Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Блейк Лоу Баррингтон. Я вхожу в здание из красного кирпича, и словно попадаю в другой мир, поэтому останавливаюсь на мгновение у входа




Читайте также:
  1. Анита Блейк - охотница на вампиров 1 страница
  2. Анита Блейк - охотница на вампиров 10 страница
  3. Анита Блейк - охотница на вампиров 11 страница
  4. Анита Блейк - охотница на вампиров 12 страница
  5. Анита Блейк - охотница на вампиров 13 страница
  6. Анита Блейк - охотница на вампиров 14 страница
  7. Анита Блейк - охотница на вампиров 2 страница
  8. Анита Блейк - охотница на вампиров 3 страница
  9. Анита Блейк - охотница на вампиров 4 страница
  10. Анита Блейк - охотница на вампиров 5 страница

 

Я вхожу в здание из красного кирпича, и словно попадаю в другой мир, поэтому останавливаюсь на мгновение у входа. Воздух прохладный и наполненный медлительной дремой, как будто это место стоит в стороне от опасного внешнего мира. Этот воздух отражается и на сонливости персонала, который говорит со мной медленно и четко — все их движения спокойные и неторопливые.

Одна из персонала, находящаяся на ресепшн отводит меня в отдельную комнату, в которой есть окно с цветочными шторами, и несколько низких, серо-голубые мягких сидений. Пластиковый журнальный столик с несколько устаревшими, но хорошо сохранившимися журналами.

— В ближайшее время кто-нибудь ее приведет сюда, — говорит она тихо и так же тихо закрывает дверь. Я направляюсь к окну и смотрю на улицу. Мои мысли начинают лихорадочно метаться. Я понимаю, что нервничаю, слишком многое поставлено на карту. Я думаю насколько хрупкой выглядела Лана сегодня утром, когда я прикоснулся к ее щеке. «Не думай обо мне, — яростно прошептала она. — Думай только о нем».

— Привет, Блейк.

Я поворачиваюсь вокруг, поскольку настолько ушел в свои собственные мысли, что даже не слышал, как она вошла. Долю секунды я смотрю на нее с удивлением, потому что мое последнее воспоминание о ней — как ее сдерживал Брайан и еще один охранник, в тот момент, когда она царапалась ногтями и орала, как резаная. Сейчас она стоит прямо передо мной спокойная и выглядит так, что я даже не могу себе представить. Я ожидал увидеть ее с дикими глазами, бушующей и имеющей жгучее желание отомстить. А не эту «сестру милосердия».

— Здравствуй, Виктория.

Она проходит по комнате и садится, на ней одето синее платье в горошек, которое ей совсем не идет. Платье поднимается вверх по ее бедрам, и она тянет его вниз на колени. Она не кладет нога на ногу, сидит с коленями прижатыми друг к другу. Признаюсь, она вводит меня в замешательство.

Виктория смотрит на меня, в ее глазах читается веселье. Господи, она действительно взяла верх. Меня переполняет гадкое ощущения, что именно сейчас я получил свой первый урок, насколько я ее недооценивал. Я сажусь рядом с ней. Она внимательно смотрит на меня. Я расслабленно откидываюсь на спинку кресла, кладу руки на колени, и позволяю ей осмотреть себя. Я не уверен купилась ли она на мою расслабленную позу, потому что внутри у меня все напряжено. Сейчас я пребываю в такой ярости, что мне хочется врезать ей по ее улыбающемуся лицу.



— Как мой сын?

— Живет в роскоши.

— Если хоть один волосок упадет с его головы, ты пожалеешь об этом.

Она закидывает ногу на ногу высоко, но так медленно и изящно, что застает меня врасплох (я не позволяю своим глазам следовать за ее движением, я просто краем глаза вижу какое-то движение) и улыбается мне.

— Я бы не стала говорить таким агрессивным тоном, если бы была на твоем месте.

— Зачем ты похитила его?

— Зачем ты запер меня здесь?

— Потому что ты испортила мою свадьбу и пыталась искалечить мою невесту?

— Эта история уже стара.

— Поправь меня тогда.

— Я мстила за все, что было сделано со мной. Она украла моего мужчину и мои деньги, — просто констатирует она.

Я чувствую, что на щеках у меня обозначился румянец. Черт. Как только я узнал об этом, мне следовало вернуть ей деньги. Такая мизерная сумма.

— Она не крала меня у тебя…

— Лжец, лжец, под тобой горит земля.

Я смотрю на нее.

— У нас была договоренность.



— Ты изменял мне.

— Я не знал, что ты переживала.

— А если бы знал?

Я чувствую себя дискомфортно.

— Это бы ничего не изменило, правда? Так же, как и то, что, если бы ты отчаянно влюбилась в кого-то, а я бы переживал.

— Я была отчаянно влюблена. В тебя.

— Послушай, Виктория, все это в прошлом. Я хочу, чтобы мой сын вернулся.

— А я хочу, чтобы ты вернулся.

Я не могу справиться с ужасом, отразившимся на моем лице, от ее слов.

Она смеется, играя со мной, как кошка с мышкой.

— Тебе это не нравится.

— Что ты хочешь, Виктория?

— Я хочу выйти отсюда, и я хочу, чтобы ты снял с себя полномочия власти Баррингтона.

Я хмурюсь.

— Снял полномочия власти? Зачем?

— Потому что ты не Баррингтон.

У меня холодеет кровь в венах, и как будто замораживается. Она напоминает мне змею. Оборачивающуюся вокруг тебя. Совершенно не заслуживающую доверия. Мне кажется, что она питается этим всю жизнь, потом, как только вы поворачиваетесь к ней спиной, она готова вас укусить.

— О чем ты говоришь?

— Спроси у своей мамы. Она скажет тебе.

— Откуда ты знаешь?

— У меня свои источники. Я знала это уже очень давно, но тогда мне было все равно. Я хотела тебя, даже если бы ты был не Баррингтон.

Мне совершенно было не до дерьма, касающегося моей родословной, или что она думала о ней. У меня была только одна цель.

— Если я соглашусь на оба твоих условия, ты вернешь мне сына?

— Конечно. Мне не нужно бесполезное отродье.

Во мне вспыхивает гнев. Сука. Я не могу позволить своему гневу, сделать себя не неосторожным. Я повожу напряженными плечами, мой голос звучит совершенно спокойно.

— Как мы это сделаем?



Она внезапно нагибается вперед, так быстро, как змея, впившись в меня глазами, и слегка проведя по моим костяшкам пальцев. Это похоже на ласковое прикосновение любовницы. Я замираю, во мне поднимается невероятное чувство отвращения. Я подавляю вековой инстинкт, который спас первобытного человека от превращения в обед саблезубого тигра. Я целенаправленно смотрю ей в глаза, она чувственно улыбается, и кажется почти опьянена властью, которую испытывает надо мной.

— Я хочу, чтобы бы ты потерял свою славу публично. Я хочу, чтобы ты отказался от всего богатства Баррингтона. И затем я хочу, чтобы ты пришел сюда и забрал меня из клиники.

— Почему? Какая выгода для тебя?

Она пожимает плечами.

— Сатисфакция.

— Договорились.

Она хмурится.

— Ты понимаешь, что я сказала? Ты не сохранишь не имени, ни богатства семьи Баррингтонов.

— Хорошо.

Гнев вспыхивает в ее глазах. Она что на самом деле думала, что я не отдам за своего сына имя и богатство Баррингтонов?

— Ты делаешь это ради нее и этого... маленького, общего порождения от нее? — срывается она.

— Это маленькое, общее порождение — мой сын.

Она откидывается на спинку и делает вид, будто небрежно рассматривает свои ногти.

— Как же я ошибалась насчет тебя. Я думала, хоть ты и не настоящий Баррингтон, но ты был намного лучше, чем обычный простолюдин, — она осматривает меня чуть ли не всего. — Но ты такой же, как они. И ты доказал это влюбившись в самую низменную проныру из всех них. Ты только и знаешь, что ставить свою собственную эгоистичную похоть превыше всего, превыше по-настоящему важных вещей.

Я встаю и смотрю вниз на нее — пустая оболочка, жившая только ненавистью и лютой ревностью.

— Я вернусь, когда все сделаю.

— И ох! Сегодня на ужин я хочу угольной рыбы со смесью восточных овощей. Горячую и подготовленную в Мишленовском ресторане.

Я совершенно без эмоционально смотрю на нее.

— Хочешь какого-нибудь вина?

Она улыбается.

— Да, и я бы хотела, чтобы такой изысканный ужин у меня был пока я пребываю здесь.

— Я скажу Лауре, чтобы она все устроила.

— Пока, Блейк.

Я звоню в звонок и оборачиваюсь, чтобы взглянуть на нее.

— Если ты нарушишь свое слово, клянусь, я разорву тебя на куски в клочья голыми руками и искромсаю тупым ножом.

Она смеется, наглым, издевательским смехом.

Появляется медсестра, и я оставляю ее ядовитую сущность с облегчением.

 

 

20.


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты