Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава XVI. «Прогулка» в Карлсхаген.




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  6. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  7. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  8. Глава 1
  9. ГЛАВА 1
  10. Глава 1

 

Долго спать ему не дали. Часы показывали 10:12, когда его разбудил человек, оказавшийся Моррисом Саггсом.

- Только не говорите мне, что вы упустили Шнейдера – спросонья Бонд отморозил одну из своих любимых шуточек, как обычно воспринятую всерьёз.

- Всё в порядке, мистер Бонд, Коулмэн с Хэйдом ведут его – Моррис Саггс держал в руках бумагу факса. – Ночью Хэйд послал запрос от вашего имени. Двадцать минут назад мы получили факс из полицейского управления города Карлсхаген. Один из полицейских, Хюберт Хюппертц, прислал его, так как абсолютно уверен в том, что видел два дня назад Мануэля Пирраго в небольшом магазинчике, продающем товары для водного спорта.

У Бонда прошел сон. Хмуро глядя на дверь за спиной Морриса Саггса, Бонд задал вопрос, не имеющий никакого отношения сообщению Саггса:

- Где тут можно выпить хорошего кофе?

Саггс, что называется «слетел» с мысли и автоматически ответил: - В квартале отсюда есть чудесное кафе. Варят кофе на любой вкус, с различными добавками. – Саггс подробно описал, как туда дойти. - Что ответить полицейским?

- Ничего. Ответьте, что высылаете человека, без уточнений, разумеется. И пускай не проявляют самостоятельности, сообщили и забыли.

- Боитесь, что вспугнут?

- Боюсь. Если он вообще видел именно Пирраго. Живет себе небольшом городе полицейский, главная задача которого следить, чтобы не сильно буянили подвыпившие гуляки. А тут запрос из Федерального бюро защиты Конституции. Человеку от усердия что угодно показаться может. Увидел латиноамериканского туриста покупающего ласты, и забыл о нем к вечеру. А когда увидел запрос – вспомнил.

- Похоже, вы сами не очень то верите, что это правда, мистер Бонд.

- Почему вы так думаете, Саггс? Съезжу, проверю. Я попросил этот запрос закинуть именно для таких вот усердных полицейских. Пускай его ответ и окажется ложным, не беда. Главное не пропустить настоящего Пирраго, если он вдруг «засветится».

- Можно послать на проверку Арно Грибела или Грега Самнера. Зачем ехать вам?

- Грибел и Самнер – это третья пара? – получив утвердительный ответ, Бонд хрустнул позвонками шеи.- Потому что вы прекрасно справляетесь со слежкой Саггс. Нет нужды разбивать механизм. Одни следят, другие отдыхают, третьи в готовности. Вы, кстати, почему не спите?



- Составлял рапорт. Когда закончил, собирался уходить, и в этот момент меня попросили занести вам факс.

- Отдыхайте, Моррис – Бонд первый раз назвал своего более молодого коллегу по имени. – Силы вам ещё потребуются. Скорее всего, это окажется обыкновенной прогулкой на несколько часов.

Выпив кофе, который и, правда, оказался хорошим, в кафе, рекомендованном Моррисом Саггсом, Бонд позвонил начальнику штаба Джону Хэйворду. Приготовившись к возражениям с его стороны, Бонд удивился, с какой легкостью Хэйворд дал ему разрешение на поездку в Карлсхаген, поставив единственное условие не затягивать это предприятие и позвонить с места независимо от того, будут результаты или нет. Окончание беседы внесло ясность в причины такой уступчивости. В Индии пропал Майкл Тейлор…

Пожимая руку начальнику полицейского управления Карлсхагена, Отто Штрасслю, Бонд на подсознательном уровне почувствовал непонятную тревогу. Отто Штрассль, здоровенный детина с рыжими усами и голубыми глазами на полном лице, мог бы служить плакатным образцом немца для иностранца. Большинство ведь именно такими их и представляет: здоровыми, усатыми, в тирольских шляпах с кружкой пива. Что-то привлекло внимание Бонда в его взгляде, что-то такое, отчего, ещё выйдя из машины и, пожав ему руку, он захотел спросить: «Что случилось»? Бонд сдержал своё любопытство, прошел за ним в его кабинет и там сев в предложенное кресло выжидающе посмотрел в его сторону.



- Вы приехали по поводу факса Хюберта Хюппертца, мистер Гриффитс? – голос у Штрассля был под стать размерам, низкий и басовитый.

- Да. Я хочу поговорить с ним. Если ваш сотрудник не ошибается, информация о человеке относительно которого пришел ночной запрос, может сильно заинтересовать ваше Федеральное Бюро, да и Скотланд-Ярд тоже.

Бонд намеренно схитрил. Сейчас он приехал в Карлсхаген используя удостоверение сотрудника лондонской полиции Брайна Гриффитса, именно так его отрекомендовали по телефону местным стражам порядка ребята из гамбургского Bundesamt fur Verfassungsschutz. «Бестию» Бонд оставил в Гамбурге, воспользовавшись для поездки сначала поездом, а затем машиной взятой напрокат.

- Это невозможно, Гриффитс – кулак Штрассля обрушился на стол. – Может, вы мне расскажете, что это за странное совпадение такое, а? Ночью приходит электронный запрос на крупного афериста, утром один из моих сотрудников вспоминает, что видел его два дня назад, а спустя пару часов Хюберта Хюппертца находят мертвым в туалете.

- Хюберт Хюппертц мертв? – Бонд был готов к чему угодно, но только не к такому повороту событий.

- Мертвее не бывает. Сидел в кабинке на унитазе с остекленевшими глазами. Сейчас у патологоанатомов, но медики без экспертизы уверенны, что парню вкололи какую-то гадость. Вы мне ничего не хотите рассказать, Гриффитс? – из лексикона Штрассля быстро исчезло слово «мистер». Бонд сообразил, что инспектор Гриффитс действительно не сильно значимая фигура для начальника полиции пускай небольшого, но города.



- Смотря, что вас интересует, герр Штрассль – осторожно начал Бонд, перейдя на немецкий язык. – А почему ваши врачи уверенны в уколе, найден след на теле?

- В моем кабинете вопросы обычно задаю я, Гриффитс – недовольно буркнул Отто Штрассль. – Да, на шее не то, что след от иглы, просто волдырь в месте укола, искать не пришлось. И не увиливайте от моего вопроса: кто этот латинос, чья морда свалилась сегодня на наш компьютер по электронной почте?

- Скотланд-Ярд разыскивает его по подозрению в убийстве собственной жены, английской подданной – правдоподобную версию приходилось изобретать прямо на ходу. – Что до вашего Бюро…

- Послушайте, Гриффитс – Штрассль дважды щелкнул пальцами. – Я оценил ваше желание продемонстрировать мне свои знания нашего языка, вполне достаточно. Говорите по-английски, так будет быстрее, вам не придется подбирать слова и думать о глаголах и окончаниях.

- Так вот, что касается вашего Бюро. В юности этот парень шалил, был связан с радикалами. У нас на него информации практически никакой, в Англии он жил последние два месяца, женившись на Синди Ховард. Пришлось идти на поклон к MI-5. Наша «пятерка» держит досье на подобных людей. Узнав, что он сейчас в Германии, в Гамбурге, я вылетел ближайшим рейсом. Представьте мое удивление, когда меня встретили не коллеги из немецкой полиции, а ребята из Бюро. Здесь его оказываются, проверяют они.

- Значит, на то были свои причины, Гриффитс – строго сказал Бонду Штрассль. – Ребята BfV не просто так свой хлеб едят. Это при создании изначально ставилась задача охраны свободного демократического строя в Германии. А вот на практике бюро занимается сбором информации об экстремистских группировках и партиях, их деятельности, планах и намерениях, противоречащих основному закону страны. Большое значение придается так же нейтрализации разведывательной и подрывной деятельности секретных зарубежных служб на территории Германии. Борьба с промышленным шпионажем тоже на их плечах. Так что он там натворил в Лондоне?

- Убил свою жену, сэр – Бонд полностью освоился в роли обыкновенного инспектора и сейчас вел себя так, будто делал доклад самому «М». – Женился на ней два месяца назад, вопреки воле её родителей. Они справедливо полагали, что он это делает ради её денег, но, к сожалению, он полностью вскружил ей голову.

- Богатая женщина? – поинтересовался Штрассль.

- Обеспеченная. Более полумиллиона фунтов на банковском счету и примерно восемьсот тысяч вложено в ценные бумаги, акции и прочее.

- М-да, кусочек аппетитный. Если подойти с умом. Правда, всё это не объясняет интерес Бюро. И уж никак не вносит ясности в смерть моего сотрудника. Может у вас там, в Лондоне, убийство полицейского и рядовое событие, но у меня в Карлсхагене это не лезет ни в какие ворота. Я то думал, пришлют кого-нибудь из Бюро, а вместо этого приехали вы, Гриффитс. Пользы мне тут от вас как от козла молока. Не обижайтесь – правая ладонь Отто Штрассля легко стукнула по столу. – Просто меня раздражает это пренебрежение, проверяют по вашим словам «контры», а спрашивать посылают полицейского. Ну, ничего, обойдемся без них. Я эту сволочь из-под земли достану. Что собираетесь делать, Гриффитс?

- Вы вряд ли позволите мне заниматься расследованием убийства Хюберта Хюппертца, да я и не претендую. Думаю, вы скорее выясните, кто мог воткнуть ему в шею иголку внутри полицейского управления. Сейчас меня больше интересует хозяин магазина, в котором, по словам Хюберта Хюппертца он видел Мануэля Ортегу. – Бонд брякнул первую, пришедшую на ум фамилию. – Если это был действительно он, то его могут вспомнить продавцы.

- Подождите меня внизу, Гриффитс – Штрассль зажал плечом телефонную трубку. – Я вас сам отвезу.

- Спасибо шеф, у меня есть машина взятая напрокат.

- И вы всерьез думаете, что вам скажут, что-либо заслуживающее внимание? – Штрассль скептически смотрел на Бонда. – Как думаете, Гриффитс, займись я расследованием в Лондоне, со мной сильно бы откровенничали ваши продавцы, зная, что я иностранец?

Бонд признал его правоту ещё до того, как Отто Штрассль закончил свою тираду, немец был прав.

- Хорошо, жду вас в своей машине.

- Плюньте вы на эту таратайку. Это я не вам – бросил в трубку Отто Штрассль. – Короче, просто подождите за дверью, Гриффитс, мне нужно сделать несколько звонков.

Бонд вышел за дверь. Что ж, пока Штрассль делает свои звонки, у него есть время на звонок в штаб-квартиру. Ситуация просто требовала его совершить. Секретарь Хейворда сразу перевела его звонок на своего шефа и не ждав и полминуты Бонд услышал в наушнике его голос.

- Что-то новое, 007?

- Да. Хюберт Хюппертц, полицейский, сообщивший в Гамбург о том, что видел два дня назад Мануэля Альдо Пирраго, найден мертвым в туалете полицейского управления.

Джон Хэйворд ненадолго замолчал.

- Оставайтесь на месте, 007. «М» посчитал затею с поездкой в Карлсхаген блажью, но последнее событие заставит его повременить с вашим отлетом в Копенгаген. Даже если выяснится, что бедного парня заколол собственным шприцом спрятавшийся в туалете наркоман. Слишком не вовремя случилась эта смерть. Главный аналитик – начальник штаба особенно выделил эти два слова и Бонд усмехнулся, представив себе на секунду Билла Таннера – считает, что ваши предположения относительно яхты «Элиза» верны. Это отвлекающий маневр. Если предположить что боеголовка на территории Германии, что ж, тогда её нужно вывозить другим способом. Немцам придется поднапрячься. Проверять вокзалы, порты, аэродромы. Иными словами провести полномасштабную операцию по поиску на своей территории господ Ковалева и Пирраго.

- Если они здесь, кто мешает им произвести подрыв в Германии?

- Никто. Будем считать, что такой поворот событий не входит в их планы. Будем исходить из предположений, что господин Ковалев считает себя чрезвычайно умным человеком. Тогда задерживать Шнейдера и «Элизу» рано. Пускай считают, что все идет по плану. Наша задача заключается в том, чтобы найти их в тот момент, когда они попытаются вывести заряд. Решите на месте 007 насколько это применительно к Карлсхагену. Звоните мне утром и вечером с докладами. У вас есть ко мне вопросы?

- Нет, сэр – Бонд уже хотел попрощаться, но дверь кабинета открылась, и оттуда вышел Отто Штрассль в полицейском мундире.- Пока Джон – панибратски продолжил Бонд – как только закончу тут с делами, сразу домой. Так что готовь клюшки и отрабатывай удар, я в ближайшее воскресение намерен отыграть свои двадцать фунтов.

- Чао – буркнул в трубку догадливый Джон Хэйворд и дал отбой.

- Друг? – вопросительно кивнул Штрассль на коммуникатор в руках Бонда.

- Друг – радостно улыбнулся Бонд. – Раскатал меня две недели назад как мальчишку. Я не выспался из-за одной милашки, он этим и воспользовался.

- Ох уж эти милашки. Ну что, едем?

- Едем, шеф – Бонд проследовал вслед за Штрасслем к его темно-синему Opel. - Далеко ехать?

- Слово далеко к нашему городку не применимо, Гриффитс, здесь вам не Берлин. Будем на месте через пару минут.

Свой кейс Бонд бросил на заднее сидение, усевшись, справа от Отто Штрассля. Машина плавно двинулась. Мужчины молчали. Бонд размышлял над словами Хэйворда относительно этого небольшого города. О возможности транспортировки заряда отсюда, а, следовательно, о возможности его укрытия здесь. Штрассль тоже думал о чем-то, о своем. Отъехав квартал от здания полиции, и завернув за угол, Отто Штрассль остановил машину и, выключив мотор, с усмешкой посмотрел на Бонда. По этой усмешке и молчанию, а также по слегка напрягшийся спине, Бонд понял, что кабинетный разговор не закончен и здоровяк сейчас скажет что-то весьма интересное.

- Нашли убийцу Хюппертца? – Бонд решил не ждать и «подстегнуть» собеседника, спровоцировав разговор.

- Найду – Штрассль продолжал загадочно улыбаться. – На шприце качественный отпечаток, прогоним через базу данных, к утру будем знать абсолютно точно. Я что, мистер Гриффитс, похож на идиота?

- С чего вы это взяли, шеф?

- Пока вы тут говорили со своими лондонскими друзьями, Гриффитс, я тоже сделал пару звонков. А ещё попутно залез в Интернет и поднял лондонские газеты двухмесячной давности. Странное дело, про смерть женщины по имени Синди Ховард нет ничего. Абсолютно ничего. А если произвести поиск по её имени – то результат тот же самый. Будете дальше рассказывать мне сказки про полицейское расследование, мистер Гриффитс, или как вас там?

Теперь уже Бонд с усмешкой смотрел на Отто Штрассля, восхищенно осознавая, что немец его «расколол». Лицо у него может и бюргера с пивной кружкой, но голова работает хорошо.

- Вы, я смотрю, не только пиво пить умеете, Штрассль – выцеживая из себя эти слова, Бонд прикидывал, на сколько может открыться немцу.

- Да я его не очень сильно люблю, мистер Гриффитс. Предпочитаю коньяк. Вы ведь не из Скотланд-Ярда, Брайн. Или это не ваше имя?

- Имя моё. И фамилия тоже. Я действительно не из полиции, шеф. В действительности я из «пятерки». Премудростям маскировки не обучен.

- Давно бы так – взгляд Штрассля потеплел. – Да вы не сокрушайтесь, Гриффитс. Даже бы если вы лучше проработали эту историю с убийцей на землях Германии, я бы всё равно понял что вы не тот, за кого себя выдаете.

- Вот как? – Бонд посмотрел на Штрассля более внимательно.

- Часы у вас, Брайн, Rolex…. Не по карману такие инспектору. Ну, предположим, вы год не пили, ни ели. Но одежда…. Телефон у вас не из дешевых, и даже не из средних. Parker, опять же, в кармане. Так, что, доверитесь мне или будете продолжать свои игры? Я ведь и обидеться могу, мистер Гриффитс. Арестовывать я вас, конечно, не буду, но и помогать не стану. А много вы тут без моей помощи узнаете?

Здоровяк был кругом прав. Откинувшись на спинку сиденья, Бонд монотонно начал говорить, рассказывая Штрасслю только что придуманную историю, которую он не сможет проверить по любому.

- Мануэля Ортегу мы заподозрили ещё год назад. Его приезды на острова всегда совпадали с появлением в Лондоне очередной крупной партии синтетических наркотиков. Предложение арестовать его, было отвергнуто. Во-первых, нет прямых улик, а во-вторых, связные залягут на дно. Мы же решили проследить всю цепочку. След привел меня в Гамбург. Всё гениально и просто. В море выходит яхта, оборудованная подводным шлюзом и, войдя в любой из английских портов, выбрасывает груз на дно. Зачастую вместе с пловцом. Но что-то их спугнуло в последний момент. Партия синтетики, идущая в Гамбург, была развернута в пути. Этот очень большая партия, Штрассль, речь идет о десятках как минимум, а вполне может быть и сотнях килограммов. Что он делает в Карлсхагене – мне не понятно. Но здесь морское побережье, а значит, он вполне может отправить свой груз и отсюда. Единственно только придется огибать Данию, но при их материальном обеспечении я думаю, это не сильно отразится на их карманах. Если Хюберт Хюппертц видел действительно его, то тогда есть шанс обнаружить груз здесь, Карлсхагене, или его окрестностях. Если я правильно помню историю, совсем рядом, на острове Узедом во время войны находился ракетный полигон Пенемюнде, да и здесь что-то было. Значит, могут быть старые бункеры или казематы, в которых мой подопечный может держать свой товар.

- Все может быть – Отто Штрассль задумчиво поглаживал свои пшеничные усы. – Во время войны Карлсхаген был практически деревней, но зато совсем рядом находился испытательный центр люфтваффе. Именно отсюда совершали свои пробные полеты будущие «Кометы». Электромеханический завод тоже здесь, а они были подключены для помощи в разработке «Фау-2». Не имея полной документации, разумеется. Не удивляйтесь, мистер Гриффитс, я тоже люблю историю.

Штрассль помолчал, а затем задумчиво посмотрел на Бонда.

- Этот наркотик…. Как он выглядит? Т.е. каковы его свойства? Это готовый продукт или полуфабрикат?

- Готовый. Имеет вид таблеток. Обычно упакован в виде медицинских препаратов.

Штрассль задумчиво барабанил пальцами по рулю.

- Скажите мне как специалист, Брайн. Его можно хранить в воде?

- Ну а почему нет? В плотно запечатанных мешках запросто. Если имеются в виду воды Балтики, то они даже летом холодные. Лежащий на дне груз будет как в холодильнике. Другое дело, что если произойдет малейшая подвижка воды, его может снести в сторону, и поэтому его придется очень серьёзно крепить ко дну.

- А может и не придется – Отто Штрассль странно посмотрел на Бонда. – Почти точно западной границе города, в море совсем рядом с берегом есть огромная воронка. Там глубина десять метров везде, а в ней все сорок. Я рыбак, мистер Гриффитс. Среди лодок на побережье стоит и мой бот, оборудованный донным прожектором. Очень странная яма, вытянутая перпендикулярно берегу, метров двадцать в ширину и чуть больше ста метров в длину. Так вот четыре дня назад, а точнее вечером я вырулил на неё поболтаться часок с удочками и увидел уходящую в сторону резиновую лодку с мотором.

- И что в этом странного? – в голове Бонда зашевелились разные мысли, но он решил для начала дать выговориться Штрасслю.

- Что странного, спрашиваете вы? Лодка уходила почти параллельно берегу, но не к городу, а от него. Ни один местный рыбак не пойдет в море на резиновой лодке, Балтика сурова и капризна, переворачивала и не таких. Тогда я не придал этому значения, подумал, что это, скорее всего туристы, хотя для туристов их лодка слишком большая. Сейчас я отчетливо это осознаю. Я ведь служил в армии, Гриффитс, управлял «Леопардом». Видел я подобные лодки. Это восьмиместный десантный вариант со штурвалом в носу.

- Сколько человек сидело в лодке? – Бонд оценил сказанное немцем. В такой «канаве» можно без труда спрятать его выдуманный груз, не говоря о контейнере с ракетной боеголовкой. Оставалось составить мозаику из каши частичек танцевавших у него в голове.

- Трое. Да, абсолютно точно – трое.

- Надо ехать в магазин – Бонд смотрел прямо перед собой. – Если это был Ортега, хозяин магазина может пролить свет на его покупки, а они в свою очередь подтолкнут нас к разгадке.

- Да. Вы правы, Гриффитс – из речи Штрассля опять пропал мистер, но сейчас это уже был разговор равного с равным. Отто Штрассль, кажется, всерьез собирался поквитаться с убийцей своего сотрудника. Мигнув, синим полицейским сигналом, Opel тронулся с места, и ведомый своим хозяином направился к магазину, где Хюберт Хюппертц увидел по собственному признанию Мануэля Альда Пирраго.

Собственно, магазин как магазин. На улице под тентом стоят лодки и катамараны. Да и ассортимент внутри достаточно стандартный. Хотя…. Бонд моментально отметил среди всего прочего «сухой» 7-мм гидрокостюм из мембранного триламината. Интересная вещь, специфичная. Хозяин магазина, судя по всему, очень хорошо знал Штрассля, называя его просто по имени, да и Штрассль отвечал ему тем же. Наконец, после расспросов о семье и рыбалке, Отто Штрассль приступил к делу, по которому они с Бондом собственно и приехали. Вынув из папки фотографию Мануэля Пирраго, он положил её перед хозяином магазина.

- Вилли, посмотри внимательно. Может быть, это лицо покажется тебе знакомым.

Виктору не потребовалось и пяти секунд.

- Конечно я видел этого человека, Отто. Последний раз два дня назад. Помнишь, я говорил тебе о том, что мне, наконец, повезло?

Штрассль посмотрел на Бонда.

- Вильгельм вечно бурчит Гриффитс, что кроме местных рыбаков у него, почти никто и не бывает. Но недавно ему сделали «заказ века».

- Заказали что-то особенное, герр Дингер? – его фамилию Бонд успел прочесть на бейджике.

- Давай, давай, Вилли. Ему можешь рассказать всё, что знаешь – Штрассль постукивал папкой по ладони.

- Он что-то натворил? – Вильгельм Дингер переводил взгляд с Бонда на Штрассля и обратно. – Что-нибудь серьёзное?

- Вилли – голос Штрассля стал сухим. – Старина, ты хочешь, чтобы я перешел на официальный язык? Может, ты хочешь продолжить разговор в участке? С каких это пор, я, Отто Штрассль, разъезжаю по округе и задаю вопросы из праздного любопытства?

- Прости Отто, прости старый друг – Вильгельм Дингер выглядел очень опечаленным. – Этот парень заказал у меня шесть костюмов для дайвинга. «Крылья», баллоны, ласты. Все по каталогам. Ты же понимаешь, Отто, я продаю вам снасти и наживку, но если катамараны у меня ещё иногда берут, то мотоциклы в простаивают. А тут заказ на подводное снаряжение. Ты же понимаешь, как мне было приятно снова возится со всеми этими карабинами, шлангами, манифольдами, фонарями, троссами и прочим.

- Вилли был ныряльщиком, Брайн – Штрассль прекратил постукивание папкой и сейчас занялся постукиванием пальцев правой руки по прилавку. – Нырял в Атлантике, в Средиземном море. Получил травму, и сейчас нырять не может.

- А почему заказ делался через вас, герр Дингер? – Бонд вопросительно смотрел на Вильгельма Дингера. – Ведь опытные ныряльщики имеют свой костюм вместе со своим фирменным снаряжением.

- Вы ничего не смыслите в экипировке для ныряния, мистер Гриффитс, да и в погружениях тоже – Дингер выглядел задетым. – То, что он заказал, указывает на очень приличный уровень знаний в этом вопросе. Они спокойно могут нырять группой на глубинах до тридцати метров с опытным инструктором.

Бонд внутренне усмехнулся. Он, конечно, не был докой по части тонкостей в экипировке для погружений, используя обычно стандартные десантные или морские варианты костюмов, но уж где-где, а под водой он бывал многократно.

- Ты не ответил, Вилли – невозмутимо пробасил Штрассль. – Парень как-то объяснял свое желание заказать через тебя шесть костюмов и экипировку к ним?

- Когда у тебя заказывают оборудование ни на одну тысячу евро, то больше интересует система оплаты – огрызнулся Дингер. – Да, Отто, он сказал. Идея понырять посетила его самого и его друзей, что называется внезапно. После того как кто-то рассказал им о нашей местной легенде.

Бонд вопросительно посмотрел на Штрассля, убедившись, что здесь лучше молчать и слушать.

- Помните, я упомянул военные годы Карлсхагена, Гриффитс? – на лице Штрассля блуждало скептическое выражение. – Существует местная история, согласно которой из Карлсхагена вывозили секретные приборы и оборудование. Понятное дело, под водой это было безопаснее. Так вот легенда гласит, что, найдя рядом с берегом естественную ложбину, при помощи землечерпалки её углубили и продлили в сторону моря. Якобы для того, чтобы там днем могла отлеживаться подводная лодка, в случае если ночная погрузка задержала её до рассвета и не была закончена.

- Я не разбираюсь в этом – тут Бонд откровенно слукавил, в чем, в чем, а в «этом» он как раз очень хорошо разбирался.

- А-а – Штрассль махнул рукой. – Легенда гласит, что в конце войны одна лодка закончила погрузку прямо к рассвету. Но к Карлсхагену подходили русские танки, и у командира не было времени отлеживаться до ночи. Он стал выходить в море, когда на горизонте показались русские штурмовики, которых Советы посылали для того, чтобы топить суда, пробующие уйти в Швецию и Данию. Субмарина нырнула, но глубина была мала, русские штурмовики заметили под водой тень лодки и сбросили на неё свои бомбы. Вот её, Гриффитс, периодически и ищут все кому не лень.

- А что там было, на этой лодке? Об этом тоже, наверное, спорят?

- А как же. Кто во что горазд. Кто секретные чертежи, кто нацистское золото. Впрочем, если бы лодка действительно была, для нас это бы было благом. Особенно для Вилли. Сюда бы понаехало ныряльщиков-любителей, для того чтобы посмотреть на неё, и он бы процветал.

- Скажите, пожалуйста, герр Дингер. Этот вот костюм…. Этот человек заказал такие же? – в голове у Бонда мелькнула одна идея.

- Это как раз один из шести, мистер Гриффитс.

- Он что, взял только пять?

- Да. Сказал, что шестой не потребуется, но он всё равно заплатит за него и возьмет. Я сам не отдал, упросил его оставить. Пусть висит, может, кто и купит. А мне он напоминает о моих былых годах.

- Послушайте, шеф – Бонд обратился к Отто Штрасслю. – Когда здесь темнеет?

- Через полтора часа – Штрассль вскинул руку с часами и, посмотрев, хитро прищурился. – Вы хотите сделать то, о чем я думаю Гриффитс? Вы так в себе уверенны?

- Уверенность здесь ни при чем. Просто подводное плавание один из моих любимых видов отдыха. Вот только где взять костюм?- сказав это, Бонд мечтательныим взглядом обвел магазин. – А ваш друг принимает чеки «Американ Экспресс»?

 

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.016 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты