Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Мобильность в советском и постсоветском обществе.




Читайте также:
  1. Внешняя политика США на постсоветском пространстве.
  2. Вопрос 1.2 Особенности государственного управления и менеджмента с бизнес-сообществе.
  3. Вопрос 2.23 Политические процессы на постсоветском пространстве.
  4. Вопрос 3. Периодизация истории первобытного общества. Основные этапы антропогенеза и социогенеза в первобытном обществе.
  5. Геополитические процессы на постсоветском пространстве.
  6. Групповая и индивидуальная мобильность.
  7. Деловой туризм в современном обществе.
  8. Древнегреческие воззрения об индивидууме и его роли в обществе.
  9. Идеи просвещения и их влияние на духовные процессы в обществе.
  10. Конфликты в обществе. Их характеристика.

 

В течение семидесяти лет советское общество, наряду с американским, представляло собой самое мобильное в мире общество. Доступное всем слоям бесплатное образование открывало перед каждым такие же возможности продвижения, какие были только в США. Больше нигде в мире элита не формировалась буквально из всех слоев общества.

Социологи давно заметили такую закономерность: замечено, что в периоды, когда общество переживает серьезные изменения, появляются группы с ускоренной моделью социальной мобильности. Так, в 30-е годы <красными директорами> становились люди, еще недавно бывшие рабочими и крестьянами, тогда как в дореволюционные времена, чтобы достигнуть позиции <директор> необходимы были обучение не менее 15 лет и после этого еще долголетний производственный опыт. Аналогичное положение наблюдалось в начале и середине 90-х годов, что подтверждают данные исследования Р.Г. Громова. Если менеджеру в государственном секторе требовалось пройти в среднем четыре-пять этапов трудовой карьеры, чтобы занять позицию <директор> (в период до 1985 г. этот процесс был еще дольше), то менеджеры в частном секторе достигали этой позиции уже на втором этапе.

Однако массовый характер в 1985-1993 гг. приобрела и стала доминирующей именно нисходящая мобильность, причем как на индивидуальном, так и на групповом уровне. Добиться повышения статуса удалось очень немногим, зато большинство россиян оказались на нижних уровнях социальной стратификации.

Советские социологи в 60-80-е годы достаточно активно изучали меж- и внутрипоколенную, а также меж- и внутриклассовую мобильность. Основными классами выступали рабочий класс и крестьянство, а классоподобной прослойкой считалась интеллигенция.

В начале 70-х годов О.И. Шкаратан и В.О. Рукавишников провели сравнительный анализ структурных моделей межпоколенной динамики социального положения отцов и сыновей в обществах, отличающихся социальным устройством и типом культуры. Использовался метод <путевого> (path) анализа, который чаще всего применяется в научных исследованиях для построения структурных моделей. Сопоставлялись данные исследований по СССР, Чехословакии, США, Японии и Австрии. Оказалось, что показатели корреляции между социальными характеристиками отца респондента и самого респондента близки для СССР и США. Так, связь между образованием отца и сына в СССР - 0,49, в США - 0,45; социально-профессиональный статус отца и сына (в начале трудовой карьеры) в СССР - 0,24, в США - 0,42 и т.д. Для молодого поколения в СССР, США и других странах характерна тесная связь между собственным образованием и социально-профессиональным статусом (СССР - 0,57: США - 0,60; Чехословакия - 0,65; Япония - 0,40; Австрия - 0,43)1.



В бывших социалистических странах самыми закрытыми были два слоя - слой высших руководителей и расположенный внизу пирамиды слой подсобных рабочих - самый престижный и самый непрестижный виды деятельности.

Провозглашенный в конце 1991 г. в России курс экономической политики, получивший название <шоковой терапии> и нашедший продолжение в <ваучерной> приватизации и конвертизации военно-промышленного комплекса, привел страну к глубокому кризису, который носит системный характер, т.е. охватывает все стороны жизни общества. В результате изменилась к худшему структура промышленности. Больше других пострадали отрасли, входившие в военно-промышленный комплекс, где было сосредоточено производство наукоемкой продукции, а также гражданское машиностроение, осуществляющее, в частности, выпуск станков, турбин и т.д. Преобладание получили добыча полезных ископаемых и их первичная обработка (в металлургии и химии). В полном упадке находится легкая и текстильная промышленность из-за вытеснения ее продукции импортными товарами. Вместе с падением сельскохозяйственного производства и замещения отечественных продуктов импортом свертывается ряд отраслей пищевой промышленности.



Из кризисных отраслей высвобождались огромные массы занятых, в основном средне- и высококвалифицированных специалистов. Часть из них эмигрировала за рубеж, часть перешла в частный бизнес, открыла собственные малые предприятия, часть ушла в <челноки>, а многие оказались безработными. За 10 лет численность занятых в науке и научном обслуживании сократилась с 3,4 до 1,5 млн. человек; большинство перешло в другие отрасли, до 1/10 выехали за границу.

Производственные и научно-исследовательские коллективы ослабевают, распадаются, а многие просто исчезают. Из-за отсутствия средств на приобретение новой техники и ремонт старой, покупку удобрений и т.д. сокращается слой механизаторов на селе. Сокращение инвестиций в экономику привело к физическому к моральному старению оборудования во всех отраслях народного хозяйства. Увеличилось отставание России от развитых стран по техническому уровню производства. Нормальный процесс воспроизводства соответствующих социальных групп оказался нарушенным, поскольку молодежь не стремится в сферу промышленности и сельского хозяйства.

Таким образом, структурная перестройка в России в конце 90-х годов привела к горизонтальной и нисходящей вертикальной мобильности.



Фактически до 60-х годов в СССР не проводилось исследований социальной мобильности, да и само понятие казалось достаточно сомнительным из-за своего <буржуазного> происхождения. Требовалась незаурядная научная смелость, чтобы сделать эту проблему объектом научного анализа1. Вместо термина <социальная мобильность> применялись другие, а именно <социальная подвижность>, <социальное движение>, <социальные перемещения>. По мнению М.Н. Руткевича и Ф.Р. Филиппова, <социальные перемещения> - более широкое понятие, чем <социальная мобильность>, поскольку характеризуют не только изменчивость, но и стабильность развития2. В своей книге <Социальные перемещения> эти социологи выявили специфику социальной мобильности в индустриальных и урбанизированных районах СССР, между поколениями и внутри них.

Всесоюзное исследование <Показатели социального развития советского общества>, осуществленное Институтом социологических исследований АН СССР (рук. Г.В. Осипов), охватившее рабочих и инженерно-производственную интеллигенцию в основных отраслях народного хозяйства девяти регионов, зафиксировало противоречия в развитии советского общества и его социальной структуры. До начала 80-х годов наблюдалась довольно высокая динамика социально-структурных изменений, но с конца 70-х общество утрачивает динамизм, начинает стагнировать, преобладают воспроизводственные процессы. При этом и само воспроизводство деформируется - растет численность бюрократии и <нетрудовых элементов>, деятели теневой экономики превращаются в фактор латентной структуры, высококвалифицированные рабочие и специалисты зачастую выполняют работу ниже уровня своего образования и квалификации. Эти <ножницы> в среднем по стране составляли от 10 до 50% по различным социальным слоям3.

Крупномасштабное исследование социальной мобильности ИСИ АН СССР (1984-1988 гг.) осуществлялось в 12 республиках и областях совместно с отделом социальной статистики ЦСУ СССР и многими региональными центрами. Cопоставление данных о трудовой карьере людей, вступивших в трудовую жизнь от начала 40-х до начала 80-х годов, позволило по-новому увидеть тенденции социальной мобильности1. Выяснилось, что трудовая карьера в 50-е годы начиналась в 18 лет, в 70-е годы - в 20 лет. Женщины, как правило, начинали работать позже мужчин (что объясняется рождением и воспитанием детей). Самой притягательной группой для молодежи выступала интеллигенция. Опрос людей и анализ трудовых книжек показали, что 90% всех перемещений приходится на первое десятилетие трудовой деятельности, 9% - на второе, 1% - на третье. На начальный период приходится до 95% так называемых возвратных перемещений, когда люди возвращаются на ту позицию, которую покинули. Эти данные лишь подтвердили то, что известно всем на уровне здравого смысла: молодежь ищет себя, пробует разные профессии, уходит и возвращается.

Были получены интересны данные о демографическом составе перемещающихся. В целом женщины оказались мобильнее мужчин, а молодые мобильнее пожилых. Но мужчины в своей карьере чаще перепрыгивали через несколько ступеней, чем женщины, которые передвигались постепенно. Из малоквалифицированных рабочих в высококвалифицированные и в специалисты мужчины продвигались в несколько раз чаще женщин, а женщины часто переходили из высококвалифицированных рабочих в специалисты.

Переход из крестьян и рабочих в интеллигенцию называется вертикальной межклассовой мобильностью. В 40-50-е годы она была особенно активной. Место старой интеллигенции заняли выходцы из рабочих и крестьян. Сформировалась новая социальная группа - <народная интеллигенция>. Партия большевиков выдвигала на руководящие посты в промышленности, сельском хозяйстве, органах управления простых людей, так называемых <красных директоров>, <выдвиженцев>. Высший класс, если под таковым понимать партийную номенклатуру, составлявшую не более 1,5% всего населения, продолжал пополняться за счет низов и позже. К примеру, в составе Политбюро ЦК КПСС (высшего слоя правящего класса) 1965-1984 гг. выходцы из крестьянства составляли около 65%, из рабочих - 17, а из интеллигенции - 18%2.

Однако инфильтрация представителей низов в высший класс проходила в ограниченных масштабах. В целом в 60-80-е годы межклассовая мобильность замедлилась, массовые переходы по существу прекратились. Наступил период стабилизации.

Когда рабочие, крестьянство и интеллигенция пополняются в основном за счет выходцев из своего класса, говорят о самовоспроизводстве класса, или воспроизводстве его на собственной основе. Согласно крупномасштабным исследованиям (охватывающим страну, целые регионы или города), проведенным в разные годы Ф.Р. Филипповым, М.Х. Титмой, Л.А. Гордоном, В.Н. Шубкиным, 2/3 интеллигенции пополнялись за счет выходцев из этой группы. Еще выше эта доля среди рабочих и крестьян. Дети рабочих и крестьян чаще переходят в категорию интеллигентов, чем дети интеллигентов становится крестьянами и рабочими. Это явление называется также саморекрутированием.

На первый план выступила внутриклассовая мобильность, на которую приходилось в 70-80-е годы до 80% всех перемещений. Внутриклассовую мобильность иногда называют переходом от простого к сложному труду: рабочий остается рабочим, но его квалификация постоянно растет.

Исследование, проведенное Институтом социологии РАН на базе территориальной общероссийской выборки объемом около 2000 человек, позволило определить основные траектории групповой и индивидуальной мобильности в российском обществе в 1986-1993 гг.1 Данные показали, что большинство российских граждан сохранило социально-профессиональный статус. Большинство управленцев осталось на своих местах. Численность дипломированных специалистов уменьшилась несущественно. Доля неработающего населения увеличилась. Кроме тех, кто стал пенсионером, в число неработающих вошли и безработные. Некоторые позиции пересекаются: например, дипломированный специалист может остаться таковым, перейдя в группу предпринимателей либо безработных. Управленцы продолжали пополнять свои ряды за счет дипломированных специалистов. Такой переход является традиционным для советской системы. В <предперестроечные> годы в управленческий корпус вошло особенно много образованных и квалифицированных людей, как правило, технических специалистов. За последние восемь лет группа технических специалистов становилась все более самовоспроизводящейся. Активно пополняли ее состав только учащиеся, хотя в их числе имеются и выходцы из рабочих. Здесь надо учитывать традицию советской системы образования, дающую некоторые преимущества рабочим при распределении мест в вузах, особенно на вечерних и заочных отделениях.

В СССР доля рабочих в занятом населении постоянно увеличивалась. Однако в условиях модернизации число мест, требующих ручного труда, а вместе с тем и доля неквалифицированных слоев рабочего класса обычно сокращаются. Данные показывают, что доля рабочих в современной России сокращается, но крайне низкими темпами1. Одной из самых немобильных групп, как и прежде, остается крестьянство. По-прежнему продолжается, хотя и не столь интенсивно, переход крестьян в рабочие. Социальная прослойка неработающих наиболее подвижна2.

 

 


Дата добавления: 2015-04-18; просмотров: 64; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты