Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Chapter 7.

Читайте также:
  1. CHAPTER 1
  2. CHAPTER 1
  3. Chapter 1
  4. Chapter 1
  5. CHAPTER 1
  6. CHAPTER 1
  7. Chapter 1 Moose Malloy
  8. Chapter 1.
  9. CHAPTER 10
  10. Chapter 10


— Джерард? Ты дома? — донесся голос друга с первого этажа.

Я сижу в комнате Майки, на его кровати, зажав подушку между ног и обхватив ее руками. Как только я положил на нее голову, я услышал шаги друга и почувствовал, как он заходит в комнату. И вот, кровать рядом со мной прогибается.

— Джи... Ты как?

— Нормально, — буркнул в ответ я. Фрэнк придвинулся ближе и обнял меня. Как же мне не хватало этих объятий, поддержки и утешительных слов. Фрэнк всегда знает, что мне нужно. Это какая-то его удивительная способность.

— Вот увидишь, Майки придёт в себя, — он обнял меня ещё сильнее. Я уткнулся носом в шею Айеро и негромко всхлипнул. Надеюсь, все будет именно так, как он говорит.

— Джер, если ты не передумал навестить Майкоса сегодня, то тебе лучше поторопиться, ведь часы приёма ждать не будут.

— Да, Фрэнки, ты прав, — он отпустил меня и я почти невесомо поцеловал Айеро в щеку, — спасибо тебе, если бы не ты, я бы с ума сошёл.

— Без проблем.

— Ты со мной?

— Ага, — Фрэнк улыбнулся самой милой улыбкой, — пошли уже.

***


И вот, уже через каких-то сорок с лишним минут мы с Фрэнком стоим перед пятиэтажным белым зданием, которое обнесено довольно красивым и оригинальным высоким забором.

Подходя к главному входу, ты невольно замечаешь пациентов в белых одеждах и с огромными синяками под глазами, которые издалека кажутся чёрными пятнами, являющиеся продолжением таких же чёрных, бездушных глаз.

Ты проходишь мимо и каждая клеточка организма чувствует прожигающий взгляд, пронизывающий до глубины души, заставляющий сжиматься и холодеть, то ли от страха и ужаса, то ли от невыносимой жалости к пациентам.

— Пошли быстрее, мне не по себе от этих взглядов, — тихо произнес Фрэнк, взяв меня за руку, и прижимаясь ближе. Ох, Фрэнки, как же я тебя понимаю.

Мы зашли в здание, и я услышал, как друг облегчённо вздохнул и немного расслабился. Повесив куртки в гардероб, мы надели бахилы и прошли к столу дежурной медсестры, сообщив, что мы пришли навестить Майки Уэя.

— Ваши имена.

— Джерард Уэй и Фрэнк Айеро, — сказал я, стараясь выдавить из себя улыбку.

— Так, хорошо. Палата номер 561.

Я схватил друга за локоть и потащил в сторону лифта.

— Вот сука. Сегодня она милая, ага. Надеюсь, получила пиздюлей, — зло произнес я, заходя в лифт и нажимая на кнопку пятого этажа.



— Что? Почему?

— Просто проверь, — я вздохнул, — вчера она не хотела пускать меня к брату, устроила третью мировую со мной! — Фрэнк ничего не ответил, просто пожал плечами и как только двери открылись, я провел друга к палате номер 561.

Мы не спеша дошли до палаты и, улыбнувшись друг другу, я открыл дверь и замер в немом крике. Картина, открывшаяся моему взору, ужаснула. Я почувствовал, как по телу прошёлся какой-то электрический импульс, создающий мурашки и непреодолимый приступ паники, накрывающий волнами холода.

Майки сидит на полу в луже собственной крови, откинувшись спиной на батарею. Рука, из которой быстрой струей стекает кровь, покоится на ногах Майки. Белоснежные брюки практически полностью пропитаны кровью, которая так и продолжает сочиться из вскрытых вен.

Я чувствую, как ноги подкашиваются, но Фрэнк во время ловит меня и приводит в равновесие. Я на ватных ногах побегаю к брату и опускаюсь рядом с ним, обхватывая его тонкую талию, прижимая к себе.

— Я позову врача, — Фрэнк вылетает из кабинета.

Я понимаю, что друг сейчас что-то сказал, но меня как будто что-то окутало, я не воспринимаю происходящее, а лишь сильнее прижимаю брата к себе и перехватываю его руку, сильнее сжимая его предплечье, не давая крови вытекать.



— Боже, Майки, мой любимый Майки, — шепчу я, задыхаясь в слезах и соплях.

Майки... Лужа крови, в которой мы сейчас находимся, создаёт сильный контраст с мертвенно - бледной кожей брата.

Он до ужаса бледный. А что если врачи не успеют его спасти?! Что, если попытка суицида уже не будет попыткой? Что, если эта попытка окажется жестокой реальностью, которая подчиняется суке - судьбе?

— Нет! Нет! — срывая голос, кричу я. Голос раздается по всему зданию, нарушая покой пациентов. Плевать. Если Майки не выживет, если они ему не помогут... Сука, я обещаю, я разнесу тут все к чертям собачьим!

— Все будет хорошо... Все будет хорошо.... Все будет хорошо, — как мантру повторяю я. Слезы текут по щекам, горло невыносимо садит от криков о помощи, а образовавшийся ко всему этому ком в горле не даёт восстановить дыхание и я чувствую, что практически задыхаюсь и давлюсь слезами.

— Боже... — услышав голос доктора Шона, я поднял голову и, посмотрев ему в глаза прошептал:

— Спасите его... Умоляю... — Доктор Шон кивнул и, видимо, пришёл в себя от увиденного.

— Сара, немедленно готовь операционную, будем зашивать. Стив, жгут.

Получив команду, парень, который, был тем самым Стивом, опустился рядом с нами и начал накладывать жгут на руку выше локтя. Он высвободил брата из моих объятий, и они вместе с доктором Шоном погрузили Майки на каталку, а затем увезли.

Я так и остался сидеть на полу в крови и нести какой - то бред.

— Джер? — послышался голос друга. Фрэнк присел на корточки рядом со мной. Взглянув на него, я увидел, что его руки трясутся, а из глаз текут слезы, — Джерард... Это было на тумбочке... — плевать. Мне все равно, — это от Майки.

Я резко выхватываю из рук Фрэнка сложенный пополам белый листок, на котором написано «Джерарду». Дрожащими руками я раскрываю листок, пачкая его кровью.

Джерард... Мой любимый Джерард.
Если ты читаешь это, то скорее всего я осуществил то, что планировал. Ты никогда не давал меня в обиду и никогда не позволял никому причинять мне боль... Никому и никогда. Но так вышло, что ты сам причинил мне невыносимую боль. Да, я знаю, ты не хотел этого, ведь ты все еще мой любимый старший брат, которого мне родители всегда ставили в пример. Я знаю, ты не хотел того, что произошло.
Я чувствую, что ты винишь себя, что ты ненавидишь себя. Не надо.
Я не хочу жить, я не хочу чтобы ты чувствовал вину, поэтому я ухожу.
Так будет лучше. Для нас. Для меня и для тебя.
Я бы хотел быть рядом с тобой, обнимать и целовать тебя. Хотел бы всю жизнь провести с тобой, но не всегда все идёт по плану, который мы заранее придумали до мельчайших подробностей? Я действительно хотел бы всего этого, ведь я люблю тебя. Люблю не только, как старшего брата. Люблю, как нечто большее. Как что-то чистое и невинное.
Я прощаю тебя, Джи. Будь счастлив (пусть и не со мной) . Прощай... Я люблю тебя ❤
Твой Майки.

О. Боже. Мой. Майки! Нет, нет, нет! Никаких прощай! Ты будешь жить!

Гребанное прощальное письмо. Я, задыхаясь в слезах от нахлынувших чувств, падаю на пол в самой настоящей истерике. От душераздирающей боли, я сгибаюсь пополам и чувствую, как тело пробивает дрожь.

— Тише, Джерард... — стараясь успокоить меня, произносит Фрэнк, — с ним все будет хорошо. Доктор Шон поможет ему, — Фрэнк обнимает меня, а через несколько минут, поднимает на ноги и ведет в туалет, где смывает кровь с моего лица, целуя его. Фрэнк моет мои руки, нежно проводя по ним и приглаживает волосы, приводя их в порядок.

Мы уже практически выходим из туалета, но я чувствую приступ тошноты и быстро забежав в первую же кабинку, я согнулся над толчком. Когда из меня вышло все лишнее, я вышел из кабинки и на ватных ногах дошёл до раковины, где тщательно прополоскал рот несколько раз.

— Ты как? — встревоженным голосом спросил друг. Я уже было открыл рот, но мне и слова не дали сказать.

— Джерард?! — громко крикнула молоденькая медсестра, забегая в туалет.

— Да, что с Майки?!

— Ему нужно переливание крови. Срочно. Какая у вас группа крови? Вы можете помочь ему! — взволнованно сказала она.

— Вторая положительная, такая же, как и у Майки.

— Отлично, — и с этими словами она схватила меня за руку и потащила прочь из туалета.

Через несколько минут мы достигли дверей операционной. Медсестра протянула мне какой - то листок и ручку.

— Это согласие на переливание крови. Ты согласен отдать кровь брату? — спросила она.

— Конечно!

— Майкл потерял достаточно много крови, так что... — я перебил её и нервно спросил:

— Где подписать?

— Здесь, — она вручила мне листок и я быстро расписался.

— Снимай футболку, она грязная, — я разделся до пояса и медсестра протянула мне чистую белую футболку и, прошептав «пойдем», вновь схватила меня за руку и потянула в операционную.

 

 


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 4; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Chapter 6. | Chapter 8.
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты