Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Поэтика классических эпопей Филдинга




Читайте также:
  1. Анализ классических теорий размещения производства
  2. В чем суть постклассических версий философских учений о человеке?
  3. Поэтика сентиментализма в романе Гете «Страдания юного Вертера.
  4. Проблематика и поэтика оды А.Н.Радищева «Вольность».
  5. Структурная поэтика, генеративная поэтика, формальная
  6. Формальная школа, структурная поэтика, генеративная 1 страница
  7. Формальная школа, структурная поэтика, генеративная 2 страница
  8. Формальная школа, структурная поэтика, генеративная 3 страница
  9. Формальная школа, структурная поэтика, генеративная 4 страница

Ответ: Филдинг не любил называть свои произведения романами. Вообще, просветительский роман принято называть классической эпопеей, или классический эпос в прозе. Филдинг ориентируется на формулировку эпоса в "Поэтике" Аристотеля. Филдинг следует архетипу "Одиссея". Свой роман "История Тома Джонса, найдёныша" он строит по принципу комической стилизации, по принципу травестирования. Изображение жизни в романе подчиняется проблемам свойств человеческой природы. Полемика Филдинга с Ричардсоном, который проповедовал пуританский образ жизни. Эта оппозиция выливается в антитезу "Том Джонсон - Блайфил". Блайфил - пуританский ханжа, лицемер, способный отправить на виселицу своего сына. Он накидывает на себя маску пуританского приличия и строгости, чтобы скрыть свои пороки. Том Джонсон лишён всех тех качеств, которая предполагала пуританская, фальшивая мораль. Филдинг полемизирует со Свифтом: свифтовские взгляды в романе высказывает горный отшельник-мизантроп. "История Тома Джонсона" - едва ли не первый подобный роман, написанный от третьего лица. Сервантес и Хогарт (художник) повлияли на Филдинга. Эпос большой дороги - от Сервантеса. У Хогарта Филдинг заимствует комические ситуации, упоминает не раз его гравюры в тексте "Тома Джонса".

 

 

Про Филдинга: Филдинг принадлежал к старинному аристократическому роду, но с отроческих лет познал тяготы семейных неурядиц и бедности. Закончив школу для детей знати, он смог лишь два года проучиться в университете, а затем в настойчивых поисках заработков обратился к драматургии. Молодой автор создал около 25 комедий, и большая часть их имела шумный успех. По словам Теккерея, Филдинг, как и его друг художник Хогарт, дает потомкам более ясное представление о нравах своего века, чем все историки, вместе взятые. В его пьесах мы читаем о наглом произволе правящих лиц, о взяточничестве и лихоимстве, проникших в политический аппарат страны, о повсеместном бездушии и умственной скудости.

 

Благодаря Филдингу роман стал законченным и полноценным жанром. Фабула имеет единую композиционную линию, каждый персонаж проработан логически и все они взаимосвязаны. Однако сам он свои произведения романами не считал. Романом тогда романами считались героические произведения. Он их называл комическим эпосом в прозе, потому что в нем широко и многогранно изображалась действительность. Таким образом, Филдинг ориентируется на древний эпос, на поэтику Аристотеля. В своих эпосах он использует архетип Одиссея, "Человека Странствия" и Героя. Для английской культуры характерно представление о герое как об образце самоконтроля, совершенном «рыцаре без страха и упрека». Именно таких героев рисует Филя в своих произведениях.



Романы Филдинга уже не плутовские , они не приключениях а о человеке. Писатель создает новый характер: он не смешивает в одном лице добрые и злые черты, а показывает, почему один и тот же человек может быть и хорошим и злым. В его эпопеях изображен комизм характера а не комизм ситуации. Его юмор этоглавное средство борьбы с лицемерием и ложью.

 

Был такой Сэмюэль Ричардсон. Был он самым популярным романистом, создал семейный роман. Первое его произведение было «Памела, или Вознагражденная добродетель». Суть там в том, что служанка Памела, такая вся из себя добродетельная, к ней домогается богатый дядя, а она его с патетичными монологами отвергает. Покоренной ее моральной стойкостью на ней женится аристократ мистер Б. Мораль: будь добродетелен и тебя наградят. Филдинг все переиначил и написал пародию. Он не принимал благочестивого морализма Ричардсона , а в его героях видел не живых людей, а ходячие воплощения добродетели и порока. Пародия стала вторым его произведением в прозе и называлась длинно: «История приключений Джозефа Эндруса и его друга мистера Абрама Адамса». Этот самый Дожзеф по сюжету вроде как брат той самой Памелы. До него точно также домогается старая развратница леди Буби («олух» в переводе, стеб над ричардсоновским мистером Б.), но он – он добродетелен, он не поддастся на такое «искушение», он любит служанку Фани. Фани противопоставляется Памеле. В отличии от изнеженной и утонченной П, Ф неграмотна и не умеет писать утонченные письма, зато работает хорошо. Сама Памела там тоже появляется. Когда узнала, что ее брат собирается жениться на простой служанке (которой сама недавно была) закатывает скандал. Зазналась. Уже усвоила кастовую замкнутость и призрение к «низшим». Значит изначально была чванливой дурой, у которой за личиной добродетели скрывалась расчетливая алчная тварь.



На вот этом противопоставлении и строятся эпопеи Филдинга. Естественная мораль отличается от морали общественной. В основном общество требует внешних приличий, но особенно задумываясь о внутреннем содержании. Филдинг же захотел освободить личность от внешнего авторитета и вернуть ее в лоно «естественной доброты», потому что считает, что доброта – почти инстинкт. Моральная ценность человека связана не с внешним, а с внутренним: морален тот, кто сумел сохранить это дарованную природой доброту. В романе противопоставляются добрые порывы простых, искренних людей и лицемерие и черствость буржуа и дворян. В своих эпопеях Филдинг призывает судить не по внешним проявлениям, а по глубоко запрятанным мотивам поступков.



Шедевром Филдинга стал роман «История Тома Джонса, найденыша». Эта эпопея также построения на масштабной антитезе. В «Томе Джонсе» полемика становится более масштабной. Система контрастных образов в «Т.Дж.» складывается в цепь бинарных оппозиций. Кто-то кому-то постоянно противостоит. Центральная позиция: Том Джонс - Блайфилд. Том – подкидыш (только в конце выясняется, что он аристократ, только незаконнорожденный), его не держат никакие традиции условности. Социальные связи. Он естественно добр. В детстве был гадким мальчишкой: то утащит фрукты из чужого сада, то мячик из кармана Блайфила, то убьет чужую утку, в общем, все думали, что парень рожден для виселицы (и как по мне так правильно думали, урод, уток убивать за просто так). Но потом стал добрым малым, искренне влюбился в Софью, всем помогал. А Блайфил, законный наследник своего отца, был полной ему противоположностью, с детства был ангелочкам, подлизывался ко всем кому не лень, прикидывался овцой, а потом все каааак узнали какой он трус и мерзавец! Он настолько низкий, что умолял о прощении, и Том с пренебрежением его прости, потому что даже ему стало противно смотреть, как такой важный дядька так унижается. Кстати, воспитание они получили одинаковое. Под этой оппозицией подразумевается оппозиция Филдинга и Ричардсона. Блайфил - идеал человека у Ричардсон (о, кстати, опять инициал Б. как в Памеле!).Он осторожен, набожен, целомудренен, но он становится мерзавцем и подлецом. Том Джонс напротив - пьет и трахается, но при этом - центральный положительный персонаж. Зато его условности никакие не связывают. Филдинг считает, что все добродетели соседствуют с го*ном. Но в жизни тайное го*но всегда станет явным. Вне полемики оппозиция может быть непонятной. Даже в выборе эпиграфа он выпендрился. У Ричардсона был эпиграф из Ювенала: «Чтобы познать нравы достаточно одного дома», а у него было наоборот, из Горация: «Видел нравы многих людей».

Полемика с Ричардсоном - центральная, но он и с другими горазд. Вставная новелла о горном отшельнике - полемика со Свифтом (про Йеху). Отшельник испытывает многие невзгоды и считает, что люди – уроды, поэтому он от них и убежал. Филдинг считает, что люди не все уроды, да и уроды могут быть разными. Романы Фила перенаселены полемикой не только про природу человека. Филдинг порывает с традициями, у него нетрадиционные образы и отношения. Образ автора - вольный, насмешливый. И вообще, это один из первых романов, где повествование идет от третьего лица.

9. Роман Филдинга "История Тома Джонсона, найдёныша"

Краткое содержание. Действие происходит в Сомерсетшире. В дом сквайра Олверти, где он живет с сестрой Бриджет, подкидывают младенца. Сквайр решил воспитать ребенка как родного и назвал его Томом. Вскоре ему дается найти мать подкидыша, деревенскую женщину Дженни Джонс. Олверти не удается узнать от нее имя отца, но поскольку Дженни раскаивается в своем поступке, сквайр не передает дело в суд, а лишь высылает Дженни из родных мест. Олверти продолжает поиски отца ребенка. Подозрение падает на деревенского учителя Партриджа, у которого Дженни брала уроки латыни. Жена учителя обвиняет мужа во всех смертных грехах, ни у кого не остается сомнений в том, что учитель — отец мальчика. Партриджа признают виновным, и Олверти высылает его из деревни.

Сестра сквайра, Бриджет, вышла замуж за капитана Блайфила (брата одного доктора, который жил в доме Олверти и присоветовал капитану жениться на деньгах сквайра), и у них рождается сын. Капитан умирает. С раннего возраста Том не отличался примерным поведением. Не в пример Блайфилу — не по летам набожному и прилежному — Том не проявлял рвения к учебе и хулиганил. Воспитывают детей философ Сквейр и священник Тваком, оба приспособленцы, использующие религию и философию для оправдания подлостей. Они предъявляют к ученикам требование: они должны бездумно зубрить их уроки. Блайфил завоевывает их симпатию обоих. Но Тому неинтересно повторять за заносчивыми наставниками прописные истины, и он находит себе другие занятия. Слуги в доме любят найденыша за его благородство. Блайфил-младший осуждает его проделки и не упускает случая «заложить» его. Но Том долгое время не знает об этом.

С самого детства Том дружит с Софьей, дочерью соседа Олверти — богатого сквайра Вестерна. Они много времени проводят вместе и становятся неразлучными друзьями.

Том проводит все свое свободное время в доме нищего сторожа, семья которого погибает от голода. Узнав о том, что Том продал Библию и лошадь, подаренную ему Олверти, и деньги отдал семье сторожа, Блайфил и оба учителя в гневе обрушиваются на юношу, считая поступок достойным порицания, а Олверти тронут его добротой. Есть и еще причина, которая заставляет Тома проводить столько времени в семье сторожа: он влюблен в Молли, одну из его дочерей. Беззаботная и легкомысленная девушка сразу же принимает его ухаживания, и вскоре выясняется, что она беременна. Эта весть мгновенно разносится по всей округе.

Софья Вестерн, которая давно уже любит Тома, приходит в отчаяние. Он лишь теперь замечает, как она расцвела. Незаметно для себя самого Том влюбляется в Софью. Том несчастен, поскольку обязан жениться на Молли. Однако дело принимает неожиданный оборот: Том застает Молли в объятиях своего учителя, философа Сквейра. Через некоторое время Том узнает, что Молли беременна не от него, поэтому он свободен от обязательств.

Тем временем сквайр Олверти заболевает. Он отдает последние распоряжения по поводу наследства. Том, горячо любящий Олверти, безутешен, а все остальные, в том числе и Блайфил, обеспокоены лишь своей долей. В дом прибывает посыльный и приносит сообщение о том, что Бриджет Олверти, которая отлучилась из имения, умерла. К вечеру того же дня сквайру становится легче и он идет на поправку. Том так счастлив, что даже смерть Бриджет не может омрачить его радость. От радости он напивается допьяна, что вызывает осуждение окружающих.

К сквайру Вестерну приехала сестра. Она заметила, что Софья влюблена, но не поняла в кого. Она подумала, что Софья влюблена в Блайфила и высказала свою догадку отцу Софьи. Вестерн мечтает выдать свою дочь замуж за Блайфила. Это представляется ему крайне выгодным делом, так как Блайфил — наследник большей части состояния Олверти. Даже не интересуясь мнением дочери, Вестерн спешит получить согласие на брак у Олверти. Уже назначен день свадьбы, но Софья объявляет отцу, что никогда не станет женой Блайфила. Разгневанный отец запирает её в комнате.

В это время у Блайфила, который с самого детства втайне ненавидел Тома, созревает коварный план. Сгущая краски, он рассказывает сквайру о недостойном поведении Тома в тот самый день, когда Олверти был на волосок от смерти. Все слуги были свидетелями буйного веселья Тома, Блайфилу удается убедить сквайра в том, что Том радовался его близкой кончине. Разгневанный сквайр выгоняет Тома из дома.

Том пишет Софье прощальное письмо, понимая, что, несмотря на его пылкую любовь к ней, он не имеет права просить её руки. Том покидает поместье, намереваясь податься в матросы. Софья, отчаявшись умолить отца не выдавать её замуж за ненавистного Блайфила, убегает из дому.

В провинциальной гостинице Том случайно встречает Партриджа, того самого учителя, которого Олверти когда-то выслал из его деревни, считая его отцом найденыша. Партридж убеждает молодого человека в том, что пострадал безвинно, и просит разрешения сопровождать Тома в его странствиях.

По пути к городу Эптону Том спасает от рук насильника женщину, некую миссис Вотерс. В городской гостинице миссис Вотерс, которой сразу приглянулся красавец Том, с легкостью соблазняет его.

В это время Софья, которая направляется в Лондон, также останавливается в эптонской гостинице и узнает, что Том находится в числе постояльцев. Однако, узнав о том, что он изменил ей, разгневанная девушка в знак того, что ей все известно о поведении возлюбленного, оставляет в его комнате свою муфту и в слезах покидает Эптон. Случайно в той же гостинице останавливается и кузина Софьи, миссис Фитцпатрик, убежавшая от своего мужа, негодяя и развратника. Она предлагает Софье вместе скрываться от преследователей. В самом деле, сразу после отъезда беглянок в гостиницу прибывают разъяренный отец Софьи и мистер Фитцпатрик.

Утром Том догадывается, почему Софья не захотела его видеть, и в отчаянии покидает гостиницу, надеясь догнать свою возлюбленную и получить её прощение.

В Лондоне Софья находит знакомую, леди Белластон. Та радушно принимает девушку и, услышав её печальную историю, обещает ей свою помощь. Том с Партриджем также прибывают в Лондон. Тому удается напасть на след возлюбленной, но её кузина и леди Белластон препятствуют тому, чтобы он встретился с Софьей. У леди Белластон есть свои причины: несмотря на то что она годится в матери Тому, она влюбляется в него и пытается соблазнить молодого человека. Том не отказывается от встреч с ней и принимает от нее деньги и подарки, ибо у него нет выбора: во-первых, он надеется узнать, где Софья, а во-вторых, у него нет денег. Наконец Том случайно встречает возлюбленную, но та, выслушав уверения в вечной любви и верности, отвергает Тома, ибо не может простить ему измену.

В доме, где Том с Партриджем снимают комнату, проживает мистер Найтингейл, с которым Том подружился. Найтингейл и Нанси — дочь их хозяйки, миссис Миллер, любят друг друга. Том узнает от приятеля, что Нанси беременна от него. Но Найтингейл не может жениться на ней, ибо боится своего отца, который нашел для него богатую невесту. Найтингейл покоряется судьбе и тайком съезжает от миссис Миллер, оставив Нанси письмо, в котором объясняет причины своего исчезновения. Том узнает от миссис Миллер, что Нанси, получив его прощальное письмо, уже пыталась наложить на себя руки. Том отправляется к отцу своего приятеля и объявляет ему, что тот уже обвенчан с Нанси. Найтингейл-старший смиряется перед неизбежностью, а миссис Миллер и её дочь готовятся к свадьбе. Отныне Нанси и её мать считают Тома своим спасителем.

Леди Белластон постоянно требует от Тома свиданий. Понимая, насколько он ей обязан, Том не в силах отказать ей. Но её домогательства становятся невыносимы. Найтингейл предлагает приятелю план: он должен написать ей письмо с предложением руки и сердца. Поскольку леди Белластон считается с мнением света и не решится выйти замуж за человека без денег, она будет вынуждена отказать Тому, а он будет вправе прекратить с ней отношения. План удается, но разгневанная леди решает отомстить Тому.

За Софьей, которая по-прежнему живет в её доме, ухаживает богатый лорд Фелламар. Он делает ей предложение, но получает отказ. Коварная леди Белластон объясняет лорду, что девушка влюблена в нищего проходимца; если лорду удастся избавиться от соперника, сердце Софьи будет свободно.

Том навещает миссис Фитцпатрик, чтобы поговорить с ней о Софье. Выходя из её дома, он сталкивается с её мужем. Взбешенный ревнивец, который наконец напал на след беглянки и узнал, где она живет, принимает молодого человека за её любовника и оскорбляет его. Том вынужден обнажить шпагу и принять вызов. Когда Фитцпатрик падает, пронзенный шпагой, Том попадает в тюрьму. Фелламар подослал матросов и приказал им завербовать Тома на корабль, чтобы избавиться от него, а они, застигнув Тома во время поединка, просто сдали Тома полиции.

В Лондон приезжает мистер Вестерн. Он находит дочь и объявляет ей, что, до тех пор пока не приедут Олверти и Блайфил, девушка будет сидеть под домашним арестом и ждать свадьбы. Леди Белластон, решив отомстить Тому, показывает Софье его письмо с предложением руки и сердца.

Приезжает Олверти с Блайфилом и останавливается у миссис Миллер. Олверти — её давний благодетель. Узнав о том, что Том — приемный сын сквайра, миссис Миллер рассказывает ему о благородстве Тома. Но Олверти по-прежнему верит клевете, и похвалы Тому, не трогают его.

Найтингейл, миссис Миллер и Партридж навещают Тома в тюрьме. Вскоре к нему приходит та самая миссис Вотерс, случайная связь с которой привела к размолвке с Софьей. После того как Том покинул Эптон, миссис Вотерс познакомилась там с Фитцпатриком, стала его любовницей и уехала вместе с ним. Узнав от Фитцпатрика о столкновении с Томом, она поспешила навестить его. Фитцпатрик цел и невредим. Партридж, который также пришел навестить Тома, сообщает ему, что женщина, которая называет себя миссис Вотерс, на самом деле — Дженни Джонс, родная мать Тома. Том в ужасе: он спал с собственной матерью. Партридж рассказывает об этом Олверти, и тот немедля вызывает миссис Вотерс к себе. Представ перед своим бывшим хозяином и узнав от него, что Том — тот самый младенец, которого она подкинула в дом сквайра, Дженни наконец решается рассказать Олверти обо всем, что ей известно. Ни она, ни Партридж не причастны к рождению ребенка. Отец Тома — сын друга Олверти, который когда-то прожил в доме сквайра год и умер от оспы, а мать — не кто иная, как родная сестра сквайра, Бриджет. Боясь осуждения брата, Бриджет скрыла от него, что родила ребенка, и за крупное вознаграждение уговорила Дженни выдать себя за мать. Старый слуга Олверти, услышав, что сквайр узнал всю правду, признается хозяину, что Бриджет на смертном одре открыла ему свою тайну и написала брату письмо, которое он вручил мистеру Блайфилу, ибо Олверти в тот момент был без сознания. Только теперь Олверти догадывается о коварстве Блайфила, который, желая прибрать к рукам состояние, скрыл от сквайра, что Том его сводный брат. Олверти получает письмо от бывшего учителя мальчика, философа Сквейра. В нем он сообщает сквайру о том, что лежит при смерти и считает своим долгом сказать ему правду. Сквейр знал, что Блайфил оклеветал Тома, но предпочел промолчать. Олверти узнает, что один Том был безутешен, когда сквайр был между жизнью и смертью, а причиной неумеренной радости юноши было как раз выздоровление его названого отца.

Олверти, узнав всю правду о своем племяннике, раскаивается и выгоняет Блайфила. Фитцпатрик не предъявил Тому обвинений, его освобождают из тюрьмы. Олверти просит прощения у Тома.

Найтингейл рассказывает Софье о том, что Том и не собирался жениться на леди Белластон, поскольку это он подговорил Тома написать ей то письмо. Том является к Софье и вновь просит её руки. Сквайр Вестерн, узнав о намерении Олверти сделать Тома своим наследником, дает свое согласие на их брак. Влюбленные после свадьбы уезжают в деревню и счастливо живут вдали от городской суеты.

 

«История» была опубликована в 1749 г. Фильдинг не успел исправить вкравшиеся в работу ошибки, поскольку роман появился всего за пять лет до смерти писателя. Сразу после выхода романа Фильдинг получил крупную судейскую должность и целиком занялся получением взяток J.

Просветительские романы принято называть классической эпопеей, классическим эпосом в прозе. Фильдинг ориентировался на формулировку эпоса в «Поэтике» Аристотеля. Следуя архетипу «Одиссеи», Фильдинг строит «Историю» по принципу комической стилизации, травестирования.

Изображение природы человека. Фильдинг написал роман «о человеческой природе». Все выдающиеся люди спорили о том, добродетелен ли человек в основе своей. Представитель этической философии А. Шефтсбери утверждал, что основой человеческого поведения является врожденное нравственное чувство, Б. Мандевиль видел эту основу в эгоистическом интересе.

Фильдинг принял участие в этических спорах о разуме и нравственных особенностях человеческой природы. Мысли Фильдинга предстают не в виде цитат и ученых рассуждений, а в развитии жизненных ситуаций, в столкновении характеров. Возвышаясь над персонажами, автор мог свободно судить об их поступках и характерах, соотнося их личный опыт и судьбу с образом жизни их соотечественников и судьбой всей страны.

Просветители критиковали существовавшую до этого идеологию, опираясь на идеи культа разума, которому придали универсальный характер, и идею «естественного человека». Относясь к этим идеям с уважением и признавая их отчасти справедливыми, Фильдинг в своем романе подверг их испытанию, показав, как действуют эти принципы в жизни.

Полемика со Свифтом. Свифтовские взгляды в романе выражает Горный Отшельник-мизантроп. Этот человек прошел все ступени жизни, из богатого сделавшись бедным и пережив предательство любимой и друга. Его ошибка в том, что он по тем людям, которые его окружают, стал судить обо всем человечестве. Том Джонс не меньше, чем он, сталкивался с предательством и злобой, но не потерял веры в жизнь и в людей, он полон оптимизма. В ответ на добро Джонс часто получает неблагодарность, но в решительную минуту его спасли именно те, кому он помогал в романе. Они встали на его защиту и помогли оправдать его как перед Олверти, так и перед Софьей.

Полемика с Ричардсоном. Культура Просвещения – культура диалогическая, она предполагала плюрализм мнений. Фильдинг в романе вступил в полемику с Ричардсоном относительно нравственных идеалов. Ричардсон идеализировал пуританскую мораль и видел в ней воплощение понятия о «естественном человеке». Он считал основной задачей просветительского искусства осуждение порока и поощрение добродетели. В осуждении порока он доходил до крайности, отрицая право человека на наслаждение земными радостями. Пуританская мораль предполагала обуздание плоти, имела во многом эгоистический, расчетливый характер. Фильдинг считает такую рассудочную добродетель ненастоящей и недостойной.

Фильдинг разоблачал лицемерие, притворство и тщеславие, которые часто скрывались под маской добродетели. Под видом такого «достойного» человека, по мнению Фильдинга, всегда мог скрываться плут и обманщик, действующий исключительно исходя из собственных интересов (так и происходит в «Томе Джонсе»). Кроме того, отличие Фильдинга от Ричардсона в том, что он поощрял спасение не собственной души, а помощь ближнему, даже в ущерб собственным интересам.

Оппозиция Джонс – Блайфил. Свои идеи автор отстаивает, противопоставляя Джонса и Блайфила. По мнению Фильдинга, добродетель в расчете на вознаграждение мало чего стоит. За этой добродетелью скрываются ханжество, подлость, зависть, злоба, нравственное уродство – те черты, которые есть в Блайфиле. Казалось бы, он только и делает, что заботится о собственной душе, а в то же время очень быстро мы убеждаемся, что его в этой жизни интересуют только деньги. Гораздо достойнее бескорыстная помощь, самопожертвование, нравственные подвиги, совершаемые необдуманно, «очертя голову». При этом герой имеет право на недостатки, но они, как правило, проистекают от молодости. Эти недостатки, к тому же, искупаются благородной и отзывчивой душой. Только таким и может быть идеал добродетели, воплощенный в образе главного героя – Тома Джонса.

Просветительский финал. Фильдинг понимал, что в жизни такой герой никогда не сможет добиться успеха. Автор почти привел героя к виселице, которую ему прочили окружающие с самого рождения. Фильдинг «выпутывал» героя из всех козней, которые на него обрушились. И тут проявляется двойственность сюжета просветительского романа – сюжет реалистический и просветительский. Конец явно просветительский – зло наказано, главный герой счастлив.

Герои. Безусловно, герой Фильдинга – рациональный герой. Он абстрагирован от условий быта. Том Джонс не несет никаких черт реального социального состояния, не случайно он незаконный сын, найденыш. Безродность Тома Джонса выключала его из прочно сложившейся системы общественных отношений и заранее обрекала его на всевозможные испытания и превратности судьбы. Он связан с окружающим миром внешне и условно, то есть воплощает идеальную «человеческую природу», человека вообще. Он такой, каким его создала природа, с естественными нравственными чувствами и побуждениями. Ему свойственны лишь «естественные» пороки (у Джонса это похоть). В то же время он не способен ко лжи, всегда откровенно выражает свои чувства, что часто мешает ему и заставляет его попадать в неприятности.

В этом ему противоположен отрицательный герой, который един и конкретен, заражен пороками современного общества. Не случайно Блайфил по-своему осмысляет как гражданские, так и религиозные законы, применяя их по своему усмотрению. Законы эти часто находятся в полном противоречии с естественными законами.

10. Стерн. "Сентиментальное путешествие"

Краткий пересказ:

Книга начинается с обрывка разговора: главный герой, пастор Йорик, говорит о каком-то предмете, что во Франции это устроено лучше. На вопрос, бывал ли он во Франции, Йорик в тот же день решает поехать туда. Он собирает свои вещи, и через некоторое время уже обедает во французском трактире, и он уже находится под властью закона, по которому в случае его смерти всё его имущество, имущество «туриста», перешло бы французскому королю. Йорик рассуждает о щедрости и радости подаяния, однако вошедшему монаху Францисканского ордена, смиренному и скромному человеку, он не подаёт, вместо того читая ему лекцию о том, что лучше добиваться своим трудом пропитания, чем ходить и выпрашивать крохи у людей, едва сводящих концы с концами, но живущих своим трудом. Едва монах выходит, смущённый, как Йорик и сам начинает винить себя в резкости и чтении нотаций. Он выходит из дома, видит, что тот же самый монах беседует с одной дамой во дворе и, чтобы избежать ещё одной встречи с тем, садится в стоящие неподалёку дезоближан, одноместную карету, где пишет предисловие. В предисловии он выводит, что странствуют люди либо из-за немощей тела или души или по необходимости. Соответственно, он выводит и типы путешественников – пытливые путешественники, тщеславные, несчастливые, простодушные и проч., себя же он называет чувствительным путешественником. Те же, кто отправляется в другие страны, чтобы нажить опыта и знаний – глуп, т.к. знания во всём мире едины, и получить их можно не выезжая за границу, – и особенно хорошо это возможно в Англии. Предисловие прерывают два англичанина, обращающиеся к Йорику, и тот покидает карету. Йорик беседует с мсье Дессеном, владельцем гостиницы, они обмениваются любезностями. Они идут к сараю, чтобы выбрать другие кареты – дезоближан разонравился Йорику, да и он ненадёжно выглядит. По дороге Йорик замечает, что как только он стал готовитсья отдать свои деньги за карету Дессену, как стал чувствовать антипатию к этому человеку – и в этом особенность людей. У сарая они встречают даму, которой Йорик подаёт руку, но Десен не может найти ключ от сарая и идёт в дом. За краткий промежуток времени до возвращения Дессена Йорик уже представляет себе историю этой дамы – она наверняка вдовица уже некоторое время, замечает её приятную внешность, чувствует смущение и, наконец, пытается завязать разговор, но дама его прерывает острым замечанием, и вновь они стоят, а Йорик наслаждается тем, что держит её руку в своей. К паре подходит монах-францисканец, и Йорик, считая, что обидел того, дарит ему извинения за грубость и свою черепаховую табакерку, получая взамен роговую монаха, а также множество благодарностей. Они расстаются, но эту табакерку Йорик всегда теперь возит с собой, а недавно он побывал на могиле этого монаха, где он разрыдался. Монах скрывается, дама отходит в сторону. Йорик решает пригласить её в свою карету, но внутри него происходит диалог между Скупостью (дескать, придётся нанять дополнительную лошадь к карете), Трусостью (а неизвестно, кто эта дама?), Лицемерием (что же потом скажут о почтенном пасторе?) и др., которые убеждают его, что не стоит приглашать её. Но дама отходит в сторону, видимо, советуясь со своими вторыми «я», и лишь пробегающий мимо французский офицер вежливо вызнаёт, откуда она, куда направляется, и скрывается. Дессен появляется и вводит в сарай Йорика и даму, они садятся в карету «визави», в которой попутчики сидят друг напротив друга. Йорик объясняет даме, что признаваться в любви в первые же часы знакомства пошло, что даже произносить это слово в таких условиях некрасиво, следует лишь подавать тайные знаки. Дама замечает, что в таком случае Йорик всё это время признавался ей в любви. Йорик делает ей предложение поехать в карете, а дама отвечает, что ожидала этого, однако за ней приехал брат. Они расходятся в разные стороны, и Йорик замечает, что с момента его пребывания прошло совсем мало времени – а он уже столько перечувствовал и столько сказал. Он говорит, что бесконечно много может написать тот, кто следит за своим сердцем и тем, как в нём отражаются внешние события, кто ищет в мире повода, чтобы всколыхнуть свою чувствительность. Другое дело – путешественники, которые едут с плохим настроением или скупостью и пишут свои мемуары не о проделанном пути и встреченном, а о своей постоянной грусти, окрашивая её тонами всё видимое. Мсье Дессен рекомендует Йорику слугу, Ла Флёра, молодого человека, который по душе своим открытым и весёлым нравом пастору, хотя он и обладает лишь талантом, отслужив в армии, бить в барабан и играть на флейте. Однако прельщённый слухом о щедрости англичан – хотя Йорик очень небогат – он рад служить «туристу». В Йорике снова происходит внутренняя беседа Мудрости и Слабости его; Мудрость упрекает последнюю в выборе такого малоквалифицированного слуги, но Йорик забывает об этом. В отдельной главе (несколько глав подряд называются «Монтрей», по месту нахождения героя, никуда не двинающегося) Йорик описывает нрав и жизнерадостную философию Ла Флёра, его глаза, простую любящую душу. Дессен говорит Ла Флёру, что тот пользовалась большой популярностью у местных девиц, и Йорик замечает про себя, что он становится отчаянно щедр и добр в моменты, когда горит в его сердце любовь то к одной, то к другой даме, а в «междуцартвие» он становится весьма скупым. Следует Отрывок – в котором говорится о том, как после постановки «Андромеды» Еврипида в городе Абдера, славившемся своими пороками и распутством, все начали говорить красивыми фразами из драмы и в результате нравы в городе возвысились, начался золотой век в Абдере. Перед отъездом из Монтрея Йорик выходит с малым количеством монет и раздаёт милостыню нищим, которых больше, чем монет – он подаёт нищему, уступившего место дамам, подаёт карлику, угощающему всех табаком, однорукому солдату, травмированной даме, нищему, обратившегося к Йорику «My Lord». Но не заметив в стороне одного нищего, не просящего милостыни, а скромно стоящего неподалёку, Йорик, раздав всю мелочь, вдруг подаёт большие – для его скромных средств - деньги скромняге. Йорик и Ла Флёр едут в Париж, но по дороге лошадь Ла Флёра, на которой он едет верхом, натыкается на труп осла, пугается, а после вырывается и бежит прочь (при этом Ла Флёр каждый раз ругается, а Йорик замечает, что у французов есть три степени выражения неприятности тремя ругательствами, самое страшное из которых Йорик стесняется назвать). Ла Флёр едет в карете со своим господином, и вскоре в соседнем селении они встречаются с паломником, который сожалеет о своём издохшем осле, с которым он всё это время делил свой хлеб и которого он очень любил. Расстроенный Йорик желает ехать медленно, однако кучер не слышит его и несётся во весь дух, и когда пастор уже желает нестись, чтобы расплескать ярость, кучер останавливается – карета у подножия горы. Почтовая карета графа де Л*** и его сестры, которая была той дамой у сарая с каретами, проезжает мимо, и скоро Йорик получает через посыльного предложение заехать в Брюссель, к даме, дабы продолжить знакомство, а также письмо для мадам Р***. Йорик принимает решение – во имя верности своей любимой, оставленной в Англии – не ехать в Брюссель, кроме как в сопровождении своей Элизы. Ла Флёр, оказавшись принятым у мадам де Л***, заявляет, дабы не уронить честь господина, что забыл ответное письмо к ней от своего господина, и спешит домой. Йорик не может начать письмо, и тогда Ла Флёр достаёт любовное письмо от одного капрала к жене барабанщика, и незначительно изменив его – по случаю - Йорик пишет послание.

Приехав в Париж, герой посещает цирюльника, беседа с которым наводит его на мысли об отличительных признаках национальных характеров: французы всегда для сравнения используют гигантские величины и гиперболы. Выйдя от цирюльника, он заходит в лавочку, чтобы узнать дорогу к Комической Опере, и знакомится с очаровательной гризеткой, но, почувствовав, что её красота произвела на него слишком сильное впечатление, поспешно уходит. В театре, глядя на стоящих в партере людей, Йорик размышляет о том, почему во Франции так много карликов. Из разговора с пожилым офицером, сидящим в этой же ложе, он узнает о некоторых французских обычаях, которые его несколько шокируют. Выйдя из театра, в книжной лавке он случайно знакомится с молодой девушкой, она оказывается горничной мадам Р***, к которой он собирался с визитом, чтобы передать письмо.

Вернувшись в гостиницу, герой узнает, что им интересуется полиция. Во Францию он приехал без паспорта, а, поскольку Англия и Франция находились в это время в состоянии войны, такой документ был необходим. Хозяин гостиницы предупреждает Йорика, что его ожидает Бастилия. Мысль о Бастилии навевает ему воспоминания о скворце, некогда выпущенном им из клетки. Нарисовав себе мрачную картину заточения, Йорик решает просить покровительства герцога де Шуазедя, для чего отправляется в Версаль. У ворот дома герцога Ла Флёр, а следом Йорик встречают старого офицера, имеющего высокую награду (орден св. Люовика), но занимающегося продажей пирожков. Как поясняет Йорик, вскоре король прослышал об офицере и назначил ему пенсию. В дополнение к этой истории герой решает рассказать другую историю – об английском дворянине, который, обнищав, сдал на хранение свою шпагу, символ знатности, а сам отправился с семьёй в другие края, где он нажил состояние торговлей, что считалось позорящим честь дворянина (для этого и была сдана шпага). Вернувшись, дворянин увидел на шпаге образовавшуюся за это время ржавчину, и заявил, уронив слезу, что найдёт другой способ её уничтожить, и ушёл.

Не дождавшись приема у герцога, он идет к графу Б***, о котором ему рассказали в книжной лавке как о большом поклоннике Шекспира. После недолгой беседы, проникшись симпатией к герою и несказанно пораженный его именем, граф сам едет к герцогу и через два часа возвращается с паспортом. Продолжая разговор, граф спрашивает Йорика, что он думает о французах. В пространном монологе герой высоко отзывается о представителях этой нации, но тем не менее утверждает, что если бы англичане приобрели даже лучшие черты французского характера, то утратили бы свою самобытность, которая возникла из островного положения страны. Ведь в процессе постоянного общения и столкновения как бы стираются индивидуальные черты, и таковы – «слишком вежливы» - французы. Беседа завершается приглашением графа пообедать у него перед отъездом в Италию.

У дверей своей комнаты в гостинице Йорик застает хорошенькую горничную мадам Р***. Хозяйка прислала её узнать, не уехал ли он из Парижа, а если уехал, то не оставил ли письма для нее. Девушка заходит в комнату и ведет себя так мило и непосредственно, что героя начинает одолевать искушение. Но ему удается преодолеть его, и, только провожая девушку до ворот гостиницы, он скромно целует её в щеку. На улице внимание Йорика привлек странный человек, просящий милостыню. При этом он протягивал шляпу лишь тогда, когда мимо проходила женщина, и не обращался за подаянием к мужчинам. Вернувшись к себе, герой надолго задумывается над двумя вопросами: почему ни одна женщина не отказывает просящему и что за трогательную историю о себе он рассказывает каждой на ухо. Но размышлять над этим помешал хозяин гостиницы, предложивший ему съехать, так как он в течение двух часов принимал у себя женщину. В результате выясняется, что хозяин просто хочет навязать ему услуги знакомых лавочниц, у которых отбирает часть своих денег за проданный в его гостинице товар. Конфликт с хозяином улажен при посредничестве Ла Флера. Йорик вновь возвращается к загадке необычайного попрошайки; его волнует тот же вопрос: какими словами можно тронуть сердце любой женщины.

Ла Флер на данные ему хозяином четыре луидора покупает новый костюм и просит отпустить его на все воскресенье, «чтобы поухаживать за своей возлюбленной». Йорик удивлен, что слуга за такой короткий срок успел обзавестись в Париже пассией. Оказалось, что Ла Флер познакомился с горничной графа Б***, пока хозяин занимался своим паспортом. Это опять повод для размышлений о национальном французском характере. «Счастливый народ может танцевать, петь и веселиться, скинув бремя горестей, которое так угнетает дух других наций».

Йорику случайно попадается лист бумаги с текстом на старофранцузском языке времен Рабле и, возможно, написанный его рукой. Йорик целый день разбирает трудночитаемый текст и переводит его на английский язык. В нем рассказывается о некоем нотариусе, который, поссорившись с женой, пошел гулять на Новый мост, где ветром у него сдуло шляпу. Когда он, жалуясь на свою судьбу, шел по темному переулку, то услышал, как чей-то голос позвал девушку и велел ей бежать за ближайшим нотариусом. Войдя в этот дом, он увидел старого дворянина, который сказал, что он беден и не может заплатить за работу, но платой станет само завещание — в нем будет описана вся история его жизни. Это такая необыкновенная история, что с ней должно ознакомиться все человечество, и издание её принесет нотариусу большие доходы. У Йорика был только один лист, и он не мог узнать, что же следует дальше. Когда вернулся Ла Флер, выяснилось, что всего было три листа, но в два из них слуга завернул букет, который преподнес горничной. Хозяин посылает его в дом графа Б***, но так случилось, что девушка подарила букет одному из лакеев, лакей — молоденькой швее, а швея — скрипачу. И хозяин, и слуга расстроены. Один — потерей рукописи, другой — легкомыслием возлюбленной.

Йорик вечером прогуливается по улицам, полагая, что из человека, боящегося темных переулков, «никогда не получится хорошего чувствительного путешественника». По дороге в гостиницу он видит двух дам, стоящих в ожидании кареты. Тихий голос в изящных выражениях обращался к ним с просьбой подать двенадцать су. Йорика удивило, что нищий назначает размер милостыни, равно как и требуемая сумма: подавали обычно одно-два су. Женщины отказываются, говоря, что у них нет с собой денег, а когда старшая дама соглашается посмотреть, не завалялось ли у нее случайно одно су, нищий настаивает на прежней сумме, рассыпая одновременно комплименты дамам. Кончается это тем, что обе вынимают по двенадцать су и нищий удаляется. Йорик идет вслед за ним: он узнал того самого человека, загадку которого он безуспешно пытался разрешить. Теперь он знает ответ: кошельки женщин развязывала удачно поданная лесть.

Раскрыв секрет, Йорик умело им пользуется. Граф Б*** оказывает ему еще одну услугу, познакомив с несколькими знатными особами, которые в свою очередь представили его своим знакомым. С каждым из них Йорику удавалось найти общий язык, так как говорил он о том, что занимало их, стараясь вовремя ввернуть подходящий случаю комплимент. «Три недели я разделял мнение каждого, с кем встречался», — говорит Йорик и в конце концов начинает стыдиться своего поведения, понимая, что оно унизительно. Он велит Ла Флеру заказывать лошадей, чтобы ехать в Италию. Проезжая через Бурбонне, «прелестнейшую часть Франции», он любуется сбором винограда, Это зрелище вызывает у него восторженные чувства. Но одновременно он вспоминает печальную историю, рассказанную ему другом мистером Шенди, который два года назад познакомился в этих краях с помешанной девушкой Марией и её семьей. Йорик решает навестить родителей Марии, чтобы расспросить о ней. Оказалось, что отец Марии умер месяц назад, и девушка очень тоскует о нем. Ее мать, рассказывая об этом, вызывает слезы даже на глазах неунывающего Ла Флера. Недалеко от Мулена Йорик встречает бедную девушку. Отослав кучера и Ла флера в Мулен, он присаживается рядом с ней и старается, как может, утешить больную, попеременно утирая своим платком слезы то ей, то себе. Йорик спрашивает, помнит ли она его друга Шенди, и та вспоминает, как её козлик утащил его носовой платок, который она теперь всегда носит с собой, чтобы вернуть при встрече. Девушка рассказывает, что совершила паломничество в Рим, пройдя в одиночку и без денег Аппенины, Ломбардию и Савойю. Йорик говорит ей, что, если бы она жила в Англии, он бы приютил её и заботился о ней. Его мокрый от слез платок Мария стирает в ручье и прячет у себя на груди. Они вместе идут в Мулен и прощаются там. Продолжая свой путь по провинции Бурбонне, герой размышляет о «милой чувствительности», благодаря которой он «чувствует благородные радости и благородные тревоги за пределами своей личности».

Из-за того что при подъеме на гору Тарар коренник упряжки потерял две подковы, карета была вынуждена остановиться. Йорик видит небольшую ферму. Семья, состоящая из старого фермера, его жены, детей и множества внуков, сидела за ужином. Йорика сердечно пригласили присоединиться к трапезе. Он чувствовал себя как дома и долго вспоминал потом вкус пшеничного каравая и молодого вина. Но еще больше по душе ему пришлась «благодарственная молитва» — каждый день после ужина старик призывал свое семейство к танцам и веселью, полагая, что «радостная и довольная душа есть лучший вид благодарности, который может принести небу неграмотный крестьянин».

Миновав гору Тарар, дорога спускается к Лиону. Это трудный участок пути с крутыми поворотами, скалами и водопадами, низвергающими с вершины огромные камни. Путешественники два часа наблюдали, как крестьяне убирали каменную глыбу между Сен-Мишелем и Моданой. Из-за непредвиденной задержки и непогоды Йорику пришлось остановиться на маленьком постоялом дворе. Вскоре подъехала еще одна коляска, в которой путешествовала дама со своей горничной. Спальня, однако, здесь была только одна, но наличие трех кроватей давало возможность разместиться всем. Тем не менее оба чувствуют неудобство, и только поужинав и выпив бургундского, решаются заговорить о том, как лучше выйти из этого положения. В результате двухчасовых дебатов составляется некий договор, по которому Йорик обязуется спать одетым и не произнести за всю ночь ни одного слова. К несчастью, последнее условие было нарушено, и текст романа (смерть автора помешала закончить произведение) завершается пикантной ситуацией, когда Йорик, желая успокоить даму, протягивает к ней руку, но случайно хватает неожиданно подошедшую горничную.

Книга обрывается.

 

Кризис первого периода сентиментализма завершается переходом этого течения на новый уровень, в котором чувства лирического героя уже не просто воспринимаются, а рассматриваются под некоторым углом, с иронией, когда среди литературных инструментов сентименталистов появляется занимательная игра с формой и композицией произведения. Выдающимся автором этого направления был Лоренс Стерн (1713-1768), работавший долгое время викарием (священнослужителем), после сотрудничавший в газете, прославившийся двумя своими романами – «Жизнь и мнения Тристрама Шенди» и «Сентиментальное путешествие», пропутешествовавший по Европе и, наконец, благополучно погибший от туберкулёза. Книги эти, особенно последняя, стали основами для множества подражаний – существовавший уже типа романа-путешествия, путевых записок полностью преображается, и главный герой «Сентиментально путешествия», пастор Йорик (который появляется в виде эпизодического персонажа ещё в более ранних «Жизни и мнениях») отражает в своих записках не увиденные им достопримечательности, а маленькие происшествия, встречи, которые вызывают в нём бурю мыслей, чувств, являются решающими в его судьбе. Йорик постоянно занимается самоанализом, отмечая свою чувствительность и восприятие малейших движений и свою реакцию на них; но порой Йорик просто не желает продолжать анализ, прерывая себя. Само повествование нелинейно, автор то перемещается вперёд во времени, дабы рассказать о том, что слуга, только что принятый им на работу, в будущем ни разу не разочаровывал его, то о том, как через годы он пришёл и пролил слёзы на могиле монаха, ещё стоящего, живого и здорового, по основному повествовании рядом с главным героем. В произведении отражает именно процесс мышления – автор перескакивает с одного на другое, его мысли резко прерываются речью какого-нибудь персонажа, путевые заметки вдруг прерываются внешними отрывками (например, говоря о своём великодушии во время влюблённости, Стерн вставляет отрывок о том, как красивые фразы об Эроте из постановки Еврипида изменили характер жителей славившегося своими пороками города Абдера), а рассказ б офицере, продающем пирожки, гордящегося своими заслугами перед отечеством и орденом, прерывается другим грустным рассказом о дворянине, решившем, что он опозорил честь дворянина, отправившись торговать.

Повествование от первого лица позволяет Стерну отобразить досконально анализ чувств и переживаний главного героя – чувствительного с нотками скепсиса пастора Йорика, отразить и его внутреннюю борьбу с самим собой (эпизод «Искушение», которым гордится Йорик, т.к. он не соблазнил прелестную горничную, хотя имел на то все возможности, да и она давала недвусмысленные намёки на благоволение ему), и разговор его с самим собой при принятии решений («Мудрость» упрекающая «Слабость» за принятие на службу Ла Флёра), и перемену в желании и чувствах (прочитав нотации монаху-францисканцу, Йорик боится, что тот наговорит на него одной даме, и приносит монаху извинения; решив не давать первоначально монаху ни монетки, он дарит тому (в порядке обмена подарками) свою дорогую табакерку) и проч.

«Сентиментальное путешествие» стало кульминацией в развитии английского сентиментализма, а Йорика можно назвать провозвестником героя нового типа, который будет разработан позднее в реалистической прозе XIX столетия.


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 52; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.051 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты