Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ДВИГАТЕЛЬ




Читайте также:
  1. I. Особый вид афферентации и двигательного эффекта: подражание
  2. БЕССОПЛОВЫЙ ДВИГАТЕЛЬ
  3. Бийский технологический институт (филиал)
  4. Вечный двигатель и первые шаги в создании паровой машины
  5. Глава 13. О пользе проживания в провинции, или Периферия как двигатель успеха
  6. Глава 3. Что такое двигательное развитие?
  7. Главный двигатель ZULCER 6RTA72U.
  8. Двигатель внутреннего сгорания трудится на благо человечества уже более полутора веков. Чтобы не потерять работу, в ближайшие годы старичку придется измениться до неузнаваемости
  9. Двигательные (моторные) зоны.
  10. Двигательные навыки

Технология — основа этих удивительных экономичес­ких перемен. Это не означает, что технология — единствен­ный источник изменения в обществе. Социальные перевороты могут быть вызваны изменением в химическом составе атмосферы, изменениями климата, плодородия по­чвы и многими другими факторами. Тем не менее техноло­гия, бесспорно, — главная сила, лежащая в основе ускоряющего рывка.

Для большинства людей слово «технология» вызывает в воображении образы дымящих сталелитейных заводов или лязгающих механизмов. Возможно, классическим символом технологии все еще остается сборочный конвейер, создан­ный Генри Фордом полвека назад и превращенный в мощ­ный социальный символ Чарли Чаплином в «Новых временах». Однако этот символ всегда был неадекватным, даже вводил в заблуждение, ибо технология — это всегда больше, чем фабрики и машины. Изобретение хомута для лошади в сред­ние века привело к значительным изменениям в методах ведения сельского хозяйства и было таким же технологи­ческим шагом вперед, как изобретение Бессемеровой печи столетия спустя. Кроме того, технология включает техни­ческие приемы, а также машины, которые могут быть необ­ходимы или необязательны для их применения. Она включает способы осуществления химических реакций, раз­ведения рыбы, посадки лесов, освещения театров, подсчета голосов или преподавания истории.

Старые символы технологии еще более ложны сегодня, когда наиболее передовые технологические процессы про­исходят далеко от сборочных конвейеров или открытых то­пок. В электронике, в космической технологии, в большинстве новых отраслей промышленности относитель­ная тишина и чистота окружающей обстановки оказывают­ся характерной, а иногда существенно важной чертой. А сборочный конвейер — организация армии людей для вы­полнения простых повторяющихся функций — это анахро-

низм.Пришло время поменять наши символы технологии в соответствии с убыстряющимися переменами в самой тех­нологии.

Это ускорение часто подчеркивается кратким описани­ем прогресса в транспортных средствах. Отмечалось, напри­мер, что в 6000 г. до н. э. наиболее быстрым средством передвижения, доступным человеку для длинных расстоя­ний, был верблюжий караван, передвигающийся со сред­ней скоростью восемь миль в час. И только около 1600 г. до н. э., когда была изобретена колесница, максимальная ско­рость увеличилась приблизительно до 20 миль в час6.



Это изобретение было таким впечатляющим, так трудно было преодолеть этот скоростной барьер, что почти 3500 лет спустя, в 1784 г., первый почтовый дилижанс, разъез­жавший по дорогам Англии, преодолевал в среднем десять миль в час. Первый паровой локомотив, появившийся в 1825 г., смог развить скорость до тринадцати миль в час, а крупные парусные суда того времени не развивали и поло­вины этой скорости. Вероятно, не раньше 1880 г. человек с помощью более передовой конструкции парового локомо­тива смог достичь скорости сто миль в час. Миллионы лет ушли у человеческой расы на достижение этого рекорда.

Только 58 лет ушло, однако, на то, чтобы превзойти этот предел в четыре раза, и к 1938 г. человек на самолете пре­одолел барьер 400 миль в час. Через какие-нибудь 20 лет эти цифры удвоились. К 60-м годам реактивные самолеты достигли скорости 4000 миль в час, а люди в космических кораблях летали вокруг Земли со скоростью 18 000 миль в час. На графике линия, представляющая прогресс за послед­нее поколение, вертикально уйдет за край листа.



Рассматриваем ли мы пройденные расстояния, достиг­нутые вершины, найденные минералы или используемую силу взрыва, мы видим одну и ту же тенденцию ускорения. Модель здесь и в тысяче других статистических выкладок абсолютно ясна и безошибочна. Проходят тысячелетия или столетия, затем, в наше время, — внезапный прорыв гра­ниц, фантастический рывок вперед.

Причина этого в том, что технология сама служит себе питательной средой. Технология делает возможной все боль­шее количество техники. Посмотрим на инновационный процесс. Технологическая инновация состоит из трех ста­дий, связанных вместе в самовозобновляющийся цикл. Во-первых, имеется созидательная, осуществимая идея. Во-вторых, ее практическое применение. В-третьих, ее рас­пространение в обществе.

Процесс завершен, круг замкнулся, когда распростра­нение технологии, воплощающей новую идею, в свою оче­редь помогает генерировать новые созидательные идеи. Сегодня есть доказательства, что время между каждой из ступеней этого цикла укорачивается.

Таким образом, не просто верно, как часто отмечается, что 90% всех ученых, которые когда-либо жили, живы и поныне. Новые научные открытия совершаются каждый день. Эти новые идеи приводятся в действие гораздо быст­рее, чем когда-либо раньше. Время между оригинальной концепцией и практическим использованием радикально сократилось7. Это поразительная разница между нами и нашими предками. Аполлоний Пергский открыл коничес­кие сечения, но прошло 2000 лет, прежде чем они были применены для решения инженерных проблем. Только че­рез столетия как анестезирующее средство стали применять эфир, свойства которого первым открыл Парацельс.



Разрыв между открытием и внедрением был значитель­ным еще недавно. В 1836 г. была изобретена машина, кото­рая жала, молотила, вязала солому в снопы и насыпала зерно в мешки. Эта машина была сама основана на технологии, которая в то время уже была известна 20 лет. Но лишь 100 лет спустя, в 30-е годы, такой комбайн был выпущен на рынок. Первый английский патент на пишущую машинку был выдан в 1714 г., а в продажу машинки поступили через полтора столетия. Только через век открытие Николаса Апперта — консервация продуктов — заняло важное место в пищевой промышленности8.

Сегодня такой разрыв между идеей и ее реализацией почти невозможно представить. Мы не энергичнее наших

предков, но мы с течением времени изобрели все виды со­циальных приспособлений для ускорения процесса. Таким образом, время между первой и второй стадиями иннова­ционного цикла — между идеей и применением — резко сократилось. Франк Линн, например, исследовав 20 глав­ных нововведений (замороженные продукты питания, ан­тибиотики, интегрирующие схемы, искусственная кожа и пр.), обнаружил, что с начала нашего столетия более чем на 60% сократилось среднее время, необходимое для того, чтобы крупное научное открытие было переведено в полезную тех­нологическую форму9. Сегодня широкомасштабная и рас­тущая индустрия исследований и развития сознательно работает над тем, чтобы еще больше сократить отставание.

Но если уходит меньше времени на то, чтобы предло­жить новую идею на рынок, меньше времени уходит на рас­пространение ее в обществе. Таким образом, интервал между второй и третьей стадиями цикла — между применением и распространением — также сокращается и темп распрост­ранения увеличивается с поразительной быстротой. Это подтверждается историей нескольких знакомых домашних приспособлений. Роберт Б. Янг из Станфордского исследо­вательского института изучал промежуток времени между первым коммерческим предложением нового электропри­бора и производственным максимумом.

Янг обнаружил, что для группы приборов, внедренных в Соединенных Штатах до 1920 г. — в том числе пылесос, электроплита и холодильник, — средний промежуток вре­мени между предложением и максимальным производ­ством был 34 года. Но для группы, которая появилась в 1939-1959 гг. — в том числе электрическая сковорода, те­левизор и комбинация стиральной и сушильной машины, — промежуток времени был уже восемь лет. Отставание со­кратилось более чем на 76%. «Послевоенная группа, — зая­вил Янг, — ярко показала быстро ускоряющийся характер современного цикла»10.

Ускоренный темп изобретения, эксплуатации и распро­странения в свою очередь еще больше ускоряет весь цикл.

Ибо новые машины или технологии — это не просто про­дукт, а источник свежих созидательных идей.

Каждая новая машина или технология в некотором смыс­ле изменяет все существующие машины и технологии, по­зволяя нам сочетать новые комбинации. Число возможных комбинаций возрастает экспоненциально по мере того, как число новых машин или технологий возрастает арифмети­чески. В самом деле каждая новая комбинация может сама по себе рассматриваться как новая супермашина.

Компьютер, например, сделал возможными сложные космические исследования. Соединенный с чувствитель­ными приспособлениями, коммуникационным оборудо­ванием и источниками питания, компьютер стал частью системы, которая в целом образует единую новую супер­машину для исследования космического пространства. Но для того чтобы машины или технологии соединялись по-новому, их надо видоизменить, адаптировать, усовершен­ствовать или внести какие-либо дополнения. Поэтому само усилие интегрировать машины в супермашины при­водит к новым технологическим инновациям.

Кроме того, важно понимать, что технологическая ин­новация — это не просто сочетание и перестановка машин и технологий. Новые технологии не только предполагают или требуют вносить изменения в технику, они предпола­гают новые решения социальных, философских, даже лич­ных проблем. Они изменяют все интеллектуальное окружение человека и его мировоззрение.

Мы все учимся у нашего окружения, постоянно ища в нем — хотя, возможно, бессознательно — модели для подра­жания. Эти модели — не только другие люди. Все чаще это машины. Их присутствие незаметно заставляет нас думать в определенном направлении. Было отмечено, например, что часы появились вместе с предложенным Ньютоном образом мира — больше похожего на часы механизма, — и это фило­софское понятие имело огромное влияние на интеллектуаль­ное развитие человека. В этом образе космоса как больших часов были имплицированы идеи о причине и следствии и о важности внешних по сравнению с внутренними стимулов,

которыесегодня определяют ежедневное поведение всех нас. Часы также оказали влияние на нашу концепцию времени, мы органично воспринимаем то, что день разделен на 24 рав­ных отрезка по 60 минут каждый.

Недавно компьютер вызвал бурю новых идей о челове­ке как взаимодействующей части более крупных систем, о его физиологии, о том, как он учится, запоминает, прини­мает решения. Практически каждая научная дисциплина — от политологии до семейной психологии — была затронута волной образных гипотез, вызванной изобретением и рас­пространением компьютера, и его влияние еще не исчерпа­но. Инновационный цикл, подпитывая сам себя, убыстряет темп.

Однако если технологию рассматривать как великий двигатель, мощный ускоритель, то знание следует рассмат­ривать как его топливо. Итак, мы подходим к трудному воп­росу процесса ускорения в обществе, ибо двигатель каждый день заполняется все более обогащенным топливом.


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.013 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты