Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Пустые ожидания в Бруклине




Читайте также:
  1. I. Декларируемые потребные качества сотрудников спецслужб: ожидания и реальность.
  2. БОЛЬШИЕ ОЖИДАНИЯ
  3. Жизнь после войны: ожидания и реальность
  4. Мои ожидания программируют поведение другого
  5. Мои ожидания программируют поведение другого
  6. Мотивации и ожидания
  7. Насколько мои ожидания реалистичны?
  8. Нет худшей ошибки для общественного деятеля, чем подавать пустые надежды, которым вскоре суждено испариться.
  9. Ожидания и действительность
  10. Ожидания и краткосрочная кривая Филлипса

 

— А тебя каким ветром занесло? — спросила Ванесса Абрамс Дэна, когда тот вдруг появился в баре «Монета» со своей сестрой Дженни. Дэн пожал плечами:

— Хочу посмотреть фильм Серены. — Он сказал это как можно более безразличным тоном.

«Ну да, конечно, — подумала Ванесса. — Ты пришел сюда, чтобы увидеть Серену».

— Серена еще не пришла, — сказала она, обращаясь к Дженни, так как Дэн уже отвернулся, что бы разглядеть помещение бара. Приглушенное освещение, в дальнем конце за столом сидят двое молодых парней, читают «Санди таймз» и курят.

— Но сейчас уже полвторого, — сказала Дженни, посмотрев на часы. — А мы договаривались на час.

Ванесса пожала плечами:

— Как будто вы не знаете Серену.

Это точно. Серена вечно опаздывала. Но ни Дэна, ни Дженни это не раздражало. Они почитали за честь сидеть и ждать Серену. При одной этой мысли Ванесса просто на стенку от злости лезла.

Подошел Кларк и провел пальцами по ершистым черным волосам Ванессы.

— Хотите что-нибудь выпить? — спросил он у ребят.

Ванесса улыбнулась ему. Она любила, когда Кларк оказывает ей знаки внимания в присутствии Дэна. Поделом ему. Кларк работал здесь барменом. Ванесса жила неподалеку со своей старшей сестрой Руби. Кларку было двадцать два. У него были рыжие баки, красивые серые глаза. Он был единственным парнем, с которым Ванесса не чувствовала себя чудной или толстой. Прежде она считала, что Кларк влюблен в ее сестру, бас-гитаристку в обтягивающих кожаных штанах — группа Руби играла в «Монете». Но, как оказалось, Кларк был влюблен в Ванессу. «Ты не такая, как все, — повторял он, — и мне это нравится».

Ванесса действительно была не такая, как все. Она совсем не была похожа на своих одноклассниц из школы «Констанс Биллар». Другие девочки жили со своими родителями в пентхаусах, в то время как квартира Ванессы была расположена прямо над испанским винным погребком в Вильямсбурге. Хотя Ванесса выросла в Вермонте, когда ей исполнилось пятнадцать, она уговорила родителей, чтобы те отпустили ее к старшей сестре в Нью-Йорк. Родители согласились при одном условии: их младшая дочь будет учиться в приличной частной школе для девочек. Одноклассницы Ванессы относились к ней настороженно. Все они осветляли прядки и одевались в магазинах «Барниз» или «Бендел». А Ванесса делала себе прическу машинкой для стрижки, покупала джинсы и футболки никому не известных фирм и в одежде предпочитала черный цвет.



Ванесса познакомилась с Дэном в десятом классе на домашней вечеринке у кого-то из друзей. Их вдвоем случайно заперли на лестнице. Там они и подружились. Последний год Ванесса с Дэном много времени проводили вместе, и она влюбилась в него по уши. Но Дэн сох по Серене Вудсен.

На счастье Ванессы, подвернулся Кларк, и она изо всех сил пыталась разлюбить Дэна. Но у нее никак не получалось. Каждый раз, когда она видела бледного, всегда лохматого Дэна, с дрожащими, как у цыпленка, руками, сердце ее сжималось. Но тот, конечно, ничего не замечал. Он был хорошим другом, но когда на горизонте появлялась Серена, она затмевала всех, и он поступал как последний предатель.

Дженни сотрудничала с Ванессой в школьном журнале по искусству со странным названием «Злость». Ванесса в нем главный редактор. Дженни была прекрасным фотографом и каллиграфом, обладала чутким глазом. И Дженни и Ванесса помогали Серене в съемках ее фильма — во-первых, она попросила, а во-вторых, никто никогда не отказывал Серене. Но Дженни не стремилась подружиться с Ванессой. Она считала ее чудачкой, безнадежно потерянной для моды. И ей вовсе не хотелось быть похожей на нее.



— Можно мне ирландский кофе? — попросил Дэн. Он любил ирландский кофе, потому что любил кофе.

— Конечно, — ответил Кларк.

—А мне просто колу. — Дженни не любила спиртного. Кроме шампанского, конечно.

— Ну что, будем смотреть фильм Серены или нет? — спросил Дэн, раскручиваясь на высоком стуле.

— Мы должны ее дождаться, — возразила Дженни.

Ванесса пожала плечами:

— Лично я сыта фильмами по горло. Последний месяц только и делаю, что снимаю кино.

Действительно, весь последний месяц Ванесса делала свой собственный фильм для школьного кинофестиваля и каждый день засиживалась допоздна. Свою киноработу она собиралась отослать в Нью-Йоркский университет вместе с заявкой на поступление. Ванесса мечтала поступить на факультет киноискусства, стать культовым режиссером, делать картины вроде «Голода» или «Пес-призрак: путь самурая».

Правда, последняя ее работа была полной катастрофой.

Идею для фильма она взяла из книги Льва Толстого «Война и мир». Главные роли исполняли Дэн и Марджори, ученица их школы. Марджори постоянно жевала жвачку и была бездарной. Она сменила Серену, хотя та прекрасно подходила для роли. Но Ванессу бесило, что на каждой репетиции Дэн вел себя как влюбленный агнец. Сцена-то была про любовь. Но когда Серену заменили, ничего не вышло: эпизод развалился, потому что исчезла химия любви. Просматривая фильм, Ванесса смеялась от злорадства и плакала от отчаяния. Она запорола работу. Но, может, жюри фестиваля оценит операторское искусство — в этом Ванесса была сильна. Диалоги же и актерская игра были совершенно беспомощными.



А вот у Серены получился строгий и очень цельный фильм. Ванессе даже было обидно. Самое ужасное, что Серена не приложила к собственному успеху ни малейших усилий. Она и сама не понимала, что делает, но фильм сам собой оказался просто гениальным. Конечно, секрет состоял и в том, что всю операторскую работу проделала Ванесса. Господи, она вытянула Серену на такой уровень и даже не поставила своего имени в титрах.

Уже в сотый раз Дэн посмотрел на часы. Он просто изнемогал от нетерпения.

— Что ты мучаешься. Возьми и позвони ей, — разозлилась Ванесса. Ревность глодала ее сердце.

Дэн уже давным-давно занес телефон Серены в свой сотовый. Он вытащил его из кармана пиджака, встал и начал нервно расхаживать в ожидании, когда Серена снимет трубку. Сработал автоответчик.

— Привет, это Дэн. Мы уже в Бруклине. А где ты? Перезвони мне при первой возможности, ладно? Пока. — Дэн старался говорить как можно более естественно, но у него не очень-то получалось. Где же она, черт возьми?

Дэн вернулся к стойке бара и забрался на стульчик. Перед ним уже стояла чашка с горячим ирландским кофе. Сверху возвышалась гора сбитых сливок, запах которых был просто ужасен.

— Ее нет дома, — сказал Дэн, подул на кофе и сделал большой глоток.

 

...Серена уже поднималась на лифте к себе домой, как вдруг вспомнила. Рядом стояла пожилая дама в норковой шубке, сжимая в руке приложение к «Санди таймз». Так, значит, сегодня воскресенье. И Серена должна быть в Бруклине, чтобы отсмотреть с Ванессой и Дженни окончательный вариант своего фильма. Она должна быть там уже час назад.

— Блин! — выругалась Серена.

Лифт остановился, и дама в норковой шубке вышла, окинув Серену негодующим взглядом. В прежние времена девушки с Пятой авеню не расхаживали в джинсах и не ругались в присутствии посторонних. Они танцевали котильон, носили перчатки и жемчужные ожерелья.

Серена легко могла бы носить перчатки и жемчужные бусы. Но джинсы ей нравились больше.

— Блин! — снова пробормотала Серена, бросая ключи на столик в прихожей.

Она быстро прошла к себе в комнату. На автоответчике мигала лампочка. Серена нажала кнопку и прослушала сообщение Дэна.

— Блин! — в который уже раз повторила Серена. Кто знал, что Дэн припрется туда вместе с Дженни. И у нее не было номеров их сотовых — перезванивать было некуда.

Где-то в глубине души Серена знала, почему она забыла про эту встречу. Ей не хотелось смотреть фильм в присутствии посторонних. Это была ее первая работа, она чувствовала себя неуверенно, хотя Ванесса утверждала, что фильм удался.

Это было даже не совсем кино. А фильм о том, как снимается кино, фильм не игровой, и Серена почти не умела обращаться с камерой. В общем, получилось что-то вроде документального репортажа. Серена боялась, что окружающим фильм вообще не понравится. Но Ванесса так восторгалась, что Серена решилась выставить свою работу на школьный кинофестиваль. Фильм, который получит первый приз, отправится в мае на Каннский кинофестиваль — эту поездку спонсировал отец Изабель Коутс, известный киноактер.

Серена уже неоднократно бывала на Каннском фестивале, и ее мало волновало, поедет она туда снова или нет. Но вот занять первое место было бы приятно. Особенно на фоне таких соперниц, как Блэр и Ванесса. Они-то занимались по дополнительной программе кинорежиссуры. А вот Серена в этом плане была дундук дундуком.

Серена нашла на столе список телефонов одноклассниц и набрала номер Ванессы. Наговорила на автоответчик:

— Привет, это Серена. У меня совсем вылетело из головы, что мы сегодня встречаемся. Прости, пожалуйста. Я виновата. Увидимся завтра в школе, хорошо? Пока.

Потом она набрала номер Дэна.

— Да? — ответил чей-то сердитый голос.

— Это мистер Хамфри? — спросила Серена. В отличие от других ее знакомых, у Дэна не было отдельного номера телефона.

— Да, что вам угодно?

— А Дэн дома? Это говорит его знакомая Серена.

— Та самая, у которой золотая кожа и малиновые губки? А вместо рук крылья?

— Простите, что? — удивленно переспросила Серена. Может, отец Дэна сумасшедший?

— Это он такое стихотворение написал про вас, — пояснил мистер Хамфри. — Мой сын забыл свой раскрытый блокнот на столе.

— Понятно, — сказала Серена. — Вы не передадите ему, что я звонила?

— Еще как передам, — сказал мистер Хамфри. — Он будет летать от счастья.

— Спасибо, — сказала Серена. — До свидания.

Она положила трубку и в задумчивости начала грызть ноготь — эту привычку она приобрела в прошлом году, пока была в школе-пансионе. Она волновалась, что Дэн увидит ее фильм. Теперь она еще больше занервничала, узнав, что Дэн посвящает ей стихи. Неужели у него что-то серьезное?

Ну конечно. И дураку понятно.

 

— Думаю, она не придет, — сказала Дженни и зевнула. — Наверное, вчера гудела где-нибудь и теперь отсыпается. — Дженни представляла Серену королевой ночных вечеринок, попивающей шампанское и отплясывающей на столе.

Так оно и было до последнего времени.

—Я бы все равно хотел посмотреть ее фильм, — сказал Дэн, убирая со лба лохматую челку. Он просительно посмотрел на Ванессу: — Что, если мы пойдем к тебе домой и поставим кассету?

Ванессу передернуло.

—Не хочу. Я смотрела этот фильм уже раз сто. — На самом деле для Ванессы было невыносимо находиться рядом с Дэном и видеть щенячье выражение его глаз.

— Я бы сначала спросила разрешения у Серены, —вставила Дженни.—Может, она будет против?

— Не будет, — упорствовал Дэн.

Ванесса с горечью про себя отметила, что глаза Дэна светятся от радостного ожидания. Она протянула ключи.

— Я тут еще посижу с Кларком, а вы отправляйтесь ко мне, смотрите на здоровье. Кассета на магнитофоне в комнате Руби. Чувствуйте себя как дома — Руби уехала на выходные.

Дженни покачала головой:

— Я не стану смотреть кино без Серены.

Дэн взял ключи. Жаль, что Серена не пришла, но он не откажется от возможности увидеть ее фильм.

— Отлично, — сказал он. — Тогда я пойду один.

Дженни развернулась на стульчике, наблюдая, как ее брат покидает бар.

— Кажется, в этом году историю Америки вам преподает миссис Петерсон? — спросила Ванесса, пытаясь завязать хоть какой-то разговор. — Ребята несут всякую пургу насчет того, что у нее дрожат руки и что она наркоманка. Но я как-то была на конференции школьников и учителей, и мы с ней разговорились. И она поведала о том, что у нее какая-то болезнь, от которой и дрожат руки. Она была так откровенна — очень смело с ее стороны. Классная тетка!

Дженни продолжала вращаться на своем стульчике.

— История Америки у нас будет только в следующем году, — ответила она безразличным голосом. С какой это стати Ванесса так любезна с ней?

Ванесса, в свою очередь, ожидала более теплой реакции.

— Понятно, значит, сейчас вы проходите историю европейских стран? Да, я уже совсем забыла, что проходят в девятом классе.

— Ну да, — ответила Дженни. — Ничего интересного... — Она соскочила со стульчика и расстегнула пуговичку на кармане джинсовой куртки. — Я, пожалуй, возьму такси и отправлюсь домой. Пока.

— Пока, — ответила Ванесса.

Вот и относись к людям по-человечески. Нет, нужно забить на этого Дэна и его вредную сестру. Чтобы как-то отвлечься, она посмотрела на тылы Кларка, обтянутые джинсами: как раз сейчас он открыл холодильник и наклонился, чтобы вытащить бутылки с пивом.

— Эй, парень! — задорно позвала она.— Девушка скучает.

Кларк обернулся и послал ей воздушный поцелуй.

«Спасибо, что хоть Кларк у меня есть, — подумала Ванесса. — Ах, если бы он только...

Если бы он только был Дэном...»

 


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.02 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты