективу приблизиться к государствам «золотого миллиарда», то сейчас становится очевидным, что в рамках развивающихся мировых процессов они останутся отсталыми навсегда. Развитые страны с помощью глобализации и иных целенаправленных процессов продолжают всё ту же колониальную политику, но уже иными средствами.

С другой стороны, уничтожение естественного противовеса этой политики в виде Советского Союза с неизбежностью приводит Запад к саморазрушению. Оно способствует моргинализации его общества, примитизации, а не пассионаризации, достижению вечных ценностей.

Многие уже начинают понимать, что западная цивилизация в нынешней форме достигла точки своего заката и исчезновения. «Её холодность, бессердечность, торгашество, материальная эффективность и непрактичность исключают возможность подлинного выражения любви, идеальности и возвышенности, ради которых и стоит жить» (Мэнли П. Холл).

Таким образом, глобализация проявляется созданием единого «мирового» правительства, обладающего собственной армией, функции которой исполняются НАТО, мировой правоохранительной системы, координируемой Интерполом, всемирной разведывательной сети, интегрируемой ЦРУ. Она характеризуется наличием мирового эмиссионного центра, присвоившего себе право печатать «мировую» валюту, инфраструктурой регулирования финансовых потоков, диктатом правил биржевой, банковской, бюджетной, кредитной и инвестиционной деятельности в каждой точке земного шара, мировой сетью средств массовой информации, коммуникаций и т.д. Организует воспроизводство долговой зависимости слаборазвитых стран, вследствие чего экспорт сырьевых ресурсов замещается в них импортом инфляции (вместо ввоза технологий). Блокированием в них вертикальной интеграции путём расчленения собственности, либерализации, антимонопольных законов, регулированием курса национальной валюты по отношению к «мировой», подчинением промышленного сектора спекулятивному, то есть поддержанием господства биржевого капитализма над индустриальным и прочих действий из стандартного набора МВФ. Опорой на компрадорские режимы, всемерно эксплуатирующие собственные страны, искусственным ограничением технологического развития целых стран и континентов путём наложения запрета на вывоз высоких технологий из имперского блока, селективного импорта интеллектуальных ресурсов из неоколоний и проч. Монополией США на мировой рынок прав, благодаря которой формируется специфическая правовая рента, являющаяся надёжным обеспечением уже достигающего 6,5 триллионов долларов внешнего долга и покрытием заложенного в 2004 году дефицита бюджета, равного $480 миллиардов.

Поскольку страны «золотого миллиарда» уже потребляют до 80% всех мировых ресурсов, именно таковым и является уровень закабаления ими всех остальных государств мира, в такой мере все мировые ресурсы они подчинили своей эгоистической цели. Этим путём достигнуто их пресловутое благосостояние, а не реализацией каких-то оригинальных либеральных ценностей. И глобализация всего лишь призвана обосновать и закрепить такой мировой порядок, не более того. Она используется для того, чтобы более организованные, накопившие больший научный и организационный потенциал страны главенствовали над всеми остальными. А для этого не только всячески наращивают соответствующий собственный потенциал, но и препятствуют достижению того же самого всеми остальными, всемерно способствуют в них хаосу и разрушению.

Логичным результатом такой политики глобализации явилось всеобщее обнищание населения большей части стран мира, невозможностью его защищаться цивилизованными методами. Поэтому людям остаётся либо покорно ждать уготовленной им участи, либо вступать в борьбу, жестокую и бескомпромиссную. Понятно, что это явилось главной причиной международной преступности и терроризма, неизбежным результатом развёртываемого сценария всех мировых процессов.

В самом деле, терроризм и коррупция зародились именно в недрах капиталистической системы, являются родным, хотя и незаконным её детищем, оборотной стороной глобализации. Очевидно, что пока эти тенденции будут развиваться, никакие защитные, агрессивные, маскировочные или мистификационные методы ослабить процесс расширения международного терроризма будут неспособны. И хотя в настоящее время истинные виновники его остаются практически безнаказанными, а терроризм в существующей своей форме выливается в ряд бессистемных жестокостей по отношению к невиновным, тем не менее долго такое продолжаться не может. В конце-концов терроризм вырвется из состояния управляемости, разберётся с теми, кто его породил, и тогда перспектива мирового развития в XXI веке представляется весьма мрачной.

Естественно, что набирающие ход негативные тенденции в мире, вызываемые глобализацией, не могли ограничиться только странами, подвергаемыми экономической и идеологической экспансии. Не менее трагические последствия её ощущают на себе и сами страны-агрессоры, ради благополучия которых и совершаются все эти процессы. В самом деле, как отмечает П. Бьюкенен, известный современный американский политик в своей книге под названием «Запад умирает»: «Запад погибает. Народы Запада перестали воспроизводить себя, население западных стран стремительно сокращается. С самой Чёрной смерти, выкосившей треть Европы в четырнадцатом столетии, мы не сталкивались с опасностью серьёзнее …». И это вполне закономерно, поскольку по большому счёту, всё человеческое сообщество представляет собой единый организм, а поэтому если одна его часть мучается от истощения, а другая – от ожирения, от этого по-настоящему не может быть хорошо никому.

В существующей своей форме глобализм представляет собой всего лишь доведённый до абсурда результат существующих экономических отношений, базирующихся на всеобщей конкуренции и выживаемости лишь наиболее эгоистичных и агрессивных. Зародившись в области человеческих отношений, он уже вышел за пределы своей колыбели и превращается в тотального паразитического монстра. Повсеместно плодит лишних людей, человеческих сообществ и целых государств, питается их прахом и не способен обеспечить всеобщее благосостояние. Поэтому его созидательная доминанта по сравнению с разрушительной ничтожна. И он погубит весь мир, если ему на смену не придут новые экономические отношения, основанные на принципах содружества, всеобщей кооперации и гармонии.

 

 

Резюме:

1. Одним из факторов, способствующих отрыву человека от Природы, препятствующих оздоровлению экономики и дестабилизирующих современную ситуацию, явилось широкое применение информационных технологий и последних достижений компьютерной техники для продвижения новых, в том числе деструктивных, идей и целей. С одной стороны, они сделали труд человека более свободным, информированным и творческим. Открыли перед ним немалые дополнительные возможности. А с другой – явились мощным инструментом формирования общественного сознания, не всегда продуктивного и полезного.

2. Направляемое информационное воздействие на индивидуальное сознание ведёт к тому, что человек начинает жить не в реальном мире, а в области информационных фантомов. В результате утрачивает критерии истинности и ложности, справедливости и преступности, правоты и вины. Это воздействие освобождает человека от груза ответственности за свои действия, позволяет властям решать накопившиеся проблемы не путём конкретных действий, а ординарной «промывкой мозгов». И делает, таким образом, саму систему управления и экономику неадекватной ситуации, а значит саморазрушающейся.

3. На нижнем уровне развития метатехнологической пирамиды располагается реклама. Понятно, что она уже давно перестала служить инструментом ознакомления людей с новыми успехами производства. Не подгоняет продукты под вкусы клиентов, а формирует последние под имеющийся товар. И делает это профессионально, изощрённо, без всякого учёта ущерба, наносимого этим как производству, так и обществу, каждому конкретному человеку. Современная реклама заставляет рынок в большей мере служить продавцу, чем покупателю, за её добросовестность не отвечают ни рекламодатели, ни продвигающие её СМИ. Своим всепроникновением, тоталитарностью, назойливостью и беспардонностью реклама превращается в информационный рэкет, насилуя человека, похищая его внимание, мысли и время. Она эксплуатирует самые приземлённые качества людей, стимулирует культ потребления без созидания, подрывает психологическую устойчивость нации, особенно молодёжи, содействуя возникновению преступности и разрушению нравственности.

4. На более высоких уровнях этой пирамиды цели оказываются не менее корыстными, но более глобальными и циничными. На них метатехнологии превращаются в самое передовое, дешёвое и мощное орудие борьбы – информационное оружие. А поскольку ни действенных способов защиты от него, ни адаптации к нему народы ещё не выработали, это обстоятельство делает такое оружие особо действенным. Пример разрушения СССР, не имеющего фактически никаких объективных причин состоявшегося финала, яркое тому подтверждение.

5. Но наибольшее распространение получили метатехнологии именно в последнее десятилетие при реализации программы глобализации. Они направлены на корректировку массового сознания в нужных её разработчикам направлениях, распространение чужеродного типа культур, ослабляющих конкурентоспособность и жизнестойкость стратегических противников. Реализуются путём тоталитарного контроля над всеми видами СМИ, и в первую очередь электронными, в странах, подверженных экономической и политической экспансии.

6. При этом оказывается, что информационное оружие – вещь обоюдоострая. Направленное против чужих народов, оно с неизбежностью поражает собственный, уродует не только профанов, разработчиков или адептов, но и самих организаторов, идеологов и жрецов. Становится прообразом психологического СПИДа, не признающего границ. Разрушает мировой порядок, выпуская из-под контроля джина первородной дикости, атрофируя внутреннее самосознание людей. И как чума, заражает всех. Подавляя одни государства, метатехнологии приводят агрессоров в точно такое же нравственное состояние, как и их жертвы. Вызывают такую бурю хаотичных протестов, непредсказуемых мутаций, с которыми справиться они уже не способны.

7. Мировые финансы уже прошли несколько этапов глобализации, направленных на закрепление главенствующей роли избранных национальных валют во имя повышения конкурентоспособности их экономик, извлечения финансовой ренты и подавления, эксплуатации других.

8. При отрыве финансового рынка от реального длительность производственного цикла уже не ограничивает скорость денежного оборота, а поэтому финансовая рента зачастую оказывается в 5 и даже в 10 раз большей, чем прибыль в реальном секторе экономики. Вследствие этого параллельно реальному сектору начал функционировать самостоятельный денежно-товарный Д – Т – Д и даже чисто денежный Д – Д рынки. Деньги стали всё в большей мере отрываться от реального производства, превратились в самоцель, сформировали собственную финансовую систему. А современное банковское дело всё в большей мере утрачивает своё продуктивное служение обществу и трансформируется в предельно развитое во всех формах ординарное ростовщичество.

9. В настоящее время ТНК являются самой динамичной формой мирового хозяйства, они развиваются наиболее быстрыми темпами по сравнению с другими производственно-экономическими комплексами.

10. В ТНК широко применяются новейшие достижения фондовых механизмов хозяйствования, разработанные в России начала ХХ века вологодским купцом 1-й гильдии С.Х. Леденцовым и являющиеся ныне наиболее оберегаемой организационной тайной экономической элиты развитых стран.

11. В результате ТНК уже владеют 1/3 всех производственных фондов мира, выпускают около 2/5 всей мировой продукции, контролируют 2/3 мировой торговли, осуществляют 80% оборота высокими технологиями, производят 90% оборота мирового капитала. При этом половина торговли представляет собой «внутрифирменный оборот» самих ТНК. Зарубежные активы ТНК к 1996 году уже составили $8.343 триллиона. США, как главный бастион ТНК, обладая всего 5% населения, потребляют 45% всех мировых ресурсов (в 70-х годах этот объём составлял 33%).

12. Промышленно-финансовые группы (ПФГ) способствуют слиянию множества мелких региональных банков и промышленных предприятий в крупные корпорации, способные устоять в современных динамичных условиях развивающегося мира.

13. Глобализация явилась результатом оказавшегося ныне идеологического единообразия мира и характеризуется следующими проявлениями: – глобальным контролем над инновациями; – концентрацией знаний и передовых технологий в развитых странах;глобальным управлением финансовыми и инвестиционными потоками; – извлечением глобальной ренты, источником которой служит политическая, интеллектуальная, технологическая, военная и финансовая монополизация мира; – образованием специфических структур, посредством которых извлекается эта рента.

14. Если раньше агрессия одних государств против других осуществлялась открыто, то теперь она проявляется зачастую в замаскированных формах и трактуется как защита свободы и демократии, прав меньшинств и др. Она якобы ведётся во имя разоружения, становления свободы слова, борьбы против распространения средств массового уничтожения и проч. Для этого организуется военно-информационное давление, провоцируются беспорядки, «народные выступления», вооружённое противодействие. Это разрушает защитные барьеры подвергнутого экспансии государства, а далее в игру вступают ТНК, сильные валюты, компрадорские кланы получают власть и страна оказывается донором агрессора.

15. Логичным следствием проводимой глобальной финансово-эконо-мической политики явилось понижение за последние десять лет эффективности всего мирового хозяйства. Так, если в 1997 году ВВП на душу населения сократился в 21 развивающейся стране, то уже к 1998 году он уменьшился ещё в 33 странах, в которых проживает более четверти всего населения Земли. В результате этого жители не только постсоветского пространства, но и многих других некогда великих цивилизаций оказались парализованы экономическим и нравственно-культурным кризисом, влачат жалкое существование, растеряв свой хозяйственный, нравственный, культурный и научный потенциал.

16. Логичным результатом такой политики глобализации явилось всеобщее обнищание населения большей части стран мира, невозможностью его защищаться цивилизованными методами. Поэтому людям остаётся либо покорно ждать уготовленной им участи, либо вступать в борьбу, жестокую и бескомпромиссную. И понятно, что это явилось главной причиной международной преступности и терроризма, неизбежным результатом развёртываемого сценария всех мировых процессов. Причём, без ликвидации его причины победить терроризм никакими другими методами невозможно. Поэтому перспектива мирового развития в XXI веке видится весьма мрачной.


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 13; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.049 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты