Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 3: С небес на землю.




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. Quot;Небесные" и "огненные" письма
  3. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  4. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  5. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  6. Браки на небесах
  7. В голубых небесах
  8. Вклад в небесную сокровищницу
  9. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  10. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?

Утро только еще собиралось наступить в небольшом селении Чвангак, расположенном в умеренных широтах восточного полушария планеты Искандарион. Черное как смоль солнце по имени Эстуриум все еще гуляло где-то в другом месте, а молочно-белое небо пока что сохраняло свою ночную непорочность, лишенную дневных примесей фиолетовых излучений звезды. Впрочем, ближе к пяти часам утра небо стало понемногу сереть и темнеть из-за незапланированного прибытия грозных дождевых туч.

- Чертов метеопрогноз! – сказала девушка, лежавшая на сеновале, укрытом от непогоды надежным водонепроницаемым навесом.

Она была не одна. Другая девушка лежала рядом и спала, опустив голову ей на грудь. Резкое заявление подруги заставило ее немного отпрянуть ото сна, однако чарующая власть утренней дремоты была слишком сильна, чтобы позволить ей разомкнуть веки, так что пришлось спрашивать сквозь сон:

- Что такое?..

- Ничего, милашка. Спи дальше, – последовал ответ, произнесенный нежно шуршащим шепотом, - Теперь времени на сон просто завались.

Последняя фраза не была ироничным или саркастичным замечанием. Девушка всего на всего и именно таким образом кратко обрисовала перспективы нового трудового дня. Да, собирающийся дождь немного расстроил их планы по уборке корнеплодов, но повода отчаиваться не было, ведь за прошедшую ночь им удалось отработать тройную норму по сбору урожая, подготовить большой крытый грузовик к отправке на рынок, а под конец еще и выгнать скот на пастбище. Так что даже удивительно, что после всего этого у них остались силы на страстную и необузданную любовь, которой они придавались то медленно, то взахлеб, пока не потеряли счет собственных оргазмов.

«Это была веселая ночка», - думала та, что не спала, и вслушивалось в стук падения первых дождевых капель на навес сеновала.

Такое с ней произошло впервые. Не то чтобы в свои девятнадцать лет она была скромницей и недотрогой. Совсем наоборот. Ей часто приходилось гулять и целоваться с другими девчонками в те дни, когда ее семья жила в городе. Но когда вся семья погибла во время эпидемии три года назад, ей пришлось переехать к своей троюродной сестре Тае, жившей и работавшей на собственной ферме. Бремя потери давило на нее все это время и не давало возможности подумать о потребностях собственного тела. Однако здоровый и полезный труд в конце концов вылечил ее разум. И потому теперь ее душа и тело были полностью обнажены. Она лежала на сене в обнимку со своей целиком обнаженной сестрой и мысленно смаковала все мельчайшие подробности произошедшего, от чего ее бедра сладострастно сжимались, а между ними становилось так влажно, что никакой дождь не мог сравниться с этим потоком.



- Я проснулась, - прошептала Тая, когда дождь стал стучать по крыше навеса сильно и по-настоящему, а не как прежде, не еле-еле, - Проснулась…

И потом ее рука медленно скользнула по животу и ниже…

- Да у нас тут…

Скорее всего, после этих слов могла бы последовать бурная эротическая сцена с нежными поцелуями сосков, касаниями языком влажного клитора и проникновением пальцев во влагалище, а может даже и в упругий анус. Но этого не случилось. Резкий ревущий звук заставил Таю испугаться, поднять голову с груди подруги и начать опасливо оглядываться по сторонам в поисках неведомой угрозы.

- Что это, Сия? – воскликнула она.

- Хотелось бы знать…

Тем временем ревущий звук все нарастал и нарастал в своей мощности и силе, так что вскоре началась такая вибрация, что навес, построенный быть устойчивым к непогоде, стал ходить ходуном, словно на самом деле был вырезан из тонкого картона.



- Может это Апокалипсьвис?..

- Вряд ли…

Жизнь и смерть в городе научили Сию быть немного циничной, так что она не верила ни в какую божественную и религиозную муть. Да и вообще до начала эпидемии, унесшей две трети населения планеты, ей почти что удалось окончить школу, что в свою очередь подразумевало неискоренимое наличие в голове определенных знаний о различных физических явлениях. И именно это позволило ей не испугаться подобно сестре и попытать проанализировать происходящее.

- Кажется, это падает с неба…

- Тогда точно Апокалипсьвис…

- Да нет же, дурочка…

Сия не хотела обидеть сестру. Просто немного злилась из-за того, что по непонятным причинам ищущим пальцам, лежащим на ее клиторе, пришлось убраться восвояси. Такое не могло не злить, такое не могло не расстраивать, и другая женщина прекрасно это понимала. К тому же Тая была не из обидчивых персон и давным-давно привыкла к иногда не очень корректным высказываниям возлюбленной.

- Нужно выйти наружу, - решила в конце концов Сия, прервав тем самым череду непростых размышлений о таинственной природе происходящего здесь и сейчас явления.

- Но там же идет дождь?..

Замечание было вполне уместным. Однако девушки были совершенно голыми и потому никак не могли промокнуть. Да и простыть тоже не могли, так как уже вторую неделю погода была очень теплой и даже по ночам температура не спадала. Впрочем, логическая схватка всех за и против не понадобилась, потому как юношеский авантюризм в таких ситуациях всегда играет главенствующую роль.



- Я хочу посмотреть, - сказала Сия и все тут.

- Тогда пойдем, - повиновалась Тая.

А грохот и вибрация все нарастали и нарастали. И это совсем не помогало двум сестрам в том, чтобы избежать некоторых случайных травм в попытках выбраться с сеновала. Раза три они очень больно столкнулись лбами, пробормотали «ой-ё-йой» и пошли дальше, однако уже почти у самого выхода несколько высокоуложенных тюков упали прямо на них и это уже было посерьезнее. К счастью кости остались целы, хоть и немного помяты, да и тюки были не слишком тяжелые, так что девушки быстро смогли выбраться из-под них.

- Больно, - пожаловалась Тая, когда уже стояла на ногах и потирала ушибленный локоть.

- Терпи, - ответила Сия и повела ее за собой.

Надо сказать, ей и самой изрядно досталось, да так, что первые несколько секунд после неприятного происшествия с тюками чудовищно кружилась голова. К тому же не сразу стало ясно то ли это и впрямь головокружение, то ли окружающий бедлам перешел в новую еще более безумную стадию. Однако потом все, за исключением непрекращающейся тряски и завывания откуда-то сверху, прошло. Правда, теперь из-за полученных от сена царапин неприятно саднили щеки. Но и эта проблема быстро себя исчерпала, когда Сия шагнула за порог и оказалась охваченной мощным дождевым потоком.

- Божественно! – воскликнула она, упиваясь теми ощущениями, которые давали тугие струи дождя, что врезались в ее плечи, груди и ягодицы, а потом струились по спине, бедрам и животу, - Как в сказке!

И в этом упоении она горделиво подняла свой взор к небу, где и увидела то, что явилось причиной безудержного воя и тряски. Пока что оно находилось слишком высоко, но уже вселяло леденящий кровь ужас. Его объяло огненное свечение , тучи в страхе отступили от этого монстра и прежде чем Сия успела дать собственную оценку наблюдаемому, Тая ее опередила и высказала наиболее очевидное мнение:

- Апокалипсьвис!

На этот раз Сия не нашла в себе сил возразить и просто молча продолжала наблюдать как с небес на землю опускается самое кошмарное чудище на свете. Но чем ближе к земле оно становилось, тем все менее сюрреалистичней оно воспринималось, так что когда непонятное нечто все же приземлилось и сдержанно фыркнуло, то это знаменательное событие не вызвало никаких громких эмоций, а только скупое недоумение. А все потому, что сестры теперь видели не монстра, а странный и непонятный летающий сарай.

- Чушь какая-то, - определила Тая.

- Точно, - поддержала ее Сия.

Правда девушки все же удивились, когда двери летающего сарая отворились и перед ними внезапно появились странные существа с голубыми глазами и светлыми волосами. Они никогда раньше не видели ничего подобного, и это вызвало в них некоторое смятение.

- Кто вы? – спросила Сия сильно дрожащим голосом.

- Мы – друзья, - ответило одно из существ и протянуло ей руку.

На самом деле это был трансгалактический советник Скрот, а научная часть его команды высадки, представленная Джекелем, Хайнсом, Роттелем и Скраном, стояла позади него. Но кому до этого было дело? Точно не двум голым девушкам, живущим где-то на задворках цивилизации среди полей и лесов.

- Кто вы? – повторила свой вопрос Сия.

На этот раз она собрала все имевшееся в ней мужество и заставила свой голос перестать дрожать. Впрочем, это было не сложно, ведь в большей степени Сия переживала не за себя, а за свою сестру-возлюбленную. Скрот же в свою очередь изо всех сил пытался напрячь весь свой дипломатический опыт, понимая, что нет ничего хуже и опаснее, чем до чертиков перепуганные женщины.

- Мы не причиним вам вреда…

Внезапно дождь прекратился, и легкий порыв восточного ветра заставил тучи умчаться прочь, обнажив тем самым обворожительную картину того, как непревзойденно и величественно Эстуриум выплывает из-за горизонта в переливающимся и многогранном фиолетовом ореоле собственного свечения.

«Романтика», - подумал трансгалактический советник.

Тем не менее, его занимали мысли и другого рода. Несомненно, он участвовал во многих разнообразных миссиях, в которых приходилось сталкиваться как с мирными селянами, встречавшими пришельцев с хлебом и солью, так и с озлобленными насекомыми-некрофилами. Однако эта высадка с определенного момента стала восприниматься им как нечто особенное. И скорее всего этот момент наступил как раз тогда, когда нечто в низу его живота стало оживать от сладострастного наблюдения за тем, как дуновение ветра заставляет набухать женские соски.

«Романтика», - подумал трансгалактический советник еще раз.

И теперь ему уже совершенно точно стало ясно, что происходящее с ним относится к несколько другой сфере, и потому пришлось мысленно поблагодарить портных, сшивших его специальную походную униформу зеленого цвета, ведь она была скроена так, что никто из посторонних так и не смог догадаться о его чрезмерном напряжении.

- Откуда вы?

Новый вопрос заставил Скрота вспомнить о своих обязанностях и долге перед Вселенной. Это было куда важнее какой-то там эрекции, так что он наконец-то занялся делом, а не созерцанием чужих прикрас.

- Мы прибыли с космолайнера «Столкновение». Он находиться на орбите…

- Зачем?

- Мы получили сигнал SOS и согласно трансгалактической практике …

- Что такое SOS?

- Его еще называют сигналом бедствия, который является унифицированным признаком гуманитарной катастрофы…

- Откуда?

- С этой планеты, но точных координат не удалось определить из-за суборбитальных и атмосферных помех…

- Откуда?

- Не знаю…

- Тогда зачем вы здесь?

- Чтобы помочь…

- Кому?

Трансгалактический советник Скрот привык к несколько другому порядку ведения диалога. Обычная, хоть и красивая девушка настолько быстро задавала ему вопросы, что он в конец запутался, пытаясь скоротечно поразмыслить над каждым из них и также быстро дать самый политкорректный ответ. Но не собственная некомпетентность волновала его в этот момент, а то совершенно прозрачное обстоятельство, что девушка продолжает воспринимать его и всех остальных как очень опасную угрозу. Холодный блеск ее карих глаз, резкие нотки в голосе и спрятавшаяся за спиной подруга были тому прямым доказательством. И было более чем очевидно, что еще одна фраза типа «мы – друзья» никак не исправит положение.

- Всем раздеться! – приказал Скрот.

- Раздеться?

Эта неординарная идея, что возникла в голове советника, выглядела в глазах остальных членов научной команды полным сумасшествием. Только вот согласно указаниям капитана все они должны были беспрекословно выполнять любые его приказы и требования. Но это вовсе не означало, что научный консультант Джекель не смог себе позволить некоторую вольность и спросить:

- Вы уверены, советник?

- Абсолютно, - таким был ответ Скрота

Возникла короткая пауза негодования, а потом всем пришлось подчиниться и начать процедуру раздевания. Конечно же, с неохотой и без каких-либо стремлений, однако приказ есть приказ и ничего тут не попишешь.

«Вот тебе и поездочка», - думал Джекель, расстёгивая униформу.

Примерно такого же мнения был и Роттель, ну а Хайнс и Скран, имевшие более широкие взгляды на жизнь, мысленно противились не более пяти секунд, а потом их даже заинтриговала перспектива оголиться перед незнакомыми дамами. Они и так делали это довольно часто в прочих экстравагантных экспедициях, правда во всех тех случаях они сбрасывали ботинки и штаны в ночных клубах, спальнях или отелях, а не посреди сельскохозяйственных угодий. Только вот разница условий всегда условна. И в связи с этим они приняли этот новый вызов.

«Вот и хорошо», - отметил про себя трансгалактический советник, наблюдая за тем как его приказ исполняется, - «Именно то, что нужно».

Понятое дело, советник рисковал. Но этот плохо продуманный риск никоим образом не был связан с опасностью быть осмеянным своими собственными подчиненными. Такая уж у него была профессия – рождать недовольство среди приземленных умов. И он уже давным-давно привык к данному неприятному обстоятельству. Другое дело, что даже такая безумная выходка могла не помочь наладить контакт с туземками. Однако стоило попробовать, ведь все равно нечего было терять, кроме чуточки стеснительности.

- Что?.. Что вы делаете?..

- Все в порядке…. Не нужно бояться…

Вконец перепуганные девушки и раньше не понимали происходящего, а тут еще странные существа с небес стали стягивать с себя зеленую униформу. Как от такого не рассвирепеешь? Каждой из них хотелось схватить нечто тяжелое и потрясти им в знак предупреждения, но рядом не валялось ничего такого. Попытка бегства на сеновал или куда-то в другое место рассматривалась как полная безнадега, в ходе которой пришлось бы повернуться к неизвестным существам спиной. Что тогда они могли бы сделать с бедными беззащитными девушками? Об этом даже не хотелось думать. И потому приходилось стоять напротив странного летающего сарая и что-то задумавших пришельцев и ждать очередного подвоха. При этом одна девушка, как и прежде, пряталась за спиной другой, а той другой уже некуда было деваться и прятаться от неопознанной угрозы, вот она и кричала, и вопила и рассылала всяческие ругательства:

- Не надо с нами играть! Вы точно пожалеете!

Однако когда вся одежда оказалась сброшенной, все крики прекратились. И тогда советнику осталось лишь развести руками и сказать:

- Видите…. Мы такие же, как и вы. Ничем не отличаемся.

Несомненно, бушующие страх и паника в глазах девушек заметно поубавились, когда их ранее рассерженные взгляды наткнулись на непривычное зрелище голых мужчин, однако пока что ни о каком вычурном доверии речь не шла и не могла заводиться, потому как только лишь формировались предпосылки для некоторых перспектив. И в связи с этим, когда Скрот узрел плоды собственных стараний, он не стал торжествующе прыгать как припадочный и форсировать события. Вместо этого он просто стал ждать.

«Главное – не торопиться», - эта назидательная мысль всегда крутилась в его голове на первых ролях, а теперь она стала еще более актуальной.

Тем временем гораздо менее испуганные девушки о чем-то спешно перешептывались. Скрот попытался уловить содержание этих переговоров по движениям лицевых мышц и ресниц, однако его знаний местных диалектов было недостаточно, чтобы быть успешным в этом предприятии. Впрочем, он все же уловил некоторые элементы, из которых стало ясно, что теперь туземок одолевают сомнения.

«Черт…», - подумал Скрот.

Именно так советник воспринял недостаточную эффективность своих стараний. Конечно, можно было подождать час или более, когда девушки наконец-то созреют для доверия, но где-то на планете Искандарион требовалась незамедлительная помощь. Скрот прекрасно понимал, что двум сексуальным девушкам она вряд ли нужна, но им могли быть известны некоторые нюансы местной жизни. В частности, что за атмосферные помехи мешают им локализовать источник сигнала. Только вот как выудить эту информацию из негативно (уже не агрессивно) настроенных дамочек, если они все еще сомневаются?

- Не сомневайтесь…

Советник не любил закулисные игры. Ну а сейчас у него к тому же не было на это лишнего времени. Вот он и решил немного подтолкнуть к нужному решению тех, кто сомневался.

- Не сомневайтесь…, - повторил советник.

Последовал короткий взмах ресниц, затем девушки еще немного пошептались, а закончилось все тем, что прозвучало загадочное слово:

- Но…

- Что «но»?..

Пристальный взгляд Скрота требовал немедленного ответа, и потому Сия никак не смогла отвертеться, отвернуться или ввязаться в очередные пересуды с возлюбленной подругой. Ей пришлось ответить. Впрочем, ей и самой не терпелось кое-что узнать.

- Все-таки есть некоторые отличия, - сказала девушка и ткнула пальцем в направлении предмета своих сомнений.

- Это несущественно.

Ответ советника был прост и логичен, являлся прямым совершенством, говорившим, что какое-то маленький и невзрачное анатомическое превосходство не может вывернуть Вселенную наизнанку или заставить звезды воссиять настоящим пламенем. С ним сложно было поспорить, и сложно было парировать этот емко умещенный смысл. Однако как всегда очередная женщина предпочла нелогичность и попыталась спорить, брыкаться и заявлять, что она знает истину гораздо лучше всех остальных.

- А может это все-таки важно?..

- Но разве не интересно поразмышлять на эту тему…

- Нет.

Скрота понемногу начинала раздражать эта особо со смазливым личиком и идеальным изгибом бедер. Да и вся эта миссия уже не вызывала былого восторга. Но, слава богу, что у второй туземки хватило ума не вступать в те же самые ненужные пересуды. Вместо этого Тая попыталась уговорить сестру стать более кроткой и благоразумной, а также помочь пришельцам чего бы им там не хотелось и не требовалось.

- Хватит! – сказала она.

Со стороны это могло показаться грубостью, однако люди, умеющие доводить друг друга до оргазма, также знают наилучшие способы вернуть партнера к реальности. Конечно же, не обошлось без взгляда удивленно-озабоченных глаз, но главное, что это подействовало.

- Что?.. Что такое?.., - виновато произнесла Сия.

- Хватит уже. И так все понятно.

Обозначив таким образом свою позицию сестре и всем прочим, Тая наконец-то вышла из-за чужой спины и заговорила неожиданно смело:

- Так вы пришельцы из космоса?

«Пришельцы», - подумал советник, - «Какой непреодолимо сонмический термин».

Впрочем, он давно перестал злиться на примитивность мышления неразвитых рас отдаленных цивилизаций и зачастую говорил себе, что как знать, может в других условиях среды эти недалекие существа без особых усилий смогли бы превозмочь интеллектуальный уровень не только высочайших идеологов нерушимости Устава и Терра Прайм, но и всего Трансгалактического Синцития в целом.

- Или же вы призраки, живущие в Титаскаре?

Несомненно, второй вопрос, произнесенный девушкой, привлек к себе гораздо больше внимания Скрота, чем первый.

- Призраки? – спросил он.

- А разве нет? - поинтересовалась Тая, - В это мне гораздо легче вериться, чем в то, что некто настолько сумасброден, что способен долететь до звезд.

- Почему же?

Мнение девушки о космических путешествиях изрядно покоробило советника. И ее крайняя необразованность не имела к этому никакого отношения. Просто с этой ее позиции все его детские мечты о далеких мирах и новых открытиях воспринимались как нечто ненужное и неуместное, так что в таком случае лучше было бы и впрямь оказаться неведомым призраком из черт знает откуда. Однако Скрот слишком часто познавал неповторимую красоту Вселенной, чтобы взять и так легко сдаться. И потому он попытался хотя бы чуточку сдвинуть с места окаменевшее мнение туземки.

- Неужели вы никогда не мечтали полететь к звездам?

Ответом был едкий смешок и слова:

- Да кому это нужно? Ведь они всего лишь темные безжизненные объекты.

И надо сказать, что наличие этих саркастических познаний у того, кто проживал среди пастбищ и плантаций, явилось неожиданным открытием и приятным сюрпризом для того, кто родился и вырос на планете Стартрум – широко известной кладези трансгалактической науки. Так что Скрот тотчас возымел в себе необходимость спросить:

- И вам об этом известно?

- Естественно, - прежний страх нежданно нагрянувших пришельцев незаметно улетучился, и теперь пугливая девушка совершенно свободно общалась с тем от кого совсем недавно пряталась за спиной сестры.

- Удивительно, - прокомментировал Скрот, - Но откуда?

- Читала в одной из книг, что сестра привезла с собой после эпидемии.

- Очень хорошо…

Каждая новая новость, получаемая от местных обитателей, накапливала все больше тревоги в душе трансгалактического советника Скрота. Отправляясь на планету Искандарион с гуманитарной миссией, он ожидал встретиться с какой-нибудь обыденной разрухой, однако вместо этого встретил радующихся жизни девушек-лесбиянок, узнал про каких-то призраков, а тут еще и эпидемия до кучи…

- Эпидемии? – спросил Скрот, чтобы быть уверенным наверняка.

- Точно. Это случилось не так давно, хотя на самом деле иногда кажется, что прошла уже целая вечность…

«Вечность…», - мысленно повторил советник. Время от времени такие повторы помогали ему сосредоточиться и подумать. Однако имевшийся дефицит информации не позволял всерьез развернуться и достичь необходимого результата, так что пришлось найти повод расширить кругозор и ненароком вспомнить про трансгалактический этикет.

- Извините, но мы уже так долго общаемся, узнали слишком многое друг о друге, но так и не были представлены по имени…

- Ах да простите, - на этот раз в разговор вступила более агрессивная девушка, - Мы слишком долго живем в уединении и напрочь позабыли о манерах.

- Ничего страшного, - сказал советник, изобразив на лице выражение солидарности, хотя на самом деле старательно пытался запудрить мозги доверчивым туземкам.

- Я – Сия.

- А я - Тая.

После поочередного представления девушками самих себя Скрот вытянул еще одну премудрствующую гримасу из собственного полного неотразимости лица, а потом спросил то, что и так давным-давно стало очевидным.

- И значит вы сестры?

- Не родные, - вернулась к разговору Тая, - Троюродные. А как вас зовут?

- Скрот. Малкольм Скрот.

- У вас красивое имя, - жеманно произнесла девушка, хотя привлекало ее внимание и ищущий взгляд нечто другое.

И такой интерес мог спутать советнику все его планы, так что он попытался искоренить его в зародыше и потому постарался перейти от разговора о себе к разговору о многих.

- Со мной также прибыли мои коллеги: Джекель, Хайнс, Роттель и Скран. Они перед вами. И есть еще четверо членов экипажа внутри шаттла. За технику отвечает Кропечь и Шаршун, в качестве пилота у нас Таранталь, а координистом выступает Наскак. Согласно протоколам нерушимости Устава ненаучная часть экспедиции обязана сохранять внутренний карантин до полного выяснения внешних обстоятельств…

- Вы говорите о летающем сарае? – спросила Сия и ткнула пальцем в шаттл.

- Можно и так сказать, - ответил Скрот.

На причудливую метафору он не обиделся, тем более, что имелась проблемы более глобального масштаба. В первую очередь ему хотелось наконец-то прикрыть свою и чужую наготу, а то она стала восприниматься им слишком утомительной. И для этого советнику понадобилось провозгласить всеобщую дружбу и любовь.

- Теперь, когда наше приятное знакомство свершилось, - сказал он, - Предлагаю нашим прелестным и очаровательным хозяйкам (от этих слов девушки разулыбались на всю катушку) показать нам местные достопримечательности…

- Отличная идея! – воскликнули обе девушки единовременно.

- Но сначала предлагаю одеться.

Предложение, прозвучавшее на небольшой лужайке коротко подстриженной травы темно-салатового цвета, что располагалась между большим крытым сеновалом и кучей трухлявого бурьяна, было воспринято по-разному. Кто-то облегченно вздохнул, в частности Джекель, бывший недовольным идеей обнажения изначально, кто-то просто молча принялся исполнять пожелание старшего по званию, а кто-то по прирожденной наивности не понял, зачем это нужно, но при этом не нашел никаких аргументов против и попытался угодить тому, кто сумел довольно быстро переместиться из категории опасных, странных и непонятных существ в нечто интересное и интригующее. Так что как оказалось все пронырливые уловки опытного трансгалактического советника не прошли даром, и он смог в конце концов достичь необходимого для экспедиции результата. А когда походная униформа зеленого цвета снова оказалась на нем, он неторопливо достал из нагрудного кармана миниатюрное устройство связи, поднес его ко рту и произнес слова, которых уже устал дожидаться координатор миссии Наскак, сидевший запертым в шаттле и гадавший, что же произойдет с теми, кто рискнул выйти наружи и попытаться помочь неведомым обитателям захолустной планеты Искандарион.

- Все в порядке, - объявил Скрот через «минитон».

- Вас понял, советник, - ответил ему Наскак.

Тем временем с сеновала быстро вернулись девушки-туземки, куда они ходили, чтобы отыскать свою одежду. Пользы от того, что они на себя спешно накинули, было мало, так как их пресловутые одеяния на деле представляли собой коротенькие полупрозрачные туники розового цвета и такие же розовые босоножки. Местами все это было перепачкано следами грязи и соком корнеплодов, но это только доказывало, что они способны на нечто большее, чем просто хихикать.

- А что это у вас такое говорящее? – спросила Тая как наиболее пугливая.

И тут Скроту пришлось напомнить себе о технологической отсталости местных жителей и о том, что все неизвестное способно породить все новые приступы невежественного страха. А это в свою очередь потребовало от него новых усилий в дипломатии, психоманипуляции и обыденной просветительской работе с населением.

- Это не является чем-то страшным, - сказал он ровным голосом и протянул мобильное устройство связи заинтересованной в ответе девушке.

- Но что это? – продолжала спрашивать Тая, боясь подойти ближе и прикоснуться к неопознанному и неизведанному.

- Маленькое чудо трансгалактических технологий. Называется «минитон».

- И что оно делает?

- Разное. Например, это…

За словами советника незамедлительно последовала демонстрация, основанная на некоторых манипуляциях с прибором. Так называемый «минитон» имел в своем арсенале крохотный дисплей с прыгающей синусоидой, три кнопки – серую, желтую и черную, а сбоку торчал небольшой джойстик в виде запятой. Для человека непосвященного такой набор манипуляторов в маленькой вещице был хуже, чем дремучий лес, хотя на самом деле все было элементарно и просто.

- Одно касание и…, - озвучил совершаемое Скрот и осуществил нажатие черной кнопки.

Секунду ничего не происходило, а потом раздался странный шлепающий звук «парлам-парлам» и из одной-единственной точки пространства, ничем не примечательной, но находившейся у всех на виду, явилось нечто плоское, аморфное и окрашенное в ярко-бирюзовый цвет. Понятное дело, что девушкам очень понравился такой необычный фокус.

- Вау! – воскликнула Сия.

Только вот, к сожалению Скрот не был силен в лексико-грамматических познаниях местных диалектов, и потому не смог понять, что бы могло значить прозвучавшее слово, однако интуитивно предположил, что именно так на планете Искандарион выражают высшую степень восторга.

- Рад, что вам нравиться, - сказал советник, после чего потянул ручку джойстика наверх, и бирюзовое нечто мигом охватила пенистая рябь.

Девушки наблюдали за происходящим с упоением. Ну а Джекель, Хайнс, Роттель и Скран выглядели понуро, да вдобавок еще и переминались с ноги на ногу от непреодолимой скуки. И было несложно догадаться, что они искренне надеются и верят, что когда-нибудь трансгалактические ученые сделают один шаг вперед, и тогда более не будет возникать вынужденная необходимость терять время на формирование голографической проекции.

- Что это? – спросила Тая, как только пенистая рябь сделала свое дело, и в результате в воздухе зависло трехмерное изображение человека, державшего в руках треугольный блокнот в переплете из бурой кожи и шариковую ручку.

- Это наш друг, - ответил ей Скрот, - Я вам уже о нем говорил. Его зовут Наскак, он координатор нашей миссии.

- А почему он пожелтел?

Замечание Таи относилось к некоторым сложнопреодолимым недоработкам технологии мобильных голопроекторов, которые проявлялись в виде некачественной цветопередачи характеристик оригинального объекта, из-за чего в конечном изображении преобладала желтая часть спектра. Советник понятия не имел, как все это объяснить жительнице планеты Искандарион, но все произошло само, словно по наитию.

- Дурочка, он же не настоящий, - посмеялась над сестрой Сия.

И Скроту в этом случае оставалось лишь добавить:

- Верно.

Однако женское любопытство так и не было удовлетворено в достаточной мере, так что Тая продолжала требовать ответов по существу.

- Но как это так? – спрашивала она.

К счастью Наскак додумался прийти на помощь всем тем, кто отчаянно ковырялся в извилинах в поисках нужных слов или же как и прежде неустанно переминался с ноги на ногу. Впрочем, такая инициатива была вызвана отнюдь не жаждой новаторства или же эгоистичным стремлением просветить кого-либо на недоступные отдаленным мирам темы. Причина была действительно веской, и заключалось она в том, что техники Кропечь и Шаршун наконец-то оправдали свое название и смогли максимально локализовать источник сигнала бедствия. Так что теперь нужно было срочно забирать советника и всех остальных и лететь туда, где их присутствие логически обосновано.

- Тая… дорогая…, - обратился Наскак к девушке, надеясь привлечь ее внимание к себе и тем самым достичь максимального зрительного контакта.

Естественно, девушка среагировала на голос, но в результате еще больше запуталась.

- Вы же сказали, что он не настоящий? – потребовала она объяснений от Скрота, - Как же он тогда говорит?

Вопрос был убийственным для интеллекта советника, так что ему в который раз пришлось признать, что он не очень-то готов к общению с обычными и менее развитыми людьми. Но, слава богу, что под рукой у него всегда имелись те, кто знал нужные слова. На этот раз им оказался Наскак, и он неплохо справлялся на этом приземленном поприще.

- Видите ли, дорогая, - сказал Наскак и его голографические глаза снова пересеклись с взглядом Таи, - Как вам уже говорил Малкольм, я координатор миссии и вместе с остальной ненаучной частью команды вынужден находиться не в вашей прекрасной компании, а внутри шаттла и подчиняться распорядку внутреннего карантина. Однако время от времени у советника возникает потребность в моем непосредственном взгляде на некоторые обстоятельства и вещи. И именно для решения этой проблемы был сконструирован «минитон», создающий управляемую голопроекцию, то есть ненастоящее трехмерное изображение, которым управляет на расстоянии настоящий человек…

- Кажется, я поняла, - сказала Тая после всех объяснений.

- Рад был помочь, - ответил ей Наскак.

А потом ему понадобилось обратиться к советнику и сообщить ему радостную новость:

- Нам удалось локализовать сигнал.

Только вот радость в глазах советника почему-то не появилась. Наоборот он впал в еще большую задумчивость, чем от вопросов девушки-туземки, а спустя минуту или чуть меньшее время внезапно заявил:

- Летите без нас. Мы остаемся.

Естественно те, кто находился в этот момент в шаттле, никак не ожидал такого поворота событий. Так что сразу сообразить, что сказать по этому поводу им как-то не сподобилось. Да и вообще стоит признать, что решение советника своим вычурным содержание сумело парализовать не только голосовые связки членов экспедиции, но и некоторых ухищрения трансгалактических технологий. И проявилось это в том, что голографический проектор стал едва слышно шипеть, а сама голограмма принялась подергиваться и искриться. Впрочем, никто так и не обратил внимания на эти технические неполадки. И даже девушки-туземки, имевшие обывательскую склонность восхищаться тем, что блестело и не пугало, оставили это происшествие без криков «вау», хотя на самом деле они просто придержали восторг для другого повода, который показался им гораздо более значимым и перспективным.

- Так вы остаетесь! – счастливый женский возглас раздался тогда, когда этого никто не ожидал и потому некоторые от неожиданности даже вздрогнули.

Конечно же, Скрот был рад тому, что негатив в итоге перекочевал в позитив, однако это закадычное обстоятельство его нисколько не заботило. Где-то рядом происходило нечто гораздо более важное, и он остро ощущал это всей поверхностью своей кожи. Несомненно, ему было хорошо известно, что Наскак и все прочие тунеядцы любили повсеместно подумать и порассуждать об внеочередных заскоках невнятного советника. Но даже это не имело значения здесь и сейчас. Чутье Скрота никогда раньше не давало осечек, так что не было повода сомневаться в тех колющих, словно длинные острые иглы ощущениях, говоривших, что крайне необходимо остаться в этом захолустном селенье и разузнать поподробнее о призраках и эпидемиях, а также некоторые другие неустановленные факты…

- И что потом?

- В смысле?

Внезапно созревший вопрос Наскака пришелся на самый пик сосредоточенных измышлений, так что советник не смог уловить его негласного подтекста и потому понадобились дополнительные слова и фразы:

- Что делать, когда мы обнаружим источник сигнала? Прилететь за вами?

- Зачем??!

Можно было ожидать любой реакции от советника, но только не странного передергивания левой половины лица, которое, судя по всему, означало крайнее неприятие подобных вариантов развития последующих событий.

- Зачем????! – повторил он с еще большим негодованием, словно у него и впрямь спросили последнюю чушь, а затем без лишних колебаний выдал нужный алгоритм действий, - Не нужно шататься туда-сюда. Сами разберитесь на месте и только тогда возвращайтесь с подробным отчетом.

- А как же карантин? – поинтересовался Наскак.

- Никак, - ответил ему Скрот, - Я его снимаю на время вашего залетного задания.

- Но так же нельзя...

Именно с этой фразой вечно недовольный Джекель без разрешения вторгся в разговор советника с желтолицей голограммой, и это было отнюдь не лучшее из его решений. Советник молниеносно сверкнул взглядом в сторону непрошеного собеседника, и все сразу же стало ясно – здесь и сейчас никакие сомнения в его поступках непозволительны.

- Это приказ, - добавил Скрот, сердито выдержав паузу.

Наскак тоже выдержал паузу. Только вот в его случае она понадобилась, чтобы своевременно проглотить замшелое недовольство. А позже, сделав запись в своем треугольном блокноте, координатор миссии резюмировал:

- Вас понял.

И едва это произошло, Скрот мысленно вздохнул с облегчением. Теперь можно было не беспокоиться о внезапном и незапланированном бунте среди подчиненных, а также можно было сосредоточиться на деталях предстоящих изысканий.

- Послушайте, Наскак, - в этом обращении к голограмме советник постарался вернуться от жесткости к тактичности, - Мы остаемся здесь не просто так. И потому нам понадобятся дополнительные методы исследования. Кажется, на борту имелся «Пи-Зет»…

Координатор миссии в свою очередь постарался избавиться от неуместных обид и также сосредоточился на задании. Ему понадобилось чуть-чуть покопаться в бортовой базе данных и кое-что спросить у невоспроизводимых голограммой техников, после чего ответ был готов и звучал он как:

- Так точно.

- Не мог бы ты послать его нам? – еще более вежливо поинтересовался Скрот.

- Будет сделано, - пообещала голограмма.

Прошло два-три мгновения, а затем двери шаттла начали отворяться. Понятное дело, что на этот раз пугливые девицы восприняли это необычное событие иначе. И если в прошлый раз ими руководил страх перед неизвестным, то теперь все подчинялось неуклонно растущему любопытству. Да и вообще в свете этой новой точки зрения все темные и мрачные тона напрочь исчезли, уступив место более желанной пестроте красок и неутолимой жизнерадостности.

- Фух-фух-фух, - послышалось сквозь шумно открывающиеся двери шаттла, а затем из ореола малинового дыма выкатилось нечто, имевшее небольшие размеры, но обладавшее всей необходимой и желанной пестротой окраски в виде многоцветных ромбиков и квадратов, а также более материальными гусеницами и щупальцами.

Так что неудивительно, что едва «нечто» выкатилось на лужайку, как девушки-туземки незамедлительно подбежали к нему и стали тыкать в него пальцами со словами:

- Вот так штуковина. Очень мило.

Их восторгу не было предела. И только в самую последнюю очередь они спросили:

- А что это?

- Простенькая модель роботизированного планетарного исследователя. Не больше и не меньше, - ответил им трансгалактический советник.

При этом он был горд за себя и за весь научный оплот трансгалактического Синцития, именуемый как Вселенский Изольлиум. А все потому что, будучи всего лишь пяти лет отроду Скрот уже сумел о себе заявить, разработав первую модель нелепого, но практичного робота «Пи-Зет». Тогда это был фурор бесконечных масштабов. Только вот слишком много времени утекло с тех пор, слишком многое изменилось, и теперь все прочие, что окружали советника, оказались неспособными понять, разделить и оценить то самосозерцательное чувство, что всегда существовало в сердце советника. И жизнь распорядилась так, что ему пришлось бродить по миру в полном одиночестве и навсегда позабыть своих мечтах. Это было грустно. Но Скроту не хотелось грустить, так что понадобилось отмахиваться от назойливой грусти и случайно всплывших воспоминаний. Да и вообще с некоторых пор под рукой имелись смешливые туземки, позволявшие без лишних сложностей обзавестись толикой чудного позитива.

- И что он делает? – спросили они, играясь с пестрым чудом техники.

- Исследует.

Ответ советника вполне соответствовал вопросу, однако почему-то вызвал волновой приступ нового необузданного веселья среди девушек, который сопровождался притягательным блеском в глазах и алчущими плоти фразами.

- Кого? Нас? – говорили они, захлебываясь все новыми и новыми смешками.

И чувствуя этот незримый подвох, Скрот совсем чуть-чуть растерялся в желании понять, что же делать дальше. Но к его величайшей радости очередное трудное решение было принято за него. Конечно вряд ли «Пи-Зет» пытался ему помочь. Вероятнее всего ему просто надоели суетливые ухаживания взбалмошных туземок, что трогали его и тискали за щупальца. Но он сделал именно то, что требовалось, когда вновь механически проворчал:

- Фур-фур-фур…, - и быстро укатился куда-то за сеновал.

- Куда это он? – разочарованно спросила Тая.

- Исследовать, - как и прежде ответил Скрот.

На этот раз ответ советника имел совсем иной эффект. Звонкий смех замолк и его место быстро занял холодный и расчетливый прагматизм, уверявший напряженными взглядами женских лиц, что кое-кто еще не наигрался и что им очень хочется продолжать веселье со странными пришельцами, свалившимися на них с небес.

- А как же мы? – спросила Сия в почти обиженном стиле.

Однако Скрот не позволил вспыхнуть новой совокупности истерик.

- Я же сказал, что пока что останусь здесь с вами, - решительно произнес он, - И нам уже пора бы сдвинуться с места.

И действительно, как оказалось за время вычурного и полного эмоций знакомства черное солнце со своим фиолетовым ореолом успело достичь зенита, по бокам от лужайки зацвели звездчатые цветы синими и красными бутонами, а высоко над головой неприкаянно мельтешили огромные двукрылые насекомые с крестовидным узором на брюхе.

- Так нам лететь? – спросил Наскак, все еще ожидая порождения очередной необходимости внести новые заметки в треугольный блокнот.

- Летите, - ответил Скрот.

- Летим…

Это были уже прощальные слова. Советник чувствовал, что именно сейчас происходит нечто великое и ужасное. И в этот странный момент времени ему больше всего на свете хотелось остановить Наскака, остановить себя, но он не мог. Ведь каждый трансгалактический советник согласно нерушимости Устава был обязан во что бы то ни стало выполнять возложенные на него обязательства. Делать же что-то вопреки высшему мнению было категорически запрещено и расценивалось как непозволительная глупость или как нахальство, способное угрожать спокойствию и благополучию Вселенной в целом.

- Летите, - тихо прошептал советник Скрот еще одну закодированную мантру, тем самым подводя черту под противоречивой борьбой с самим собой.

Впрочем в данный момент советник имел полное право кричать во весь голос, так как его бы все равно никто не услышал в виду того как громко заревели двигатели шаттла в попытке оторвать этот «летающий сарай» от поверхности планеты Искандарион.

- Летите, - в который раз для пущей верности повторил Скрот.

И словно повинуясь этому гнетущему зову, маленький и хрупкий шаттл со звучным урчанием взмыл к небесам, то есть прямо туда, где черное солнце настойчиво маячило как самое противное бельмо в глазу мироздания. Советник, четверо ученых и две девушки-туземки пристально следили за тем, как он неторопливо движется по небосклону и постепенно исчезает за верхушками малиновых сосен. А когда наблюдать стало не за чем возник очевидный вопрос:

«И что дальше?»

«Будем разбираться», - мысленно ответил Скрот самому себе.

Потом он оглядел всех кто остался с ним и не улетел, двух крайне сексуальных сестер и чарующую природу, что раскинулась вокруг, вздохнул, только на этот раз с ощутимой тяжестью на сердце и предложил в качестве разнообразия следующее:

- Так может девушки покажут нам что здесь и как?..

Сестры переглянулись, с искрящейся игривостью поочередно кивнули друг другу и гостям, а затем двинулись вперед по узкой тропинке, что огибала крытый сеновал. Так они показали пятерым мужчинам не только свою спину, но кое-что другое. Безусловно, не так давно космические путешественники видели тех же самых девушек полностью обнаженными, однако тогда все были слишком смущены, чтобы думать о межрасовых половых контактах. Теперь же, когда сквозь их полупрозрачные одежды отчетливо просматривались упругие ягодицы, всем им стало внезапно казаться, что эти четыре округлых образования только и ждут, чтобы их раздвинули и вошли во все имеющиеся между ними отверстия на всю возможную глубину. Мысль о том, как сестры при этом будут стонать и извиваться под напором мужского тела, вызвала мелкую дрожь в коленях, но, тем не менее, все члены экспедиции смогли проследовать по тропинке, ведущей за сеновал, а там их всех ждало уже новое зрелище, способное затмить любые ягодицы.

- Вау! – воскликнул Скрот, употребив местное не совсем понятное выражение.

- Так точно, - словесно срезонировали девушки-туземки, - Вау!

Скорее всего, они были готовы к тому, что пришельцев несказанно удивит неописуемая красота пейзажа, раскинувшегося вдоль и поперек долины, которая ранее укрывалась от их взгляда невзрачной глыбой архитектуры, именуемой крытым сеновалом. Как оказалось, шаттл приземлился на некой плоской возвышенности, приспособленной под нескончаемое возделывание корнеплодов и прочих сельскохозяйственных культур. И сразу за сеновалом эта возвышенность переходила в пологий скат, ведущий прямиком к долине. Для удобства перемещения местные жители снабдили его удобными лесенками из булыжников. Однако если для людей эти творения и были удобными, то робота на гусеницах они ставили в несказанный ступор.

- Фур-фур-фур! – визгливо ворчал «Пи-Зет» из-за того, что ему пришлось остановиться на пороге верхней ступеньки.

- Что с ним? – спросила Тая, когда всем остальным удалось догнать робота.

- Ничего страшного, - ответил Скрот, а потом нажал серую кнопку на «минитоне».

В результате «Пи-Зет» перестал ворчать, а заместо этого заговорил по-человечески.

- Задание принято, - сказал он и с помощью активированного генератора антигравитации запрыгал вниз.

«Проблема решена», - подумал советник, убирая «минитон» в карман.

Однако на самом деле проблемы как обычно только начинались. И Скрот это очень быстро осознал, когда после нескольких мгновений любования местной природой увидел то, что не имело к ней никакого отношения. И это заставило его кардинально перемениться в лице, но этого никто не заметил и не принял во внимание, ведь все они слишком плохо его знали и совсем не понимали.

- Ну как? – поинтересовалась Тая, предполагая, что заострившаяся мимика лица Малкольма Скрота обусловлена удивлением, - Вам нравится?

- Безумно, - ответил советник.

Несомненно, эта фраза, взятая им на вооружение в качестве ответа, имела вполне определенный двояковогнутый смысл. И первая грань этого двойного подтекста было целиком понятна всем тем, кто когда-либо стоял на краю полого спуска и смотрел с него вдаль. И заключалась она в том, что Скрот однозначно был сильно поражен тем, что бросилось ему в глаза в первую очередь, особенно учитывая тот факт, что он слишком привык к гигантским урбанизированным комплексам планеты Чкаро-Пак – научной столице Трансгалактического Синцития. Советник с трудом мог оторвать взгляд от голубой глади реки, которая рассекала своим вялотекущим потоком долину и делила ее тем самым на две неравные части. Часть поменьше находилась по одну сторону с членами экспедиции и на ней целиком располагалась огромная ферма. Она была представлена загонами для скота, в которых бегали, прыгали и скакали крупные животные с ветвистыми рогами и бурой пятнистостью, пастбищами с темно-салатовой растительностью, а также полями и огородами, усеянными множеством неизвестных и причудливых сельскохозяйственных культур, которым не нашлось места на возвышенности из-за их особой потребности в избыточной влаге. Ну а в центре фермы был размещен двухэтажный особняк, сооруженный из лучших пород черного и красного дерева.

- Вот это и есть наша ферма, - горделива заметила Сия.

- Прекрасно, - вежливо ответил ей Скрот.

Ну а после этого проявления жеманства его взгляд скользнул дальше, то есть на другой берег. Там недалеко друг от друга ютились небольшие домики, окруженные небольшими огородами и небольшими подсобными сооружениями. Там жили люди и судя по количеству домиков местное население насчитывало как минимум две сотни персон. И это было бы просто замечательной новостью, если бы не черные мраморные тетраэдры, что советник увидел немного позднее всех восхитительных прелестей местной природы. Однако все стало намного хуже, когда после первого визуального контакта с одной-единственной неприятной находкой внезапно выяснилось, что эти чудовищные творения чудовищного разума россыпью разбросаны по всей долине, Скрот долго попеременно смотрел то на чертовы камни, то на шестерых птиц витавших неподалеку. Птицы были определенно интереснее. У них был ярко-красный хохолок и лиловое оперенье. А что было у чертовых камней? Ничего хорошего или полезного.

- Так вы хотите зайти к нам в гости? – настойчиво поинтересовалась Тая.

Очевидно, девушкам надоело просто стоять на краю пологого ската и попусту пялиться на чудеса природы, которые для них давно уже стали повседневной обыденностью. И им очень хотелось наконец-то ощутить развитие знакомства с пришельцами, узнать их, получить новые ощущения. А потому они настойчиво требовали движения вперед.

- Пойдемте же, пойдемте же, - потребовала Сия и, схватив Скрота за руку, потащила его за собой вниз по ступенькам.

Советник не смог сопротивляться такой активной реализации желаний, да к тому же не видел особого смысла в противостоянии местному экстравагантному гостеприимству, даже если оно создавало помехи на пути решения более насущных проблем. По его убежденному мнению в данной цепочке событий любой ненужный конфликт мог испортить все и привести к непоправимым последствиям. И дело тут уже давно и вовсе не касалось какого-то закадычного сигнала о помощи. Этот вопрос Скрот решил, отправив шаттл восвояси. И с этого момента оная проблема перестала для него существовать. А вот чертовы камни – это было куда важнее и куда серьезнее. Конечно, он не ожидал увидеть их снова спустя долгие два десятка лет. Тем не менее, мысли о них никогда не покидали его головной мозг. Да и как иначе, ведь именно из-за них Скрот потерял отличную работу и перспективное будущее, из-за них его изгнали из Вселенского Изольдиума. Такое не забывается. Никогда и ни за что.

- Вам нравиться? – в очередной раз спрашивала советника Сия и тянула за собой по ухабистой негрунтованной дороге, что извивалась зигзагами промеж полей с колосящимися злаками и загонами, из которых любопытно выглядывали огромные черные глаза и огромные влажные и тяжело дышащие ноздри.

- Просто удивительно, - отвечал Скрот, настойчиво притворяясь, что все в полном порядке.

На самом же деле его мозг неугомонно продолжал крутить жернова воспоминаний, промеж которых настойчиво фигурировал один и тот же персонаж – Адриус Фаг. Когда-то этот человек был его наставником и учителем, человеком, которого Малкольм Скрот уважал безгранично, а доверял безоговорочно. Только вот однажды все встало с ног на голову и тогда ему, Скроту, пришлось сделать тяжелый и опасный выбор.

- Пи-пип! – внезапно прозвучало в нагрудном кармане советника и это заставило Сию остановиться и отпустить его руку.

- Что такое? – спросила девушка с взглядом полным запредельного негодования, будто сама Вселенная неуместно вмешалась в ее крайне логичные и хорошо просчитанные планы.

- Это мой «минитон», - ответил Скрот и полез в карман за прибором.

На самом деле он ждал этого момента звучания и дребезжания не только с особым неистовством нетерпения, но с прозорливой созерцательностью, словно приходилось ждать некоего божьего промысла, способного развязать ему руки и дать доступ к некоторым хитроумным трюкам. Так что едва запищал «минитон», ответственному за миссию Скроту тотчас стало ясно, что «Пи-Зет» наконец-то нашел один из черных мраморных тетраэдров и в вцепился в него своими сверхпрочными щупальцами. А потому дальнейшая судьба самого советника стала крайне малозначима, ведь теперь и без его участия робот мог выполнить поставленную перед ним задачу и передать опасную информацию о том, что на самом деле происходит на захолустной планете Искандарион в нужные руки. Правда Малкольму Скроту нужно было позаботиться еще кое о ком, ведь вынужденные спутники советника Джекель, Хайнс, Роттель и Скран никоим образом не были посвящены в его личные измышления. Кроме того, они не очень-то и старались как-либо вникать в происходящее. Вся эта миссия с самого начала казалась им очередной беспринципной забавой высшего руководства. Однако не они отдавали приказы, но в их прерогативу входило исполнение этих приказов. Вот потому-то от их спящего внимания и ускользнуло все то многое, что смог увидеть их предводитель. Они же в свою очередь узрели лишь то, как одна из сестер-туземок тащит за собой податливого советника и молча посудачили о том, что, скорее всего ему перепадет лишить ее девственности, а может и нечто большее. Спешить догнать эту парочку было не в их интересах, тем более, что с ними осталась вторая сестра, а за рекой совершенно определенно обитала целая куча других девчонок.

- А у вас тут хорошо…, - Джекель долгое время шел по бок о бок с Таей и в конце концов решился завести с ней разговор, но выбрал при этом не самый профессиональный способ.

Впрочем, нельзя было сказать, что он потерпел фиаско.

- Рада, что вам нравиться, - произнесла Тая вскользь и мимоходом, но при этом ненадолго повернулась в сторону того, кто напрашивался в собеседники и лукаво улыбнулась.

Джекель расценил это как грандиозную победу, однако предпринять что-либо более путное не успел, так как к тому времени группа отстающих успела догнать тех, кто убежал вперед и теперь заинтересованно пыталась понять, что же заставило тех остановиться. А так как впереди всех горделиво вышагивал Хайнс, то именно ему довелось потребовать ответа у того, кто сосредоточенно копался в «минитоне».

- Все в порядке? – обеспокоенно спросил он у советника

- Да-да, - сумбурно промямлил ему Скрот, - Обычная творческая рутина… Показатели радиации, гибридизации, экзальтации…. Как обычно…. Ведь надо все тщательно проверить, изучить, задокументировать и отослать капитану…

Хайнс внимательно выслушал всю эту череду бессвязных слов, переглянулся с Роттелем, Скраном и Джекелем и понял, что не только он подвержен смятению из-за поведения советника. Но к счастью Скрот неплохо контролировал ситуацию и потому не позволил всем им натворить непоправимых глупостей.

- Пи-пип! – прозвучало в четырех нагрудных карманах.

И прежде чем возникли новые вопросы, советник сказал:

- Вот я и вам переслал эти великолепные данные для ознакомления.

На самом же деле каждый из его спутников получил одно и то же угрожающее сообщение: «Вам нужно уходить. Здесь опасно. Найдите шаттл и убирайтесь прочь. Меня не ждите. Просто убирайтесь, пока не поздно».

Прочитав его, Хайнс, Джекель, Роттель и Скран поступили умно и, ни на чуточку не переменившись в лице заявили:

- Отличные новости, советник. Но вы не забыли, что нам еще нужно взять образцы грунта и собрать гербарий из местных растений?

Услышав такое, Малкольм Скрот несказанно возрадовался тому, что у его спутников нашлась необходимая сообразительность, и что теперь у них появился шанс на выживание. Оставалось только молиться о том, чтобы девушки-туземки оказались достаточно глупы, чтобы не понять того, что на самом деле происходит.

- Может, сделаем это позже? – предложил советник своей команде, хотя на самом деле ждал противоположного ответа.

- Очень хотелось бы, но нельзя, - парировал Джекель, а потом, виртуозно сымитировав в голосе безвыходность положения, добавил, - Но лучше уж сейчас, ведь после мы сможем посвятить все свое время этим двум прекрасным девушкам.

При этом в конце предложения он не забыл сладострастно подмигнуть Тае. И это сработало. Девушки вновь растаяли от комплементов, и никто ничего не заподозрил.

- Мы понимаем, - сказала Сия после недолгих раздумий над внешними обстоятельствами.

Ничего более сказать по назревшему поводу она не смогла, так что поступила так, как ей хотелось, то есть снова взяла в плен руку советника и снова потащила его за собой. Только вот на этот раз девушка не собиралась тратить время на прогулки по фееричным окрестностям. Сия определенно знала, чего хочет и потому не стала выдумывать никому ненужные окольности и потащила своего гостя прямиком в двухэтажный особняк.

- Не задерживайтесь, - попросила Тая, отправляясь вслед за сестрой и советником, - Мы будем ждать вас в доме.

«Надеюсь, что нет», - подумал Джекель, провожая взглядом удаляющуюся троицу.

Конечно, он так и не понял в чем собственно дело, но предпочел не искушать судьбу и довериться гораздо более смышлёному и продвинутому представителю человечества, чем он сам. И как выяснилось в ходе короткого обмена короткими сообщениями все прочие члены научной группы придерживались того же самого мнения, так что недолго думая все они разом попрятали свои «минитоны» по карманам и двинулись в пока еще неопределенном направлении прямиком через поле с высокими стеблистыми злаками. Путь был сложным, так как под ногами постоянно хлюпала грязь, кусачие насекомые постоянно впивались в шею, а заостренная листва возделываемых туземцами растений постоянно пыталась располосовать лицо и руки. Но примерно через час все они смогли достичь леса, где было уже посуше и поспокойнее и где появилась возможность начать планировать собственную эвакуацию с захудалой планеты. По мнению большинства предпочтительнее было пытаться отыскать шаттл, но связи с ним почему-то не было, а это означало, что все связанные с ним перспективы пока что оставались заоблачными и туманными. Однако сидеть на ровном месте тоже никто не собирался. Никто не знал, сколько времени у них в запасе, прежде чем начнутся поиски сбежавших. Несомненно, каждому из них хотелось надеяться на лучшее, только вот даже советник Скрот не был способен вершить чудеса. Максимум чего он смог добиться - это восемьдесят семь минут непрерывного чаепития и милых улыбочек на удобном диване, ну а потом его все же спросили:

- Что-то ваши друзья задерживаются. Может пойти поискать их?

- Да нет, что вы…, - витиевато отмахнулся Скрот и попросил еще чаю, - Наверное, слишком увлеклись работой. Не стоит за них переживать…

Сестры переглянулись, но в их глазах не промелькнуло никаких намеков на подозрительность или недоверие.

«Возможно, они впрямь слишком глупы», - подумал Скрот.

Впрочем, слишком долго думать ему не пришлось.

- Раз так, - сказала Тая, забирая у него пустую чашку, - Было бы неплохо заняться чем-то более интересным…

И прежде чем советник сумел определиться в отношении предлагаемого, Сия стянула через голову платье и вновь предстала перед ним обнаженной.

- Возьми меня, - сказала она и забралась на него верхом.

- Но…, - Скрот попытался было следовать логике, но собственной эрекции было сложно противостоять.

- Войди в меня, - потребовала Сия.

А в следующее мгновение он ощутил, как его разбухший жезл входит в ее разбухшую и влажную плоть.

- О-о-о! – эйфорически простонал советник и от наслаждения прикрыл глаза.

И тогда он не увидел, как внезапно исказилось лицо девушки, не увидел, как в ее руке появился нож и не увидел, как она перерезает ему горло, но почувствовал, как захлебывается собственной кровью и тогда уже понял, что умирает.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.099 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты