Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


ТАРТАР — ОРИЛОУХ – ЗЕМЛЯ




 

Завтракали за невысоким круглым столом в небольшой комнате, утопающей в приятном золотистом свете с потолка, который точно имитировал небо Земли. Комната была создана специально для них в недрах колонии «Зеленое Утро», располагавшейся, как оказалось, на искусственном сооружении в виде креста с шаровидными утолщениями на концах. Длина одной перекладины креста достигала шести километров, другой — четырех. Почему этот крест назвали «Зеленым Утром», осталось загадкой. Видимо, все интраморфы — переселенцы с Земли тяготели к красочным эпитетам и романтическому ореолу, достаточно было вспомнить их колонию «Пурпурное Сердце» в системе Чужой.

До прыжка на «Зеленое Утро» ходоки успели побывать на погранзаставе «Аргус», висящей над Тартаром, и этот их визит начался и закончился конфликтом с группой метроконтроля, которая проверяла оборудование станции метро на заставе и устанавливала дополнительные контуры защиты, а также меняла код старт-финиша.

Мечислав советовал им сразу переместиться на борт «Зеленого Утра», однако у Ванессы были другие планы, и она настояла на своем, попросив тринарха сообщить своим родственникам (по духу) о посещении колонии, чтобы колонисты разрешили впустить пару миссионеров с Геи.

Станция метро на «Аргусе» не хотела никого принимать, но Мечислав подключил к линии какое-то устройство, и канал открылся. Ошеломленные работники правительственной команды смотрели, открыв рты, как из камеры выходит огромный пятнистый зверь, а за ним женщина и молодой человек в серо-голубых униках пограничников-официалов.

— Привет, — сказала женщина с очаровательной улыбкой. — Мы туда попали или нет? это база «Аргус»?

Немой и бледный от ярости начальник группы метроконтроля очнулся:

— Вы понимаете, что делаете?! Мы еле успели выскочить из кабины! Что вы себе позволяете?! Кто вы такие? Предъявите допуск!

Начальник был худ, рыж, бородат и впечатления властного человека не производил, поэтому Ванесса смерила его пренебрежительным взглядом и кивнула Владу:

— Пойдем, нас ждут. Секам пусть подождет здесь.

Однако, несмотря на субтильную внешность, начальник был решительным человеком, наделенным достаточно весомыми полномочиями, и подобную наглость не стерпел.

— Стоять! — прошипел он, делая знак своим подчиненным. — Документы!

Двое мужчин в коричневых с зелеными и желтыми нашивками комбинезонах шагнули к Ванессе, недвусмысленно кладя руки на рукояти «универсалов», и тотчас же Секам прыгнул вперед, сбивая их с ног. Влад остался на месте, но турель с «универсалом» на его плече развернулась в сторону рыжебородого начальника отряда и заставила отступить.

— Какие вы неловкие, — поморщилась Ванесса. — Вас же предупреждали, что по сети метро бродят террористы. А если бы вместо нас прибыли они? Где бы вы сейчас были?

— Допуск... — фальцетом проблеял начальник.

— Да есть у нас допуск. — Ванесса небрежно махнула перед его носом карточкой особых полномочий. — Только учтите, что и у террористов может оказаться на руках такой же документ. Надо быть готовыми ко всему. Чао, мальчики.

Она вышла из зала метро, провожаемая взглядами оторопевших техников контроля. Влад, оставив Секама в углу зала, молча последовал за напарницей, также сопровождаемый красноречивыми взглядами четырех мужчин.

На погранзаставе они пробыли недолго. Ванесса побеседовала с командиром заставы, которого знала и который оказался интраморфом, заручилась его согласием присоединиться к Миличу, и ходоки вернулись к метро, где продолжала работать группа контроля. На сей раз ее начальник был настроен более решительно.

— Я получил приказ вас задержать, — сказал он, опуская руку на рукоять «универсала», — и доставить в Управление СЭКОНа. Прошу сдать оружие и следовать за мной.

— А хвост от ящерицы вам не нужен? — с иронией поинтересовалась Ванесса.

— К-какой хвост? — не понял рыжебородый.

— Сушеный, — любезно уточнила Ванесса, посмотрела на Влада: — У тебя с собой нету? Какая жалость. — Она шагнула к кабине метро, но рыжебородый отскочил, выхватывая «универсал», его подчиненные тоже схватились за оружие, и Влад вынужден был вмешаться.

Он прыгнул к рыжебородому практически с прямых ног, перехватил руку с пистолетом, локтем ударил его в челюсть, отобрал «универсал» и приставил его к виску начальника. Секам в это время преодолел в прыжке ползала, вырос за спинами парней в коричневых униках, и Ванесса подняла руку:

— Успокойтесь, господа! Уберите оружие.

Переглянувшись и опасливо отодвинувшись от готового к новому прыжку гепарда, молодые сотрудники правительственного контроля опустили «универсалы».

— Не стоит проявлять инициативу там, где это не требуется, — продолжала Ванесса назидательным тоном, глядя на еще больше побледневшего руководителя группы. — Я же показывала вам карт-бланш, неужели захотелось проверить интуицию?

— Йя... н-не... — сказал рыжебородый.

— Понятно, — вздохнула Ванесса. — Отпусти его.

Влад перестал держать командира группы, отдал ему «универсал», невозмутимо зашагал к открытой кабине метро. Секам, недовольно мяукнув, бросился за ним. Ванесса оглянулась в дверях на растерянных мужчин:

— Будьте бдительны, коллеги. Не дай вам бог встретиться с настоящими террористами.

Дверь кабины метро закрылась, и ходоки вскоре оказались на борту колонии «Зеленое Утро».

Здесь их встретила немногословная, молодая с виду женщина, назвавшаяся Тосико; она и вправду была похожа на японку, с которыми Ванесса встречалась на Гее в Джапн-секторе. Влад же японцев никогда не видел — японских общин на Земле не существовало — и на Тосико смотрел с интересом. Заметив это, Ванесса отослала его в зал визинга, сама же осталась с хозяйкой, решив на этот раз провести переговоры без напарника. Влад не возражал. Пока она беседовала с Тосико и встречалась с мужчинами-колонистами «Зеленого Утра», кладоискатель спустился в зал визинга и с любопытством стал рассматривать знаменитую псевдопланету, представлявшую собой осколок иной Вселенной, так и не развернувшийся в полноценный объем пространства внутри Метагалактики.

Издали, с расстояния в пятьдесят тысяч километров, Тартар напоминал гигантский буро-коричневый шипастый орех, изрезанный бороздами, разломами, трещинами и каньонами. За миллиарды лет скитаний по метагалактическому домену ядро тартарианского континуума обросло слоем пыли, обломочных пород от падений на него метеоритов и обрело атмосферу, так что Тартар вполне напоминал планету, однако на самом деле планетой он никогда не был, хотя и нес на себе триллионы тонн космического мусора, маскировавшего его истинное лицо.

Нагуаль, выросший возле Тартара около тысячи лет назад, серьезно изменил вакуум вблизи него, что едва не закончилось катастрофой. Неизвестно, превратился бы Тартар в квазар или сверхновую звезду или не превратился, но лишь благодаря совместным усилиям чужан, орилоунов и Сеятелей его удалось отодвинуть от нагуаля, перевести на другую орбиту вокруг центральной звезды системы — Тины, где он и оставался по сей день, продолжая наматывать витки вокруг неровно пульсирующей, потускневшей, но все же уцелевшей Тины. Каким-то образом ему удавалось избегать столкновений с нагуалями, «привязанными» к звезде, сохраняя при этом стабильность орбиты, однако вид его изменился и уже мало напоминал тот Тартар, по которому когда-то бродил Габриэль Грехов со товарищи. Особенно впечатляюще выглядели колоссальные черные пики высотой до полусотни километров, так называемые обелиски, окруженные концентрическими черными валами, до половины обернутые в белоснежные «фартуки» паутин.

По «Своду истин» прадеда Ставра Влад знал, что паутины — полевые стабилизаторы тартариан, призванные оградить внутренний порядок Тартара от воздействия извне, но видел эти паутиновидные образования со сложным и красивым рисунком впервые. Манипулируя аппаратурой дальновидения визинга, Влад разглядел даже бесцельно летающих над дымящимися кратерами планеты любопытников, весьма сильно смахивающих на чужан. Глядя на эти угловатые черные глыбы, «куски» пространств Тартара, оторванные от основного ядра с иными физическими законами и материально-энергетическим насыщением, Влад начинал понимать, почему чужан называли потомками тартариан, которых никто никогда не видел, но которые тоже обитали внутри свернутых миров-глыб Тартара, таких, как любопытники, летающие скалы и горные пики — обелиски.

Ванесса, спохватившись, что оставила напарника одного в чужом доме, прибежала в зал визинга через полтора часа после их появления на борту колонии и застала кладоискателя в позе медитирующего монаха, адепта Веры. Он не скучал, получая удовольствие от созерцания черной бездны местного космоса вообще и черно-коричневой бездны Тартара в частности.

«Извини, — с облегчением и раскаянием сказала Ванесса, проследив за взглядом не двинувшегося с места Влада. — Я думала, ты уже ищешь меня по всем отсекам станции. К сожалению, меня выслушали, но помочь не обещали».

«Этого следовало ожидать», — флегматично отозвался Влад.

«Почему? Ведь согласился же Мечислав войти в нашу команду. Найдутся и другие интраморфы, которым небезразлична судьба человечества. Кстати, к тебе сюда никто не заходил?»

«Нет».

«Надо же, никакого любопытства к гостям. На Гее такого равнодушия не встретишь».

«Зеленое Утро» — колония маленькая, все и так всё знают».

«Пурпурное Сердце» тоже небольшая колония, поэтому, наверное, мы почти никого там и не увидели. Здесь меня встречали по крайней мере человек десять. Жаль, что они все какие-то озабоченные, медлительные, неактивные и чересчур рассудительные. Зато они согласились выделить нам комнату для отдыха. Мы на ногах уже двадцать часов, пора и отдохнуть».

«Я не устал».

«Зато я устала», — отрезала Ванесса.

Влад подозрительно посмотрел на спутницу, оценил цветовое насыщение ее ауры, следов усталости не заметил, но возражать не стал. Каким бы сильным интраморфом Ванесса ни была, она все равно должна была жить в соответствии с биоритмами и суточным циклом родной планеты, то есть Геи.

«Хорошо, давай отдохнем. Тосико сообщила что-нибудь интересующее нас?»

«В каком смысле?»

Влад покраснел.

«Колонисты могут знать о террористах...»

«Нет, ничего они не знают. Единственное, что меня заинтересовало в их высказываниях, так это мнение, что эмиссары ФАГа во время войны с землянами действовали изощренней. Уровень противостояния, предложенного инициаторами Ползучего Террора, гораздо ниже. И я думаю, что претор ОКО Цамцой, которого убили террористы, был трижды прав, затеяв создание службы контрразведки. Хотя, может быть, это уже и запоздалый шаг».

«Уровень Игры всегда отражает уровень игроков».

Ванесса с удивлением глянула на обманчиво невозмутимое лицо Влада:

«Да?! Ты уверен?»

Влад снова покраснел, отвернулся. Ванесса смягчилась:

«Я пошутила. Пора тебе привыкнуть и не обижаться. А что ты хотел сказать своим афоризмом насчет Игры?»

«Каковы возможности людей, их спецслужб, таковы и правила предлагаемой Игры. Так было во времена войны с ФАГом, так будет всегда».

«В таком случае нам не стоит создавать контрразведку, усиливать оборону и увеличивать возможности спецслужб, иначе нам предложат совсем другие условия, более жесткие. Так, по-твоему?»

«Я только сделал предположение».

«Речь не мальчика, но мужа. — Ванесса засмеялась, видя его смущение. — Теперь я вижу, что логически мыслить тебя твой учитель-волхв научил».

Они вышли из зала визинга, занимающего все шаровидное утолщение на торце перекладины креста станции, и Тосико проводила гостей в отведенные им апартаменты в жилой зоне колонии. Естественно, ночь они провели вместе, вновь узнавая друг друга в иных измерениях — измерениях любви, нежности, страсти. А наутро им доставили завтрак в стиле «долгого космического путешествия»: салаты из овощей и фруктов, тростника, грибов, побегов бамбука, лапшу по-китайски, с солениями, соевые блинчики, жареный рис, ананасы в сиропе и морс. Все это, разложенное на фарфоре и сверкающем серебре, выглядело вполне аппетитно и красиво, и уставшая за ночь пара с удовольствием приступила к завтраку, переглядываясь поверх блюд и ваз с цветами, которые пахли совсем не поземному и выглядели искусственными. Тела партнеров еще звенели от нескончаемых ночных упражнений, и оба каждым нервом ощущали взаимную близость. Для искушенного взгляда исходивший от них жар так до конца и не растраченного желания казался бы почти зримым, словно туман над рекой холодным утром, но на ходоков никто не смотрел, кроме разве что инка, обслуживающего гостевые покои, и они чувствовали себя почти как дома. Только у Влада к ощущениям уюта и удовлетворения примешивалось еще чувство вины, будто он украл что-то или, по крайней мере, стал заговорщиком. Он хорошо понимал значение последнего взгляда провожавшего их Горана Милича, которым тот одарил Ванессу и самого Влада.

После завтрака к ним пришла Тосико и сообщила, что она получила разрешение иринарха колонии присоединиться к геянам, создающим особую группу для борьбы с Ползучим Террором. Это сообщение застало ходоков врасплох. Они искали не просто паранормов, обладающих экстрасенсорными возможностями, а профессионалов боя, стратегов и тактиков разведки и контрразведки, не требующих спецподготовки. Тосико же была на вид хрупкой и красивой женщиной, обладавшей, может быть, задатками эфаналитика, но не способной выдерживать стрессовые психические нагрузки войны с террористами. Поняв по взглядам собеседников, о чем они подумали, жительница «Зеленого Утра» улыбнулась.

«Не волнуйтесь, я вполне могу постоять за себя не только на ментальном, но и на физическом уровне. Иринарх колонии — адепт старинного боевого искусства, поэтому мы с детства воспитываемся в духе психофизического совершенствования».

«И как же называется это старинное боевое искусство?» — спросила скептически настроенная Ванесса.

«Русбой».

Влад и Ванесса переглянулись.

«Ты знаешь, что это такое?» — спросила геянка.

«Русбоем владели эрмы, учитель рассказывал».

«А ты?»

Влад пожал плечами:

«Любая боевая система — это сужение вариабельности тактик и взаимодействий...»

«Я спрашиваю, ты владеешь русбоем?»

«Я владею процессом адекватного ответа, русбой — его составная часть, как и другие старинные боевые искусства».

«Так бы и сказал. Интересно, выстояла бы наша хозяйка против меня или нет?»

«А вы меня испытайте», — лукаво улыбнулась Тосико, ухитрившись поймать личную пси-волну Ванессы.

«Не стоит», — смутился Влад, привыкший доверять людям в силу воспитания и родовой памяти.

«Я все же попробую, — загорелась Ванесса. — В конце концов, ответственность за подбор кадров лежит на мне, мы не должны ошибаться».

Она превратила уник в спортивный костюм, Тосико приказала инку помещения трансформировать комнату в небольшой зал, на минуту оставила гостей и вернулась уже переодетой в гладкое трико красного цвета, поверх которого была накинута белая курточка свободного покроя. Она казалась такой хрупкой и беззащитной, что Ванесса засомневалась, стоит ли начинать проверочный тест, однако Тосико быстро развеяла ее сомнения, вдруг оказавшись рядом и проведя блестящую комбинацию захватов, спиралевидных закручиваний и выходов за спину соперницы, в результате которой Ванесса оказалась на полу с выкрученной к затылку рукой. Тосико тут же отпустила ее, улыбаясь с прежней мягкостью, без вызова и насмешки. Ванесса вскочила разъяренной тигрицей, ошеломленная не столько поражением, сколько изяществом и скоростью проведения приемов, бросилась в атаку, и по тому, как она действовала, Влад определил, что в основу подготовки напарницы легла не менее древняя система боя под названием кунг-фу. Он невольно улыбнулся: миниатюрная японка демонстрировала знание русской системы защиты, а более высокая и сильная Ванесса, наоборот, была тренирована в азиатском стиле.

Между тем события на импровизированном татами развивались по сценарию Тосико, легко порхавшей вокруг Ванессы и уходившей от большинства ее атак. Лишь однажды Ванессе удалось поймать соперницу на встречном шаге и отбросить к стене жестоким «штыковым» ударом, вполне способным сломать ключицу или ребро, однако Тосико дозировала защиту тела потоком Силы и была неуязвима. Впрочем, Ванесса тоже применяла для защиты состояние «железной рубашки», поэтому их боевой танец не мог закончиться ничем, кроме «набора очков». По очкам же выходила ничья.

Наконец Ванесса поняла, что хозяйка не уступает ей в знании приемов боя, и остановилась, протянув Тосико руку.

— Простите за сомнения. Честное слово, я не предполагала, что вы так хорошо подготовлены.

— Я так живу, — с приятной улыбкой ответила вслух Тосико. — Как вы уже заметили, нас мало, колония держится только благодаря связи с другими колониями, и мы вынуждены жить в состоянии постоянной кризисной готовности. Вот почему мне разрешили помочь вам. Колонии необходима поддержка устойчивости гомеостаза, контакт с вами — это шанс. Итак, вы уходите?

— Да, — кивнула Ванесса, превращая уник в комбикостюм пограничника. — Спасибо за прием. Как вы думаете, нас примут на Орилоухе?

— Колония «Падающий Снег» над Орилоухом ждет вас, продолжала улыбаться Тосико. — Но я не уверена, что ваша миссия увенчается успехом. — Она посмотрела на Влада. — Вашего пятнистого зверя мы покормили, он очень беспокоится за вас.

— Спасибо, — пробормотал Влад. — Он понимает человеческую речь.

Тосико проводила гостей к метро, помахала рукой, и закрывшаяся дверь отрезала ее понимающий доброжелательный взгляд.

— Ну как она тебе? — спросила Ванесса угрожающим тоном.

— Хороший воин, — дипломатично ответил Влад.

— А я?

— Ты лучше.

— То-то же, — смягчилась Ванесса, призналась: — Но она действительно классный боец. Хорошая маскировка у старушки.

— Почему у старушки?

— Ей сорок лет. А ты что подумал?

— Ничего, — после паузы сказал кладоискатель.

Секам лизнул его в нос, обрадовавшись появлению хозяина.

Лишь Нестор молчал, не напомнив о себе ни разу в течение всего срока пребывания ходоков в колонии. Впрочем, Влада это вполне устраивало.

 

* * *

 

Орилоух произвел на Влада огромное впечатление. По записям «Свода истин» он знал, что мир Орилоуха — осколок чужой Вселенной — представляет собой сложнейшее многомерное планетарно-инженерное сооружение размером с одну из бывших внешних планет Солнечной системы — Сатурн, но видел инородное для Метагалактики тело впервые.

С борта спейсера «Падающий Снег», вращавшегося вокруг Орилоуха по орбите радиусом в сто тысяч километров, внутри которого располагалась колония интраморфов, Орилоух выглядел снежно-ледяным рыхлым комом с геометрически правильным рисунком «снежных торосов» и «ледяных айсбергов». До Катастрофы внутри этого образования жили орилоуны, «живые математические формулы-процессы», непрерывно изменяющиеся во времени. Даже обычное общение орилоунов преобразовывало их до неузнаваемости, хотя трудно было представить существо, превращавшееся к финалу беседы в нечто невообразимое, противоречащее законам двоичной человеческой логики, тем не менее каждый орилоун был индивидуален «в пределах процесса», имел отличительные — в многомерии — признаки и нес приметы личности.

По признанию прадеда Ставра, на него когда-то неизгладимое впечатление произвело не мгновенное, но очень быстрое и плавное изменение ландшафтов псевдопланеты при каждом движении, перемещении, действии и даже мыслительном процессе орилоунов. Представить в уме процесс математического преобразования, который существенно изменял жизненное пространство «живых формул» и сами формулы, было не так уж и сложно, увидеть же его реализованным — потрясающе!

И даже теперь, спустя тысячу лет после эвакуации орилоунов (куда и как они ушли — никто из людей не знал до сих пор), «пустой» Орилоух поражал воображение наблюдателей своей необычностью и тайной возникновения. Хотя имелось мнение, и Влад его помнил, что орилоуны — потомки чужан, как те, в свою очередь, — потомки тартариан. А существовали еще и потомки орилоунов — Сеятели, так называемые Серые призраки, много раз помогавшие людям и также покинувшие Метагалактику.

Полюбоваться Орилоухом Владу не дали.

Колония «Падающий Снег» не имела зала визинга, для наблюдений и связи использовалась рубка бывшего спейсера, приспособленного под жилье, и хозяева колонии неохотно пустили туда гостей для переговоров. Если бы не просьба родичей из колонии «Зеленое Утро» (Тосико), они, наверное, вообще не впустили бы землянина и геянку на борт своего космического жилища. Колонисты были заняты своими делами, сводившимися к одному слову — выживание, и проблемы геян их не волновали. Поэтому визит на орилоухскую колонию занял у ходоков всего около часа. Посещать погранзаставу «Обитаемый остров», контролирующую пространство вокруг Орилоуха, они не стали, сразу стартовав с «Падающего Снега» в неизвестном для Влада направлении, и оказались... на Земле! О чем стало известно, как только ходоки выбрались из кабины метро, располагавшейся в пещере на вертикальной, усеянной кавернами и дырами скальной стене у берега.

Однако здесь ходоков уже ждали, хотя, по словам Ванессы, код этой станции был известен лишь немногим посвященным в погранслужбе. Если бы путешественники по сети метро не были интраморфами и не готовились к подобным встречам специально, все могло закончиться плачевно. Однако они были готовы.

Влад почувствовал «грязную» пси-атмосферу этого места сразу после выхода из кабины метро. Насторожилась и Ванесса, не заметив никого из пограничников, охраняющих станцию непосредственно в пещере. Заволновался даже Нестор, чувствительность которого к пси-полям была весьма высокой.

«Здесь плохо пахнет, — заявил он, отцепляясь от уха Влада и воспаряя к куполу пещеры струей дыма. — Кто-то очень злой оставил здесь следы».

«За пещерой ведется наблюдение, — сказал Влад в ответ на взгляд Ванессы. — Что будем делать?»

«Засада?»

«Не знаю, но очень похоже».

«Тогда нам лучше вернуться». — Она шагнула назад к двери в кабину, но та не открылась, как обычно, автоматически, словно отключились все датчики. Не открылась она и на мысленный приказ Ванессы, а также на аварийный вызов с помощью скрытой кнопки.

Ходоки переглянулись.

«Нас ждали, — сказала Ванесса. — И как только мы здесь вышли, линию заблокировали».

«Как это можно сделать?»

«Из диспетчерской метросети на Гее. Но для этого надо знать код станции».

«Значит, там его знают. Похоже, в вашей службе сидит предатель».

«Сама понимаю. Ну, погодите, шакалы! Я еще разберусь, кто это сделал!»

«Пещера выходит прямо в пропасть. Как вы отсюда выбирались?»

«Здесь всегда дежурил разведкатер плюс флайт охраны метро».

«Второго выхода или, по крайней мере, спуска на берег из пещеры не предусмотрено?»

Ванесса мрачно усмехнулась:

«Боюсь, наши хитрые сюрпризы тоже известны негодяям, но вдруг нам повезло?»

Она прошла в глубь пещеры, освещенной косо падающим в нее столбом солнечного света, осмотрелась, припоминая местонахождение замаскированного прохода в глубь скал. Влад позвал Нестора:

«Выгляни, посмотри кругом, может, кого увидишь?»

Терафим превратился в почти невидимую глазу линзу и выскользнул из пещеры.

«Нашла! — воскликнула Ванесса, удивленная и обрадованная своему успеху. — Мне показывали этот проход три года назад, когда я еще только стажировалась. Теперь попробуем его открыть».

«Куда он ведет?»

«В одну из пещер метров на полсотни дальше. Здесь вся стена плоскогорья утыкана пещерами, как сыр дырочками».

Что-то зашипело, из угла пещеры вылетел клуб пыли, с тихим гулом в стене образовалась трещина, стала расширяться, расти, пока не превратилась в метровой ширины и трехметровой высоты проход.

— Ура! — прошептала Ванесса. — Об этом тайнике наши недруги все же не узнали. Давай за мной.

«Подожди, — остановил спутницу Влад, позвал терафима. — Эй, советник, ты где?»

«Тут я, — откликнулся терафим, залезая в волосы кладоискателя. — Снаружи нас ждут. Прямо на обрыве стоит какая-то машина в камуфляже, а в одной из соседних пещер прячется еще одна. Людей не разглядел».

«Что он говорит?» — нетерпеливо бросила Ванесса.

«Это действительно засада. Наверное, они не знали, кто выйдет из метро, и приготовились к бою с целым отрядом. Не понимаю только, чего они ждут, ведь наверняка уже определили, что мы вышли».

Словно в ответ на мысль Влада в пещере потемнело, и отверстие входа заслонил зализанный нос летательного аппарата, в котором Ванесса узнала десантный галеон.

— Выходите! — заревел усиленный динамиком голос. — Мы знаем, что вы здесь! Вход перекрыт, сопротивление бесполезно! Выходите, или мы откроем огонь!

«Отступаем, — скомандовал Влад, подталкивая Секама в щель прохода. — Нестор, мчись вперед и докладывай обо всем, что увидишь подозрительного. Как закрывается проход?»

«Я закрою...» — начала Ванесса.

«Я сам закрою, — остановил ее Влад. — Беги за гепардом, я вас догоню».

Ванесса посмотрела в глаза парню и поняла, что возражать не стоит. Он был дома, в своей стихии, и знал, что надо делать. Геянка показала молодому воину панель управления и молча побежала вслед за Секамом. Влад, подождав секунду, вошел в состояние тульпагенеза и усилием воли сотворил четыре тульпы — голографических призрака, избрав в качестве модели старосту общины. В руки каждому он сунул по гранатомету. Свой облик он тоже подправил, приделав себе голографическую бороду и зачем-то косматую фиолетовую шевелюру. В таком виде он и вышел на середину пещеры в сопровождении кряжистых «телохранителей». Крикнул:

— В чем дело?

— Всем лечь на пол! — заревел металлический голос. – Бросьте оружие! Даем пять секунд на размышление и открываем огонь!

— Да кто вы такие? — возмутился Влад. — У нас особые полномочия...

— Служба внутренних расследований! Бросайте оружие и сдавайтесь! Иначе будем стрелять!

В то же мгновение Влад выстрелил из «универсала» прямо в зеркально бликующую морду галеона.

Вспышка, стеклянный треск попадания «массивного» энергетического разряда в лоб летающей машины, рикошет. Галеон дернулся назад, но тут же подплыл вплотную к отверстию пещеры и открыл огонь из более мощного излучателя, чем был у Влада, прошивая пространство пещеры насквозь. Огненные струи ударили по неровным стенам, выжигая в них приличные ямы, во все стороны брызнуло каменное крошево, вспухли клубы дыма и пыли, снижая видимость. Успевший спрятаться за колонну метро Влад выстрелил в лоб галеону еще раз, теперь уже из нейтрализатора, пробил в броне приличную дырку и заставил машину убраться. Теперь он был уверен, что нападавшие не скоро полезут в пещеру, опасаясь ответа, зато все внимание обратят на нее. Через несколько минут кладоискатель догнал спутников, мысленно успокоив их еще до встречи. Еще через некоторое время они выбрались из каменного лабиринта в другую пещеру, где стоял готовый к полету птеран.

«Что ты там натворил? — спросила Ванесса, прислушиваясь к доносившимся из коридора звукам. — С кем они воюют?»

«С призраками, — хладнокровно ответил Влад. — Они теперь уверены, что мы там и никуда не денемся».

«Кто это нас так встречает, хотела бы я знать?»

«Твои соотечественники, я полагаю. Их начальник заявил, что это служба внутренних расследований».

«Нет такого сектора в ОКО. Разве что это правительственная организация. Или отдел СЭКОНа».

«Неважно, они сразу открыли огонь, а это значит, что либо нас приняли за других...»

«За террористов?»

«...либо знают, кто мы, и получили приказ уничтожить. И в том и в другом случае слушать нас не станут, надо уходить».

«Куда? Как только мы появимся в зоне видимости, они бросятся в погоню, а бежать нам некуда».

«Ошибаешься. Какова скорость у той машины, что атаковала пещеру?»

«Это галеон, он тихоход, не более тысячи километров в час, но вторая машина может быть и скоростной».

«А у этого птерана?»

«Около двух с половиной тысяч».

«Годится. Садись».

«Что ты задумал?»

«Это берег Русского Сверкающего океана, я его знаю. В часе лета на юго-восток — Борейский архипелаг, там нас никто не найдет».

«Я тебя тоже там искала... – Ванесса все еще медлила. – Но там в общем-то мы ничего не найдем... поняла! На одном из остовов архипелага живет этот сумасшедший тип, афроид...»

«Его зовут Уанкайова. Он нам поможет».

Ванесса выдержала паузу, принимая решение, и открыла колпак кабины птерана.

Аппарат был всего лишь четырехместным, Секам в кабине уместился с трудом, так что его морда нависала над плечом Влада, но с этим приходилось мириться. Вход в пещеру был замаскирован изнутри плитой под цвет скал, снимать ее было некогда, и Влад просто вышиб плиту носом аппарата. Плита, кувыркаясь, полетела вниз, врезалась в волны, и птеран прыгнул в солнечный свет, как камень из пращи.

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 81; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты