Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ЗА ЗДОРОВУЮ СМЕНУ

Читайте также:
  1. Prendre le relais de qn - прийти на смену к.-л.
  2. Внутриорганизационная карьера охватывает последовательную смену стадий развития работника в одной организации.
  3. Можность легко установить диагноз. При одностороннем вывихе челюсть смещена в здоровую

 

Мы проводим всеобщее обязательное обучение. Благодаря этому удельный вес школы чрезвычайно возрастает. От того, какая у нас школа, зависит, какое поколение мы растим. До революции о здоровье детей трудящихся очень мало заботились. Школа большей частью была в отвратительном, антисанитарном состоянии. Недоедание, нищета, плохое состояние жилищ порождали социальные болезни в рабочей среде, затрагивавшие прежде всего детей рабочих. Как правило, дети рабочих и бедноты были хилы и физически слабо развиты. То же самое мы наблюдаем и сейчас в капиталистических странах. Исключительная по размерам безработица и голод не могут не отразиться прежде всего на миллионах детей безработных. И действительно, санитарные обследования школьников за границей дают самые безотрадные данные о здоровье детей трудящихся.

Мы уже имеем значительные достижения по линии улучшения санитарного быта и здоровья детей. Об этом красноречиво говорит тот неоспоримый факт, что у нас смертность детей снизилась в два с половиной раза по сравнению с довоенным временем. Никогда о детях так не заботились, как при Советской власти. Да это и понятно: наша задача – вырастить детей вполне здоровых, крепких, сильных. Хилое поколение, поколение больное мало на что будет годно.

Но надо сказать, что того внимания, которое необходимо уделять этому делу, еще нет. Общественность на это дело не поднята, культпохода за здоровье ребят-школьников у нас нет, медицинские работники пока что недостаточно включаются в эту работу, да и сама школа и сами родители еще очень мало делают для того, чтобы улучшить санитарное состояние школы.

Всеобуч означает громадный наплыв ребят в школы. Поголовная ликвидация неграмотности, развитие рабочего образования, всякого рода курсов и пр. – все это ведет к перегруженности школьных помещений. Почти все школы, за небольшим исключением, работают в Москве в три смены. В третью смену работают обычно взрослые. Помещения не успевают проветриваться, не успевают убираться.

Темпы роста культуры требуют и соответствующих темпов обслуживания. У нас не вечное солнце юга, а бывает зима и осень вроде нынешней. И занятия происходят у нас не на лужайках и не под сенью вечнозеленых деревьев, а в зданиях – иногда тесных потому, что зданий не хватает.



Москва бешено растет. Трехмиллионное население не уместить в старых помещичьих особняках да старых рабочих казармах времен Гужона, Жиро и К°, да кроме того, это трехмиллионное население хочет жить по-человечески. В Москве идет грандиозная стройка. Москва за последний год изменила свое лицо. Что можно сделать для того, чтобы наши ребята не сидели в тесных, непроветренных помещениях? Можно ли тут что-нибудь сделать? Можно, мы умеем вылезать и не из таких трудностей. Это показали 14 лет существования Советской власти. «Трудно рабочему учиться при 12-часовом рабочем дне, – писал в 90-х годах ткач из-за Невской заставы, – но необходимо». Часто потом я вспоминала эти слова. Так и тут: трудно, но необходимо и можно.

Моссовет дал распоряжение экономить на освещении и топливе. Надо знать нашу российскую расточительность топлива и освещения, чтобы понять целесообразность этого распоряжения. Но когда в отдельных случаях начинают экономить на топливе школ, когда экономят на освещении в школах, это никуда не годится. Школы должны быть обеспечены топливом и светом.

Особенное внимание необходимо обратить на поднятие санитарного уровня школ и, в частности, общежитий при них. Насчет пребывания на свежем воздухе, прогулок, физкультуры – тут дело тоже организовано плоховато.



В перемену ребята в некоторых школах толкутся в раздевалках, ибо нет зала для перемен, и в результате устают еще больше, чем на уроках.

Я знаю заботу Моссовета о детях, но хотелось бы, чтобы она была более систематична и чтобы на борьбу за здоровье школьников была поднята вся советская общественность – вплоть до самих ребят. Тут пионеры имеют уже опыт. Надо, чтобы дело это не глохло, а крепло. Нужен здравпоход.

Теперь я хотела бы обратить внимание еще на другой вопрос, имеющий непосредственное отношение к здоровью детей. Я имею в виду школьную и внешкольную нагрузку ребят, в особенности детского и подросткового актива.

В прежнее время и родители и учителя были склонны недооценивать силы ребенка и трактовать его как несмышленыша. Особенно когда возникал вопрос о политических вопросах, об осмысливании фактов современности, часто приходилось слышать: «Да что вы, разве ребенок это может понять?» Сейчас наряду с недооценкой сил ребят выросла «левацкая» теория, что ребенок все может. В ответ на указания педагогов, что необходимо учитывать возрастные особенности ребят, не преувеличивать их сил, их способности к отвлеченному мышлению, их обвиняли в «биологизме», говорили о ползучем эмпиризме, о том, что педагогика – наука общественная и не ее дело заниматься возрастными особенностями ребят. Ребята же не знают меры своих сил, они на все готовы. Им тоже кажется, что они все могут. Преувеличение детских сил имеется и в пионердвижении. В результате мы имеем часто перегрузку ребят.

Некоторые толкуют постановление ЦК ВКП(б) «О начальной и средней школе» так, что надо повысить школьную нагрузку ребят, повысить число часов, проводимых ребятами в классе, и т. п. Некоторые предлагают даже делать покороче перерывы между уроками. Это в корне ошибочно. Количество и качество приобретаемых знаний ни в коем случае не прямо пропорционально числу часов, отводимых на занятия. Всякий учитель знает, что если ребята занимаются с напряженным вниманием и увлечением, то в 2 часа можно успеть сделать то, что не удается при других условиях сделать и в 6 часов. Чем больше утомление, тем рассеяннее ребята, тем менее эффективна работа, тем хуже дисциплина. Это надо учесть при составлении школьных программ и в расписании.

Кроме школьной нагрузки, ребята ведут еще общественную работу. Некоторые родители и учителя думают, что утомляемость ребят объясняется именно нагрузкой общественной работой и что надо бы разгрузить ребят именно от этой работы. Это, конечно, совершенно неверно. Нельзя вырастить из ребят коммунистов, если не растить из них общественников, горячо и активно отзывающихся на общественные явления, принимающих участие вместе со взрослыми в строительстве социализма. Весь вопрос в том, какая это общественная работа, насколько она поднимает сознательность ребят. Общественная работа должна прежде всего заключаться в чтении вслух разных статей из газет малограмотным, в исследовательской работе в помощь научным краеведческим организациям, в переписке между школами, в правильно организованном труде на субботниках и пр.

Нужно, чтобы при выборе работы учитывалось ее общеобразовательное и воспитательное значение. В общественной работе нужен не менее чем в школьной учет сил ребят, необходима увязка школьной и внешкольной работы ребят по каждой группе. Необходима связь общественной работы ребят с осмысливанием ее. Недопустима перегрузка в использовании ребят просто как «рабочих рук», но общественная работа вне стен школы имеет громадное воспитательное значение.

Я говорила о загруженности школ Москвы. Это не значит, что благополучно обстоит дело с охраной здоровья и учебы в ряде других городов и областей. Там должно быть обращено внимание на это дело нисколько не в меньшей степени. Надо дело охраны здоровья школьников, рационализации их работы, их учебы поднять на должную высоту.

1931 г.

 

КАК БОРОТЬСЯ С ПРОПУСКАМИ И ОПОЗДАНИЯМИ (ПИСЬМО ПИОНЕРАМ)

 

Дорогие ребята!

Вы все читали, вероятно, постановление ЦК ВКП(б) о начальной и средней школе, вероятно, уж обсуждали между собой, как вам, пионерам, проводить в жизнь постановление ЦК ВКП(б).

Мне хочется поговорить с вами по этому поводу. Тут стоит ряд вопросов.

Первый вопрос – как наладить аккуратную посещаемость школы. Вы постановляете: «Будем бороться с опозданиями и пропусками ребят». Это правильно. Раз вы – пионеры, вы обязаны это сделать. Но как? Прежде всего убедить всех ребят, что это важно.

Вы можете рассказать ребятам, как работал Ленин, как он всегда, как бы он ни устал, шел на собрание, шел выступать.

Когда в 1918 г. Ленин был ранен, он очень волновался, что он пропускает заседания Совнаркома, а там стоят важные вопросы. Как только он стал поправляться, он стал просить врачей, чтобы скорее ему позволили встать и пойти на заседание.

Наконец ему позволили. Он встал, вся кровь прилила к сердцу, и он встал бледный-бледный. Когда он пришел в Совнарком, все товарищи были очень взволнованы и настойчиво принялись за работу.

Ленин никогда не запаздывал на заседания Совнаркома. Заседание обычно начиналось в 6 часов. Ильич берет телефонную трубку и звонит секретарю – т. Фотиевой: «Что же, пришел кто-нибудь? Никого... Как только придут двое, сейчас же позвоните мне».

И как только Фотиева позвонит ему, что пришло два или три человека, он сейчас заторопится, возьмет бумаги и быстрыми шагами пойдет в Совнарком. Не дожидается, пока все соберутся. Сам вовремя на месте. Скоро все стали собираться в Совнарком без всяких опозданий.

Вы расскажете это всем школьникам, и не только вам, юным ленинцам, но и всем им захочется поступать так, как Ленин. Во время вашего рассказа посветлеет лицо у Светланы, загорятся глаза у Владлена.

Но может случиться, что пройдет несколько дней и начнет опять опаздывать Владлен, пропускать Светлана, Саша, Сережа.

Как тут быть? Записать их на черную доску? Записать им строгий выговор? Дескать, будут знать, как опаздывать. Записали, выговор вынесли. Ребята огорчились, но продолжают опаздывать, пропускать.

Что же делать?

«Исключить из пионеров», – предлагают некоторые.

Это, ребята, будет неправильный подход. Это будет подход бюрократический. Вы слышали, верно, как Ленин боролся с бюрократизмом, считал, что бюрократизм портит работу, что это большое зло. Слово «бюрократизм» происходит от французского слова «бюро», что значит контора, канцелярия.

Бюрократизм – это такое отношение к делу, когда в суть дела не вникают, сутью дела не интересуются, а обращают лишь внимание на форму, на бумажку.

Бездушное, формальное отношение к делу и называется бюрократизмом. Положим, что надо быстро послать к больному врача. Посылают бумажку в какое-нибудь учреждение, от которого это зависит, а там выходной день. На другой день посмотрит кто-нибудь эту бумажку, скажет, что надо сначала, чтобы -просьбу о враче утвердило другое учреждение. Бумажка путешествует из учреждения в учреждение, а больной лежит без помощи, когда нужно было бы ему помочь.

Вас, может быть, удивит, к чему я это все говорю и к чему рассказываю вам о бюрократизме. Я об этом говорю потому, что и среди пионеров иногда бывает порядочно бюрократизма, а это никуда не годится. Вглядитесь в свою работу, и вы увидите, что часто и вы к делу тоже относитесь формально, бюрократически.

Мне один паренек писал, что его записали в прогульщики и поэтому даже одежды не выдали, когда другим выдавали. А он живет от школы в пяти километрах, и по дороге река. Река разлилась весной, парень не мог попасть в школу, а его записали в прогульщики.

Как не по-бюрократически подойти к вопросу об опаздывании и пропусках? Надо выяснять каждый раз причину запаздывания или пропуска.

Может быть, мать считает, что девочке, ее дочери, совсем не к чему ходить в школу, пусть она лучше сидит дома и вышивает подушечки.

Или какая-нибудь хозяйка наймет себе девочку, няньку, в школу ее не пускает: «Я ее не для того наняла, чтобы она в школу бегала, а для того, чтобы она мне ребят нянчила».

На таких родителей и домашних хозяек надо искать управу. У нас проведено всеобщее обязательное обучение, и тех, кто не пускает ребят в школу, полагается штрафовать. Пионеры должны этого добиться.

Может не ходить в школу ученик и по нужде. Мать уходит на работу, а малые ребята остаются без всякого призора – кому-нибудь надо дома оставаться. В таких случаях надо либо помочь устроить малышей в ясли и детский сад, или организовать помощь через общество «Друг детей» или через комсомол.

Но может причина быть и в самом ученике: выйдет другой ученик из дому вовремя, да дорогой ввяжется в драку или чем-нибудь заинтересуется, похоронами например, и в школу запаздывает. В таких случаях надо, чтобы более выдержанный и близкий товарищ пришел на помощь: заходил за неаккуратным товарищем, вместе с ним шел в школу.

Только справившись с прогулами и опозданиями в школе, вы сумеете в будущем и на производстве работать, как ударники.

Юные ленинцы, к борьбе за рабочее дело будьте готовы!

1931 г.

 

«МОЕ» И «НАШЕ». НАДО БЕРЕЧЬ ОБЩЕСТВЕННОЕ ИМУЩЕСТВО (ПИСЬМО ПИОНЕРАМ)

 

Дорогие ребята!

Сегодня мне хочется поговорить с вами об одном большом и важном вопросе.

У одного знакомого мальчика висит на стене портрет Ленина. Он вырвал его из книжки.

– Ведь ты книжку испортил, – говорю я.

– Я не из своей.

Оказалось, что книжка была библиотечная.

Посмотрите, какое дело получается. Мальчик много слышал о Ленине, считает себя ленинцем, его портрет на стенку вешает, а что делает? «Свое» имущество бережет, а общее – то, которым пользуются многие, библиотечное, – портит. Откуда это?

При помещиках и капиталистах порядки были такие. Помещик имел много земли. «Земля моя, – говорил он. – Что хочу, то и делаю с ней. Захочу – не буду ее совсем обрабатывать, пускай стоит порожняком. Захочу – сдам ее в аренду соседним крестьянам, у них своей земли мало, подороже с них за аренду сдеру. Захочу – куплю сельскохозяйственных машин, найму агронома, батраков найму, пусть на меня работают. Дорого не дам, все равно им деваться некуда».

Богатый крестьянин – кулак, у которого земли было много, – рассуждал так же: «Моя земля, мой скот, как хочу, так ими и распоряжаюсь».

А как рассуждал бедняк-батрак? «Земля не моя, скот не мой, машина не моя, мне до них дела нет». И поэтому помещичью землю пахал кое-как, о скотине заботы не было, машины не берег никто.

Теперь у нас колхозы. Про колхоз не говорят уже «мой», а говорят «наш» колхоз. И кони, и коровы – скот – общие, «наши». Машины в колхозе тоже «наши».

Но старые привычки долго держатся. Войдут крестьяне в колхоз, а настоящей заботы об имуществе часто еще нет. Получат трактор, подивятся на него, полюбуются на его работу, а потом заботы о нем нет.

Бывают и по сию пору такие случаи. Стоит трактор, забытый в поле, – все ходят мимо, и ни у кого заботы о нем нет. Никто не думает, что надо его в сарай перетащить. Идет дождь, снег, а трактор продолжает стоять в поле – «не мой» трактор, «не моя» забота о нем. Бригадир, который должен заботиться о конях, ложится спать, решив, что не подохнут кони, если ночь простоят некормлены. Кабы свой конь был – другое дело.

Много надо времени, чтобы пожилые люди, привыкшие к капиталистическому порядку, привыкли смотреть на общее добро, как на свое собственное. Фабрики принадлежали капиталистам. Они рассуждали так: «Моя фабрика. Захочу – заведу на ней самые совершенные машины, захочу – оставлю старые, захочу – могу в любое время фабрику закрыть, выброшу рабочих на улицу. Рабочие – мои. Захочу – часовню для них выстрою, захочу – школу построю. Мои, все мое».

Теперь фабрики стали общим добром, общим имуществом. Рабочие говорят уже о фабрике как о «нашей», заботятся о ней, берегут ее. Только не всегда и не все еще.

В быту пережитков старого сколько хочешь: у себя в квартире огонь на ночь тушат, а в учреждениях сплошь и рядом забывают на ночь электричество потушить; книжки в библиотеку не возвращают; в общежитиях грязь, часто мебель поломана.

Зачем я это все пишу?

Юные пионеры, которые хотят быть ленинцами, должны научиться заботиться об общественном имуществе.

Есть ли эта забота? Не всегда. Входишь в школу, видишь изрезанные столы, на только что выкрашенных стенах глупейшие надписи, нет-нет кто-либо втихомолку лампочку вывинтит, проводку перережет, окошко выбьет. Ребята в шутку называют это «бузологией», и в голову им не приходит, сколько рабского, глупого в этой «бузологии». Сегодня я лампочку вывинчу, школьный учебник изувечу – что за беда! Завтра вместе со всеми я буду петь: «Мы – молодая гвардия рабочих и крестьян», – завтра я пойду с отрядом на фабрику, в красном галстуке, и буду отвечать, что к борьбе за дело Ленина мы «всегда готовы».

Разве не бывает так, ребята? Вглядитесь в жизнь своей школы, разве мало у вас «бузологии», разве у всех вас заботливое отношение к общественному имуществу?

Мне рассказывали ребята, что последнее время в школе часты стали случаи, когда школьники утаскивают к себе из мастерских инструменты, утаскивают школьные тетради и школьные книги. Они расхищают общественное имущество, превращают его в свое собственное, личное. Не могут сделать этого открыто – делают это тайком.

Бывают случаи и такие: работая на фабрике, ребята и там присваивают себе разные вещи: например, работая на кондитерской фабрике, набивают себе карманы конфетами. «Много ли убытку фабрике, которая ворочает миллионами, от съеденных ребятами конфет?» – рассуждают они.

Это показывает, как мало сознательны еще некоторые ребята. Ни школа, пи отряд не научили их, не объяснили им, как надо относиться к общественному имуществу.

Поглядите, ребята, вокруг себя. Вы увидите, как много еще старых, собственнических пережитков. Хорошо будет, если вы будете их обсуждать и записывать.

Не менее внимательно надо смотреть, что делается у вас в школе, в отряде. Какое отношение к общественному школьному имуществу? Есть ли достаточно заботливое отношение к школьному имуществу? Стараетесь ли держать ваш класс, вашу школу, вашу библиотеку, ваш пришкольный участок в чистоте, в порядке, стараетесь ли сделать их красивее, удобнее для общей работы, занятий, игры? Что вы сделали для того, чтобы лучше обслужить школу? Собрали библиотеку? Устроили в пользу школы вечер? Или срывали плакаты, били стекла, портили пособия?

Вы за старые порядки, когда говорили «Каждый за себя, а бог за всех», или за ленинское бережное отношение к общественному имуществу, за заботу о нем? Напишите об этом в свою газету. К борьбе за рабочее дело будьте готовы!

1932 г.

 

БУРЖУЙСКИЕ ЗАМАШКИ ВОН ИЗ СОВЕТСКОЙ ШКОЛЫ! (ПИСЬМО ПИОНЕРАМ)

 

Дорогие ребята!

Вы все, конечно, знаете, что 8 марта – Международный женский день, об этом дне знают даже дошколята.

Пионеры принимают участие в праздновании этого дня. Я была на нескольких больших собраниях, где ребята очень хорошо выступали. Да и в повседневной жизни они заботятся, чтобы мать могла ходить в ликбез или на собрание, чтобы сестры учились и т. д. Но надо обратить внимание еще на одну сторону дела – на отношения между мальчиками и девочками.

В старое время – при крепостном праве, а потом при капитализме – муж был главой семьи. В церкви попы призывали: «Жена да убоится мужа!» Жена была рабой, слугой своего мужа, без него шагу не смела ступить. В особо грубой форме эта власть проявлялась в деревне, где была очень большая темнота и бесправие. Там сплошь и рядом бывало, что муж колотил свою жену, топтал ногами, выгонял из дому, заставлял на себя работать. Придет пьяный и кричит:

– Марья, сапоги снимай!

– Сейчас, Иван Петрович, – покорно отвечает жена-раба, начинает тащить с пьяного сапоги, а тот старается сапогом ее в лицо ударить.

Помещики, местные власти пороли мужиков, а те срывали сердце на бабах. Если жена хотела уйти в город, поступить на работу, она не могла это сделать без разрешения мужа. По закону муж был хозяином жены, она – его вещью. У целого ряда народностей и по сию пору муж смотрит на свою жену как на вещь, прячет от чужого глаза под чадру, запирает дома, а хочет – продаст ее знакомому, продаст богатому покупателю.

Но не только в темной деревне происходили такие дела. Такие нравы заражали. Даже среди людей, кончивших среднюю школу, в ходу бывало битье жен.

Помню, в 1905 г. мы с т. Лениным нанимали комнату в одном большом доме. А рядом жил – тоже нанимал комнату – какой-то офицер; так он свою жену каждый вечер таскал за волосы по коридору.

У буржуазии, у людей зажиточных, женское рабство принимало другие формы. Муж жену не бил, не заставлял на себя работать – на то в доме были кухарки и горничные, – но смотрел на жену как на свою игрушку: дарил ей красивые платья, погремушки разные, брошки, колечки, гребешки, ласкал, как котенка или комнатную собачонку. Взгляд на женщину как на предмет развлечения широко распространен в буржуазных странах. В большинстве буржуазных стран женщина либо вовсе лишена избирательных прав, либо эти права ограничены.

В нашей стране, Стране Советов, женщины уравнены во всем в правах с мужчиной.

Потому, что на женщину смотрели как на рабу или как на игрушку, считалось, что ей не надо так много знать, как мужчине. В большинстве буржуазных стран существуют отдельные школы для мальчиков и девочек. В женских школах программы меньше, там больше налегают на религию, музыку, рукоделие. У нас до революции 1917 года тоже было так: были отдельные гимназии для мальчиков и отдельные для девочек. После Октябрьской революции у нас все школы стали школами совместного воспитания: девочки учатся наравне с мальчиками.

Коммунисты смотрят на женщину как на товарища, борются со старым, подлым, буржуазным отношением к женщине. Плох тот коммунист, который относится к женщине по-старому, по-капиталистически.

По закону женщина у нас уравнена с мужчиной, а в жизни, в быту еще много старых привычек.

Посмотрите вокруг себя, вглядитесь в жизнь – вы увидите много старых взглядов. Если заметите такие случаи, обсудите их с товарищами, подумайте, как с этим можно бороться.

Иногда буржуазия заводит для своих ребят школы совместного воспитания. Но эти школы не воспитывают настоящих товарищеских отношений между мальчиками и девочками. Девочки и мальчики держатся отдельно. Девчата в перемены ходят особо, толкуют о том, какой из мальчат «интереснее», боятся мальчат, а в то же время стараются одеться, поднарядиться, губки покрасить, чтобы мальчатам понравиться. Одним словом, держат себя, как настоящие маленькие буржуйки. А мальчата от них не отстают: дразнят девчат, пишут им глупые записки, стараются девочек обругать позабористее, а в то же время начинают за ними ухаживать – одним словом, ведут себя, как заправские маленькие буржуи. А учителя молчат. В капиталистических странах такие вещи считаются вполне естественными.

А у нас? К сожалению, и у нас не только в семье, не только на улице, но и в школе буржуйских замашек у ребят сколько хочешь. Разве нет у нас в школе того, что девочки сидят в классе отдельно от мальчиков., а мальчик считает для себя позором сесть вместе с девочкой? Как у вас в школе? А разве не бывает, что мальчата дразнят девочек, доводят девочек до слез, а потом презрительно говорят: «Ну, девчонка сейчас ревка даст!»

Буржуй считал, что женщину можно всячески унижать, оскорблять, а она должна и виду не показывать, что ей обидно, тяжело. Вот и наши мальчата другой раз по-буржуйски оскорбляют девчат, а потом негодуют, что девчата обижаются. Бывают ли у вас в школе такие случаи? Или бывает так: выберет мальчонка себе «даму сердца», записочки ей пишет, угодить ей старается. Она разругается с другой дивчиной, а парнишка подговорит товарищей избить девочку, поссорившуюся с его «дамой сердца». Разве не избивают мальчата девчат? Разве мальчата и девчата не читают взасос пошлой переводной буржуазной литературы? А как смотрят на все это пионеры? Как борются со всем этим? Как терпят они это буржуйство?

Когда ребята вступают в пионеры, они дают торжественное обещание бороться за дело Ленина, за дело рабочего класса.

Ленин всю жизнь боролся с подлым буржуйским отношением к женщине, боролся за ее равноправие, за ее раскрепощение. Он с радостью отмечал участие женщины в революционной борьбе, общественной работе, в работе Советов. Требовал, чтобы женщин, даже самых темных, самых отсталых, вовлекали как можно шире в стройку социализма.

Юные ленинцы – пионеры – не только не могут сами заводить в школах буржуйских нравов, они должны всячески с ними бороться, бороться со школьниками, которые это делают. Юные ленинки-пионерки – тоже должны отучаться от глупых замашек, приналечь на учебу, на общественную работу.

Пионеры и пионерки, к борьбе за рабочее дело, за дело Ленина будьте готовы!

1932 г.

 

НАУЧИМСЯ РАБОТАТЬ ПО-НАСТОЯЩЕМУ, ПО-ЛЕНИНСКИ (ПИСЬМО ПИОНЕРАМ)

 

Дорогие ребята!

Исполняется десять лет, как существует пионерорганизация. За эти годы число пионеров возросло до 6 миллионов. Громадная армия юных ленинцев! За эти годы ребята учились в своей организации, как действовать сообща, организованно, учились вести общественную работу, сознательно относиться к окружающему. Многому научились, выросли на этой работе. Шлю я вам, родные мои ребята, горячий привет!

Ленин придавал очень большое значение организации. Всю жизнь работал он над тем, чтобы помочь рабочим сорганизоваться, всю жизнь работал над тем, чтобы самый сознательный, передовой отряд борцов за рабочее дело сорганизовать в крепкую, стойкую, не боящуюся никаких трудностей партию, чтобы около этой партии сплотить самые широкие массы трудящихся. Но не всякий достоин быть членом партии. Членом партии может быть лишь тот, кто не покладая рук работает на общую пользу, кто себя не жалеет, готов в любую минуту встать на ту работу, куда надо, готов бороться за рабочее дело, положить за него свою жизнь. Для этого нужна большая внутренняя дисциплина. Наша партия действует дружно, сплоченно. Оттого она и победила.

Комсомольцы готовят себя к тому, чтобы стать достойными членами партии, комсомол – это смена, они учатся быть закаленными, стойкими. А пионеры – это смена комсомола. Им надо много работать над собой, чтобы стать сознательными, стойкими, смелыми. Когда пионерам говорят партийцы, комсомольцы, вожатые: «К борьбе за рабочее дело будь готов!», – пионеры отвечают: «Всегда готов!» Но сказать легко, сделать много труднее. Надо строго выполнять постановления организации во всем, даже в мелочах. Пионеры не здороваются за руку, а отдают салют. Так постановлено.

Однажды, в 1924 г. кажется, было большое пионерское собрание в Доме Союзов, в Колонном зале. Вхожу я, у дверей стоит пионер; я, по старой привычке, хочу поздороваться с ним за руку. Он поднимает руку для салюта и говорит: «Мы, пионеры, руку не подаем, мы отдаем салют». До чего я была рада, что соблюдает он постановления!

Рассказывал мне рабочий один. Видит он раз – в лесу собрались у костра пионеры, оживленно о чем-то говорят. Рабочему захотелось поговорить с ними. Он подошел и вступил с ребятами в- беседу, курил при этом. Тогда встал один пионер и говорит: «Товарищ, мы, пионеры, не курим и других просим в нашем присутствии не курить». «Неловко мне стало, – рассказывал рабочий, – бросил я папироску в огонь. Думаю: пожалуй, правда, бросить курить надо, да трудновато».

«Молодцы ребята», – подумала я. Правда, не всегда так легко и просто соблюдать то, что постановлено. Бывают случаи, станет пионер отца уговаривать не пить, тот на него закричит: «Молчи, щенок!», – а то и побьет. Но я знаю десятки примеров мужественного поведения пионеров. И каждый раз приходилось думать: вот настоящие ленинцы растут. Ленину горячо хотелось, чтобы ребята вырастали стойкими коммунистами. Бывало, шутит с каким-нибудь мальчонком, а потом спросит: «Не правда ли, ты будешь ведь коммунистом?» И видно, что хочется ему, чтобы паренек коммунистом рос.

Сейчас у нас идет повсюду строительство мощных заводов, идет коллективизация, сейчас надо уметь по-новому хозяйничать, надо много знать, уметь. Надо овладеть техникой, надо овладеть знанием. Это – боевой лозунг.

Сейчас те, кому хорошо жилось при царской власти, которые хотят, чтобы вернулась власть помещиков и капиталистов, чтобы зажать в кулак покрепче рабочих и трудящиеся массы крестьянства, колхозников, стараются всячески вредить соцстроительству, пользуются темнотой, которой еще много в деревне, чтобы пускать всякие злые и вредные слухи, настраивать темных людей против Советской власти. Но, чтобы бороться с ними, надо самим очень хорошо разбираться во всем. Для этого надо много знать.

И партия ставит перед всеми партийцами и комсомольцами задачу учиться. И от школы требует, чтобы школа давала ребятам побольше знаний, от пионеров требует, чтобы те особо налегали на приобретение знаний, чтобы и сами усиленно учились и товарищам помогали учиться.

Помещики и капиталисты хотели всегда, чтобы рабочие да крестьяне знали как можно меньше, в школах учили больше закону божию да послушанию царю да богатым.

Сейчас врагам Советской страны, капиталистам всех стран, охота, чтобы СССР как можно дольше оставался если не неграмотным, то хоть малограмотным, тогда с ним легче будет справиться. И вот пионерам надо в бой вступить за овладение знаниями. Не только в классе надо слушать, надо побольше читать, научиться пользоваться библиотечными книгами, ходить в библиотеку, в читальню. Надо научиться пользоваться всякими справочниками, себе в тетрадку выписки делать. Надо помогать друг другу, объяснять тем, кто не понимает. Важно, чтобы пионеры в каждой группе обсуждали между собой, как лучше наладить учебу, были бы в группе боевой бригадой, которая борется за знания, сама по учебе идет впереди и других за собой ведет. Если трудности какие встречаются, надо их обсудить в пионеротряде, обдумать, как с ними справиться.

Празднуя десятилетие своей организации, пионеры должны сказать себе: будем и дальше вместе дружно жить, помогая друг другу, будем вести общественную работу, будем бороться за знание, научимся работать по-настоящему, по-ленински. Готовы ли вы, ребята, к борьбе за рабочее дело, за дело Ленина?

1932 г.

 

ОТВЕЧАЮ НА ПИСЬМА РЕБЯТ (ПИСЬМО ПИОНЕРАМ)

 

Дорогие ребята!

Передо мной лежит больше полсотни писем пионеров со всех концов нашего Союза. Много писем с Украины, с Донбасса, есть письма из Армении, Грузии, Азербайджана, с далекого севера – от пионерского отряда Кольско-Лопарского района, который находится от села Колы в 300 километрах, в лесу, население – финны, лопари – занимается лесозаготовками; есть письма из Крыма, с Северного Кавказа, много писем с Урала, из Нижегородского края, есть со Средней Волги, из Ивановской области, из Восточной Сибири и др. Есть одно письмо от октябрят, есть письмо от учащихся техникума, но большинство писем из ШКМ, ФЗС, сельских школ. Есть письма на немецком языке из одной школы на Украине.

Больше всего ответов на первое письмо, где я писала о борьбе с опаздываниями и прогулами. Есть много писем, где ребята пишут просто, что ребята не поняли, о чем идет речь. Одна девочка-пионерка сообщает, что такая-то девочка опаздывает, ходит грязная. Пара мальчиков сообщает просто имена прогульщиков в своем классе и ругает их хулиганами. Эта девочка и эти мальчики совсем не поняли, что разговор шел о том, как самим ребятам бороться с прогулами и опозданиями. Один пионер со станции Краматорской пишет, что за теми ребятами, которые запаздывают в школу и письма Крупской не выполняют, пионеры заходят и тащат их в школу за волосы. Парень не понял письма: в письме моем о том речь шла, чтобы ребята помогали прогульщикам перестать опаздывать, устранять причины опаздывания, а парнишка не понял, как это сделать, и предлагает тащить в школу за волосы. «Понял»!

Но вот письмо из Саратова. Авторы его – три мальчика. Ребята пишут, что у них бюрократизма нет, на черную доску они прогульщиков не заносят и из отряда не исключают. Но они рассказывают такую вещь. «В Месячник всеобуча ввели линейку как по 1-му, так и по 2-му концентру. Линейка проводится за пять минут до звонка. На линейку прогульщиков выводят так, чтобы всем было видно их. На ребят это действует, прогулы теперь становятся диковиной». Как вы думаете, ребята, правилен ли такой пример? По-моему, неправилен. Это ничем не лучше, чем записывать на черную доску. Это еще обиднее, таким путем еще легче обидеть ребят. Это не просто бюрократизм, это прием самого грубого и оскорбительного наказания. Ребята этого не поняли. Но большинство ребят правильно поняли письмо, взялись за борьбу с прогулами и опозданиями. Ученик III группы 34-й школы г. Краснодара пишет: «Теперь мы по-товарищески, не казенно будем вести решительную борьбу с пропусками и опаздываниями на уроки. Мы потребовали от нашего колхоза выполнения своего решения о подвозе учеников-бедняков в школу».

Ученица села Мошки Новоторжского района IV группы пишет: «Мы со своей стороны боремся с прогулами следующим образом: 1) мы соревнуемся группа с группой, бригада с бригадой на лучшее посещение школы; 2) вернувшись домой, ученики собираются целой бригадой и идут к оставшемуся дома узнавать причину, почему он не ходил в школу». Ученики ФЗС № 1 г. Калинина постановили принять следующие меры: «1) ученик, не посещающий уроков, должен принести справку, по какой причине он не явился на уроки; 2) если же ученик не предъявляет справку, то к нему посылают тройку по всеобучу для выяснения причины отсутствия; 3) дальше, чтобы изжить разные недостатки, мы охватили весь класс соцсоревнованием и ударничеством, а также вступили в пионеры всем классом». Ученики III группы Большеяранской школы Нижегородского края решили вести разъяснительную работу среди родителей учащихся о важности учения в школе и о всеобщем обязательном обучении. Ученики М.-Лукашевской ШКМ, в Запорожье, «закрепили каждого пропускающего занятия ученика за лучшим ударником учеником».

Пионеры отряда ЮП села «Буденного» при руднике имени Карла Маркса (ст. Енакиево, Донбасс) вступили между собой в соцсоревнование, причем каждый пионер дал письменное обещание проводить в жизнь заветы Ленина. Ребята из отдаленного уголка Восточной Сибири пишут о том, что раньше в их группах был 21 пионер, а когда они прочли мое письмо, то 15 ребят еще вступили в пионерский отряд. Многие ребята пишут, что им письмо понравилось, а ребята из ШКМ села Медвежьего Северокавказского края поясняют почему: «Вы отметили ряд недостатков, царящих в наших школах и отрядах, но это неважно, мы их и сами знаем, а важно то, что вы совершенно просто указываете способы, которыми можно изжить эти недостатки. Мы их не находили». Из писем ребят видно, что они значительно дополнили предложенные мной способы изжить недостатки и энергично боролись за их изжитие.

На второе письмо – «Мое» и «наше», где говорилось, как надо беречь общественное имущество, получено меньше отзывов. Но есть интересные письма. Так, пионеры г. Черемхово, базы 1-й ФЗС 1-го отряда имени Ворошилова, пишут: «У нас часто в школьной столовой уплывают ложки. В библиотеке многие рвут и пачкают книги, чертят столы, пишут надписи на стенках. Мы предлагаем: бережно относиться к школьному имуществу, не черкать на столах и на стенках. Нужно бережно относиться к инструменту, следить за порядком в столовой. До тех пор пока мы не выполним этих предложений, мы не имеем права называть себя ленинцами». Ребята Бардуковской школы Шатурского района Московской области пишут о том, что они будут следить за своими товарищами-нешкольниками, чтобы и они относились бережно к общественному имуществу: «Мы будем следить за сохранностью- колхозного имущества. Мы выберем бригаду для проверки сохранности имущества колхоза. Если будут нарушения, то будем извещать правление колхоза». Ребята городской татарской школы (город не указан) постановили следующее: 1) закрепить за каждым звеном парты и стулья, чтобы оно отвечало за сохранность доверенного ему имущества; 2) поручили учебно-производственной комиссии учкома через каждую пятидневку осматривать книги и тетради, чтобы они не были грязными; 3) во время перемен вместо беганья по партам устраивать организованные игры девочек с мальчиками (чего не было раньше).

Третье письмо – о мальчиках и девочках – смутило ребят, они не подозревали, что в презрительном и насмешливом отношении к девочкам есть что-то буржуйское. Ребята обязуются укрепить товарищескую связь между мальчиками и девочками. Об этом пишут ученики Мурзинской школы, об этом пишут ребята из Черемхова, из школьного городка. Пионеры 1-го отряда имени Ворошилова 1-й Черемховской ФЗС постановили: «Прекратить обзывание кличками девочек и мальчиков, играть вместе, сидеть по звеньям, не писать глупых записок как мальчикам, так и девочкам». Есть несколько интересных писем вожатых. Из Уральской области, Краснополянского района, Городищенской школы I ступени, деткор пишет: «У нас в Городищенской школе I ступени нет такого положения, что на занятиях в одном месте сидят одни девочки, а в другом месте – одни мальчики. Сидят смешанно и не рознятся. Мальчики девочек не бьют, а не так, как буржуйские сыновья. Долой подлое буржуазное отношение к девочкам и женщинам! Девочка у нас в школе имеет право участвовать в учкоме и на общих собраниях школы имеет право поднимать руку и что-нибудь сказать».

Это, вероятно, правда, что в Городищенской школе нет розни между мальчиками и девочками. Городищенская школа находится в Краснополянском районе. В этом районе было много партизан, которые боролись с белыми, а потом в этом районе издавна много было колхозов, а теперь Краснополянский район – район сплошной коллективизации. Там много колхозниц, коммунарок-активисток, и это не могло не отразиться и на отношении к женщине. Но в чем деткор не прав? Он говорит, что девочки у них в школе имеют такие же права, как мальчики. Это во всех советских школах так. Но одно дело права, а другое дело быт. Много старых, неизжитых привычек. Их надо изжить. Важно, чтобы каждый пионер, каждая пионерка понимали, что они товарищи, рука об руку им надо бороться за дело Ленина.

Четвертое письмо было написано к десятилетию пионерской организации и по существу дела не требовало ответа. Было много писем от пионеров и школьников, где ребята описывают свою работу, пишут о своих достижениях. Письма очень интересные.

Я рада, что ребята так дружно отозвались на мои письма. Еще о многом хочется поговорить с ними,

1932 г.

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 8; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
РЕЧЬ НА IX ВСЕСОЮЗНОМ СЪЕЗДЕ ВЛКСМ | ПОЛИТЕХНИЧЕСКАЯ ШКОЛА И ПИОНЕРОРГАНИЗАЦИЯ
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.031 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты