Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава XIV. «Серебряная Бестия» встречает «Черную кошку».




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  6. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  7. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  8. Глава 1
  9. Глава 1
  10. ГЛАВА 1

 

«Всё-таки она что-то почувствовала – в который раз подумал Бонд о Сесиль Дюшанель. – Как женщинам это удается?»

«Бестия» уже оставила сзади себя Ленс, Лиль, пересекла бельгийскую границу, оставила за багажником Брюссель с Лёувеном, и теперь проскочив Люксембург, неслась в направлении Кёльна. Глядя на убирающуюся под капот автомобиля ленту автобана, Бонд сортировал все услышанное и прочитанное в течение последних восьми часов. Началось всё со звонка «М», в момент, когда, свернув направо с проспекта Шарля де Голля, Бонд ушел на кольцевую трассу, рассчитывая по-быстрому доехать до A6b.

- Добрый день, 007 – голос «М» был сух и Бонд почувствовал, что в Лондоне за что-то зацепились и, его кратковременному безделью пришел конец. - Немедленно вылетайте в Гамбург. Материалы посмотрите в своей электронной почте.

- Слушаюсь, сэр. Через полчаса буду в Орли, данные просмотрю по прилету в Гамбург.

- Хорошо, Бонд, действуйте.

Жизненные обстоятельства, однако, внесли свои коррективы в этот простой план. Прибыв в аэропорт, Бонд удивленно посмотрел на переполненный зал ожидания. Электронное табло с расписанием рейсов тоже не предвещало ничего хорошего, сплошные задержки на три-четыре часа. Ситуация была предельна ясна, оставалось узнать кто бастует на этот раз. Сидящие с грустными лицами пассажиры поведали Бонду, что всем крупно «повезло», «очередная» забастовка авиадиспетчеров по всей Франции. Чтобы не парализовать полностью работу, треть из них выходит исполнять свои обязанности, но идет повсеместное смещение рейсов. Пока на три часа, но служащие аэропорта предупреждают, что задержка может быть и дольше. Вернувшись к машине, где его ждали Питер с Кейт, Бонд в двух словах обрисовал им ситуацию. Глядя на поникших ребят, Бонд посоветовал им не унывать, садиться на метро и ехать смотреть Париж.

- Купите подробную карту. Осмотрите все, что захотите, а вечером садитесь на рейсовый автобус и завтра будете дома.

Попрощавшись с молодыми людьми, Бонд двинулся к стоящей на паркинге «Бестии». Для начала требовалось немедленно связаться со штаб-квартирой. Усевшись в машину, Бонд поколдовал с цифрами на панели управления, превратив радиоприемник в «глушилку», искажающую голос и не позволяющую считывать сигнал со стекол автомобиля (ещё один подарок от секции «Q»). Набрав номер, Бонд откинулся на сиденье и после третьего звонка услышал голос мисс Манипенни.



- Привет, Пенни. Соедини меня с «М».

- Надеюсь, Джеймс, у тебя веские причины для этого звонка, он сегодня не в настроении.

- У меня железобетонные причины, Пенни. Если бы не они, я вполне удовлетворился бы начальником штаба.

Похоже «М» ждал звонок. Не успел Бонд дослушать музыкальную заставку ожидания на линии, как услышал его голос.

- Забастовка авиадиспетчеров, 007?

- Да, сэр.

- Начальник штаба уже доложил. К сожалению, чуть запоздал, забастовки французских авиадиспетчеров – это последнее что его интересует среди утренних новостей, не пришлось бы дергать вас в Орли. Что ж , давайте обсудим альтернативный вариант. Время пока терпит, использовать военную авиацию для вашей переброски в Германию я не стану. Насколько я знаю, вы сейчас на своей машине, прошедшей доработку в «нашей конюшне»?

- Да, сэр.

Езжайте машиной, 007. Отставание от предполагаемого графика будет не более пяти часов, это пока терпимо. Вы сейчас за рулем?

- Да, сэр.



- Тогда вы ещё не скоро посмотрите присланные вам файлы. Прослушайте сжатую версию событий последних двух дней, возможно, что-то наведет вас на собственные версии. Кстати, 007, вы что, проводите исторические исследования?

- Никак нет, сэр. Чем вызван ваш вопрос?

- На ваше имя получен объемный файл от господина Жуковского. Вся информация, которая там представлена, так или иначе, крутится вокруг разработок нацистских подводных лодок конца войны. Признаться, ваш интерес к данной тематике меня изумил. Особенно учитывая, что у вас, если я не ошибаюсь, есть куда сейчас приложить свои силы.

- Я прилагаю силы в интересующем службу направлении, сэр. Как вам известно, я знаком лично с Валентином Жуковским. Оказавшись в небольшом простое после Марселя, я посчитал возможным, навести справки об интересующем нас лице, по тем каналам, которые мне доступны. Благодаря Жуковскому мне стало известно, что в годы учебы в школе КГБ, господин Ковалев проявлял сильный интерес к данной тематике. Вряд ли это представляет интерес сейчас, но, если я правильно понимаю, господин Жуковский предпочел переслать информацию по темам, интересовавшим этого человека.

- В следующий раз, 007, согласовывайте ваши запросы с начальником штаба, по крайней мере. Статус «двойного нуля» предполагает определенную самостоятельность, но не бесконтрольность. Напоминаю вам, что по роду службы вы можете знать таких людей, разговоры или встречи с которыми могут скомпрометировать правительство Её Величества…. Хорошо, оставим эту тему, есть куда более важные. Надеюсь, вы сейчас один?

Бонд бросил взгляд на дисплей приемника. Глушащее устройство, судя по индикации, исправно посылало вибросигнал на стекла и коверкало слова, сказанные в салоне автомобиля.



- Да, сэр, я один и в настоящий момент направляюсь в сторону Лиля.

- Через одиннадцать дней, 007, королева-мать вместе с наследником посетит с визитом датский королевский дом. В королевском дворце будет дан благотворительный бал с целью привлечения внимания к проблемам страдания детей в странах ведущих боевые действия, а также усилению давления на свободную прессу и независимых журналистов. Кроме представителей английской королевской семьи, там так же будут присутствовать и члены королевской семьи Норвегии. Актеры, политики, дипломаты, промышленные магнаты…

- Иными словами – целей хватает, сэр.

- Именно, 007. Но это ещё не всё. За сутки до этого события, в Брюсселе состоится, запланировано совещание начальников штабом армий Северного Альянса, на котором среди прочих будут присутствовать наш министр обороны и его коллега из Германии. Пока под вопросом прилет их коллег из США и Франции, но и такой вариант не исключен. Если использовать ваш речевой оборот, 007, у нас с не просто хватает целей, у нас их явный избыток.

- В Гамбурге появилась «зацепка», сэр?

- Появилась, 007. Мы послали запрос нашим немецким коллегам, а также нашим представителям в Германии. Немцы в течение суток выявили в гамбургском порту зафрахтованную для морского путешествия по северным морям яхту «Элиза». Вызвало интерес то, что яхта была зафрахтована на два месяца три недели назад, но до сих пор простаивает в порту. Человек, оплативший этот двухмесячный простой – Генрих Шнейдер. Интересен для нас в первую очередь тем, что, как и господин Ковалев, он из «бывших».

- «Штази»?

- Да, оттуда.

- Он в Гамбурге?

- Да, 007. Наши ребята с согласия хозяев установили за ним наблюдение. Живет в гостинице, ведет достаточно праздный образ жизни туриста. Сейчас работает продукт-менеджером, точнее уволился месяц назад без видимых причин, зарплата была приличная, жалоб и недовольства не замечалось. Работы в Гамбурге не ищет. Все это, мягко говоря, странновато.

- Что по Ковалеву, сэр?

- Пока не замечен. Его изображение заброшено всем кому надо, немцы в курсе, что он может иметь при себе ядерный заряд. Помимо всего прочего, с большой долей вероятности можно предположить, что в состав группы входит Мануэль Альда Пирраго. Когда просмотрите свою почту, 007, поймете, почему мы так думаем. Пока просто знайте, что он опасен. Прибудете в Гамбург, 007, разберитесь с местными версиями и если там ничего заслуживающего внимания, не задерживайтесь. Может быть, придется перебросить вас в Копенгаген, может быть в Брюссель. Докладывайте ежедневно свои соображения. Ваш друг из аналитического центра – Бонд усмехнулся при этих словах – считает северный вариант предпочтительнее. Но полного согласия в этом вопросе нет. Американская сторона наоборот считает брюссельский вариант возможного развития событий более тревожным.

- Американцы поставлены в известность?

- Вас это удивляет, 007? Вся это возня с ядерной боеголовкой может быть направлена и против них.

- Они работают в Гамбурге?

- Нет, нас попросили держать их в курсе. На территории Германии нам будут содействовать только их местные структуры. Их куда более волнует возможность появления украденной у них боеголовки на территории США, нежели взрыв в Европе.

- Я вас понял, сэр.

- Удачи, 007, в Марселе вы поработали на редкость хорошо. Будем надеяться, вам повезет и в Гамбурге. «Зеленую улицу» вам обеспечат.

«М» сдержал свое обещание. Дорожная полиция проявляла стойкое равнодушие к серебристому Bentley Continental GT несущемуся с повышенной скоростью на восток. Пара сорвиголов пыталась посостязаться с Бондом в скорости, но выныривающие с обочин машины с сиренами и мигающими фонарями на своих крышах, моментально наводили порядок на трассе и «Серебряная Бестия» продолжала нестись в гордом одиночестве вперед, провожаемая недоуменными взглядами остальных водителей, ехидно ожидающих ареста этого лихача. Но серебристая машина скрывалась из виду, и они снова оставались в основном потоке, двигающемуся по своим делам с разрешенной скоростью.

Здесь, в Германии, на автобане, Бонд развернулся во всю. Стрелка на спидометре ушла за отметку ста двадцати пяти миль и, периодически перескакивая в крайний левый ряд, Бонд уверенно обгонял спешащие справа автомобили.

«Итого, прошло более полутора месяцев с момента похищения боеголовки – быстрая езда ничуть не мешала, пожалуй, даже наоборот, подхлестывала мысли – знали ли они семь недель назад о предстоящем благотворительном бале»?

Обгоняя грузовики с легковыми автомобилями, Бонд продолжал размышлять на эту тему. Министры обороны и начальники штабов – это все неясно. Точное число никогда неизвестно, и в частности прилет американца и француза до сих пор под вопросом. Люди военные, приказали – собрались. Посещение же Дании королевой на уровне административных работников известно давно. Хотя такой визит и не привязан к конкретному числу, но приблизительные сроки известны. Нужно намекнуть владельцам гостиниц на возможный наплыв туристов. Неплохо бы намекнуть и владельцам ресторанов, чтобы не ударили в грязь лицом, чтобы заранее озаботились закупкой дополнительных продуктов или, по крайней мере, предусмотрели такую возможность и заранее обговорили её со своими поставщиками. Озаботить дорожные службы проверкой улиц, по которым проедут королевские особы и гости. Для профессионала не составит труда по косвенным признакам определить подготовку к важному событию. Значит, похоже, Билл прав, датский вариант из этих двух для него наиболее интересен.

Взгляд Бонда моментально выделил в общем потоке черный приплюснутый автомобиль, двигающийся в третьем ряду и уверенно обгоняющий своих попутчиков. Оп-ля. Какая неожиданная встреча! В нескольких десятках метров впереди, словно сошедший с глянцевых журнальных страниц, хищным черным гепардом поблескивал отполированной краской Brabus. Mercedes-Benz SLR McLaren.

Первой мыслью Бонда было то, что это кто-то из богатых американцев, тех, кто специально прилетает в Германию «оторваться на все сто». Зарезервировав себе заранее что-нибудь вроде «Porsche-911 Тurbo» или «Lamborghini», главное чтобы под капотом было не меньше трехсот (а лучше все четыреста) «лошадок», они с упоением выжимают максимальную мощь из мотора машины, зачарованные возможностью достигнуть цифры 300. Полчаса назад красный Ferrari метеором пронесся мимо Бонда и остальных, исчезнув красной точкой впереди. Бонд хорошо помнил то чувство иронии, что на секунду всколыхнулось в его душе. Да, первые минуты, достигнув заветного рубежа, водитель упоенно несется вперед, но высокая скорость чрезвычайно опасна. Буквально на глазах только что бывший широким, словно взлетная полоса автобан превращается в узкую асфальтовую дорожку. Обгоняющая впереди кого-то машина вдруг оказывается перед самым твоим носом, а твой тормозной путь предательски вырастает в несколько раз. История автобанов знает немало случаев аварий нескольких десятков машин, случающихся, как правило, из-за таких вот «гонщиков», проявляющих беспечность на этих коварных скоростных трассах. И хоть и ругаются из года в год депутаты бундестага, призывая ограничить на автобанах скорость, но автомобилестроители не уступают. Кому будут нужны скоростные авто, если не станет возможности «утопить в пол педаль»?

Нет, водитель этой гоночной модели расчетливо шел со скоростью чуть выше 200 км/ч, обгоняя «степенных» середняков из среднего ряда с их скоростями порядка 160-180 км/ч, придерживаясь той же тактики, что и Бонд. Минут десять назад, боковым зрением, Бонд уловил справа красный цвет и, на секунду повернув голову, увидел на площадке для отдыха «спешащий» Ferrari. Так-то. Длительная езда «в потоке» на скоростях свыше 200 км/ч требует специальной, спортивной подготовки, на треке её не наработаешь.

Mercedes-Benz SLR McLaren оказался совсем близко от Бонда. Водитель вежливо ушел в средний ряд, освобождая «Бестии» проезд. Бонд посмотрел на спидометр. Так, 145 м/ч, это порядка 230 км/ч или чуть больше. Кажется, он вошел во вкус езды и постепенно прибавил двадцать миль скорости. Вот почему он догнал черный Brabus, левая полоса практически всё время свободна, за все время езды по автобану, Бонда догоняли всего восемь раз, и он точно также вежливо уходил в средний ряд. Здесь свои неписанные правила, на автобанах не принято чинить друг другу препятствия, здесь царит взаимоуважение.

«Серебряная Бестия» поравнялась с родстером. Сзади пока наблюдались только отдаленные перестроения автомобилей среднего ряда, никаких отблесков фар мега-драйверов. Бонд бросил быстрый взгляд вправо на водителя этого черного красавца. За рулем сидела девушка. Темные волосы, более точно цвет было не определить из-за слегка затонированных стекол, расчесаны на прямой пробор и убраны назад. Ярко-красная помада. И очки. Большие, темные очки, закрывающие треть лица. Девушка бросила на Бонда быстрый взгляд и перевела его на дорогу. Увидеть за рулем этой дорогостоящей машины молодую девушку было так неожиданно, что Бонд приотпустил педаль газа, уровняв скорость, чтобы рассмотреть получше машину и его хозяйку.

Темные стекла очков опять чуть повернулись в сторону Бонда. Сейчас, несмотря на то, что её глаза были скрыты, он хорошо представил себе её взгляд. Это было легко, видя строгую линию её неулыбающегося рта. Можно было не сомневаться, что в глазах стоит вопрос: Чего тебе надо? Езжай своей дорогой.

« Действительно. Рассматриваю хорошенькую девушку. В конце концов, это неприлично – Бонд сосредоточил свое внимание на том, что делается спереди и сзади. – И с чего это я решил, что она хорошенькая?»

Стрелка спидометра опять плавно переползла отметку 145 м/ч. Пока Бонд не чувствовал признаков усталости и решил придерживаться этой скорости. Главное вовремя реагировать на выскакивающих из среднего ряда водителей стремящихся улучшить свое положение в потоке машин. Сзади Brabus опять выскочил в левую полосу, обгоняя белый Volkswagen Passat. Более того, родстер не удалялся, а наоборот стал плавно догонять «Бестию».

«Хм, это уже интересно» - Бонд, не упуская из виду надвигающийся сзади Brabus, увеличил скорость до 160 м/ч. Твин-турбо довольно урчал под капотом, «Серебряной Бестии» в кои то веки представилась возможность «размять ножки». Родстер «завис» сзади не приближаясь, и не удаляясь, и Бонд, продолжая краем глаза смотреть за ним «просчитывал» на 300-400 метров дорогу впереди.

После недолгого статус-кво Brabus опять стал наплывать сзади. Бонд был заинтригован. Похоже, его любопытство показалось девушке чересчур навязчивым, и она решила его «сделать» любым способом. Впереди в среднем ряду показалось «окно» и Бонд принял вправо, уступая ей дорогу. Скорость упала, и счетверенные фары с трехлучевой звездой в круге исчезли из зеркала заднего обзора, материализовавшись рядом слева в виде черной тени. Девушка тоже сбросила скорость, и черный корпус её машины величественно обогнал Бонда. Она успела повернуть в его сторону голову, и Бонд был готов поклясться, что сейчас в её глазах стоит торжество.

«Ну, это мы ещё посмотрим» - бросив быстрый взгляд в боковое, левое зеркало, Бонд встал крайний ряд и « притопил» педаль. Сейчас ситуация поменялась на обратную, он шел в каких-то двадцати метрах сзади её и ей оставалось либо повторить его трюк, либо уступить ему дорогу. Бонд был уверен, что дорогу уступать она ему не станет, а ещё больше он был уверен, что у неё немного практического опыта езды на скорости 250 км/ч на оживленной трассе. Уж он то прекрасно знал, что может её мощный автомобиль. В отличие от «Бестии» под капотом впередиидущей машины скрывался «расточенный» V8, который позволял выжимать из мотора порядка 660 л/с при 6500 об./мин. Для разгона до скорости 100 км/ч этому тюнингованному красавцу требовалось всего 3,6 секунды, более чем на секунду меньше «Бестии», а максимальная скорость этого «немца» составляла порядка 340 км/ч. Сиди сейчас за рулем Mercedes-Benz SLR McLaren опытный гонщик, шансы Бонда были бы близки нулю, преимущество сорок километров скорости вроде бы и невелико на первый взгляд, но тот, кто его имеет на прямой трассе, тот и выигрывает. Бонд усмехнулся, вспомнив часто употребляемое при описании воздушных боев Второй Мировой войны журналистами выражение: он шел прямо на самолет врага, и когда тот не выдержав отвернул, буквально в нескольких метрах, поразил своего противника. Это они из мемуаров подхватили. Тем, кто воевал простительно, со временем кое-что размылось в памяти, и сбитый на лобовой атаке самолет спустя годы воспринимался как подловленный на отвороте. А вот современных интерпретаторов бы на гоночную трассу, да заставить их сойтись друг на встречу другу на скорости 300 км/ч по параллельным полосам. Вот показавшиеся вдали точка в течение секунды превращается в автомобиль, а секунду спустя с ревом проносится мимо тебя. А скорость сближения всего-то 600 км/ч, «каких-то» 160 с небольшим метров в секунду. Скорости же истребителей тех времен порядка шестисот километров, в конце войны под семьсот. Сосчитать нетрудно. Ни о каком поражении в нескольких метрах при отвороте не может идти и речи, тут уж либо противник начал отворачивать метрах в двухстах, либо пилоты шли, стреляя друг в друга, и один оказался более метким.

«Однако, что-то я о войне – Бонд бросил взгляд на спидометр. 165 м/ч. Девчонка не хочет уступать дорогу, но скорость прибавляет крайне осторожно. – Это все из-за этого Ковалева с его идеями. Из головы не идут файлы, переброшенные Валентином. Вот ведь педант. Кому сейчас интересно всё это старьё кроме историков?»

«Бестия» пока не уступала, продолжая нависать «на хвосте» у Brabus. Бонд, в который раз отвлеченно подумал, что если хозяйка родстера выдержит до конца, то у него нет никаких шансов – 190 м/ч и все. Предел.

Пока сзади никого не было. Машины в среднем ряду стали медлительными, словно в замедленной съемке, а грузовики, пикапы и подержанные автомобили степенных домохозяек с бодрыми пенсионерами из крайнего правого ряда словно и вообще встали. Конечно там не только пенсионеры и домохозяйки, но сейчас Бонд подумал об этих машинках из правого ряда именно так.

Brabus нырнул в среднюю полосу. Впереди, как ни странно образовался участок дороги не занятый впередиидущими машинами и девушка "посторонилась", убавив скорость километров до 190. Сейчас Бонд снова догнал её и не упустил возможности чуть убавив скорость так же медленно, как пару минут назад она, продемонстрировать ей "профиль" своей "Серебряной Бестии". Сейчас он больше смотрел на машину, чем на её хозяйку. Да, машина снабжена всем необходимым. Задние и передние спойлеры из карбона ателье предлагает дополнительно, в стандартную комплектацию они не входят, здесь же они налицо. Они перераспределяют набегающие воздушные потоки таким образом, чтобы уменьшить подъемную силу на передней оси путем ее нагрузки. 20-дюймовые литые диски Brabus серии Monoblock VI с шестью двойными спицами - это как раз стандартный набор, но презентабельности они этому дорогостоящему автомобилю конечно добавляют. Все автолюбители знали маленькую хитрость не видимую на первый взгляд, задние покрышки чуть шире, а на передних чуть выше протектор. Все это, вместе со спойлерами добавляет автомобилю устойчивости на дороге.

Впереди замаячили машины, и Бонд опять прибавил скорости. Да что же это такое, девчонка вынырнула сзади, четко заняв место у него за спиной. Мало? Ещё не угомонилась? Бонд выжал акселератор. Мотор у неё мощнее, но, похоже, реализовать свой скоростной порог она не может. Или может на кольце, при отсутствии других машин, в тепличных условиях.

Стрелка на спидометре, плавно качнувшись, поползла вперед.

170 м/ч.

Черный родстер не отставал, плавно наращивая скорость вслед за ним, не уменьшая и не увеличивая дистанцию.

175 м/ч.

Твин-турбо "Бестии" послушно набирал обороты, в его ровной басовитой песне Бонд не слышал пока даже намека на выдох или недовольство, но заблуждаться не стоило, пиковая мощность была уже рядом.

180 м/ч.

Черная машина немного отстала, но, спустя несколько секунд, выровняла дистанцию и снова как привязанная пошла следом.

"Хитра - отметил про себя Бонд. - Нестись самостоятельно впереди не хочет, пойдет хвостом, действуя на нервы. Нервы то у меня моя дорогая в порядке, а вот оторваться от тебя, похоже, не выйдет".

Стрелка спидометра поравнялась с отметкой 185 м/ч. Mercedes-Benz SLR McLaren опять чуть оттянулся назад и Бонд, было, подумал, что девчонка выдыхается, сам уже начал чувствовать подкрадывающуюся усталость из-за сильной концентрации внимания на том, что делается впереди. Нет, похоже, она просто увеличила дистанцию. Пейзаж слева и справа уже напоминал аляповый ковер, смотреть на окружающие красоты было некогда, а в голосе мотора Бонд отчетливо услышал ревущую высшую ноту. Очень быстро он бросил взгляд на спидометр. Итого, 189 м/ч, стрелка застыла у отметки 190, не дойдя одно деление. Перейден рубеж 300 км/ч.

Пора было уступать дорогу. Ну, нет у него этих пятнадцати-двадцати миль, чтобы быть с этим черным "скакуном" вровень. При своих пятистах лошадях "Бестия" всё равно молодец. В конце концов, у него автомобиль представительского класса, а не спорткар. Ещё минуту Бонд выдерживал максимальную скорость, поглядывая в зеркала заднего обзора. Не отцепится, пора признавать поражение. Отпустив педаль газа, Бонд стал выискивать место в среднем потоке. Ага, вот и гигантский щит, предупреждающий о скором съезде с автобана, весьма кстати. Есть место. Приняв вправо, Бонд надавил педаль тормоза, сбросив за какой-то десяток секунд скорость до 115 м/ч. Brabus проскочил вперед и, так же засигналил красными фонарями стоп-огней, сбрасывая скорость. Ещё один предупреждающий щит. Entschuldigen Sie Madel, Auf Wiedersehen. Нет, это уже даже становится интересным. Следит она за ним что ли? Черная машина уже успела перебраться в крайний правый ряд и, обогнав её, Бонд сделал то же самое. Здесь, в правом ряду, на скорости 60 м/ч его охватило ощущение ползущего в пробке автомобиля.

Опять щит. Во-он он, съезд с автобана. Бонд вписался в него на скорости каких-то сорока миль в час. Многовато, но сошло. Очень удачно он выбрал место для съезда, здесь не просто площадка для отдыха, а ещё и бензоколонка. Значит, можно будет посидеть в маленьком ресторанчике при ней, выпить чашечку свежезаваренного кофе и дать себе пятнадцатиминутный отдых. Скорость автомобиля, после скорости 190 м/ч уже вообще перестало восприниматься движением. А где Brabus? Черный родстер заворачивал на заправку вслед за ним. Сначала "напоить" "Бестию", а уж потом и самому. Только сейчас он почувствовал навалившуюся на него усталость. Проехал каких-то двадцать минут на повышенной скорости, а вымотался, будто сутки за рулем. Бонд опять скосил глаза в зеркало. Девушка тоже устала. Не стала даже подьезжать к автоматам, вылезла из машины и протянула ключи подскочившему парню. Ого, да её тут, похоже, знают, здесь вообще-то самообслуживание. Аккуратно зачесанная головка в темных очках повернулась в сторону Бонда и после непродолжительного рассматривания девушка пошла к столикам ресторана. Тяжело пошла, устало, что называется "на ватных" ногах, хотя ноги стройные, красивые. Утомилась. Если бы он дольше продержал скорость, она возможно бы и уступила. А может и к лучшему, что он прекратил эту мальчишескую гонку, кто-нибудь бы «высунул нос» из среднего ряда, и лежали бы они с ней сейчас оба в разбитых автомобилях. Дорогая у неё машина, очень дорогая. Три "Бестии" можно купить.

Заправив до горлышка бак и отогнав "Бестию" на стоянку, Бонд прошел в ресторанчик. Ещё и мест мало. Взяв чашку с кофе, Бонд посмотрел по сторонам. Вокруг сидели семейные пары с детьми, просто автомобилисты вперемешку с туристами. Девушка сидела одна, даже странно, что никто не пытался к ней подсесть. Место у неё было прекрасное, стоянка и подъезды к бензозаправке как на ладони. Бонд решительно двинулся к её столику. Не важно кто она, ресторанчик ей не принадлежит.

- Вы не будете возражать? - остановившись рядом, Бонд мог рассмотреть её более подробно. Волосы все же не черные, хотя и очень близки по цвету. Шатенка. На чуть побледневшем лице уже начал появляется легкий румянец на щеках.

Она чуть приподняла голову, внимательно посмотрела на него сквозь стекла своих солнцезащитных очков и лаконично качнула в стороны головой, дав понять, что нет.

Бонд сел напротив. Сейчас они были зеркальным отражением друг друга, усталые, слегка безразличные к окружающим их людям, с чашками кофе. Она не пила свой, чашка одиноко стояла на столике.

- Я бы вас всё равно обогнала…

Бонд бросил смотреть на подъехавший к заправке Porsche 997 Carrera S, в характерной для дорожной полиции бело-зеленой расцветкеи повернулся к девушке. Чуть откинувшись, она, не улыбаясь, смотрела на него.

- Не сомневаюсь. У вас на 160 лошадей больше, да и машина ваша сделана с гоночной ориентацией в отличие от моей.

- Это моя Schwarze Katze – девушка даже улыбнулась. – Честно говоря, не думала что Bentley Continental GT действительно способен на такую скорость, думала, что всё это рекламный пиар. Вы хорошо водите, мистер..., э-э?

- Бонд. Джеймс Бонд. Значит, вы называете свою машину «Чёрной кошкой»?- Бонд отметил, что по-английски она говорит великолепно, правда с различными языковыми примесями, и только произнесенное ей словосочетание на немецком языке подсказало Бонду, что девушка не американка, как он подумал на трассе. – Подходит. Увидев её на трассе, я мысленно сравнил вашу «кошку» с гепардом. А я свою называю «Серебряной Бестией».

- В Германии это может вызвать совсем другие ассоциации, Джеймс – она запросто назвала его по имени, опуская «мистера» и фамилию. – Хотя забавно звучит. Каким ветром к нам в Германию? Захотелось разогнать свою «Бестию» до предела?

- Нет. Мои паруса наполняет сугубо деловой ветер. Даже эта остановка была не запланирована. Но, признаться, я немного перенапрягся на скорости триста километров, поэтому решил отдохнуть. А почему вы уступили мне дорогу, мисс…

- Андреа Феллерер. Фамилия не обязательна Джеймс.

- Не любите общепринятые правила, Андреа?

- Нет, дело не в официозе. Всё это условности, Джеймс. Вы куда едете?

- Пока что в Гамбург.

- А мне отворачивать на Бонн. И мы с вами больше никогда не увидим, друг друга, если только меня не занесет в Англию, и мы не встретимся на каком-нибудь донельзя официальном мероприятии, где мы вдоволь «навыкаемся» друг другу вместе со всеми этими «мистерами» и «мисс».

- Бываете на островах?

- Была прошлым летом. Отщелкала там несколько сотен снимков в Шотландии.

- Так вы фотограф. Неплохой бизнес, судя по всему, вот бы не подумал – Бонд кивнул в сторону «Черной кошки».

- Я вас умоляю, Джеймс – Андреа Феллерер покривила свой хорошенький рот. – Хотите спросить, откуда у меня деньги на этот автомобиль, спросите прямо. Папульхен подарил.

- У вас любящий отец, Андреа.

- Ха, любящий. Он собрался жениться на девице, годящейся мне в подруги, только бы попробовал не подарить. Хотя это дела семейные, вас они не касаются…. Заболталась я тут с вами, Джеймс. Будете в Бонне ближайшие пять дней – звоните, телефон найдете в любом справочнике. Я там вам такой дрег покажу…. Никто мешать не будет.

- К сожалению, это маловероятно Андреа. Но спасибо за предложение, остается предложить вам то же самое. Заедете в Лондон – найдется и там место для гонок. Насчет справочников не уверен, но в телефонной книге мое имя есть.

- Вот ведь гадство, кофе совсем остыл – Андреа Феллерер недовольно, но в то же время очень элегантно, поморщила носик. – А, может, опять разгонимся до трех сотен, Джеймс?

- Пожалуй, я пас, мне ещё далеко ехать. И все-таки, почему, после того как вы меня обогнали, Андреа, вы уступили мне дорогу? Ведь мощи вашего мотора хватило бы с избытком, чтобы оторваться от меня.

Андреа Феллерер сняла очки, чтобы протереть их и Бонд, наконец, смог увидеть её серо-голубые глаза, чуть вдернутые вверх.

- Не буду врать, я тоже здорово устала. Одно дело дрег, «по-прямой», на освобожденной от посторонних машин трассе, другое дело тут. Я бы и не стала гнать, если бы вы не стали так пристально смотреть на меня, это меня разозлило. А когда я вырвалась вперед, все эти машины из правого ряда, всё время норовящие высунуться ко мне под удар, стали так сильно раздражать меня, что я решила пропустить вас и идти сзади как за лидером. По крайней мере, не было нужды следить за маневрами остальных. Но когда скорость стала 302 км/ч, я почувствовала слабость в ногах. Если бы вы продержались ещё пару минут, Джеймс, я бы сдалась.

- А я решил, что вы ни за что не сдадитесь, и решил сдаться первым – Бонд улыбнулся.

Они уже стояли рядом с «Черной Кошкой» и Бонд разглядывал сейчас салон. Именно то, о чем и писали во всевозможных автомобильных журналах. Двери широкие, сделано все для удобства пользования. А вот салон, для него, пожалуй, тесноват, несмотря на приличный размер машины. Уж больно приплюснута модель к земле.

- Хотите посидеть, Джеймс? - Андреа Феллерер смотрела на него довольно лукаво, это было хорошо видно, несмотря на вновь надетые очки, да и полуулыбка на лице говорила о том же. Бонд, не тратя время на разговоры, опустился на водительское сидение, обтянутое сверху красной кожей. Понятное дело, руль здесь стоит тоже небольшой, спортивный, с восьмью кнопками управления автоматической коробкой переключения передач, на нем. Для таких вот гонок по автобану, что устроили они с Андреа Феллерер полчаса назад, очень удобно. Не надо снимать правую руку с руля, достаточно надавить нужную кнопку большим пальцем левой или правой руки для выполнения той или иной команды. Нижняя часть руля сглажена, облегчает посадку в автомобиль и высадку из него, это Бонд уже оценил.

- Ну, как? - Андреа Феллерер наблюдала за его реакцией.

- Неплохо. – Бонд вылез из машины. Сейчас его внимание привлек направляющийся в их сторону молодой парень, держащий правую руку за отворотом своей джинсовой куртки и глядящий на Андреа Феллерер. – Совсем неплохо.

Парень как-то странно смотрел на неё. Выхватывать старый, добрый Walther PPK было поздно, это только бы спровоцировало парня. Оставалось отвлечь его внимание и.… И что? Что-то подсказывало Бонду, что поведение молодого человека довольно странное для задумавшего недоброе дело. Парень уже подошел к ним. Правая рука Бонда напряглась, готовая нанести молниеносный удар в челюсть, единственное что смущало, так это дистанция, слишком близкая. Профессионал так близко не подойдет, скорее….

- Извините, пожалуйста – парень выглядел слегка напряженным, но агрессии Бонд не чувствовал. – Вы - Андреа Феллерер?

- Автограф? – пока Бонд смотрел на парня, в её руках уже появилась авторучка, а в голосе легкая скука.

- Если вас не затруднит – он, наконец, вынул наружу руку и Бонд увидел свернутый в трубочку журнал, на обложке которого красовалась никто иная как его собеседница в бикини. Андреа Феллерер собственной персоной.

- Как вас зовут? – парень протянул ей журнал и заворожено смотрел на авторучку в её руках.

- Мартин Грейнер.

Андреа Феллерер размашисто вывела на своем лице «Мартину Грейнеру, моему поклоннику. Андреа Феллерер» вместе с росписью и отдала ему журнал. Счастливый обладатель автографа с довольно идиотским выражением лица пошел к заправке, и Бонд, окончательно убедившись, что это не подвох, расслабился.

- Так вы – фотомодель? А как же фотографирование в Шотландии?

- Я - всё понемногу, Джеймс. Съемки в Шотландии были из-за ссоры с отцом, он сказал, что я и цента заработать не смогу самостоятельно. Тогда назло ему я заявилась в редакцию одного журнала и после двухчасовой беседы, в ходе которой я окончательно заболтала главного редактора, он взял меня в штат и направил в Шотландию. А когда вернулась обратно, в приемной меня увидел выходивший из кабинета фотограф немецкого L’Officiel, бывший в офисе редакции по своим делам. Он то и позвал попробоваться в качестве модели. Теперь я ещё и телепередачу веду. Похоже, пора уезжать отсюда, пока другие не набежали. Auf Wiedersehen, James.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.021 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты