Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Алексей Макаркин. Смешанная система выборов в регионах России




Читайте также:
  1. II пара ЧМН - зрительный нерв и зрительная система.
  2. II. Тарифная система
  3. III) система статично невизначена.
  4. SCADA-система. ОРС. Организация взаимодействия с контроллерами.
  5. А) лицензии Банка России
  6. А-Ф. ДЫХАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА
  7. А-Ф. ПИЩЕВАРИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА. ОБМЕН.
  8. А-Ф. РЕПРОДУКТИВНАЯ СИСТЕМА
  9. А-Ф. СИСТЕМА КРОВООБРАЩЕНИЯ
  10. А.С. Михлин, Заслуженный деятель науки России,

Мотивы избирательной реформы

Введение выборов в регионах по партийным спискам стало составной частью мероприятий Кремля по повышению роли партий в политической системе, которое нашло отражение в Федеральном законе «О политических партиях», принятом в 2001 году. Очевидно, что при этом федеральная власть руководствовалась несколькими резонами.

Во-первых, ослабить позиции губернаторского корпуса. Напомним, что в течение 1990-х его роль постоянно увеличивалась, так что к 1999 году губернаторы могли принять самое активное участие в создании альтернативной «партии власти» — «Отечество — Вся Россия» (ОВР). На федеральном уровне эти позиции уже были серьезно ослаблены после поражения ОВР на думских выборах 1999 года и последующего изгнания губернаторов из Совета Федерации. Однако существовала и необходимость ограничить контроль региональных лидеров за положением дел в их собственных субъектах Федерации. В этом случае представительные органы, сформированные на партийной основе, выступали в качестве элемента системы сдержек и противовесов. Отметим, что переход к системе фактического назначения губернаторов, который произошел позднее, в той ситуации был пока невозможен: позиции федеральной власти еще недостаточно укрепились для того, чтобы идти на жесткое столкновение с региональными элитами. Губернаторы возражали и против введения смешанной системы, но их ресурсов уже не хватило для торпедирования этого проекта.

Во-вторых, было важно укрепить позиции создаваемой «партии власти», стимулировать вступление в нее знаковых региональных фигур, которые могли рассчитывать на политическую карьеру в рамках партии. Таким образом поощрялась лояльность регионального истеблишмента федеральному центру, поскольку именно от него в значительной степени зависит карьера активистов «партии власти».

Особенностью введения смешанной системы в регионах стал баланс между жесткими рамками, фактически навязываемыми федеральной властью, и определенной свободой маневра для региональных законодателей, которые должны были принимать собственные акты о выборах.

Новый закон на практике

Опасения скептиков, утверждавших, чтовыборы по партийным спискам приведут к тому, что избирательный барьер будет преодолевать лишь пара партий (скорее всего, «Единая Россия» и КПРФ), так и не сбылись. Подобный сценарий реализовался лишь в регионах с доминированием авторитарной политической культуры и, следовательно, крайне слабыми не только партийными, но и в целом демократическими традициями (Мордовия, Татарстан, Калмыкия).



Однако уже первые региональные выборы продемонстрировали, что во многие законодательные собрания проходили партии и блоки, которые либо вообще не участвовали в федеральных выборах, либо не сумели пройти в Думу.

В большинстве регионов победила, как и ожидалось, «Единая Россия». Исключение составили лишь Алтайский край, Амурская и Сахалинская области, Корякский и Ненецкий автономные округа — во всех этих субъектах Федерации «единороссы» оказались вторыми.

Особый интерес представляло разнообразие избирательных блоков. Так, в Алтайском крае был создан блок «В поддержку Президента», который получил 19 проц. голосов, что серьезно сказалось на результате «Единой России» (24 проц., второе место). При этом учредителями блока выступили малоизвестные партии.

Что касается Сахалинской области, то в данном случае речь идет об особом типе политических образований, которые можно назвать губернаторскими блоками. Они ориентированы на главу региона, стремящегося диверсифицировать свои политические предпочтения. Среди других примеров формирования губернаторских блоков можно назвать уже упомянутый успех такой структуры на выборах в Амурской области. Менее удачно в Брянской области выступил блок «За Рязанский край», ориентированный на губернатора Георгия Шпака Однако и он не только прошел в местный законодательный орган власти, но и способствовал существенному снижению количества голосов, поданных за «Единую Россию».



Эволюция законодательства и правоприменительная практика

В 2005 году президент Владимир Путин внес в Государственную думу законопроект «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты РФ».

Среди предусмотренных им новаций нас в данном случае интересует одна, запрещающая создавать избирательные блоки на выборах всех уровней. Ранее Дума приняла закон о запрете блоков на федеральном уровне. Это решение было мотивировано нестабильностью блоков: утверждалось, что они распадаются вскоре после своего успеха на выборах и в результате не могут выполнять обещания, данные избирателям.

Запрет блоков привел сразу к нескольким проблемам.

Во-первых, исчезает возможность для создания в регионах как «губернаторских», так и популистских блоков. Теперь количество участников избирательных кампаний ограничено партийными брендами, как хорошо известными, так и еще недостаточно раскрученными (последних, впрочем, часто используют как спойлеров, не претендующих на прохождение в местный парламент).

Конкуренция для «партии власти» становится менее острой. Впрочем, надо сказать, что это изменение выгодно и для других парламентских партий. «Родина» лишается «двойников», ЛДПР — конкурентов из числа популистски настроенных сил, КПРФ может быть довольна снижением уровня соперничества в борьбе за левую часть электората.

Во-вторых, серьезный удар нанесен демократическим партиям, шансы которых на прохождение в ряд региональных парламентов существенно повышались в случае их участия в выборах в блоке с идеологически нейтральным названием. Теперь им приходится выступать под собственным флагом, и к тому же, чтобы не ввязываться в самоубийственную конкуренцию, одна партия вынуждена отказываться от своего бренда в пользу другой. Так, в Москве в список «Яблока» вошли члены СПС.

В-третьих, «стабилизация» состава региональных законодательных органов власти, наряду с другими факторами (в частности, с повышением минимального количества членов партии), может содействовать «окостенению» российской партийной системы, препятствовать появлению инновационных политических проектов типа СПС в 1999 году и «Родины» 3 четырьмя годами позднее.

Еще одна серьезная проблема российских региональных выборов прямо не связана с введением смешанной системы, хотя и влияет на ее легитимность. Как и отдельные кандидаты, партии не застрахованы от снятия с дистанции на основании судебных решений. Причем речь идет не об аутсайдерах, а о субъектах избирательного процесса, имевших неплохие шансы на прохождение в орган законодательной власти.

Самый известный случай снятия списка политической партии — это лишение регистрации партии «Родина» на выборах в Московскую городскую думу.

 


Дата добавления: 2015-04-18; просмотров: 20; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.005 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты