Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


ГДЕ ВЫ, НЕГУМАНЫ?




 

С расстояния в сто тысяч километров Чужая выглядела планетой, окутанной призрачно светящейся атмосферой, на самом деле это был сферический рой обломков чужого континуума, напоминавших бесформенные многоугольные кристаллические астероиды преимущественно черного цвета. Размеры этих «астероидов» колебались в пределах от двух до десяти метров, чужане больших размеров встречались очень редко. Но если до Катастрофы движение чужан в своем рое казалось — и было! — осмысленным, хотя и подчинялось своим, скрытым от людей, закономерностям, то в нынешнюю эпоху Чужая представлялась объектом мертвым, представляя собой обычное скопление камней. Впрочем, это были не обычные камни, а свернутые под влиянием гравитации объемы пространств со своими физическими законами, и за период, прошедший со времени исчезновения чужан разумных (считалось, что обитатели обломков своего мира, своеобразные «души» разумных существ, покинули свои жилища еще, до появления Стенок, ограничивших метагалактический домен), они ничуть не изменились, не слиплись в один ком, не стали одним телом, планетой. Настоящие астероиды на их месте давно бы превратились в песок, в пыль от множественных столкновений, но в первую очередь приблизились бы к центру роя, сжались, уплотнились и образовали бы планетезималь, своеобразный зародыш планеты, который под воздействием силы тяжести разогрелся бы и постепенно прошел все стадии эволюции таких планет, как Венера или Земля. Однако этого не случилось. Чужая осталась обломком чужой Вселенной в Метагалактике, интереснейшим объектом для исследования законов Большого Мироздания, и недаром вокруг нее до сих пор кружили станции людей: погранзастава «Стрелец», исследовательская база «Пенелопа» и поселение интраморфов, покинувших Землю во время войны с ФАГом и использовавших для своих нужд «нормальный» планетоид размером со спутник Сатурна (давно исчезнувший) Мимас* [*Около 400 км в поперечнике].

Чужая никогда не была привязана к конкретной звезде Галактики. Иногда она подолгу задерживалась в пространстве, свободном от всех космических тел и излучений, кроме реликтового микроволнового, иногда кружила вокруг какого-нибудь солнца, как до Катастрофы — вокруг звезды-карлика Муаммах. В настоящий момент она бесцельно дрейфовала в ячейке пространства диаметром около трехсот миллионов километров, свободной от больших скоплений нагуалей, освещаемая лучами почти погасшей звезды, названной геянами-исследователями Пурпурной Розой. Изредка касаясь нагуалей, она отскакивала, как упругий мячик от стенки, и плыла в другую сторону, не меняя от столкновения своей формы, словно в нее были встроены механизмы сохранения роя. Но еще ни разу чужая не приблизилась к Пурпурной Розе на расстояние так называемой зоны Роша, в которой большую роль начинали играть приливные силы, раздирающие спутники планет, и в которой ни один спутник не мог удержаться от падения. Чужая словно имела компьютер и собственный двигатель, не позволявшие ей приблизиться к звезде и нырнуть в ее горнило.

Влад и Ванесса прибыли на погранзаставу в тот момент, когда на ней уже работала специальная техническая группа, в обязанности которой входило изменение кода станции метро и контроль за ее использованием. Но код еще изменен не был, документы на руках у ходоков были весьма уважительные, и их пропустили, хотя выход Секама с поклажей произвел на всех большое впечатление. Гепарды на заставе еще не появлялись.

Конечно, пару седельных сумок можно было бы оставить, так как для достижения цели ходоков они пригодиться не могли, в них находились деньги и ценные вещи, которыми Влад рассчитывался за товары и услуги на Земле. Ванесса, узнав об этом, с интересом повертела в пальцах гривны с вычеканенным профилем какого-то бородатого старца, попробовала монету на зуб.

— Золотая?

Влад кивнул.

— А у вас разве деньги делают не из золота?

— У нас вообще нет денег, только специальные электронные карточки, да и те выдаются лишь особо значимым деятелям. Остальные геяне получают товары в соответствии с рангом работы.

— А если кто не работает?

— Существует соцминимум обеспечения, которого вполне хватает для безбедного существования, поэтому три четверти населения Геи не работает. Правда, в последнее время это положение меняется, встал вопрос колонизации астероидов возле Сола, свободного пространства на Гее уже нет, а для этого требуются рабочие руки. Правительство начало ограничивать свободу тех, кто не хочет ничего делать.

— Весело вы там живете.

— Вернемся, я тебе покажу нашу веселую жизнь во всей красе.

Этот разговор произошел еще на погранзаставе «Марина», следящей за Стенкой Космориума, но Влад так и не решился оставить там лишнюю поклажу, тем более что Секам не жаловался на тяжесть груза. Гепардоконь принимал жизнь такой, какая она есть, и готов был следовать за хозяином хоть в преисподнюю.

Поболтавшись в зале визинга заставы и, понаблюдав за удивительным роем Чужой, ходоки добились аудиенции у командира заставы, и тот поведал им историю о появлении возле «раздробленной» планеты чужого спейсера в форме «диплодока».

Чужак хищно порыскал вокруг технических сооружений геян, облетел Чужую, сунулся было к планетоиду с колонией интраморфов, но тут же отскочил назад, словно получил предупреждение не приближаться. Задумчиво повисев в пространстве головой к планетоиду несколько часов, он обошел на значительном расстоянии погранзаставу, ощетинившуюся по тревоге всеми активными средствами защиты, и исчез.

— Странно все это, — сказала Ванесса, превратив свой уник в красивое платье, открывающее ноги выше колен; они сидели в каюте командира и пили чай. — В системе Сола этот «диплодок» ничего не искал, сразу нанес два удара по нашему исследовательскому центру и ушел. Что они искали здесь?

Командир, симпатичный молодой блондин по имени Савватий, с интересом посматривал на Ванессу, не обращая на ее спутника никакого внимания, и Владу это не нравилось, хотя Савватий интраморфом не был и ни на что претендовать не мог. Кроме легкого флирта. Ванесса же умела пользоваться такими обстоятельствами и уговорила пограничника помочь им связаться с колонией интраморфов, потомков тех беглецов с Земли, которые покинули родную планету во времена войны с ФАГом.

— Только ручаться за то, что вам разрешат нанести визит, я не могу, — развел руками блондин, кося хмельным глазом на колени Ванессы. — Вы, конечно, очень эффектная дама, но у колонистов свои вкусы и пристрастия.

— Как-нибудь договоримся. Вы с ними не общаетесь? Как им вообще удалось сохранить такую небольшую популяцию в изоляции от остального человечества? Мне это всегда представлялось загадкой.

— По словам наших экспертов, их у нас двое в исследовательском центре, интраморфам удалось установить на своей территории режим космического корабля: каждый грамм на учете и все регенерируется. А потом они воплотили в жизнь концепцию равновесного развития с точной регулировкой производства, регламентацией использования ресурсов и жестким управлением энергоинформационными потоками. Это не моя формулировка, я лишь повторяю то, что слышал. Но я не думаю, что наши соседи были оторваны от цивилизации. По слухам, они держат связь и с Геей, и с другими колониями.

— Тогда все понятно. Значит, они все-таки общаются с вами?

— Очень редко и очень неохотно. Поэтому я, и отношусь скептически к вашей идее попросить у них приема.

— Ничего, нас они примут.

— Зачем это вам, если не секрет?

— Секрет, — засмеялась Ванесса, посылая Владу успокаивающий слоган: палец на губах — теплая ладошка на затылке — поцелуй в щеку — струйка света, соединяющая их. — Мы работаем по императиву «миссия», поэтому вы должны понимать, насколько деликатно наше поручение.

Савватий смущенно кивнул, не имея понятия, что такое императив «миссия». Впрочем, не знал этого и Влад, но молчал. Он догадывался, что напарница имеет гораздо большие полномочия, чем об этом говорилось во время обсуждения планов ходоков. Ванесса кинула на него понимающий взгляд, снова обратилась к пограничнику:

— Мой напарник интересуется чужанами. Неужели за сотни лет после Катастрофы они не появлялись у своей колыбели?

— Этого никто не знает, — улыбнулся Савватий. — Накоплено множество интересных записей событий на Чужой, которые можно интерпретировать и как появление живых чужан, однако точных данных нет. Да вот недавний пример: ни с того ни с сего засветился вдруг один «мертвяк».

— Кто?

Командир погранзаставы засмеялся:

— Так мы называем глыбы чужан. Кстати, если хотите, можете посмотреть на это явление, наши парни доставили «мертвяка» в лабораторию. Время у вас есть?

— Полчаса найдется.

Обрадованный тем, что может побыть в обществе красивой женщины лишние полчаса, пограничник повел своих гостей из служебного модуля в транспортный отсек (по пути Ванесса трансформировала платье в комбинезон сотрудника ОКО), где они сели в кабину метро и перенеслись на полусферу исследовательской базы, располагавшейся всего в двухстах километрах от Чужой.

Зрелище плотного черного роя обломков, хорошо видимых из-за свечения возбужденного вакуума, захватило Влада, и он с большой неохотой покинул зал визинга, чтобы посмотреть на глыбу чужанина, перенесенного из роя в лабораторию. Впрочем, зрелище «мертвяка» оказалось не менее захватывающим, поэтому кладоискатель рассматривал его с нескрываемым жадным интересом, помня описание чужан, сделанное прадедом Ставром в «Своде истин». До этого момента Влад не сталкивался с обломками чужой Вселенной лицом к лицу.

Пятиметровая глыба чужанина висела посреди лабораторного отсека, похожая на гигантский кусок антрацита, подвешенная на невидимых силовых подушках. Казалось бы — ну камень и камень, большой кристаллический булыжник или на самом деле кусок угля. Но, во-первых, этот «камень» создавал удивительное ощущение глубины, бездны, тайны, особенно если на него долго смотреть, а во-вторых, из него во все стороны били лучи света. Для полноты впечатлений свет в зале лаборатории, забитом всевозможной аппаратурой, выключили, и тогда «мертвяк»-чужанин предстал перед гостями во всей своей феерической необычности, похожий на елочную игрушку какого-то великана.

— Топос, — проговорил довольный эффектом командир заставы, будто сам придумал этот фокус. — Пространство с переменной вариабельной топологией, как выражаются наши остроголовые умники.

— Так просто? — с едва уловимой иронией сказала Ванесса.

— Я бы не сказал, — не понял юмора Савватий. — Простота и истина не одно и то же, а в данном случае и вовсе не приходится говорить ни о простоте, ни об истине. Два дня назад спектр свечения «мертвяка» был другим, близким к ультрафиолету, сейчас же он стал желтым.

Свет в зале загорелся снова. Занятые работой исследователи в количестве пяти человек, из которых двое были женщинами, не любили, когда им мешают. Бросив по взгляду на гостей, они слова занялись своими таинственными манипуляциями с приборами у глыбы чужанина.

— Если бы у вас было время, я показал бы вам один интересный феномен, — сказал Савватий, наблюдая за Ванессой с плохо скрытым интересом, — Недалеко от Чужой торчит «колючка» нагуаля, и ребята однажды надели на нее одного из «мертвяков». Что было!..

— Что же?

— «Колючка» вошла в «мертвяка», как нож в масло, и тот потек, как пластилин, стал менять форму, а потом лопнул, как воздушный шарик! Но самое интересное, что при этом изменилась и «колючка», она превратилась в светящийся сталактит! Светился он недолго, но при этом приборы зафиксировали понижение температуры в этом районе до невероятных величин буквально до минус миллиона градусов! Экспериментаторы едва живы остались.

— Разве такое бывает? — засомневалась Ванесса.

— Эксперты сказали, что такое возможно при фазовой перестройке вакуума. Еще они заявили, что фундаментальные процессы структурирования и разрушения в нашем домене давно подчиняются иным законам. Ну что, не хотите посмотреть?

Ванесса покачала головой:

— В другой раз. Пойдемте попытаемся связаться с колонистами. Нам надо делать свои дела. Кстати, как зовут ваших остроголовых экспертов?

— Они интраморфы, муж и жена. Его зовут Миранда Тот, ее — Клементина. Могу познакомить.

— Не надо, мы сами с ними познакомимся.

Они вышли из отсека, снова забрались в кабину метро, и Савватий, прежде чем включить линию, сказал, понизив голос:

— Извините, коллега, вы не замужем?

Ванесса, удивленная вопросом, пристально посмотрела на собеседника и поняла, что он имеет в виду.

— К сожалению, муж у меня имеется.

— Жаль, — искренне огорчился командир погранзаставы. Нашей семье не хватает женщины, вы были бы идеальным партнером, и я хотел бы предложить...

— Я поняла, благодарю за предложение, но, увы, я не свободна. А семья у вас большая?

— Три на четыре. Трудно, знаете ли, регулировать свои отношения при остром дефиците… э-э, внимания.

Ванесса косо глянула на невозмутимое лицо шагавшего сзади Влада, посочувствовала пограничнику:

— Да уж, нелегко вам приходится в условиях женского дефицита.

Смущенный словами Ванессы Савватий поспешил в отсек параметрического контроля заставы, имеющий многодиапазонную станцию связи. Отсек представлял собой небольшой полусферический зал с кокон-креслами, слабо освещенный световой нитью по периметру пола. Три кресла были заняты слухачами, как называли пограничников-техников, прослушивающих пространство, еще пять кресел пустовали. Савватий сел в одно из них, включил инк-сопровождение, и кресло запеленало его полупрозрачными лепестками биодатчиков, превратилось в кокон. Влад с любопытством смотрел на действие незнакомой ему техники, сравнивая ее с образами той, что хранилась в наследственной памяти. Ванесса поняла его чувства и усадила в соседнее кресло.

«Будешь все слышать, но не вмешивайся».

Что-то щелкнуло внутри сиденья, кресло вокруг кладоискателя ожило, упругие холодные и шершавые язычки прижались к рукам и ногам Влада, вдавили в глубину кресла, но спустя несколько секунд потеплели, стали ласковыми, и тело почти перестало их ощущать. Лепесток, опустившийся на голову молодого человека, сделал несколько быстрых движений, приспосабливаясь к форме головы оператора, мигнул зеленым светом, и глухая ватная тишина в ушах Влада сменилась глубокой, бархатной, торжественной тишиной космоса. В затылке раздался тихий пси-голос Ванессы:

«Как слышишь, воин?»

«Странное ощущение — будто я падаю...»

«Пройдет, это включилась автоматика».

Тишина в голове Влада стала вибрировать, посвистывать, звенеть, но вскоре снова все успокоилось, перед глазами развернулась наполненная перламутровым туманом сфера, провалилась сама в себя и превратилась в черное окно, в центре которого появился каменный обломок, похожий на картофелину с оспинами кратеров. Это был планетоид колонистов, казавшийся издали абсолютно мертвым небесным телом. Но вот он приблизился, и стали видны линзовидные утолщения, усеявшие тело планетоида, сотворенные из материала, напоминавшего черное стекло, отбрасывающее кровавые блики в лучах Пурпурной Розы.

В ушах Влада раздался двойной удар гонга, а вслед за ним голос Савватия:

«Погранзастава «Стрелец» вызывает «Пурпурное Сердце». Прошу ответить».

Тихий гул, уходящий, казалось, в глубину пространства, шорохи, тишина.

«Погранзастава «Стрелец» вызывает «Пурпурное Сердце». С вами хочет поговорить Ванесса Дарьялова, особая группа службы ОКО геянской колонии. У нее важное сообщение».

Гул, посвистывание, молчание, затем отчетливый хруст ломающегося под ногами хрупкого ледка. В черном окне перед глазами Влада появился огонек, стал расти, превратился в длинное безбровое мужское лицо с жесткой складкой губ и узкими черными глазами.

«Пурпурное Сердце» слушает Ванессу Дарьялову.

«Мне необходим прямой контакт с руководством колонии, — сказала Ванесса. — Прошу принять меня и моего напарника Влада Велича».

«Цель?» — скучным голосом спросил незнакомец.

«Об этом я сообщу при встрече. Могу только повторить, что сообщение очень важное».

«Мы знаем все, о чем вы хотите нам сообщить».

«Не все, уважаемый анорм, дело касается недавнего развед-рейда спейс-машины негуман в системе Пурпурной Розы, а также изменения режима метросообщений на Гее».

Гул, свисты, тишина. Лицо мужчины исчезает, потом появляется вновь.

«Хорошо, мы вас ждем. Через четверть часа к заставе подойдет наш транспорт».

Хруст, тихий удаляющийся гул.

Изображение мужского лица погасло. Тишина в ушах стала деревянной. Влад понял, что станция связи отключилась.

Лепестки кокон-кресла разошлись, превращая его в красивый бутон тюльпана, освободили тело молодого человека. Ванесса уже стояла рядом, протянула руку.

— Все, сеанс закончен. Забирай своего зверя и двигай в причальный отсек заставы, я сейчас приду.

Влад с некоторым трудом вылез из глубин кресла, молча направился к выходу из зала. Он помнил расположение переходов, лестниц и лифтов заставы и не нуждался в советах, как добираться до Секама и где располагается причальный отсек. Спрашивать у Ванессы, зачем понадобилось брать с собой гепарда, он не стал.

Они встретились у люка в причальный ангар заставы, представлявший собой прямоугольный короб в днище пирамиды, форму которой поддерживали особые механизмы заставы. Савватий, имевший вид нашкодившего кота (неужели снова уговаривал Ванессу стать его четвертой, а то и пятой женой?), открыл люк, и все четверо ступили на рифленый пол ангара, где стояли спейс-машины пограничников: куттер, два «голема», полуразобранный когг и «пакмак». Людей в ангаре видно не было.

На противоположном торце короба, выходившего в космос, загорелись фиолетово-сиреневые треугольники.

— Кажется, они уже прибыли, — пробормотал командир заставы.

В стене ангара появилась длинная трехметровая щель, побежала по кругу, как бы вырезая круглое отверстие диаметром в шесть метров. Стал виден черный зев пространства с далекими искрами не то звезд, не то фонарей летающей по космосу техники. Затем в образовавшееся отверстие (воздух из ангара не ринулся наружу, удерживаемый силовым полем) скользнул дымящийся двухметровый куб, завис в полуметре над полом ангара, лопнул зигзагообразной щелью и остался висеть, продолжая испускать струйки белесого дыма.

— Садитесь, — усмехнулся несколько оживившийся Савватий – Это и есть транспорт наших соседей. Домчит вас за минуту без всяких неприятных ощущений. Они на таких «дымолетах» даже в Чужую не боятся нырять. Вас ждать к обеду, госпожа Дарьялова?

— Боюсь, что мы уже не вернемся, — ответила Ванесса. — Спасибо за гостеприимство.

— Жаль, — снова огорчился блондин, протянул ей сверкнувший шарик размером с горошину. — Это новый код нашего метро. Вдруг пригодится?

Ванесса взяла шарик, задумчиво посмотрела на разрумянившееся лицо Савватия, быстро поцеловала его в щеку и полезла в отверстие «дымолета». Оглянулась на Влада:

— Не отставай, агент ноль-ноль-семь.

Влад затолкал внутрь куба Секама, кое-как втиснулся туда сам, Ванесса помахала рукой Савватию, и отверстие входа заросло. Стало темно. Затем по внутренним стенам совершенно пустого куба побежали змейки голубого огня, что-то тихо зазвенело, как ложка в пустом стакане. Влад почувствовал давление на виски, на ворчанье Нестора не ответил, прислушиваясь к себе и посматривая на все еще задумчивое лицо Ванессы, хотел было спросить, что она чувствует, но в это время в стенке куба возникло отверстие и стал виден освещенный зал с рядами каких-то ребристых цилиндров. Напротив отверстия стоял человек, высокий и массивный, как все космены, родившиеся при меньшей, чем земная, силе тяжести, и смотрел на гостей.

 

* * *

 

Около трех часов их водили по закоулкам «Пурпурного Сердца», как громко и красиво назвали колонисты свой пещерный город, прятавшийся внутри планетоида диаметром всего в четыреста километров. Масса планетки была на три порядка меньше массы таких космических объектов, как Гея и Земля, и для обеспечения нормальной для жизни людей (а интраморфы и их потомки все же оставались людьми, привыкшими жить в поле гравитации) силы тяжести внутри планетоида, в его ядре был установлен генератор тяготения. Однако сила тяжести в городе все же была меньше земной, поэтому гулять по тоннелям, пещерам и гротам «Пурпурного Сердца» было легко и приятно, тем более что там было на что посмотреть.

Гида, встретившего «дымолет» с гостями, звали Мечиславом, он оказался тринархом колонии — третьим заместителем иринарха, главы местного самоуправления. Шел ему сорок третий год — по времени Геи, — и был он очень сильным интраморфом, ловившим даже личные слоган-переговоры гостей. На Влада он не произвел большого впечатления, а вот Ванесса явно заинтересовалась Мечиславом, оригинально мыслящим и знающим человеком, отчего молодой ходок снова почувствовал себя лишним.

К информации о Ползучем Терроре тринарх отнесся довольно серьезно и даже задал пару вопросов, говорящих о том, что колонисты неплохо осведомлены о положении дел на Гее, а вот идею привлечь в команду по борьбе с террористами своих соотечественников воспринял скептически.

«Вряд ли вам удастся уговорить кого-нибудь из нас служить, тем, кого мы, мягко говоря, не уважаем. Удивительно, что вы, интраморфы, продолжаете работать на чуждое вам по духу общество, зашедшее в тупик».

Ванесса и Влад обменялись слоганами, смысл которых сводился к смущению и озабоченности. Все трое как раз вышли из тоннеля, напоминавшего аллею парка где-нибудь на Гее или на Земле, под купол огромного грота с озером посредине, окруженным лугами и самым настоящим лесом, хотя деревья здесь лишь отдаленно напоминали растения Земли, скорее их можно было отнести к гигантским травам и цветам. Мечислав подвел спутников к берегу озера, и они увидели в прозрачной толще воды какие-то лоснящиеся черные туши, медленно ползающие по дну.

«Как бы вы ни относились к людям, — сказала наконец Ванесса, — но мы их дети, мы обязаны их защищать».

«Вы сами роете себе могилу, — усмехнулся тринарх. — И на самом деле вы дети паранормов, а не нормалов».

«Но почему вы так их презираете?! Почему уверены, что человеческое общество в тупике? Неужели в вас до сих пор горит обида за изгнание прадедов с Земли? Ведь без связи с Геей вы бы не выжили!»

Мечислав посмотрел на женщину с жалостью, как показалось Владу.

«Конечно, выжили бы. Мы биологически и энергетически независимы от людей. Колония по сути — единый разумный организм, способный адаптироваться практически к любым природным условиям».

«Человечество в целом тоже выжило благодаря адаптации к другим жизненным условиям».

«Да, но при этом вы не преумножили, а с трудом сохранили свой научно-технический потенциал, почти полностью загубив творческий. Существование геян в данный момент не отвечает ни одному критерию прогресса, за исключением, может быть, ордерогенеза»*. [*Ордерогенез — упорядочивание среды обитания]

«Например?»

«Человек напрочь отказался от энергогенеза, то есть использования организмом новых видов энергии, что привело бы к существенному расширению его физических возможностей. В зачаточном состоянии находится экономогенез – повышение КПД использования энергии: для обеспечения растущих потребностей населения вам приходится, во-первых, строить все больше энергостанций, а во-вторых, мечтать об экспансии, для чего ваше Правительство подумывает даже о возвращении части геян на Землю, что, между прочим, приведет к катастрофе и вырождению оригинальной организации землян. Люди отказались и от алломорфоза, от полифункциогенеза, от сенситивогенеза...»

«Спасибо, мы поняли, — перебила гида Ванесса. — Все равно это не дает вам право относиться к людям с пренебрежением и насмешкой. Да, они такие, как вы их описали, но пусть они живут как хотят, и защищаются от воздействия извне тоже как хотят».

«Вы не понимаете, — с грустью сказал Мечислав. — В их экологической нише, которую они строят, нет места для интраморфов. Боюсь, вы поймете это слишком поздно».

«Значит, вы отказываетесь им помочь?»

«Я передал ваш интенсионал всем колонистам, но никто не захотел вам даже ответить. С Ползучим Террором вам придется справляться без нас. Хотя я не советовал бы принимать все это близко к сердцу. Вселенная — это Игра. Кто может быть Игроком, тот становится им, кто не может — уходит со сцены истории».

«Вы Игроки?»

«О нет, мы познаватели и накопители, хранители информации, которая, возможно, когда-нибудь понадобится Игрокам. Сама же Игра призвана переоценить ценности в каждой клетке Универсума, изменить ориентацию разума, иерархию целей, смысл жизни, заставить двигаться вперед, поэтому она эволюционно полезна. Вот почему я советую вам не принимать происходящее на Гее и в космосе близко к сердцу. Но это тема отдельного разговора, а времени у меня нет».

«Я не поняла, — собрала морщины на лбу Ванесса. – Вы сказали, что Универсум, то есть наша Вселенная...»

«Универсум — это Сверхсистема Игроков, в какой-то степени многомерная разумная Игра! Не по-человечески разумная, хочу подчеркнуть. Людям в этой игре места нет».

«Печально, если это так».

«Что поделаешь, так устроен наш мир. Что еще вам угодно посмотреть? У меня есть пара минут».

«Спасибо, мы уже сыты, — с пробудившейся иронией сказала Ванесса. — Пора идти дальше. А что за червячки ползают по дну?» — Она кивнула на черные туши в глубине озера.

«Это информационные преобразователи, — небрежно бросил Мечислав. — Вы были на Орилоухе? Вся эта планета — суть гигантская молекула-формула и одновременно все время изменяющийся поток информации, так вот нам удалось создать нечто подобное, хотя и в гораздо меньших масштабах. Приглядитесь, форма этих, с позволения сказать, «червячков» все время меняется. К сожалению, орилоуны ушли из домена, и консультироваться нам стало не с кем. Чужане тоже ушли, а тартариане по- прежнему ни с кем контактировать не желают».

«Вы случайно не знаете, куда ушли чужане и орилоуны?»

«.Логика чужан отлична от логики орилоунов, хотя они и родственники по временной линии».

«Почему вы так считаете?»

«Логика чужан, в отличие от орилоунской, не может быть выражена ни словами, ни символами, ни математикой, используемой людьми, которые когда-то отвернулись от исследования физики невозможных состояний. Структура логического фундамента чужан нелинейна и ветвями уходит в бесконечность. Никто не может сказать и даже представить, в том числе и мы, к сожалению, как они воспринимают Вселенную и нас».

«Один человек мог», — не выдержал Влад.

Ванесса и Мечислав посмотрели на него с одинаковым любопытством.

«Кто же?»

«Габриэль Грехов. У него даже был друг — чужанин Морион».

«Грехов — особая статья, — задумчиво сказал Мечислав. — Многие из нас хотели бы с ним встретиться. Вы не обидитесь, если я отлучусь на минутку?»

«Ради бога», — развела руками Ванесса.

Мечислав быстрым шагом направился к тоннелю, вошел в стену грота — выглядело это так, будто он продавил телом какой-то зеркальный слой, — и исчез. Ванесса нагнулась, зачерпнула ладонью воду и попробовала на язык.

«Пресная... — Выпрямилась. — Откуда ты знаешь о Грехове?»

«Прадед писал о нем много, — равнодушно ответил Влад. — А что наш проводник имел в виду под полифункцио— и сенситивогенезом?»

«Наверное, усиление органов тела и создание новых органов чувств. У него, например, многокамерное сердце, способное вынести огромные нагрузки, дающее возможность заниматься паракинезом, укрепленные почки и печень, позволяющие выводить из организма любые продукты распада, куча дополнительных органов чувств, расширяющих сенсинг-сферу».

Влад подумал:

«Это и мы умеем».

Ванесса засмеялась не слишком весело, взъерошила волосы на макушке кладоискателя.

«Я не сомневалась в тебе. Однако наша миссия, похоже, не увенчается успехом, и если другие интраморфы-колонисты настроены так же, вернемся мы на Гею несолоно хлебавши».

Появился Мечислав.

«Исходя из принципа минимальных потерь, я принял решение помочь вам. Опасность, связанная с появлением разведкорабля неизвестной нам формы, слишком непредсказуема. Когда нужно явиться на сбор вашей команды?»

Обрадованная Ванесса с недоверием заглянула в глаза интраморфу.

«Вы... не шутите?»

«Нет», — серьезно покачал головой тринарх.

Ванесса порывисто встряхнула руку Мечислава.

«Благодарю! Мы, честно говоря, не ожидали. На Гею вы можете явиться в любой момент, когда освободитесь от дел, но инкогнито. По консорт-линии найдете бывшего комиссара службы безопасности Горана Милича и будете работать с ним».

«Тогда с вашего разрешения я отправлюсь туда через два дня. Итак, с формальностями покончили. Не хотите поучаствовать со мной в дневной трапезе?»

«Ты как, не голоден?» — повернулась к Владу Ванесса.

«Нет», — угрюмо ответил молодой человек.

«С удовольствием присоединимся к вам».

Ванесса взяла Мечислава под руку, и они зашагали вперед. Влад с меланхолической покорностью последовал за ними, пряча в душе тонюсенький всхлип ревности.

«Что вы думаете по поводу сближения Стенок Космориума? — спросила повеселевшая Ванесса уже в кабине пронзающего лифта. — Это временное явление или глобальная процедура?»

«Судя по всему, кто-то запустил процесс выдавливания из покалеченного нагуалями домена чужих Законов, — ответил Мечислав, посылая вдруг Владу слоган: подмигивающий глаз — улыбка — успокаивающее похлопывание по плечу — запах нашатыря. — Решил избавиться от нагуалей».

«Кто?»

«Не знаю».

«А как же остальная материя? Сожмется в единый конгломерат, в черную дыру? И что будет с нами, если Стенки сойдутся?»

«И этого я не знаю, — улыбнулся Мечислав. – Общеизвестно, что из-за нагуалей расширение нашего домена прекратилось, он застыл в статически неустойчивом положении. Возможно, сближение Стенок призвано стабилизировать это состояние. Хотя, с другой стороны, процесс сближения Стенок может означать всего лишь начало другого витка Игры. Но вот понадобимся ли мы Игроку, затеявшему Игру, еще вопрос».

«Вы весьма оптимистичны, господин тринарх».

«Это у нас в крови», — пошутил Мечислав.

Лифт вынес их в другой грот, с озером, парком, десятком красивых павильончиков, и Мечислав повел гостей в модуль питания, напоминавший кафе на Гее. Вероятно, оно и создавалось специально для гостей, чтобы они чувствовали себя в привычной обстановке.

«Куда вы отправитесь после посещения «Пурпурного Сердца»?» — полюбопытствовал тринарх.

«К Тартару, — ответила Ванесса. — В системе Тины тоже есть наша погранзастава и колония интраморфов. Если только код метро там не изменили. Не будете ли столь любезны, что позволите нам воспользоваться вашей линией?»

«Разумеется, — кивнул Мечислав. — Но позвольте дать вам совет: оставьте своего вьючного зверя у нас, он вас очень сильно выдает. Если хотите, мы снабдим вас фоксом для ношения поклажи».

«Нет», — коротко ответил Влад.

Ванесса посмотрела на его бесстрастное лицо, ответила серьезно:

«Гепард — полноправный член нашей команды. Пока что он нам необходим».

«Дело ваше. Итак, вот меню, делайте заказ».

Через несколько минут ходоки уже обедали, так и не увидев открыто гуляющих по планетоиду колонистов. Что они делают, где отдыхают и отдыхают ли вообще, спрашивать было неудобно, а Мечислав делал вид, что не понимает желания гостей поговорить в компании с большим количеством соотечественников. А может быть, и не делал никакого вида, сообразуясь со своими понятиями гостеприимства. Однако впечатление недосказанности, упущенных возможностей после посещения «Пурпурного Сердца» осталось и у Влада, и у Ванессы. Владу показалось даже, что разговаривали с ними как с малыми детьми, из вежливости, и лишь согласие Мечислава влиться в команду контрразведчиков на Гее несколько скрашивало это впечатление. И одновременно заставляло размышлять о тайне взаимоотношений колонистов, о смысле, который вкладывал новый союзник интраморфов в слова «мы — единый организм»...

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 81; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты