Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Психологическая сущность самосознания

Читайте также:
  1. ER-диаграмма (Сущность-связь)
  2. III. ОСОБЕННОСТИ И СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ВОИНСКОГО КОЛЛЕКТИВА
  3. Акционерные общества в туристической сфере, их сущность и виды.
  4. Анализ финансово-хозяйственной деятельности предприятия, его сущность и роль в управлении производством.
  5. Антикризисное управление в организации: сущность и необходимость.
  6. Б.Рынок: сущность, функции, структура.
  7. Билет 2 вопрос Понятие, сущность и принципы социальной политики
  8. Билет №34. Стратегическое управление организацией. Цели, задачи, сущность.
  9. Бухгалтерский управленческий учет: сущность, предмет, объекты, значение и его место в информационной системе организации.
  10. Бытие и небытие: их сущность и взаимосвязь

Человек — существо сознательное'. Специфика сознательного способа жизни человека состоит в его способности отделить в представлении себя, свое «Я» от своего жизненного окружения, сделать свой внутренний мир, свою субъективность предметом осмысления и понимания.

В современной науке существует три взаимоисключающие точки зрения на генезис самосознания, принципиальные различия между которыми вызваны не столько наличием противоречивых данных, сколько несовпадающими определениями самого предмета изучения. Традиционным для большинства направлений психологических исследований является понимание самосознания как исходной, генетически первичной формы человеческого сознания.

Сторонники этой концепции ссылаются прежде всего на первоначальную, на уровне чувствительности, самоданность человека, то есть на психологический уровень его самоощущения. На основе первичной самочувствительности и должен, по их мнению, происходить в дальнейшем синтез двух различных систем представлений: о таких, как «Я», и о всем остальном, не-«Я». Затем начинает складываться целостное представление о своем теле, еще позже развивается предметное сознание, включающее не только пространственные, но и временные координаты, и, наконец, завершающая ступень характеризуется наличием способности к целенаправленному самопознанию.

Действительно, психологический механизм индивидуального самосознания включает в себя основные формы первичного самоотражения психических реакций («интропсихические чувствования»), дающие информацию о биологическом мире человека. Ощущения состояния собственной активности, самоидентичности в данный момент или на протяжении определенного отрезка времени поддерживают у индивида обязательный для любого типа деятельности минимальный уровень способности к саморазличению.

Структурное единство простейших форм самовосприятия, так называемое чувство «Я», благодаря которому человеку задается его психосоматическая целостность, — неотъемлемая часть самосознания, его базис. Но признание этого факта еще не дает оснований для утверждения, что чувство «Я» развивается органично, само по себе, независимо от внешних раздражителей и поэтому должно считаться исходной формой человеческой психики в целом. Конкретный анализ того, как именно образуются у человека представления о собственном физическом облике, позволяет выделить два следующих основных канала их формирования: первый — самоощущение, самочувствительность, тесно связанные с жизнедеятельностью организма; второй — информация о собственных телесных признаках, поступающая в результате коммуникативных взаимодействий с окружающими.



Возникновение в сознании ребенка топогностической схемы собственного тела становится возможным только в результате влияния этих двух информационных потоков.

Следовательно, нет достаточных оснований, чтобы рассматривать чувство «Я» как нечто совершенно автономное от процессов восприятия психикой внешних (для нее) факторов.

Исходя из концепции «первичности», нелегко объяснить единство высших и низших форм (высшие как бы привносятся на определенном этапе извне) и опредмеченный характер самосознания. Способность к самопереживанию оказывается особой универсальной стороной самосознания, которая его порождает, определяет механизм функционирования и едва ли не детерминирует остальные, дискурсивно-организованные формы психического самоконтроля.

Существует и диаметрально противоположная точка зрения (Л.Л. Рубинштейн), согласно которой самосознание — высший вид сознания, возникший как результат предшествующего развития последнего. «Не сознание рождается из самопознания, из «Я», а самосознание возникает в ходе развития сознания личности, по мере того, как она становится самостоятельным субъектом»



В конечном счете эта концепция построена на предположении об исключительно внешней (экстравертивной) направленности нашей психики на самом первом этапе ее развития, только в какой-то момент вдруг обнаруживающей способность к самовосприятию. Но экстравертивная гипотеза никогда и никем не была убедительно доказана, и она мало помогает удовлетворительному объяснению многих накопленных в психиатрии фактов, например, случаев интровертивного поведения детей в младенческом возрасте.

Те, кто отрицает активность интроспективного полюса психики в начальный период ее развития, вынуждены относить к более позднему сроку и образование личностного начала нашей психики. Но тогда встает далеко не легкий вопрос о том, на какой структурно-психологической основе происходят синтез и присвоение (интернализапия) продуктов начального опыта, а исходный момент активного самообращения субъекта приобретает характер внезапного скачка. Именно поэтому убежденному стороннику первичности исключительно экстравертивного сознания А.Баллону исчезновение у трехлетнего ребенка «слияния с окружающим миром» кажется, по его собственным словам, чем-то «неожиданным».

Действительно, анализирующее самообращение на уровне понятийного мышления немыслимо без достижения определенной, достаточно высокой, степени социализации индивида. Но все дело в том, что для дискурсивного определения, например, ощущений, как «своих», кроме всего прочего, обязательно еще и функционирование (следовательно, предварительное наличие) устойчивой интегративной системы аффективного самовосприятия.

Отражение внешнего мира — универсальный канал социализации, определяющая сторона сознания. Но из этого еще не следует, что эта доминирующая сторона обладает первичностью и вне рамок динамического и функционального взаимодействия основных элементов структуры психики. То есть нет оснований утверждать, что сознание в своем развитии проходит через «чисто» экстравертивный этап, который предшествует (в смысле существования «до» и «без») интроспективному.

Элементы первичного различения себя и окружающего мира существуют уже у многих животных («...все функции человека имеют свои зачатки в животном мире»), базируясь на характерных для живого организма «обладании самостоятельной силой реагирования» и наличии центрирующей основы восприятия. Это делает правомерным вопрос о системных предпосылках (таких, в частности, как единство нервной системы и синестезия) нашего самосознания.

В современной психологии эта проблема традиционно разрабатывается преимущественно представителями психоаналитической школы. З.Фрейд считал самоотношение личности исключительно продуктом удовлетворения либидных и агрессивных инстинктов, он рассматривал человека как изолированную систему, которая приводится в действие двумя стремлениями: к выживанию (инстинкт «Я») и получению удовольствия сексуального типа, связанного с разрядкой напряжения, которое локализуется в эрогенных зонах, прежде всего в гениталиях. И только необходимость удовлетворить свои сексуальные потребности заставляет человека вступать в контакты с другими людьми. Отношения между полами уподоблялись Фрейдом рыночной ситуации. Каждый озабочен только удовлетворением своих потребностей, но как раз ради их удовлетворения он и вынужден вступать в отношения с другими людьми, предлагающими то, в чем он нуждается, и нуждающимися в том, что он предлагает.

В основе поведения человека, по мнению Фрейда, лежат сексуальные влечения. Эти явления — важнейший элемент человеческой «природы». «Нужно быть упорным лщемером, — писал едва ли не самый правоверный фрейдист Виттельс, — чтобы не замечать, что пьяница гладит свою бутылку с теми же нежными чувствами, с какими влюбленный свою возлюбленную. Ростовщик перебирает свое золото, как какой-нибудь' Ромео волосы своей возлюбленной. Словом, самое важное и единственно серьезное дело на белом свете — это любовь. Мы прекрасно знаем это. Все остальное, что бы мы ни предпринимали, доставляет нам радость, если мы его сексуализируем...» (Ф. Виттелъс. Его личность, учения и школа. С. 138-139). «Собственность, — восклицает Виттельс, — насквозь пропитана сексуальностью»!

Современные последователи З.Фрейда высказываются на этот счет несколько осторожнее, но по сути остаются на близких позициях. Например, Х.Гартман (известный немецкий психолог) считает, что специфику элементов первоначальной активности, образующих первичную сферу «Я», составляет их способность находить удовлетворение в самих, себе. А один из самых знаменитых американских психоаналитиков Д.Нейджер обусловливает формирование человеческого «Я» развитием аутоэротизма. По его мнению, на первой ступени развития организм ребенка постигает, что можно уклониться только от внешних воздействий (стимулов), а сделать это по отношению к своим внутренним импульсам невозможно. Так начинает формироваться способность отличать (выделять) именно себя. Возможность аутоэротики на следующем этапе, считает Д.Нейджер, закрепляет и углубляет способность к такому различению, так как в ее ходе вся собственная активная деятельность ребенка ориентирована лишь на себя, на свое собственное тело.

Проявления и реализация содержания первичных психических реакций (когда практически отсутствует понятийное мышление) отличаются особым своеобразием. Эта специфичность и вынужденная односторонность коммуникативных каналов обусловливают недостаточность адекватной информации о субъективном мире младенца. Поэтому исследователи вынуждены ограничиваться более или менее обоснованными интерпретациями своих наблюдений. Еще сложнее изучать внутреннюю сторону первоначальной субъективности, исходный уровень самосознания, что и заставляет специалистов по возрастной психологии строить в основном описательные модели.

В отличие от первых двух третье направление современной психологической науки исходит из того, что сознание внешнего мира и самосознание возникли и развивались одновременно, едино- и взаимообусловленно. Классической для этого направления можно считать теорию И.М. Сеченова, по мнению которого предпосылки самосознания заложены в том, что он называл «системными чувствованиями».

Эти «чувствования» носят психосоматический характер и составляют неотъемлемую часть всех физиологических процессов человека. «Первая половина чувствования, — отмечал И.М. Сеченов, — имеет, как говорится, объективный характер, а вторая — субъективный. Первой соответствуют предметы внешнего мира, второй — чувственные состояния собственного тела — самоощущения».

По мере объединения «предметных» ощущений складывается наше представление о внешнем мире, а в результате синтеза самоощущений — о самих себе. Взаимодействие этих двух центров координации и следует считать решающей исходной предпосылкой способности человека осознавать себя, то есть специфически человеческим образом дифференцировать свое бытие.

На начальном этапе своего становления личность воспринимает конкретное условие своего бытия в формах «исходной», своего рода «прединтеллектуальной», психической активности, которая пробуждается еще до раздельности внешнего опыта и знаний о себе самом и не имеет субъектно-объектной формы. Функционально она выражается в недифференцированности между адаптацией к внешнему миру и аккумуляцией информации о себе, о своем состоянии. Но очень быстро начинают формироваться два противоположных полюса этой активности. Один из них направлен на внешние зоны реальности и связан с развитием аппарата гомеостазиса, второй полюс аккумулирует данные самочувствительности, то есть базируется на способности организма к локализации своих интероцептивных ощущений. Эти полюса неразделимы и взаимообусловлены. Одним из важнейших стимулов адаптации к тем или иным условиям является в конечном счете актуализированная в соответствующем полюсе информация о предшествующих, специфичных для подобных условий состояниях организма. Например, нарушение интеграции представлений ребенка о собственном теле может послужить, согласно современным представлениям, причиной раннего детского аутизма, характеризующегося прежде всего стремлением активно уйти от внешних контактов, целиком погрузиться в сферу собственных переживаний.

Если видеть в психике только адаптирующуюся систему, трудно объяснить, например, источник развития некоторых специфических человеческих коммуникативных способностей, при которых замещенная знаковая реакция на сигнал далеко не однозначна.

В той мере, в какой первоначальная деятельность младенца выходит за пределы непосредственных контактов между предметной действительностью и телесной периферией, у него начинает развиваться способность к дифференциации и координации своих действий. При этом его адаптирующая активность все более глубоко проникает в структуру вещей, а ее аккумулирующий полюс все более организуется и генерализуется, Возникает прогрессирующая связь, в ходе которой все более сложные и расширяющиеся зоны внешней реальности взаимодействуют со все более глубокими слоями нашей собственной психической активности.

Следовательно, уже в начальной фазе своего генезиса человеческая психика не просто воспринимает в отдельности внешний мир или своего носителя, или только саму себя. В ней — это определяющий фактор — прежде всего отражается то, как ее субъект (а тем самым и она сама) взаимодействует с предметным миром и особенно с окружающими. Это означает, что формирующееся сознание с необходимостью отражает своего носителя, субъекта, и психические реакции как одну из сторон указанного взаимодействия. А аккумулирующий полюс психики становится постепенно основой формирования индивидуального самосознания. Если исходить из последовательности становления его уровней, то в онтогенезе самосознания можно выделить два основных этапа. На первом образуется топогностическая схема собственного тела и формируется чувство «Я», целостная система аффективной самоидентификации, которая имеет и необходимые социальные предпосылки, так как условием ее формирования является отражение реакций окружающих.1

Выявление самоорганизации индивида в процессе его трудовой деятельности является важным аспектом различения психологической компоненты в функционировании в экономическом пространстве. Отсюда рассмотрение структуры субъективной деятельности в рамках изучения экономической науки обеспечивает фиксацию значения психологии и педагогики в современных социально-экономических условиях и особенностей воздействия трудовой деятельности на психику человека и на психологию коллектива.

По мере совершенствования интеллектуальных возможностей и становления понятийного мышления самосознание достигает рефлексивного уровня, благодаря чему его субъект оказывается способным не просто ощущать свое отличие от объекта, но и осмысливать это отличие в понятийной форме. Поэтому рефлексивный уровень индивидуального самосознания всегда остается в той или иной степени внутренне связанным с аффективным самопереживанием. Конкретные детали генетической взаимообусловленности аффективного и когнитивного пока мало изучены. В последние годы большой интерес вызывают сообщения о том, что аффективный комплекс самоотношения не только складывается прежде логизированного самоотображения, но и что они контролируются разными полушариями мозга: самоощущение — правым, рефлексивные механизмы — левым. Такого рода функциональная асимметрия служит еще одним подтверждением специфической системной обусловленности генезиса самосознания.

Восприятие быстро усложняющихся реакций собственной психики требовало нового органа (типа «сверхкоры»), который был бы связан с психикой двусторонними связями. Но биологическая эволюция не могла успеть за духовной. Выход был найден в том, чтобы одно из полушарий, которые у животных дублируют друг друга, функционально «поставить» одно над другим, что обеспечивает уже не только восприятие субъектом его собственных состояний и их осознание, но и рефлексивное обращение этих мыслительных (дискурсивных) актов. Аффективное самовосприятие связано с «лимбической системой» (медиобазальтовые структуры височной доли мозга), а его вербализация — с самой молодой в филогенетическом системой регуляции, с мозговой корой.

Разумеется, тот факт. что аффективные и логизированные компоненты обеспечиваются структурами, расположенными в правом и соответственно в левом полушарии, не может служить основанием для отрицания интегративного характера самосознания. Эти элементы функционально взаимообусловлены и представлены фактически в каждом акте нормально развитой психики. Мало того, как показывают новейшие данные, не только дискурсивные элементы опосредуют непосредственно-чувственные, но и последующие (все то, что называют «правополушарным мышлением») являются постоянными компонентами когнитивной деятельности, интегрируя в результате то, что мы и называем индивидуальным самосознанием.

Самосознание и человеческое "Я". Структура и функции самосознания.

Форма временного существования самосознания двойственна (амбивалентна): в динамике сознания оно существует как сумма психических состояний, одновременно обладая преемственностью, устойчивостью и системной целостностью. Поэтому при анализе динамической структуры самосознания используются не одно, а два понятия:

«текущее Я» и «личностное Я». Первое обозначает конкретные фазы осознания себя в «текущем настоящем», то есть непосредственные процессы деятельности самосознания. Понятие «личностного Я» употребляется для обозначения устойчивой структурной схемы самоотношения, ядра синтеза «текущих Я». Эта схема более или менее частично и проявляется в «текущем настоящем».

«Внешнее» и «внутреннее Я» взаимообусловлены и внутренне взаимосвязаны, но они не могут, конечно, считаться тождественными, так как «внешнее Я» — эмпирический наблюдаемый индивид, «внутреннее Я» всегда остается чисто психологическим феноменом.

Если видеть во «внутреннем Я» интегральную ось всех форм самовосприятия, личностное (персонифицирующее) единство самоотношения и самоотражения, то оно оказывается очень близким, а в некоторых отношениях тождественным самосознанию.

Уникальным свойством самосознания является то, что оно может выступать в роли субъекта по отношению к самому себе, оставаясь одновременно в системном плане идентичным данному «субъекту» объектом. Опираясь на это свойство, и следует решать вопрос о соотношении «внутреннего Я» и самосознания.

Самосознание, выступая в роли субъекта своего к себе отношения, в роли объекта этого же отношения может рассматриваться как «внутреннее Я», то есть они оказываются лишь различными динамическими состоящими одной системы.

Когда мы определяем ее как самосознание, то видим в ней прежде всего отношение; говоря же о ней как о «внутреннем Я», подчеркиваем ее интегративные функции, выделяем элементы соматической детерминированности, статичности, определенности, законченности, наличие своей собственной информации.

Нельзя, конечно, понимать внутреннее, субъектно-объектное отношение самосознания как нечто голое, реляцию психики к себе самой, своего рода отношение, не имеющее своего предмета вне самого себя. Это отношение, во-первых, существует как внутренняя сторона субъективной реальности, отражающей объективную; во-вторых, его субстанциональной основой является сам человек как психосоматическое единство. Наконец, оно объективировано языковой формой, в которой наше «Я» только и способно оперировать собственной информацией на когнитивном уровне, и, следовательно, опосредованно детерминировано формами социальных коммуникаций.

Самоотображение свойственно всем уровням человеческой психики: ощущению соответствует самоощущение, восприятию — самовосприятие и т.д. Причем первичные формы самоотображения психики вместе с централизованной системой самоданности человеческого организма, синестезией, генетически образуют комплекс органических предпосылок самосознания и функционально остаются его постоянными компонентами.

Это и позволяет рассматривать индивидуальное самосознание как целостную, действительную на всех уровнях психики структуру, включающую в себя множество элементов: от чувственной конкретности самоощущения до отвлеченной дискурсивное™ саморефлексии. В психике максимум всегда развивает то, что было в какой-то степени заложено в минимуме.

Из системного единства нашего самосознания вытекает и внутренняя двойственность каждого его акта, всегда одновременно, но в разной мере включающего в себя элементы самопознания и самопереживания. И хотя удельный вес последнего может снижаться по мере становления высших функций самосознания, полностью непосредственно-чувственные компоненты никогда не элиминируются. Аффективное начало не вытесняется в процессе социализации, а качественно преобразуется, дифференцируется, вступая в новые отношения с интеллектом.

С помощью нашего «внутреннего Я» и осуществляются тематическая изоляция и последующая актуализация содержания процессов нашей психики, благодаря чему мы оказываемся способными знать о себе, анализировать и переживать себя как живое неповторимое целое. Определенная целостность органического и социального бытия индивида выступает в рамках субъективности как ее относительно устойчивый внутренний полюс, через который отражаются вторично и тем осознаются как свои все стороны, уровни и элементы мира психики. Подобная широта диапазона самосознания вытекает из интегративной природы его механизма, то есть из вовлеченности в каждый его акт не только отдельных психических процессов или их комбинаций, но и всей личности, всей системы ее психологических свойств, особенностей мотивации, различных типов опыта и эмоциональных состояний.

Поскольку самоотражаются все процессы сознания, в том числе имеющие рефлексивную направленность, становится понятным, почему человек может не только осознавать, оценивать и регулировать собственную психическую деятельность, но и может осознавать себя сознающим, самооценивающим. В этом случае самоотражаются факты и формы деятельности самосознания, образуя вторичную цепь интросубъективных отношений.

Таким образом мы приходим к пониманию сущности психологического механизма индивидуального самосознания как интегрированной в целостный персонифицирующий центр системы самоданности основных психических процессов личности, пониманию того, что самосознание и есть то качество человеческой природы, благодаря которому каждый из нас из «субъекта в себе» превращается в «субъект для себя».

При анализе самосознания первым встает вопрос об осознании как многоуровневой системе, имеющей свою собственную содержательную и функциональную структуру. Если видеть в самосознании высший тип сознания, выделение отдельных уровней первого превращается, по сути дела, в содержательную классификацию перерабатываемой информации. Такого типа классификации, конечно, полезны при изучении самосознания социально-политическими науками, но они мало помогают определению его внутренней структуры.

Если же самосознание — универсальный фактор человеческой психики, то тогда каждый ее уровень (от чувственной ступени до теоретического мышления) должен предполагать и включать соответствующий уровень самоданности. Несмотря на очевидную логичность, данный вывод практически еще игнорируется очень многими, особенно когда дело доходит до конкретного выделения основных составных частей в структуре самосознания. Традиция рассматривать самосознание как нечто «высшее» приводит к тому, что в его структуру включают преимущественно соответствующие «высшие» элементы сознания, пренебрегая всеми остальными, особенно теми, которые характерны для «низших» уровней психики.

Наиболее известная в современной науке модель структуры самосознания предложена К.Г. Юнгом и основана на противопоставлении осознаваемых и неосознаваемых элементов человеческой психики. К.Юнг выделял два уровня ее самоотображения. Первый — субъект всей человеческой психики — «самость», которая персонифицирует как сознательные, так и бессознательные процессы. Самость есть величина, относящаяся к сознательному «Я», — писал К.Юнг, — как целое к части. Она охватывает не только сознательное, но и бессознательное и поэтому есть как бы тотальная личность, которая и есть мы. Второй уровень — форма проявления «самости» на поверхности сознания, осознаваемый субъект, сознательное «Я», вторичный продукт тотальной суммы сознательного и бессознательного существования».

Похожей схемой при определении внутренней структуры субъективности пользуются «гуманистические психологи» (А.Маслоу, Ш.Бюлер, Р.Мей и др.) — представители влиятельного направления современной психологии, стремящегося преодолеть крайности поведенческого и психоаналитического методов изучения внутреннего мира личности. Разница только в том, что в «гуманистической психологии» по сравнению с неофрейдизмом происходит смещение акцента на функциональное значение «самости» как личностного фактора в процессе целеполагания субъекта. Она (самость) выражает интенциональность или целенаправленность всей личности на осуществление максимума потенциальных возможностей индивида.

Самосознание в обоих случаях оказывается внутренне подчиненным, предопределенным или «тотальностью», или совокупностью органических «потенциальных возможностей» глубинных слоев психики индивида. «Самость» означает, следовательно, не подлежащий сомнению факт тождественности формирующейся психики самой себе как определенному целому. Каждый из нас способен осознать любое отчетливое представление в качестве своего, то есть добавить к любой мысли, скажем, кто-то «идет». Это особенно интересно по отношению к моим мыслям о себе самом, например, «Я чувствую, что я устал», поскольку в этом случае я одновременно являюсь и субъектом, и объектом. Эта рефлексивная способность «Я» может относиться не только к единичным моментам, например, к моему состоянию усталости, но и ко всему человеку (хорошим примером является мысль «Я знаю себя»).

Самые верные проявления рефлексивных способностей нашего «Я» связаны с отрицательным отношением человека к самому себе, когда, например, он может сказать:

«Я ненавижу себя». Ведь ненависть является отношением противостояния, а между тем ненавидящее и ненавидимое «Я» совпадают в одном и том же человеке. Вероятно, именно поэтому ненависть столь неумолима и непреклонна. Несмотря на идентичность «Я»-субъекта и «Я»-объекта, все же необходимо их различать. Как мы уже указали, принято называть первую сторону личности «Я», а вторую — «самостью».

Понять, что дает исходные импульсы индивидуальному самосознанию (нашей индивидуации) — «Я» или «самость», — весьма нелегко. С одной стороны, именно наше

«Я» приписывает самость себе, а не другому «Я»; в этом смысле «Я» является исключающим принципом. С другой - эта формальная функция свойственна всем «Я», и их различие определяется различием между самостями, которые, следовательно, могут определять также способы, какими единичные «Я» выполняют свою функцию.1

Психологические аспекты трудовой деятельности свидетельствуют о наличии зависимости личности от социально-экономических и научно-технических условий. Отсюда следует, что воспитание и самоорганизация личности являются основными задачами обучения и овладения знаниями, навыками и умениями. При этом в аспекте. экономической деятельности большое значение приобретает возможность использования сопоставления личности и межличностных отношений в трудовом коллективе в качестве дополнительного ресурса.

Общение — основа межличностных отношений

Что заставляет людей тянуться друг к другу, почему человек так настойчиво, неутомимо ищет общества себе подобных, почему у него так остро, так властно рвется из души желание рассказывать другим о себе, о своих мыслях, своих стремлениях, о своем переживании как необычных впечатлений, так и самых обыденных, заурядных, но почему-то ему интересных? Почему у нас так заметно выражена тенденция заглянуть в душевный мир окружающих, разгадать тайну собственного «Я»? Почему нам так нужны друзья, товарищи, собеседники, вообще все те, с кем мы могли вступить в контакт? Или иначе: почему нам так нужно общение с другими людьми? Что это — привычка, усвоенная нами в обычных для нас условиях общественного бытия, выросшая из подражания в процессе нашего развития, или же это что-то большее, неотделимое от нас, столь же прочно связанное с нами, как, например, потребность дышать, питаться, спать? Что такое общение?

Общение есть потребность человека как социального, разумного существа, как носителя сознания. Рассматривая образ жизни различных высших животных и человека, мы замечаем, что в нем выделяется две стороны: контакты с природой и контакты с живыми существами.

Первый тип контактов назвали деятельностью, и его можно определить как специфический вид активности человека, направленной на познание и преобразование окружающего мира, включая самого себя и условий своего существования. В деятельности человек создает предметы материальной и духовной культуры, реализует свои способности, сохраняет и совершенствует природу, строит общество, создает то, что без его активности не существовало в природе.

Второй тип контактов характеризуется тем, что взаимодействующими друг с другом сторонами являются живые существа (организм с организмом), обменивающиеся информацией. Этот тип внутривидовых и межвидовых контактов называют общением. Общение свойственно всем живым существам, но на уровне человека оно приобретает самые совершенные формы, становится осознанным и опосредованным речью.

В общении выделяются следующие аспекты: содержание, цель и средства.

Содержание общения — это информация, которая в межиндивидуальных контактах передается от одного живого существа другому. Содержанием общения могут быть сведения о внутреннем мотивационном или эмоциональном состоянии живого существа. Один человек может передавать другому информацию о наличных потребностях, рассчитывая на потенциальное участие в их удовлетворении. Через общение от одного живого существа к другому могут передаваться данные об их эмоциональных состояниях (удовлетворенность, радость, гнев, печаль, страдание и т.д.), ориентированные на то, чтобы определенным образом настроить живое существо на контакты. Такая же информация передается от человека к человеку и служит средством межличностной настройки.

По отношению к разгневанному или страдающему человеку мы, например, ведем себя иначе, чем по отношению к тому, кто настроен благожелательно и испытывает радость. Содержанием общения может стать информация о состоянии внешней среды, передаваемая от одного существа к другому, например, сигналы об опасности или о присутствии где-то поблизости положительных, биологически значимых факторов, скажем, пищи. У человека содержание общения значительно шире, чем у животных. Люди обмениваются друг с другом информацией, представляющей знания о мире, приобретенный опыт, способности, умения и навыки. Человеческое общение много предметно, оно самое разнообразное по своему внутреннему содержанию.

Цель общения — это то, ради чего у человека возникает данный вид активности. У животных целью общения может быть побуждение другого живого существа к определенным действиям, предупреждение о том, что необходимо воздержаться от какого-либо действия. Мать, например, голосом или движением предупреждает детеныша об опасности; одни животные в стаде могут предупреждать других о том, что ими восприняты жизненно важные сигналь!

У человека количество целей общения увеличивается. В них, помимо перечисленных выше, включаются передача и получение знаний о мире, обучение и воспитание, согласование разумных действий людей в их совместной деятельности, установление и прояснение личных и деловых взаимоотношений, многое другое. Если у животных цели общения обычно не выходят за рамки удовлетворения актуальных для них биологических потребностей, то у человека они представляют собой средство удовлетворения многих разнообразных потребностей: социальных, культурных, познавательных, творческих, эстетических, потребностей интеллектуального роста, нравственного развития и ряда других.

Полезно иметь в виду восемь функций (целей) общения:

1) контактная, цель которой — установление контакта как состояния обоюдной готовности к приему и передаче сообщения и поддержания взаимосвязи в форме постоянной взаимоориентированности;

2) информационный обмен сообщениями, т.е. прием-передача каких-либо сведений в ответ на запрос, а также обмен мнениями, замыслами, решениями, выводами и т.д.;

3) побудительная стимуляция активности партнера по общению, направляющая его на выполнение тех или иных действий;

4) координационная — взаимное ориентирование и согласование, действий при организации совместной деятельности;

5) понимание — не только адекватное восприятие смысла сообщения, но понимание партнерами друг друга (их намерений, установок, переживаний, состояний и т.д.);

6) эмотивное возбуждение в партнере нужных эмоциональных переживаний («обмен эмоциями»), а также изменение с его помощью собственных переживаний и состояний;

7) установление отношений — осознание и формирование своего места в системе ролевых, статусных, деловых, межличностных и прочих связей сообщества, в котором предстоит действовать индивиду;

8) оказание влияния — изменение состояния, поведения, личностно-смысловых образований партнера, в том числе его намерений, установок, мнений, решений, представлений, потребностей, действий, активности и т.д.

Охарактеризуем структуру общения путем выделения в нем трех сторон. Коммуникативная сторона общения, или коммуникация в узком смысле слова, состоит в обмене информацией между общающимися индивидами. Интерактивная сторона заключается в организации взаимодействия между общающимися индивидами, т.е. в обмене не только знаниями, идеями, но и действиями. Перцептивная сторона общения означает процесс восприятия и познания друг друга партнерами по общению и установления на этой основе взаимопонимания.

Конечно, каждая из этих сторон не существует изолированно от двух других и выделение их осуществлено лишь в целях анализа. Все обозначенные здесь стороны общения выделяются в малых группах — коллективах, т.е. в условиях непосредственного контакта между людьми.1

Рассмотрение курса психологии и педагогики при изучении экономической теории обусловлено тем фактом, что психологические факторы играют существенную роль в экономической жизни, проявляясь через свободу воли в том или ином выборе как потребителей, так и производителей. Отсюда рассмотрение свободы воли для изучающих экономику есть не что иное, как фиксация условий совпадения действий потребителей и производителей с естественным ходом экономического развития.

Понятие о воле

Воля — сознательное регулирование человеком своего поведения (деятельности и общения), связанное с преодолением внутренних и внешних препятствий. Это — способность человека, которая проявляется в самодетерминации и саморегуляции им своего поведения и психических явлений.

Основные признаки волевого акта:

1) приложение усилий для выполнения волевого акта;

2) наличие продуманного плана осуществления поведенческого акта;

3) усиленное внимание к такому поведенческому акту и отсутствие непосредственного удовольствия, получаемого в процессе и в результате его исполнения;

4) нередко усилия воли направлены не столько на победу над обстоятельствами, сколько на преодоление самого себя.

В настоящее время в психологической науке нет единой теории воли, хотя многими учеными и предпринимаются попытки разработать целостное учение о воле с его терминологической определенностью и однозначностью. Видимо, такое положение с изучением воли связано с ведущейся еще с начала XX века борьбой между реактивной и активной концепциями поведения человека. Для первой концепции понятие воли практически не нужно, ибо ее сторонники представляют все поведение человека как реакции человека на внешние и внутренние стимулы. Сторонники же активной концепции человеческого поведения, которая в последнее время становится ведущей, поведение человека понимают как изначально активное, а самого человека — наделенным способностью к сознательному выбору форм поведения.

Волевая регуляция поведения

Волевая регуляция поведения характеризуется состоянием оптимальной мобилизованности личности, потребного режима активности, концентрацией этой активности в необходимом направлении.

Главную психологическую функцию воли составляют усиление мотивации и совершенствование на этой основе регуляции действий. Этим волевые действия отличаются от импульсивных, т.е. действий, совершаемых непроизвольно и недостаточно контролируемых сознанием.

На уровне личности проявление воли находит свое выражение в таких качествах, как сила воли (степень необходимого волевого усилия для достижения цели), настойчивость (умение человека мобилизовать свои возможности для длительного преодоления трудностей), выдержка (умение тормозить действия, чувства, мысли, мешающие осуществлению принятого решения), энергичность и др. Это — первичные (базовые) волевые личностные качества, определяющие большинство поведенческих актов.

Существуют и вторичные, развивающиеся в онтогенезе позже, чем первичные, волевые качества: решительность (умение принимать и претворять в жизнь быстрые, обоснованные и твердые решения), смелость (умение побороть страх и идти на оправданный риск ради достижения цели, несмотря на опасности для личного благополучия), самообладание (умение контролировать чувственную сторону своей психики и подчинять свое поведение решению сознательно поставленных задач), уверенность в себе. Эти качества следует рассматривать не только как волевые, но и как характерологические.

К третичным следует отнести волевые качества, теснейшим образом связанные с нравственными: ответственность (качество, характеризующее личность с точки зрения выполнения ею нравственных требований), дисциплинированность (сознательное подчинение своего поведения общепринятым нормам, установленному порядку), принципиальность (верность определенной идее в убеждениях и последовательное проведение этой идеи в поведении), обязательность (умение добровольно возложить на себя обязанности и выполнить их).

К этой же группе относятся качества воли, связанные с отношением человека к труду: деловитость, инициативность (умение работать творчески, предпринимая поступки по • собственному почину), организованность (разумное планирование и упорядочение своего труда), исполнительность (старательность, выполнение в срок поручений и своих обязанностей) и т.д. Третичные качества воли обычно формируются только к подростковому возрасту, т.е. моменту, когда уже имеется опыт волевых действий.

Волевые действия можно подразделить на простые и сложные. В простом волевом акте побуждение к действию (мотив) переходит в само действие почти автоматически. В сложном волевом акте действию предшествуют учет его последствий, осознание мотивов, принятие решений, возникновение намерения его осуществить, составление плана его осуществления и т.д.

Развитие воли у человека связано с такими действиями как:

1) преобразование непроизвольных психических процессов в произвольные;

2) приобретение человеком контроля над своим поведением;

3) выработка волевых качеств личности;

4) а также с тем, что человек сознательно ставит перед собой все более трудные задачи и преследует все более отдаленные цели, которые требуют значительных волевых усилий в течение долгого времени.

Формирование волевых качеств личности можно рассматривать как движение от первичных к вторичным и далее — к третичным качествам.

Свобода воли и личностная ответственность

Рассмотрение психологической трактовки личности предполагает истолкование феномена духовной ее свободы. Свобода личности в психологическом плане — это прежде всего свобода воли. Она определяется по отношению к двум величинам: к витальным влечениям и социальным условиям жизни человека. Влечения (биологические импульсы) преобразуются в нем под влиянием его самосознания, духовно-нравственных координат его личности. Более того, человек — это единственное живое существо, которое в любой момент может сказать «нет» своим влечениям и которое не должно всегда говорить им «да» (М.Шелер).

Человек не свободен от социальных условий. Но он свободен занять позицию по отношению к ним, поскольку эти условия не обусловливают его полностью. От него — в пределах его ограничений — зависит, сдастся ли он, уступит ли он условиям (В.Франкл). В этом плане свобода — это когда человек сам должен решать, выбрать ли ему добро или уступить злу (Ф.М. Достоевский).

Однако свобода — это лишь одна сторона целостного феномена, позитивный аспект которого — быть ответственным. Свобода личности может перейти в простой произвол, если она не переживается с точки зрения ответственности (В.Франкл). Человек обречен на свободу и вместе с тем не может уйти от ответственности. Иное дело, что для многих людей спокойствие оказывается дороже свободного выбора между добром и злом и поэтому они с готовностью «списывают» свои грехи (неблагородные поступки, подлость, предательство) на «объективные условия» — несовершенство общества, плохих воспитателей, неблагополучность семей, в которых они выросли, и т.д. Марксистский тезис о коренной зависимости добра и зла в человеке от внешних (социальных) условий всегда был предлогом для ухода от персональной ответственности.1

Экономическая деятельность включает в себя и выработку управленческих решений. При этом психологический аспект принятия управленческих решений зачастую обусловлен наличием личностной ответственности за результаты реализации управленческих решений. Таким образом, при изучении в нашем курсе аспектов психологии и педагогики необходимо ознакомление с психологическими аспектами личной ответственности.

Понятие личности в психологии.Определение личности

В широком плане личность человека является интегральной целостностью биогенных, социогенных и психогенных элементов.

Биологическая основа личности охватывает нервную систему, систему желез, процессы обмена веществ (голод, жажда, половое влечение), половые различия, анатомические особенности, процессы созревания и развития организма.

Социальное «измерение» личности обусловливается влиянием культуры и структуры общностей, в которых человек был воспитан и в которых он участвует. Важнейшими социогенными слагаемыми личности являются социальные роли, выполняемые ею в различных общностях (семье, школе, группе ровесников), а также субъективное «Я», то есть созданное под влиянием воздействия других представление о собственной особе и отраженное «Я», то есть комплекс представлений о себе, созданных из представлений других людей о нас самих.

В современной психологии нет единого понимания личности. Однако большинство исследователей считают, что личность есть прижизненно формирующаяся и индивидуально своеобразная совокупность черт, определяющих образ (стиль) мышления данного человека, строй его чувств и поведения.

В основе личности лежит ее структура — связь и взаимодействие относительно устойчивых компонентов (сторон) личности: способностей, темперамента, характера, волевых качеств, эмоций и мотивации.

Способности человека определяют его успехи в различных видах деятельности. От темперамента зависят реакции человека на окружающий мир — других людей, обстоятельства жизни и т.п. Характер человека определяет его поступки в отношении других людей.

Волевые качества характеризуют стремление человека к достижению поставленных целей. Эмоции и мотивация — это соответственно переживания людей и побуждения к деятельности и общению.

Направленность и устойчивость личности

Практически никто из исследователей не возражает против того, что ведущим компонентом структуры личности, ее системообразующим свойством (признаком, качеством) является направленность — система устойчивых мотивов (доминирующих потребностей, интересов, склонностей, убеждений, идеалов, мировоззрения и т.д.), определяющая поведение личности в изменяющихся внешних условиях.

Направленность оказывает организующее влияние не только на компоненты структуры личности (например, на нежелательные черты темперамента), но и на психические состояния (например, преодоление отрицательных психических состояний с помощью положительной доминирующей мотивации) и познавательные, эмоциональные, волевые психические процессы (в частности, высокая мотивация в развитии процессов мышления имеет не меньшее значение, чем способности).

Направленность наряду с доминирующими мотивами имеет и иные формы протекания: ценностные ориентации, привязанности, симпатии (антипатии), вкусы, склонности и др. Она проявляется не только в различных формах, но и в различных сферах жизнедеятельности человека. Например, можно говорить о направленности морально-политической (либеральной или консервативной), профессиональной («гуманитарной» или «технической») и бытовой (человек для дома, для семьи или «для друзей и подруг»).

Направленность личности характеризуется уровнем зрелости, широтой, интенсивностью, устойчивостью и действенностью.

Большинство психологов полагают, что человек личностью не рождается, а становится. Однако в современной психологии нет единой теории формирования и развития личности. Например, биогенетический подход (С.Холл, 3.Фрейд и др.) считает основой развития личности биологические процессы созревания организма, социогенетический (Э.Торндайк, Б.Скиннер и др.) — структуру общества, способы социализации, взаимоотношения с окружающими и т.д., психогенетический (Ж.Пиаже, Дж.Келли и др.) — не отрицая ни биологических, ни социальных факторов, выдвигает на первый план развитие собственно психических явлений. Правильнее, видимо, считать, что личность —не просто результат биологического созревания или матрица специфических условий жизни, но субъект активного взаимодействия со средой, в прогрессе которого индивид постепенно приобретает (или не приобретает) личностные черты.

Развитая личность обладает развитым самосознанием. Субъективно, для индивида, личность выступает, как его «Я» («образ Я», «Я-концепция»), система представлений о себе, обнаруживающая себя в самооценках, чувстве самоуважения, уровне притязаний. Соотнесение образа «Я» с реальными обстоятельствами жизни индивида позволяет личности изменить свое поведение и осуществлять цели самовоспитания.

Личность представляет собой во многом жизненно устойчивое образование. Устойчивость личности заключается в последовательности и предсказуемости ее поведения, в закономерности ее поступков. Но следует учитывать, что поведение личности в отдельных ситуациях довольно вариативно.

В тех свойствах, которые были приобретены, а не заложены с рождения (темперамент, задатки), личность менее устойчива, что позволяет ей адаптироваться к различным жизненным обстоятельствам, к изменяющимся социальным условиям. Модификация взглядов, установок, ценностных ориентации и т.д. в таких условиях является положительным свойством личности, показателем ее развития. Типичным примером этого является изменение ценностных ориентации личности в современный период, в период перехода России крыночной экономике

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 31; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Возрождение религиозно-культовой культуры | 
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.036 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты