Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Блейк Закона Баррингтон




Читайте также:
  1. Анита Блейк - охотница на вампиров 1 страница
  2. Анита Блейк - охотница на вампиров 10 страница
  3. Анита Блейк - охотница на вампиров 11 страница
  4. Анита Блейк - охотница на вампиров 12 страница
  5. Анита Блейк - охотница на вампиров 13 страница
  6. Анита Блейк - охотница на вампиров 14 страница
  7. Анита Блейк - охотница на вампиров 2 страница
  8. Анита Блейк - охотница на вампиров 3 страница
  9. Анита Блейк - охотница на вампиров 4 страница
  10. Анита Блейк - охотница на вампиров 5 страница

 

«Сколько раз я говорил вам, что когда вы исключаете невозможное, которое и может оказаться маловероятной правдой? Мы знаем, что он пришел не через дверь, окно или дымоход. Мы также знаем, что он не прятался в комнате, поскольку здесь негде спрятаться. Откуда же он пришел?»

Шерлок Холмс, «Знак четырех» (1980)

 

 

Моя мать живет в апартаментах с видом на Central Park, которые занимают целых три этажа. Потолки двадцать три футов в высоту, окна от пола до потолка, и вид, который открывается перед вами в буквальном смысле захватывает дух. Уже наступила темнота, и город раскинулся роскошным ковром огней внизу, подо мной. Я смотрю вниз, на красивое зрелище и чувствую себя помятым и измученным.

Горничная приносит настой шалфея с ароматным медом и теплые булочки, заполненные гусиной печенью и закрученными ломтиками бекона. В этот момент моя мама совершает свой фантастически элегантный выход, я уже устал ходить по комнате за эти пятнадцать минут. Оборачиваюсь, чтобы оценить ее резкое появление в комнату, фарфоровая белая блондинка, безупречная, я помню ее, когда она еще носила длинные вечерние платья, и ее называли звездой красоты, кроме всего прочего она также носила пальто из оцелотов. Память оставляет неискреннее чувство в глубине моего живота.

Она печально улыбается.

— Я заставила тебя слишком долго ждать?

Мои губы изгибаются в ухмылке.

— Не очень.

Она томно опускается на диван, я почтительно целую ее в обе гладкие и надушенные щеки, сажусь напротив. Она деликатно поднимает руку к губам, чтобы скрыть свой вздох. Все ее действия направлены на то, чтобы скрыть хищный отблеск в своих глазах.

— В Сирии есть Византийские церкви, которые называются Сердцем Миндаля. Представь себе такое название для церкви.

— Маркус звонил тебе?

— А ты как думаешь?

— Ну, ты собираешься сказать мне, кто мой отец? Или мы будем обсуждать непонятные церкви в Сирии?

Она задумывается на мгновение, прищурив глаза, что я вижу только их синеву.

— Ты когда-нибудь видел во снах птицу или зверя с горящими красными глазами?

Я неподготовлен к такому вопросу. Если бы я мог предположить о таком вопросе то, моя реакция была бы совершенно другой. Я бы изобразил на лице совершенно другое выражение. Но так, как я не был готов, то она увидела неприкрытый шок, отразившийся у меня на лице. Хотя я отрицательно качаю головой, она пришпиливает меня своими глазами, неожиданно ставшими алчными и сверкающими от волнения.



— Тебе сняться такие сны, не правда ли?

Она с нескрываемой радостью говорит о таких снах, я же считаю их кошмарами. С самого детства мне снится такой сон, в котором я нахожусь, как в ловушке, и меня преследует массивный черный конь с красными глазами. Он гонится за мной через открытые поля, и я слышу, как он фыркает и тяжело дышит чуть ли не в спину. Иногда я вижу себя в заброшенном доме или сарае, в котором запираюсь и сижу очень тихо, пока конь бьет копытами в дверь. Оцепеневший, я пялюсь на дверь, которая сотрясается от грохота его копыт. Как правило, после этого я просыпаюсь в холодном поту.

— Ты знаешь, как тебе повезло?

Повезло? Я лишился всех слов, чтобы ответить.

— Иначе говоря конечная цель — с позволения мастера обитают наши души. Твой отец позволил это, — ее глаза затуманиваются от воспоминаний. — Иногда ты можешь увидеть, как ОН наблюдает своими глазами. ОН наблюдает за нами, живущими в человеческом облике. Это мы делаем для НЕГО. Мы позволяем ЕМУ воплощаться в человеческом облике и ходить по земле. Именно поэтому мы заботимся о чистоте нашего рода. Если мы загрязним нашу кровь, смешав ее с нечистой линией, он больше не сможет овладевать нами, именно поэтому мы имеем власть над всеми. Это наша награда — абсолютная власть над всем человечеством, — ее голос меняется, становясь вкрадчивым. — Ты не знаешь, каково это. Но ты должен разрешить ему овладеть тобой до конца.



Я встаю и отхожу на несколько шагов.

— Но я безродный, так ведь?

Она вдруг начинает смеяться с сарказмом.

— Дурак ты, Блейк. Я никогда не думала, что ты можешь быть так слеп. Неужели трудно догадаться, что твой род намного чище и выше, чем родословная Баррингтона?

Я смотрю на нее с удивлением, в груди полыхает огонь.

— Кто мой настоящий отец?

— Ты действительно хочешь, чтобы я сказала тебе? — она, кажется, искренне удивленной, что я до сих пор не знаю.

— Да, черт возьми, — резко отвечаю я. — Скажи.

— Твой биологический отец Хьюго.

— Хьюго?

— Да, Хьюго Монтгомери.

Хьюго Монтгомери! На пару минут все потеряло всякий смысл, время остановилось, весь мир, существующий в дали от этой гостиной, перестает существовать. Мы находимся с ней вдвоем в совершенно изолированном пространстве, высоко в небе. Я в упор смотрю на нее, она переводит на меня глаза, с выражением полного безразличия, ее глаза скорее похожи на голубые камни, ничего не выражающие, пустота. Затем антикварные часы на каминной полке семнадцатого столетия начинают свой отсчет.

— Кто? — недоверчиво спрашиваю я.

— Это не то, что пугающе, верно? — вздыхает она.



— Но он отец Виктории!

— Конечно.

— Виктория — моя сестра?

— Сводная сестра.

— И я должен был жениться на ней?

— Но ты же не женился, — напоминает она мягким скучающим тоном.

— Это было бы похоже на инцест, если бы я это сделал, — подчеркиваю я сердито.

— Я никогда не подозревала, что ты можешь быть настолько нудным.

— Почему семьи хотели, чтобы мы поженились?

— Для родословной. В ваших детях была бы самая чистая кровь из всех.

— Виктория знает об этом?

Мать отвечает совершенно сухим голосом.

— Я думаю, что она еще до конца не оправилась от шока, когда мы ей сказали.

— А Хьюго знает?

Она кивает.

— И... отец? Он тоже знал?

Она смотрит на меня с презрением, и я поражаюсь ее бессердечной, совершенно невыразительной маске, заставшей на лице. Она напоминает мне тех ловких снежных коз, которые даже на самых обрывистых скалах никогда не теряют свое спокойствие и опору, небрежно прыгающие по скалам, и поедая пучки травы среди опасной породы.

— Мы все знали, — восклицает она. — Неужели ты думаешь, что у меня была интрижка с Хьюго, не так ли? Мы планировали это заблаговременно, и мы сделали это ради блага семьи.

— Мой Бог! Вы все сумасшедшие.

— Сумасшествие — это субъективная вещь. Со стороны может показаться, что потерпели неудачу, не так ли?

 

 

23.


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты