Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


ГЛАВА 15. Для Мино, похоже, настал последний час.




 

Для Мино, похоже, настал последний час.

Стражники плотной стеной надвигаются на крохотного кротенка. Лихорадочно озираясь по сторонам подслеповатыми глазками, Мино не видит ничего, что могло бы послужить ему оружием. Тогда кротенок становится в боевую стойку: настоящий Брюс Ли в кротовом исполнении.

— Эй, берегитесь! — предупреждает Мино, выставив вперед свои коротенькие, но сильные лапки. — Я ведь могу и разозлиться!

Слово «разозлиться» в Некрополисе имеет право употреблять только Урдалак, поэтому в устах маленького кротенка оно звучит особенно оскорбительно. И разъяренный повелитель, вступивший в зал следом за своими воинами, в гневе выхватывает из ножен могучий меч Селении. Разделавшись с пленниками, он решил, что имеет право оставить его себе.

Плотный строй осматов размыкается, Ужасный У выходит вперед и, взмахнув мечом, что есть силы бросает его в кротенка.

Хотя вблизи кроты видят плохо, зато вдалеке — прекрасно. Увидев, как в его сторону со скоростью выпущенного из зенитной установки снаряда летит меч, Мино мгновенно производит в уме необходимые подсчеты и наклоняется вправо.

Он уверен, что даже небольшого отклонения от траектории полета меча достаточно, чтобы он пролетел мимо. Действительно, клинок со свистом проносится в нескольких сантиметрах от изменившейся от страха мордочки Мино и с звоном падает на пол.

Урдалак приходит в неописуемую ярость: ему стыдно за свой промах.

Но сейчас у него нет ни времени, ни желания анализировать причину этой неудачи. Необходимо завершить начатую операцию и схватить гнусного крота!

— Арестуйте его! — приказывает Ужасный У топчущимся на месте осматам.

— Я вас предупреждал! Я могу разозлиться! — медленно отступая, вежливо напоминает Мино.

Осматы усмехаются: трудно поверить, что такой маленький кротенок может оказать сопротивление целому отряду. Что ж, сами виноваты. Огромный, словно метеорит, предмет полностью закупоривает отверстие в куполе. Это теннисный мячик, и он в двести раз больше любого, далее самого крупного осмата. Воины поднимают головы, пытаясь понять, куда исчез свет. Смотрят они недолго. Через пару секунд мячик падает прямо на них.

Спасаясь от падающего мяча, Урдалак выбегает на балкон. Перегнувшись через перила, он пытается понять, что случилось и велики ли разрушения, причиненные неизвестным предметом.

— Арестуйте его! — на всякий случай кричит он, не замечая, что выполнять его приказ некому. Да и как можно арестовать круглый мяч?

Упав на землю, гигантский мяч подпрыгивает, сметая со своего пути осматов, словно сухие листья, а потом катится дальше, давя, уничтожая и разрушая все на своем пути.

Соломинки и трубы разлетаются в разные стороны, словно кегли в боулинге, и вот уже из десятка отверстий, к которым прежде были подведены трубочки, хлещет вода. На площади начинают бить многочисленные гейзеры, в тронном зале взлетают кверху брызги мощных фонтанов. Поток, направленный Урдалаком в трубу, по которой бежали Артур с Арчибальдом и их друзья, теперь, ничем не сдерживаемый, выплескивается наружу и растекается во все стороны.

Подхваченный течением, мячик несется к трубе; водоворот вот-вот затянет его внутрь. Но мяч слишком велик, и поэтому он, словно пробка, затыкает собой отверстие трубы. Не находя выхода, вода постепенно затопляет площадь. Среди осматов начинается паника.

— Сделай же что-нибудь! — приказывает Урдалак сыну, но у несчастного давно уже нет никаких мыслей, он может только дрожать и молиться.

Мино подбегает к пирамиде и прячется между рубинами. Зрелище, разворачивающееся перед ним, поистине грандиозное: вода затопила дворцовую площадь Некрополиса, и крошечные лавчонки мелких торговцев покачиваются на волнах, как уродливые лодки.

Не успевшие подняться в воздух комары медленно погружаются в воду. Те, кто еще способны сопротивляться, бьют по воде тонкими крыльями, но они быстро намокают, и владельцам их ничего не остается, как медленно идти ко дну. Несколько комаров кружат под потолком тронного зала.

Свалившиеся в воду осматы тонут быстро: тяжелое вооружение не позволяет им держаться на воде.

От подмытых водой стен отваливаются огромные куски и с громким плеском падают, поднимая брызги и вызывая волны, которые подхватывают плавающие на поверхности лавчонки и швыряют их на стены дворца прямо под балконом Урдалака. Вода поднимается поистине с катастрофической скоростью и скоро затопит и балкон повелителя. Ужасный У понимает, что ему грозит смертельная опасность, но понять, откуда она взялась, не может. Каким образом какой-то кротенок сумел вызвать ужасное наводнение? Неужели его могущественной и непобедимой империи суждено пасть под ударами стихии, разбушевавшейся по велению ничтожного крота?

Иногда достаточно одной песчинки, чтобы остановить гигантский механизм, тоненького каблучка, чтобы повергнуть на землю великана, нескольких храбрецов, чтобы остановить целую армию. Обо всем этом можно прочесть в «Книге Великих Мыслей», и крот Миро сотню раз советовал Урдалаку заглянуть в нее. Тогда бы он наверняка вспомнил двести тридцатую заповедь, где говорится, что «чем меньше гвоздь, тем больнее он колется и впивается в ногу».

Урдалак получил жестокий урок и надолго запомнит его. Если, конечно, сейчас ему удастся выбраться из этого водяного ада. Ужасный У чувствует, что пропадает, гибнет вместе со всем своим королевством.

Вода поднимает тарелку с высящейся на ней горкой рубинов, и яркие красные камешки уже блестят у краев ямки.

Мино — единственный пассажир на борту плавучего блюдца. Он сидит, забившись в щель между двумя рубинами. Ему так страшно, что у него оледенел желудок, а сердце вот-вот удерет в пятки.

Кроты не любят путешествовать по воде, лодки и корабли созданы не для них, и Мино чувствует, как у него начинается морская болезнь.

Урдалак тоже чувствует себя отвратительно — его королевство буквально разваливается у него под ногами. Вода подступает к балкону, а он все еще не нашел выхода из создавшегося положения. Поняв, как вода подобралась к его ногам, он оглядывается, и увидев пролетающего мимо всадника, прыгает на спину комара.

Осмат, управляющий комаром, раздувается от гордости: еще бы, ему выпала честь везти самого повелителя! Но на корабле может быть только один капитан. И не важно, что служит кораблем. Урдалак хватает осмата и легким движением рукоклешни сбрасывает его вниз.

Не успев даже пикнуть, бедняга камнем идет ко дну.

Уверенной рукоклешней Урдалак берет поводья: он намерен покинуть город.

— Отец! Куда же ты? — раздается крик Мракоса.

Натянув поводья, Урдалак останавливается.

— Не покидайте меня, отец! — умоляет Мракос.

Зависнув над сыном, Урдалак торжественно объявляет:

— Мракос!… Я назначаю тебя капитаном!

Сын польщен таким высоким назначением, но как им воспользоваться, если кругом вода? Он готов стать капитаном, только капитаном сухопутной армии. А Ужасный У назначил сына капитаном тонущего судна своей империи. Но надежда умирает последней, и Мракос протягивает клешню, полагая, что ему достанется местечко на комаре.

— … Капитан никогда не покидает своего корабля! — возмущенно отвечает Ужасный У. — Сколько раз можно напоминать тебе правила поведения доблестного воина?

И, натянув поводья, Урдалак разворачивается, набирает высоту и исчезает под куполом Некрополиса.

Растерянный Мракос остается стоять, разинув рот. От изумления он не в силах вымолвить ни слова. Как и все в мире минипутов, он не умеет плавать, но желание занять должность капитана — раз его удостоили этого звания! — столь велико, что Мракос внезапно начинает соображать. И мысль новоиспеченного капитана бежит в правильную сторону.

Стихия наступает. Мракос, скинув тяжелые сапоги и выбросив висящий на нем арсенал, начинает усиленно бить по воде всеми имеющимися у него конечностями. Добравшись до покачивающейся на волнах лавчонки, он хватается за нее и ловко забирается наверх. Устроившись поудобнее на своем плавучем домике, он запасается терпением и ждет, когда вода доставит его к какому-нибудь выходу из подземного города. Там, наверху, капитан сумеет набрать себе победоносную армию…

 

* * *

 

Растянувшись на траве, Артур прикладывает ухо к земле и слушает доносящееся из ее глубин журчание. Маленькая ямка, куда он бросил мячик, все еще пуста, и ему кажется, что он снова ошибся и искать надо в другом месте…

Пересечь Семь минипутских континентов, пройти под землей, победить в сражениях с осматами, отведать Огненного Джека, жениться на принцессе, спасти дедушку, найти клад и… потерпеть неудачу у самой цели. Нет, это несправедливо, Артур не может с этим смириться. Небо всегда помогало ему, так почему же теперь оно должно бросить его на произвол судьбы? Подбадривая себя, он снова склоняется над ямкой и ждет, когда, наконец, вода, журчащая где-то там, в глубине, поднимется на поверхность.

Артур всматривается в черный зев ямки.

Наконец, к великому восторгу Артура, внизу что-то заблестело. А вскоре на дне ямки показывается венчающий пирамиду рубин. Постепенно тарелочка с горкой драгоценных камней поднимается к самым краям ямки. Рубины сияют, словно выдержанное вино в пронизанном солнцем хрустальном бокале.

От счастья Артур чуть не плачет.

Он выполнил задание! Он сотни раз рисковал жизнью, преодолел множество преград и препятствий, научился смотреть в лицо опасности. Он попал в настоящее приключение и с честью вышел из него. Начав путь маленьким мальчуганом, он завершил его маленьким мужчиной.

Протянув руки, Артур аккуратно поднимает тарелочку с рубинами. Его восхищение обретенным сокровищем сродни восторгу студента, получившего после многих лет упорной учебы заслуженный диплом. Комиссия одобрительно кивает Артуру, а председатель приветливо виляет хвостом.

Артур бежит в сарай и, включив лампу дневного света, ставит блюдце на стол. К его великой радости лампа загорается. Порывшись в ящиках, Артур извлекает на свет огромную лупу и, поднеся ее к пирамидке, методично ее осматривает, в надежде отыскать маленького крота.

— Мино, ты здесь? — шепчет Артур, опасаясь, что его голос, даже очень тихий, звучит для кротенка, словно раскат грома.

И он прав: Мино все слышит, но, на его взгляд, эти рокочущие звуки не предвещают ничего хорошего. Разве этот оглушительный рев может быть голосом его маленького друга? В стране минипутов голос Артура звучал гораздо тише.

Собрав остатки мужества, Мино все же отваживается высунуть нос из своего убежища. И тут же упирается в стеклянную стену, такую огромную, что он даже не в состоянии определить ее размеры. В стене отражается огромный глаз, большущий, словно настоящая планета.

Мино вспоминает одну старую страшную сказку, которую рассказывал отец, когда хотел утихомирить расшалившегося сынишку. В сказке говорилось про глаз, такой же чудовищный, как и этот, только глаз из сказки обитал на самом дне могилы, откуда он непрерывно следил за каким-то минипутом по имени Каин.

Мино испускает ужасный крик и падает в рубины. Это немногим лучше, чем падать в яблоки. Или в апельсины.

 

* * *

 

Больше половины жителей столицы минипутов своими крошечными ручками сдерживают натиск воды, никак не желающей расстаться с надеждой прорваться в город. Но время идет, и вода постепенно убывает. Эту хорошую новость сообщает Миро. Он стоит, прижавшись ухом к воротам, и слушает. Как известно, у кротов превосходный слух.

Своими длинными руками король упирается в ворота вместе с остальными подданными. Услышав, что опасность миновала, он пытается опустить руки, но у него не получается: от долгого напряжения они затекли.

У лошабака тоже затекли конечности. Отойдя в сторону, он начинает вращать короткой шеей, а потом всем телом, одновременно пританцовывая на месте. Его косточки издают сухое пощелкивание. Честно говоря, если бы не он, минипутам вряд ли удалось бы сдержать натиск воды. Так что неудивительно, что у лошабака сильно ломит спину.

Не в силах опустить руки, король по-прежнему стоит у ворот. Он чувствует себя смешным и одиноким.

— Отец, ворота можно отпустить, они устояли! — напоминает ему дочь. Вид подпирающего ворота короля ее забавляет.

Шум воды постепенно стихает, исчезает, словно дурное воспоминание. Миро открывает смотровое окошко, расположенное на уровне его мордочки, и выглядывает наружу.

— Вода ушла! Мы спасены! — кричит крот.

Новость встречена с невиданной прежде радостью, сотни крохотных шапочек взлетают в воздух, повсюду слышатся радостные крики, песни, возгласы. Все ликуют по случаю избавления от грозной опасности.

Селения бросается в объятия отца. От радости она вновь чувствует себя маленькой девочкой.

Крупные слезы, только что градом катившиеся по ее щекам, мгновенно высыхают, и она смеется и радуется вместе со всеми.

Барахлюша буквально распирает от гордости: сколько минипутов восхищаются его рассказами! Многие рвутся пожать ему руку. Геройское настроение Барахлюша омрачает только необходимость то и дело говорить «спасибо».

Миро добродушно взирает на всеобщее веселье, но на душе у него кошки скребут. Подойдя к нему, король кладет ему руку на плечо. Ему известно, какое горе гложет Миро и мешает ему насладиться праздником.

— Как бы мне хотелось, чтобы мой маленький Мино радовался вместе с нами! — вздыхает Миро.

Сочувствуя другу, король еще крепче обнимает его за плечи. Больше он ничего не может сделать; сказать ему тоже нечего. Любые слова сейчас будут лишними.

Внезапно раздается глухой громоподобный звук, и ликующая толпа замирает. Земля под ногами минипутов содрогается, и праздничного настроения как не бывало. Ликование сменяется страхом. Перепуганные минипуты в панике разбегаются кто куда.

Подземные толчки усиливаются, с купола падают куски земли, оставляя после себя воронки, как после бомбежки. Жители столицы уверены, что это Ужасный У обрушил на них свою месть, и прячутся в дома и укрытия.

Кто, кроме ужасного У, мог разрушить земляные своды над городом?

От сильнейшего толчка сверху обрушивается огромный камень.

— Осторожно! — кричит Миро.

К сожалению, его предупреждение запоздало. Оставшиеся на площади минипуты, из числа особенно любопытных, шарахаются в стороны. Сорвавшийся сверху камень, подняв тучи пыли, уходит глубоко в землю.

Удар его от столкновения с землей был так силен, что король сел там, где стоял.

Толчки прекращаются, и в образовавшуюся в своде дыру опускается огромная полосатая труба.

Король не верит своим глазам. Что еще этот дьявол Урдалак сумел изобрести?

Стенки трубы прозрачные, и, подойдя поближе, сквозь них можно разглядеть, как внутри по отвесной стене скользит вниз какой-то темный шарик.

— Слеза смерти! — восклицает Барахлюш.

Слова его разносятся с быстротой огонька, бегущего по пороховой дорожке, и паника становится всеобщей. Только Селения не поддается общему смятению. Глядя на большую полосатую трубу, она мучительно вспоминает, где она видела такую штуку.

— Это же соломинка для коктейля! — неожиданно расхохотавшись, восклицает она. — Соломинка Артура!

Шарик тем временем съехал по вертикальной стенке до самой земли, упал и покатился в сторону. Остановившись, он повертелся на месте, развернулся и превратился в маленького кротенка. Это Мино, он стоит и выплевывает набившуюся в рот грязь.

В передних лапках он держит могучий меч Селении.

— Мой сын! — восклицает счастливый Миро.

— Мой меч! — радостно восклицает Селения.

Миро бросается к кротенку и сжимает его в объятиях.

Убедившись, что опасность миновала, народ минипутов вновь начинает ликовать.

Король подходит к Миро и Мино, приклеившимся друг к другу, словно зверюшки моль-моль.

— Все хорошо, что хорошо кончается! — с облегчением произносит он. — И все же жаль, что приключение завершилось.

— Еще не завершилось! — уверенно отвечает Селения.

Покинув короля и кротов, все еще держащих друг друга в объятиях, она направляется в центр площади, где лежит древний камень. Взмахнув мечом, она делает выпад, словно хочет проткнуть камень насквозь. На миг твердая глыба превращается в мягкое желе, впускает в себя клинок и вновь смыкает свои каменные объятия. Отныне никто больше не потревожит пленника.

Селения с облегчением вздыхает. Бросив взор в сторону отца, она видит, как тот одобрительно кивает. Селения не скрывает своей радости: значит, она правильно поняла его намек! Пережитое ею приключение научило ее многому, но, главное, оно наделило ее качеством, необходимым не только принцессе или правителю, но и каждому минипуту и человеку. Качество это называется мудростью.

Дело сделано. Соломинка медленно поднимается вверх и вскоре исчезает в отверстии купола.

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 77; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты