Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 13




Читайте также:
  1. Акцизы. (Глава 22).
  2. Вводная глава
  3. Водный налог (глава 25.2).
  4. Вопрос 14. Изменение и расторжение договора (глава 29, ст. 450— 453 ГК РФ).
  5. Вопрос 2.11 Глава государства. Президент РФ в системе государственного управления.
  6. Вопрос № 31. Глава муниципального образования: понятие, порядок замещения должности, основные полномочия, взаимоотношения с другими органами местного самоуправления.
  7. Вопрос. Глава местной администрации общая характеристика. Порядок замещения должности глава местной администрации.
  8. Вторая глава
  9. Глава ͺ1. ͺОбщественная ͺопасность ͺмошенничества
  10. Глава ͺ2. ͺРазвитие ͺзаконодательства ͺпо ͺборьбе ͺс ͺмошенничеством

 

Анне пришлось взять недельный отпуск: слегли с гриппом Ирина, Юра и Галина Ивановна. Больше, чем за детей, Анна боялась за Луизу Ивановну, для ее ослабленного организма гриппозная инфекция могла стать смертельной. Анна оградила свекровь строжайшим карантином. Целыми днями она лечила — таблетки, витамины, полоскания, растирания; готовила — бульоны, кашки, паровые котлеты, овощные пюре; убирала в двух квартирах, по телефону руководила центром и решала чужие неотложные проблемы.

Самое неотложное происходило в Донецке — Татьяна попала в больницу с размытым диагнозом “истощение нервной системы”, во всяком случае, так это назвали Василию. Анна разговаривала с зятем каждый день и поражалась его тупости и мягкотелости.

— Вася! — кричала она в телефонную трубку, потому что связь была отвратительной. — Пойми, я сейчас приехать не могу! Вася! Я все организовала! Тебе нужно снять деньги, которые я перечислила, отдать их, ты записал? Да, верно, этому человеку. Он на “скорой” довезет Таню прямо до трапа самолета. Что значит — она не хочет? Свяжи ее и кляп в рот засунь! Вася, у вас там коллективное разжижение мозгов! Ты понимаешь, что ее там лечат, неизвестно от чего?! Вася, давай я поговорю с Володей. Почему не хочет ничего знать? Это его мать! Какого черта вы тогда звоните? Нет, не клади трубку, Вася, давай поговорим спокойно. Она лежит в какой‑то идиотской больнице, где ее даже к телефону не могут позвать. Мне нужно с ней самой поговорить. Ты можешь достать сотовый телефон, принести его Татьяне в палату? Не знаю где, купи, в конце концов. Все, расшибись в лепешку, но чтобы сегодня я с Таней переговорила! Понятно? Пока.

Удивительные люди! На самые малые трудности они реагируют как насекомые — падают на спину и лапками сучат. Даже когда ты все сделаешь сам, разжуешь и в рот положишь, боятся проглотить. И самое удивительное — таких большинство. Встретить человека инициативного, энергичного, целеустремленного — большая удача. Созерцатели чертовы! Что они там созерцают? Просто лентяи и эгоисты.

— Дарья! — закричала она. — Куда пошла к бабушке без повязки? Сколько раз я буду повторять? Закрой марлей нос и рот!

— Мама, когда ты дома, — сказала Даша, натягивая повязку, — наша квартира превращается в штаб военных действий. Все время приказываешь, а мы должны носиться и выполнять твои распоряжения.



Да, девочка не по годам развита. Она еще хлебнет с дочерью лиха. То ли дело Кирилл, отрада материнскому сердцу. Счастье, что дети не заразились. И она тоже. Впрочем, она и не могла заболеть — болеть некогда.

Хорошо поставленное дело может некоторое время обходиться без руководителя. Если директор школы уехал, то уроки не отменят, они пройдут своим чередом. Главное, чтобы тетя Фрося вовремя давала звонки на перемену и с перемены. Еще лучше — заменить тетю Фросю автоматическими часами.

За время вынужденного отсутствия Анны в центре ничего чрезвычайного не произошло. Конечно, народ отдохнул от “штаба военных действий”, но встречали ее хорошо. Анна шла по коридорам, отвечала на приветствия и видела на лицах доброжелательные улыбки. С кем‑то она просто здоровалась, другие останавливали, справлялись о здоровье близких — и все, оказывается, были рады ее видеть, довольны, что вот она появилась, займет свое место и жизнь снова покатится по прежнему руслу. Она и сама испытывала подъем духа, возвращаясь к занятию любимым делом. Их с Татьяной отец работал экономистом на крупном предприятии, но больше всего любил столярничать. В выходные дни он, направляясь к своему верстачку, чтобы сделать очередную табуретку или стульчик, довольно потирал в предвкушении работы руки. И ей сейчас так же хотелось потереть руки.



Настя сделала новую прическу — выкрасила тонкие пряди волос в золотистый цвет и коротко подстригла затылок.

— Класс! — похвалила Анна. Словечко она подхватила у дочери. — Жаль, мне так не пойдет.

Смоляно‑черные волосы Анны, уложенные в каре на прямой пробор, не переносили никаких ухищрений.

— Вам пойдет цвет “баклажан”, — посоветовала Настя, — или “перезрелая вишня”.

— Перезрелая, — усмехнулась Анна, — хорошо сказано.

Она открыла дверь кабинета, сделала несколько шагов и вздрогнула, словно получив сразу два удара: в нос ударил запах дешевого одеколона и еще чего‑то… да, именно нестираных носков, а в уши — раскаты чудовищного храпа. Источник запаха и звука, мужчина в черной кожаной куртке, располагался на диване. Рядом с диваном стояли его ботинки.

Пораженная увиденным, услышанным и унюханным, Анна несколько секунд смотрела на спящего, потом вернулась в приемную.

— Это что? — спросила она Настю, указывая на дверь кабинета.

Настя бросилась смотреть, а вернувшись, зашептала:

— Это милиционер. Он к вам пришел. Я просила подождать, а потом вышла на минутку, а он, оказывается, зашел к вам, а я думала — ушел, и… и спит.

— Что ты шепчешь? Он здесь до второго пришествия дрыхнуть собрался? Буди его и проветри кабинет.

Значит, на Ольгу подали в суд. Или на центр? Позвать юриста? Нет, сначала поговорю с этим вонючкой сама. Вот тебе и ничего чрезвычайного! Славно день начинается.

Когда она вошла в кабинет, милиционер уже обулся, причесывал пятерней темно‑русые волосы, всклокоченные во сне. Среднего роста, лицо мальчишечье, но вокруг глаз морщинки — ему лет тридцать шесть. Брюки смяты гармошкой, ворот темного свитера оттопырен — таскает неделями без стирки.

— Здравствуйте, — сказал он Анне.

— Доброе утро! С пробуждением!

— Спасибо. — Он ничуть не смутился ее насмешливым тоном.

Потом вдруг поднял руки и с рыком сладко потянулся, хрустнув суставами, тряхнул головой, прогоняя остатки сна.

Анна медленно опустилась в кресло. Никаких сомнений — тот самый, давно забытый толчок. Удар крови в низ живота, в грудь, в сердце. Вот так номер! Позорище! Дожила! Испытать призывный импульс от вида неряхи милиционера!

— Майор Дмитрий Дмитриевич Сусликов, — представился он. — Удостоверение показать?

— Обязательно!

Анна взяла документы, встала и прошла к своему столу. Она злилась на свое бестолковое тело, но и с интересом к нему прислушивалась. Успокоился, глупый организм? То‑то же, успокаивайся.

— Чай, кофе? — заглянула Настя.

Анна не успела ответить, как Сусликов попросил:

— А нет ли у вас, милая девушка, колбасы или сыра?

Нахал. Голодный нахал.

— Сделай бутерброды, — кивнула Анна. — По второму номеру.

— Ясно, — ухмыльнулась Настя.

Понятливая девочка. Второй номер — полторы дюжины бутербродов с копченой рыбой, ветчиной и сыром — подавался Настей, когда потчевали больше пяти человек! За створкой встроенного шкафа у нее в приемной был холодильник со стратегическим запасом продуктов, напитков, сладостей и фруктов, микроволновая печь, и электрокофеварка. Сейчас мы тебя накормим, голодающий.

— Анна Сергеевна, — милиционер присел к ее столу, — я к вам по секретному делу. Есть один тип, подозреваемый в совершении тяжких преступлений, мы хотим разузнать о нем побольше с помощью ваших врачей.

Значит, не погибший ребенок. Анна облегченно вздохнула и расслабилась.

— Я вас слушаю, Дмитрий Дмитриевич.

— Его фамилия Деревянко, а жена его Тамара Егоровна Деревянко посещает вашего доктора, — Сусликов заглянул в блокнот, — доктора Колесова. Вот с этим доктором мне и нужно побеседовать.

— К сожалению, Константин Владимирович в отпуске.

— Уехал из Москвы?

— Нет, у него… творческий, научный отпуск.

— Ладно, давайте его адрес, я съезжу к нему.

— Боюсь, что это невозможно, потому что он… много работает в библиотеке.

— В запое, что ли?

— Почему сразу в запое? — возмутилась Анна.

В определенном смысле Вера и Колосов были уже почти месяц в запое. Они стали потихоньку выбираться из подполья, но связь держали только одностороннюю — звонили сами, когда находили нужным. Вера — ей, Анне, а Колесов — в свое отделение.

Настя принесла гору бутербродов и большой стеклянный чайник. Аппетит у Сусликова не под стать фамилий был волчий, он уничтожал бутерброды один за другим. Но вид его, жующего и прихлебывающего чай, вызывал почему‑то не брезгливость, а умиление. Анне вдруг захотелось поставить локоть на стол, положить голову на ладонь и тихо смотреть, как насыщается здоровый голодный мужчина. Сусликов умудрялся еще и говорить с набитым ртом:

— Нет, ну какие проблемы? Человек жив, в Москве, почему нельзя с ним встретиться?

— Я попробую сейчас позвонить, но дозвониться не гарантирую.

— Попробуйте.

Попытка удалась. Трубку сняла Вера.

— Как ты? — спросила Анна.

— Все лучше и лучше.

— Замечательно. Можешь пригласить к телефону Константина Владимировича?.. Константин Владимирович, у меня в кабинете сейчас находится майор милиции Дмитрий Дмитриевич Сусликов. У него есть к вам ряд вопросов. Ответьте на них, пожалуйста.

Она передала трубку Сусликову, и тот, не переставая жевать, изложил Колесову суть дела. Анна отлично слышала их разговор — безобразие, оказывается, у ее телефона изоляция никуда не годится, и ее посетители невольно в курсе всех телефонных бесед. Нужно немедленно вызвать мастера или поменять аппарат. Правда, диалог шел на повышенных тонах, вернее, они попросту орали друг на друга.

— Я ничего не могу сообщить вам полезного, — говорил Костя. — О том, чтобы предоставить пленки с записями, речь не может идти в принципе.

— Вы отказываетесь помочь следствию?

— Какого рода преступление вы бы ни расследовали, мои сугубо конфиденциальные беседы с пациенткой никакого отношения к ним не имеют.

— А вот это мне судить!

— Заблуждаетесь.

— Я могу оформить изъятие в судебном порядке!

Напрасный труд. Официальным медицинским документом является только медицинская карточка. Ее вы действительно можете получить через суд. И она вряд ли удовлетворит ваше любопытство, даже если вы разбираетесь в профессиональных терминах.

— Какое любопытство? Я что, в бирюльки играю?

— Не могу судить. Будьте любезны, передайте трубку директору.

— Козел! — громко сказал Сусликов и передал трубку Анне.

— От козла слышу!

— Константин Владимирович, это я.

— Простите! Анна Сергеевна, если кто‑то попробует вскрыть мой сейф, то устрою такой скандал, который никому и не снился. Через час я буду в клинике.

— Не волнуйтесь, Константин Владимирович, ничего подобного не произойдет. И приезжать вам не нужно.

— Нужно! Нужно! — Сусликов возбужденно постучал кулаками по столу. — Пусть едет, я его здесь дожму.

Анна заговорщически кивнула милиционеру:

— Нет, если вы считаете необходимым, Константин Владимирович… Да, ваше присутствие, конечно, облегчило бы мое положение. Спасибо! До свидания!

Она положила трубку. Сусликов принялся за очередной бутерброд.

— Дмитрий Дмитриевич, вы втягиваете меня в конфликты с подчиненными.

— Да бросьте вы язык ломать. Зовите меня Дим Димычем или Сусликом.

— Сусликом? — поразилась Анна.

— Меня уже тридцать семь лет так зовут. Привык.

— А вы, стало быть, будете величать меня Анютой?

— Запросто!

Анна расхохоталась: Суслик, познакомился пять минут назад и будет звать ее Анютой. Святая простота! Как школьники!

Суслик застыл с открытым ртом, потом проглотил, не жуя, кусок.

— У тебя смех! — Он развел руками. — Я валяюсь! Сидела такая бизнесвумен, на кривой козе не подъедешь, не объедешь. Анюта!

Он смотрел на нее с восхищением. Это было удивительно приятно. Сердце, перестань колотиться! Кровушка, не пульсируй нахально в сосудах!

— Дим Димыч, — Анна не могла убрать счастливую улыбку с лица, — перестаньте на меня пялиться и оставьте хотя бы один бутерброд!

— Извини, объел твою, контору, — он подвинул ей блюдо, — вторые сутки как бешеная собака бегаю. Давай подкрепись.

— Спасибо. — Анна постаралась сосредоточиться на процессе жевания бутерброда и глотания остывшего чая.

Работа стояла. До приезда Колесова Суслик развлекал Анну байками из милицейской жизни. Настя держала заслон в приемной — быстренько всех выпроваживала за дверь и отсекала телефонные звонки. Она никогда не слышала, чтобы из кабинета директора доносился такой заливистый хохот.

Майор прошел вслед за Костей в его кабинет. Суслик не стал держать вступительных речей, а разложил на столе перед Костей фотографии:

— Серийный убийца. Девочки от семи до двенадцати лет. Пять жертв. Изнасилование и зверское надругательство.

Снимки были ужасными. У Кости пропал боевой запал.

— В Институте судебной медицины имени Сербского есть врач, — Костя назвал фамилию, — который специализируется на психопатичности серийных убийц.

Знаем Николая Николаевича, — кивнул Сусликов, — он составил психологический портрет преступника. Строго говоря, Деревянко под него не лезет, но он промелькнул в эпизоде. Мы обязаны проверить.

— Я могу только в самых общих чертах обрисовать особенности психического склада Тамары Егоровны, — сказал Костя. — Она была у меня на приеме дважды. Скорее всего, ее проблемы лишь отражаются в плоскости нынешней семейной жизни, а уходят глубоко в детство. Меланхолический тип нервной системы…

Перед уходом Суслик заглянул к Анне. Она в одиночестве читала бумаги.

— Мимо кассы. Ладно, одним честным гражданином больше, — доложил он.

Суслик держался так просто и естественно, словно они были знакомы тысячу лет.

— Сегодня у меня дел под завязку, — извинился он. — А завтра я заеду за тобой? В шесть часов, годится?

Аннина голова механически кивнула.

— Бежевые “Жигули”, шестерка. Пойдем в ресторан, приглашаю. Моя очередь тебя кормить.

Анна снова молча кивнула.

— Пока, до завтра.

Анна кивнула в третий раз. Он ушел.

Что она вытворяет? Милиционер с нестираными носками. У нее кандидатов в любовники со счетами в швейцарских банках — десяток. При чем тут деньги? Никто пульсации до сих пор не вызывал. А если он просто под всплеск гормонов попал? Какая разница? Хочется его снова увидеть — и увижу. В ресторан пригласил. На милицейскую‑то зарплату! Но ведь сама не заплатишь. Не задумываясь, заплатила бы. Стоп! Не хватало еще мужиков покупать.

Позвонил Колесов по внутреннему, спросил, может ли зайти.

Похудел Константин Владимирович. Любовный марафон жирок отлично разгоняет. Он все‑таки очень похож на Юру прежнего. Заметила ли это Вера? И похожесть почему‑то не будит никаких чувств. Другое дело Суслик. Называть человека сусликом! Неужели к этому можно привыкнуть?

Они сидели в креслах у журнального столика.

— Анна Сергеевна, я пришел вас поблагодарить, но слов подобрать не могу.

— Скажите лучше, как Вера себя чувствует?

Простой вопрос привел Костю в замешательство. В самом деле, как она себя чувствует? Он уже давно ее не видел. Два часа назад расстались. А до того? Она была слишком близко. Может быть, она приснилась?

— Не знаю, — сказал он растерянно. — Может быть, мне все приснилось?

Анна рассмеялась. Целый день сегодня только и делает, что смеется. Счастливо‑глуповатая мина на Костином лице была лучшим подтверждением того, что с Верой все в порядке.

— Она удивительный человек, — сказала Анна.

— Да, да. — Костя согласно затряс головой и с улыбкой посмотрел на Анну — мол, ты даже не знаешь, до какой степени удивительный, ты даже догадываться не можешь.

— Я не знала, что вы были знакомы.

— И это тоже удача. В противном случае отвели бы к кому‑то другому.

— Или к вам, но намного раньше. Теперь рассмеялись вместе.

— Прощаюсь. — Костя поднялся. — Анна Сергеевна, еще недельку — и я снова в строю.

— Хорошо, еще неделю. А то ваши пациенты забыли, как вы выглядите.

— Все будет в порядке.

— Неделя! — повторила Анна.

 


Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 18; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.013 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты