Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Хорошо хоть нос не бульбовый, а наклонный» - успел подумать Бонд. Вся эта громадина уже нависала над ним, и он просчитывал свой прыжок.




Читайте также:
  1. Белы песня звучит хорошо, значит, вы выбрали правильное решение. Робби Робертсон
  2. ВСЕ ХОРОШО, МАМА?
  3. Всё это очень хорошо дополнило показательное выступление кинологов кингисеппской таможни
  4. Вы выглядите не слишком хорошо
  5. Глава 24. О способностях, не ставших талантами, но ставших призванием, или Хорошо жить не запретишь
  6. Глава 29. О том, что нам мешает жить хорошо, или Хотел бы в рай, да грехи не пускают
  7. Глава 3. Всё слишком хорошо.
  8. Глава 34. О смысле и бессмысленности жизни, или Чем раньше понял, тем больше успел
  9. Глава 54. Всё будет хорошо.
  10. Даже если ты величайший грешник из всех грешников, ты очень хорошо преодолеешь все грехи с помощью знания.

- Давай – заорал рулевой и спустя секунду, на очередном прыжке лодки на волне, Бонд рванулся к стали корпуса, устремившийся вперед и готовой зацепить его за плечо. Правая присоска сработала, и он повис на корпусе, больно ударившись головой об него. Первой мыслью Бонда было как там его напарник и, повернув голову, он увидел удаляющуюся лодку. Теперь он держался уже на обеих руках и плавно приподнимал вверх правую ногу. Отлично, ему удалось зафиксировать тело. Теперь левая нога и можно переместить вверх руку. Бонд плавно двинулся по поверхности корпуса вверх. Проще всего, было, спустится с вертолета или выстрелить «кошку» на борт. Но первое не годилось, так как привлекало слишком повышенное внимание и провоцировало дипломатический скандал сВенесуэлой. Второе было заметно. Бонд же хотел незаметно пролезть на нос, лучше всего через якорный портал. На подобных танкерах с одним винтом машинное отделение в корме, там же жилая рубка и управление судном. Чуть смещаясь, Бонд поднимался подобно большому пауку к висящему над головой якорю.

- Вы уже на месте? – в ухе раздался спокойный голос капитана Кларка, нынешнего командира Badford.

- Ещё нет. Но я близок.

- Хорошо, я остаюсь на связи с вами – капитан Кларк замолчал, видимо прекрасно осознавая, что Бонду сейчас лучше не докучать праздными вопросами. Уже в который раз Бонд поблагодарил отдел «Q» за их подарок. Всё хозяйство умещается в кармане. Ввел код радиочастоты фрегата и готово, можно говорить с капитаном Кларком непосредственно по коммуникатору.

Якорь висел уже над самой головой, как говорится рукой достать. Спустя ещё пять минут Бонд влез в порт для якорной цепи внутрь корпуса судна. На руке у него сейчас был не ковалёвский Breitling Bentley Continental GT, а Rolex со встроенным счетчиком Гейгера и первое что он сделал, это вскинул руку. Красная лампочка не моргала. Было рано говорить о находке, счетчик в часах реагировал только на рядом находящиеся предметы. Значит, рядом боеголовки не было.

Человек, выпрыгнувший на него из-за барабана наматывающего цепь, схватил его за куртку попугайской расцветки и замер, уставившись на Бонда. Это секундное замешательство дорого стоило Йоахиму Краузу, Бонд тоже узнал его, но не мешкал и от души приложил его в челюсть, отправив в глубокий нокаут.



- Они здесь, Кларк. Вы слышите меня? – Бонд судорожно срывал с себя ботинки и перчатки с липучками. - Йоахим Крауз только что напал на меня. Значит и остальные неподалеку.

- Что по устройству? – Кларк не забывал и о главном.

- Нет сигнала. Пока ни на что не реагирует.

- Постарайтесь, определится Бонд. Досмотр судна серьёзное дело.

- Вам мало наличия на борту разыскиваемых лиц? – Бонд выругался про себя. – Вас это не наводит на определенные мысли, капитан Кларк?

- Вы видели их всех? – в голосе Кларка послышался явный педантизм – вы это точно знаете? Или это только один из них? Мне приказано помогать вам коммандер, но мне кажется, что поводов для операции пока мало. Я должен связаться с вашими коллегами.

- Тогда связывайтесь побыстрее, чёрт бы вас побрал – Бонд не на шутку разозлился на Кларка. Любитель делать все по правилам. Если бы только под рукой было одно из спецподразделений службы. Нацепить на всех гринписовские куртки и залезть на танкер. Пока разобрались бы, танкер был бы уже захвачен.

Бонд быстро осмотрел Йоахима Крауза. Парень был в полной отключке, он хорошо приложил его. Оружия нет, а вот рация есть. Плохо, значит, его послали на нос и будут ждать доклад. Это значит, у него минуты. Walther PPK был уже извлечен из специальной, водонепроницаемой кобуры и положен в карман куртки. Бонд быстро двинулся к лестнице из этого стального ящика. Кто знает, возможно, боеголовка спрятана в одном из танков для нефти. Нужно проверить. Самое плохое, что металлические стены служат дополнительными экранами, счетчик сработает, только находясь вплотную. Бонд нажал на ручку и открыл дверь. Палуба на носу была пустой. Запоздало Бонд подумал, что надо бы сбросить куртку, он ядовитым пятном выделялся на палубе, его легко могли заметить с вышки управления судном. Но куртка могла пригодиться для оправдания своих действий перед капитаном судна.



Бонд метнулся к ближайшим танкам, чтобы хоть как-то скрыться за ними от иллюминаторов возвышающейся над палубой гигантской рубки. Счетчик «молчал». Осторожно выглянув, Бонд увидел людей толпившихся у ограждения рубки слева по борту. Судя по всему, их интересовали лодки, удаляющиеся к яхте «Одинокая Звезда». Бонд быстро перебежал на противоположный конец к правому борту танкера. Палуба до рубки была пуста, и наверху никто не стоял, разве только кто-нибудь смотрел сверху из-за стекла. Очередной перебежкой Бонд метнулся к выступу, за которым можно было скрыться. Счетчик по прежнему «молчал».

- Коммандер Бонд? – гарнитура в ухе ожила голосом капитана Кларка – есть сдвиги?

Бонд выглянул на палубу. Прямо в каких-то двадцати метрах прямо к нему быстрым шагом шел Ковалев, Пирраго и ещё три человека. У двоих в руках были помповые ружья, то, что у Ковалева и Пирраго есть хотя бы пистолеты сомневаться тоже не приходилось.



Ковалев тоже заметил его. Бонд отшатнулся за угол, одновременно выхватывая из кармана куртки пистолет.

- Здесь Ковалев. И Пирраго. Довольны, капитан Кларк? Вам достаточно этого чтобы начать действовать? – издевки в голосе Бонда хватило бы, наверное, на двух капитанов Кларков. – Я вас не слышу.

- Вас понял, ждите вертолет.

Перебросив Walther PPK в левую руку, Бонд молниеносно высунулся из-за металлического выступа. Никого. Они тоже забились в щель. Метрах в пятнадцати показалась чья-то голова и плечо в спасательном жилете. Бонд медлил. Стрелять просто так, в матроса, который сам мог не знать, что везет, не хотелось. Увидев Бонда, человек вскинул свое ружье и пальнул в его сторону, заставив Бонда ответить ему тем же.

«Проход закрыт. Надо прорваться к корме – Бонд взвешивал свои шансы. – Осталось одиннадцать патронов. Они сами напросились». Корма была единственным шансом для прыжка, чтобы сразу оказаться за шести с половиной метровым винтом, толкавшего вперед тушу этого танкера.

Человек спрятался после выстрела Бонда, и он рванулся вперед, взяв пистолет в правую руку и зажав в левой запасную обойму. Из-за выступа показалось дуло ружья и Бонд сделал выстрел в стенку, чтобы напугать стрелявшего и успеть преодолеть оставшееся пару метров. Что-то тяжелое рухнуло ему на плечи, и он покатился по палубе, силясь сбросить с себя чье-то тело. Ему чуть удалось приподняться, но в кисть правой руки уже вцепились мертвой хваткой и, не видя противников, прятавшихся в нише грузового танка, он отчетливо увидел ноги одного из них, обутые в темно-зеленые резиновые сапоги со шнуровкой у голенища. Нога взметнулась, и Бонд почувствовал резкую боль в печени, заставившую сбиться дыхание.

- Ну-ка, поверните его – услышал он знакомый голос Ковалева. – Здравствуйте, мистер Бонд. Вы, как я вижу, очень настырный сукин сын.

Двое матросов резко развернули Бонда, так чтобы он смог видеть Ковалева и спрыгнувшего с грузового танка Мануэля Пирраго.

- В каюту его – с матросами Ковалев говорил на английском языке, как и с Бондом. – Не церемонится.

Нагнувшись, он подобрал валяющийся на палубе Walther PPK. Сопротивляться было бесполезно, двое матросов, будто клещами вцепились в руки, а третий упер между лопаток ствол помповика. Все они группой зашагали к жилой рубке.

«Гарнитура. Гарнитура пока ещё на ухе и действует – Бонд не отключался, не до того было – этот капитан Кларк, кажется должен получить полнейшую информацию…»

- Дверь… - команда стеганула как удар хлыста, и дверь открылась нажатием изнутри. За дверью Бонд увидел ещё одно знакомое лицо. Смуглую рожу Фахда, пышущую откровенной злобой.

- Вперед. Живее, живее – Бонда волокли по коридору по аккомпанемент бухавших у него за спиной сапог – направо. Сидеть.

Его грубо швырнули на стул и развернули лицом к двери. Пирраго бросил всем троим фразу на испанском языке и они, покосившись на Бонда, вышли за дверь. Фахд принял вправо и вскинул MP-5К, целясь ему в живот. Краем глаза Бонд отметил, что он немного прихрамывает. Ковалев с Пирраго обменялись недобрыми взглядами. Бонд, с некоторым удивлением отметил, что Пирраго не достает пистолет, да и Ковалев стоит с «Вальтером» скрестив руки. Молчание, пожалуй, стало затягиваться, и Бонд решил его нарушить первым.

- Я хочу говорить с капитаном Мендесом – фраза, конечно, идиотская, но для того чтобы потянуть время сойдет. И самое главное, разговор по-прежнему шел в эфир.

- Хотеть можете, сколько влезет, мистер Бонд – разноцветные глаза Ковалева недобро сощурились. – Капитан Мендес сейчас занят и попросил меня заняться вами. Ну-ка, снимайте вашу гарнитуру.

Бонд послушно снял с левого уха гарнитуру и вопросительно смотрел на Ковалева, затягивая момент расставания с ней.

- Бросьте её на пол возле меня. Вот так.

Ковалев с интересом рассматривал гарнитуру.

- Осторожно – Бонд произнес это слово с откровенной издевкой – достаточно мне нажать кнопку на часах и она взорвется.

- Вот как? – в глазах Ковалева мелькнуло недоброе любопытство, и он ударом ноги отправил устройство под ноги к Бонду. – Нажимайте - Walther PPK в его руке сделал характерное движение – нажимайте, нажимайте. Ну, смелее.

Бонд надавил кнопку счетчика. Лампочка слабо помигивала. Ковалев, прищурившись, смотрел на циферблат его часов. Спустя секунду его рот передернулся кривой усмешкой.

- Ах, вот зачем ты здесь, крыса – быстрым шагом он двинулся к Бонду. Фахд одновременно напрягся. Ковалев неожиданно наступил Бонду на правую ногу и вскинул пистолет, практически коснувшись его лба. – Вы слишком зажились, Бонд. Не будем оригинальничать, агент 007.

Руки Бонда сработали автоматически. Раз уж ему суждено умереть, он не собирался быть бараном, послушно ждущего своей участи. Выбросив левую ладонь на сгиб локтя правой руки Ковалева и потянув вниз, правой рукой Бонд резко отпарировал пистолет вправо и следом за выстрелом из-за всех сил врезал пяткой левой ноги Ковалеву в голень. Ковалев взыл и согнулся, и краем глаза Бонд успел заметить оседавшее тело Фахда. Это было поистине королевское везенье, случайным выстрелом нейтрализовать самого вооруженного противника. Пирраго уже дернулся к Бонду и, обхватив правой рукой, запястье правой руки Ковалева, Бонд пропустил свою левую руку вперед, ему на шею и, что есть силы, надавил левой рукой, добавив наугад ногой в коленную чашечку. В неё он не попал, попал куда-то выше, но и этого оказалось достаточно, чтобы отбросить в сторону от себя Ковалева и покатится вправо со стула. Вовремя. Пирраго с ходу влепил ногой туда, где четверть секунды назад было лицо Бонда и чуть ли не сел на шпагат промахнувшись. Бонд кошкой прыгнул к лежащему, рефлекторно подергивающемуся, телу Фахда. Пуля попала ему прямо в адамово яблоко. Схватив автомат и убедившись краем глаза, что он снят с предохранителя, Бонд резко повернулся, нажав курок, поведя стволом в направлении Ковалева с Пирраго. Везенье закончилось. Автомат молчал, не последовало даже щелчка. Курок только плавно утопился.

Ковалев уже пришел в себя. Зрачок ствола Walther PPK метнулся за Бондом, и Бонд резко качнулся вправо, вместе с выстрелом. Вправо, ещё вправо. На лице Ковалева проступило злорадство, и Бонд почувствовал, как у него засосало слева под ребрами. «Раскачивать маятник» в пяти шагах было действительно бессмысленно. Ковалев опять надавил на курок. ВЫСТРЕЛА НЕ ПОСЛЕДОВАЛО. На его лице отразилась целая гамма чувств после очередной попытки, и он заорал рвавшему из наплечной кобуры свой пистолет Мануэлю Пирраго:

- Убей его! Убей эту гниду!

Ударив рукой по полу, Ковалев резко поднимался. Испытывать судьбу не следовало, и Бонд, надавив на ручку двери, вывалился в коридор, вместе с выстрелом, скорее всего Пирраго. По лестнице уже загрохотали поднимающееся люди, и Бонд сделал единственное, что ему оставалось, метнулся к трапу вверх, в рубку управления танкером. Дверь в каюту к Ковалеву и Пирраго уже открывалась, в противоположном конце коридора показалось оранжевое пятно штормовки, когда Бонд взлетел на первые ступеньки. Он по прежнему тащил в руках автомат и, повинуясь рефлексу, Бонд передернул затвор, заглянув в щель. Он явственно увидел пузатый патрон 9x19mm Luger/Para в приемнике магазина! Этот Фахд не дослал патрон в патронник! Забыл. Или не успел, какая разница. Бурная радость захлестнула Бонда с головой. Теперь-то он постреляет, теперь он не безоружная мишень. Выскочивший ему навстречу человек нарвался автоматную очередь в живот и скорчился на полу. Поравнявшись с ним, Бонд болезненно поморщился. У этого не было оружия, по крайней мере, в руках. Резко повернувшись, он взял под прицел проход вниз. Никого. И, до странности, тихо.

«Спокойно, Джеймс. Спокойно – Бонд лихорадочно перебирал варианты. – Они могут подняться по трапу правого борта. Значит надо занять пост управления. Причем срочно».

Предохранитель «Хеклера» сдвинулся на деление вниз, переведя автомат в режим одиночной стрельбы. Магазин у него был один, и патроны нужно было экономить. Нажав на ручку двери ведущий на капитанский мостик, Бонд пинком открыл её и, на мгновение, сунув в дверной проем лицо, отпрянул назад. Трое. Тот, что не за пультом управления – с таким же, как и у него, MP-5К.

- Дад-да-дах – грохнула короткая очередь. К ней Бонд был готов, её он ожидал уже отшатываясь. Резко присев, под звон рикошетирующих от стены пуль, он просунул дверь автомат и трижды нажал на курок, пустив пули небольшим веером. – Дах-х, дах-х. Дах-х.

Что-то, или, скорее всего кто-то, упал на пол, но радоваться было рано, вслед за этими звуками четко донесся шум вбегавших внутрь людей.

- Где он?! – вопрос прокричали на немецком языке. Смысла ждать не было, ходовую рубку он не захватил. Оставалось бежать вниз, бежать навстречу верной засаде, уповая на везенье. За поворотом его никто не встретил, кроме тяжелораненого, лежащего в крови, зато пролетом ниже мелькнула тень. Бонд опять на долю секунды успел опередить выстрел, упав в коридор на пол. По потолку хлестко звякнуло картечью или особо крупной дробью. Перекатившись на спину, Бонд вскинул автомат, взяв под прицел трап.

Что-то эти сволочи медлили. Долго ему не протянуть даже с автоматом, враги на обоих трапах. Сейчас приблизятся к двери у противоположного борта и…. Словно в подтверждение его мыслей дверь распахнулась, открытая изнутри. Ствол автомата в руках Бонда метнулся в её направлении. Никто не вошел. Опять повисла вкрадчивая тишина. Как можно бесшумнее, Бонд поднялся на ноги.

- Ждать моей команды – говоривший произнес это тихим голосом, но Бонд, чувства которого были напряженны до предела, смог разобрать его слова. – Откроете огонь по команде…

- Дах-х, дах-х – подкравшись на шаг к дверному проему, Бонд высунул ствол и пустил по пуле вверх и вниз трапа.

«Ты её сначала отдай, команду – злорадно подумал Бонд, молниеносно разворачиваясь в сторону трапа противоположного борта – я ещё повоюю пока».

- Откройте. Вы слышите? Откройте дверь – Бонд удивленно взглянул на каюту, откуда доносились эти слова, сопровождаемые стуком в дверь. – Здесь капитан Мендес и шесть членов экипажа. Мы в плену. Вы слышите?

Разбираться с Мендесом не было времени. Каюты шли только с одной стороны коридора. А вот с другой, если верить указателю, была кают-компания. Значит далее по коридору камбуз, а также провизионные и морозильные камеры. В кают-компании можно было какое-то время держать оборону. Подскочив к двери, Бонд распахнул её и с автоматом наизготовку вломился внутрь. Пуля ударила в стекло снаружи. Бонда спасло только то, что, ворвавшись боком влево, следующий шаг, совершаемый правой ногой, он сделал с основательным смещением вправо и одновременно повел стволом по часовой стрелке. Стрелявший примостился на мостике, идущем над грузовыми танками вдоль всей палубы почти до самого носа. Его поспешность стала для него роковой ошибкой. Бонд засек его. Второй и третий выстрел он произвел из своего пистолета уже по смещающемуся Бонду, которому хватило этого времени, для того чтобы вскинуть автомат, взять упреждение и трижды нажать на курок. Человек повис на ограждении, и Бонд, почти с завистью, посмотрел на висевший в его неразжавшихся пальцах Colt Government / M1911 или M1911А, отсюда было не разобрать. Даже если учесть, что в магазине у него осталось не больше четырех патронов, этот крупнокалиберный пистолет вовсе не был бы сейчас помехой.

«Сколько же осталось патронов? – у Бонда не было времени пересчитывать их. Он выпустил восемь пуль одиночными выстрелами и около пяти тому парню, что сейчас загибался у левого трапа. При удачном раскладе у него оставалось ещё семнадцать патронов, но это было лишь в том случае, если магазин был снаряжен полностью. Полной уверенности в этом не было, Бонд отлично знал капризные стороны патронных магазинов. При длительном нахождении патронов в магазине, верхний патрон зачастую заедал, особенно на морозе или при повышенной пыли. Русские знали это ещё лучше, в Афганистане их солдаты снаряжали по двадцать девять или двадцать восемь патронов в магазин, компенсируя потерю одного-двух патронов в рожке пристыковкой к нему вверх ногами ещё одного магазина, примотанного скотчем. Своим ученикам Ковалев вполне мог дать тот же совет.

Подбежав обратно к двери, Бонд закрыл её и повел плечами, чтобы немного скинуть напряжение в мышцах. Что там болтается в кармане? Да это же его коммуникатор! Дернув молнию, Бонд левой рукой протиснулся в карман и вытащил его. Он все ещё находился в состоянии «разговора». Нажав на «громкую связь», Бонд запихал его в наружный карман.

- Кларк? Вы ещё со мной?

За дверью явно что-то раздалось.

- Бонд?! – далекий голос капитана Кларка переполнился ликованием. - Господи, вы живы. Коммандер, где вы?

- Танкер «Лито». Слышали про такой? Капитан, мне чертовски нужна помощь.

Ручка двери осторожно провернулась и дверь чуть приоткрылась. Дальше нападавшие ничего не успели предпринять. Стоявший за дверью сбоку Бонд изо всех сил приложился по ней ногой со своей стороны. Видимо один из нападавших пытался открыть её ногой, по которой дверь, и врезала, не закрывшись до конца. Вместе с последовавшим воем от боли, ступня отдернулась назад и, надавив опять на дверь, Бонд захлопнул её, после чего переместился на противоположную сторону, тихонько отступая к сервировочному окну на камбузе. Четыре выстрела из помпового ружья из-за двери продырявили пластик двери.

- Коммандер?

- Да! – голос Бонда правильнее бы было назвать шипением.

- Коммандер, продержитесь пару минут. Вертолет на подлете к танкеру.

Бонд быстро бросил взгляд за стекло, на мостик трубопровода. Пока лишь покойник торчал на нем, других желающих видно не было. А вот за кормой справа.… За кормой справа в небе висела жирная муха вертолета.

- Вперед! – дверь распахнулась, и в кают-компанию вскочил хромая человек с Remington 870 в руках. Окно на камбуз тоже распахнулось.

- Дах-х – выстрел Бонда поразил хромоногого – дах-х, дах-х. С камбузом хуже, стрелять туда пришлось уже падая на правый бок. Бонд видел, как от окна отшатнулся человек, и даже успел его опознать. Эмиль Бауэр, видел его лицо на фотографии и ещё вроде кто-то рядом….

Перекатившись, Бонд забрался под стол с таким расчетом, что он закрывал окно раздачи.

«Надеюсь, от пуль с камбуза он защитит – Бонд сосредоточил внимание на двери – продержаться всего минуту. Какие-то жалкие шестьдесят секунд. Как же это долго»

- Ну, Бонд, пора с вами кончать – голос Ковалева из-за двери в кают-компанию было не перепутать. – Вы тут словно крыса. Мечетесь по судну, вынюхиваете, вынюхиваете….

Ковалев, оказывается, сел на пол и на долю секунды его голова показалась почти на уровне пола. Бонд кубарем выкатился из-под стола к сервировочному окну. Ага, господин Бауэр, не ожидали. Ковалевский Steyr M-A1 показался в проеме одновременно с выстрелами Бонда по Бауэру. Бауэр не успел довернуть автомат, его очередь была чисто рефлекторной.

- Бум, бум, бум, бум, бум – а этот умник Ковалев, похоже, думал, что Бонд так и лежит под столом, все пули прошли по низу. Бауэр упал навзничь, получив две пули в упор. Есть там кто или нет, вперед. Подпрыгнув, Бонд пролетел в окно, выставив вперед руки с автоматом. Грохот сметаемой посуды показал всем, куда он прорвался. Пусто. Только хрипит Эмиль Бауэр. Дверь в коридор распахнута. Ковалев где-то слева. Бросившись к двери, Бонд высунул за дверь автомат, переставив регулятор на «автоматический огонь».

- Дад-да-дах – ради этого человека не жалко и остатка патронов.

Виброзвонок в кармане настойчиво сигналил вызовом. Надо было ответить, это, скорее всего капитан Кларк. Бонд нажал через карман «громкую связь».

- Бонд – теперь скорее закрыть дверь – говорите Кларк.

- Это не Кларк – женский голос был донельзя знаком – это я, Сесиль.

В окно сервировки со стороны кают-компании всунулась рука со «Штайром». Патронов в магазине не было, бауэровский MP-5К лежал рядом с хозяином, он ещё не успел его подобрать.

- Я…, я не собиралась тебе звонить. Просто…, я ведь все понимаю.

Бонд, прижавшись стене, лягнул пистолет ногой. Выбить его у Ковалева из рук не удалось, слишком большое было расстояние, только оттолкнуть. Бонд резко присел за автоматом Бауэра. Сколько он выпустил пуль? Пять? Семь? Сколько в магазине?

- Недолго ведь позвонить по номеру, который ты диктовал полицейскому, и узнать название организации….

- Да тут love story, как я погляжу – Ковалев мелькнул за окном. – Ага, автомат взяли. Это хорошо, не люблю убивать безоружных.

- Смотрите, не подохните сами – резко сместившись влево, Бонд приподнял автомат, и коротко выстрелил, тремя-четырьмя патронами.

- Да нет, я после вас – Ковалев уже тоже изменил свое положение за сервировочным окном и оказался прямо по центру – надо уступать дорогу старшим.

Левой рукой он ухватил сверху автомат Бонда за цевье и оттянул влево от себя. Steyr M-A1 уставился на Бонда своим глазком, и Бонду оставалось только присесть вниз, уйдя с линии огня, выпустив из рук автомат. – Бум.

- Да никак попал? – Ковалев легко присел в прыжке на стойку – а, мистер Бонд?

Левой рукой, Бонд что есть силы, дернул Ковалева за запястье. – Бум.

- Нет, это я вас обманул – Бонд резко крутанул руку падающего Ковалева, заставив вывалиться его пистолет. – Вот так-то лучше.

- Не для вас, мистер Бонд – надо отдать должное Ковалеву, даже из лежачего положения он вроде как неторопливо ударил под колено поднимающемуся Бонду, из-за чего нога предательски подогнулась, и он снова оказался на полу. – Я же говорил, что убить вас руками будет для меня желанным призом.

Левая нога Ковалева, взметнувшись, проскользнула вдоль левого плеча Бонда на шею, правая ушла под неё, голова Бонда оказалась, словно в тисках, зажата ногами Ковалева. Правая рука не шевелилась придавленная его телом, а левую Ковалев поймал и отвел сторону.

- Ну, как, мистер Бонд? Вы ещё дышите?

Бонд явственно почувствовал уменьшение притока кислорода.

- У вас, русских, это называется руками? – прохрипел Бонд, силясь упереться ногой

- Пошутите, пошутите, мистер Бонд – согнув левую ногу, Ковалев заводил свою правую дальше – осталось вам недолго.

Гул в ушах перешел в дребезжание. Ковалев все больше отклонялся назад, увеличивая нажим. Чувствуя, как левая нога беспомощно скользит по полу, Бонд отчаянным движением вскинул её, стараясь ударить Ковалева коленом. Колено только слегка скользнуло вперед и Бонд, сориентировавшись, приподнял стопу и, насколько хватало сил, двинул в подбородок Ковалеву. Сжатие ослабло, левая рука тоже освободилась. Ковалев отвалился в сторону, сглатывая слюну. В глазах его мелькнуло выражение тревоги. Только сейчас Бонд понял, что дребезжание – это гул вертолетной турбины над кораблем.

- А, blyat – Ковалев тяжело вскочил на ноги – Sооki.

Пошатываясь, Бонд поднялся, держась рукой за металлический стол. Сквозь стекло он увидел, как сверху мелькнула фигура человека в камуфляже, стремительно опускавшаяся на палубу.

- Ну, Бонд, должен признать, такой прыти я не ждал – Ковалев встал в боевую стойку. – Пора заканчивать этот спектакль.

Трудно сказать, что именно сейчас выражало его лицо. Злобу, отчаяние? Нет, скорее какое-то сосредоточенное ожесточение. Бонд взглянул на лежащий в трех шагах Steyr M-A1 и с тоской подумал, что не успеет допрыгнуть, он слишком обессилел в этой драке с более молодым, находящимся в отличной физической форме, противником. Чуть качнувшись влево, он резко бросился вперед. Ковалев тоже устал. Отбив левую руку Бонда, он не смог задержать другую. Правая рука успела попасть в подбородок Ковалеву, но соскользнула вниз, и Бонд сделал то, что оставалось, ухватил своего противника за «адамово яблоко». Захрипевший Ковалев своей правой рукой ухватил левую руку Бонда и одновременно ударил носком ботинка по коленной чашечке его левой ноги. Боль ударила в мозг, но Бонд продолжал сжимать пальцы, чувствуя что не хватает буквально малости. В глазах на красном от удушья лице Ковалева четко отразилась какая-то мысль, это было заметно по выражению, мелькнувшем в них. Его левая рука, до этого времени пытавшаяся ослабить хватку пальцев Бонда на его шее метнулась вперед, к лицу Бонда. Пальцы, подобно когтям вцепились в челюсть Бонда чуть ниже уха. Большой палец, взметнувшись, ткнул Бонда в правый глаз. Бонд инстинктивно отшатнулся, зная, что произойдет дальше, и этого оказалось достаточно для того, чтобы Ковалев освободился от пальцев Бонда на своей шее.

- Смотрите внимательнее, Бонд.

Вероятно, он мог двигать с кошачьей грацией, но сейчас Ковалев был утомлен, и в его движениях сквозила некая грузность. Пошатывающемуся Бонду от этого было не легче, все свои силы он уже потратил.

- Раз – левая рука Ковалева преодолела попытку Бонда отпарировать ее, и торец ладони больно ударил его в челюсть с правой стороны.

- Два – этот удар Бонд снова пропустил. Удар ногой в коленную чашечку, на этот раз правой ноги.

- Три – выдохнул Бонд, ударив кулаком левой руки. Когда-то, на флоте, у него был неплохой левый «хук».

Ковалев, выдохнув, отбил в сторону его руку, отбил своей левой рукой, странным, экономным движением.

- Четыре – сделав шаг вперед, Ковалев полуприсел и нанес удар правой рукой. Страшный удар торцом ладони в солнечное сплетение. В глазах потемнело, воздух перестал идти в легкие….

- Джеймс?! Джеймс! – кричащий из кармана куртки голос казался страшно знакомым. Бонд слабо пошевелился и почувствовал сильную боль в груди. Устал Ковалев, устал. Был бы свеж, этот «диммак» успокоил бы Бонда навеки. Глаза Бонда сфокусировались на пистолете Ковалева, лежащем у самой стены. Сев, Бонд нашарил его Steyr M-A1 и резко встал. В газах потемнело, в висках бешено запульсировала кровь.

- Джеймс, ты цел?! – Бонд вспомнил о коммуникаторе. Сесиль Дешюнель всё это время оставалась на связи, слушая его и Ковалева хрипы и сопенье.

- Я в порядке – Бонд вынул коммуникатор – я в полном порядке, милая Сесиль. Извини, но мне надо закончить одно дело. Я перезвоню.

Бонд нажал кнопку отбоя. Может это было грубо, но сейчас были дела и поважнее общения с хорошенькой Сесиль Дешюнель.

«Надеюсь, хоть один патрон в патроннике есть – Бонд двинулся к двери из камбуза в коридор – нужен только один»

Оттянув затворную раму, Бонд обнаружил патрон в камере. Ещё минимум парочка «357Sig» находилось в магазине, это Бонд выяснил, вынув на секунду из рукояти обойму.

От вертолета уже дрожали стекла, винтокрылая машина ходила вокруг рубки танкера.

Rolex Бонда недвусмысленно намекал на нахождение заряда где-то рядом. Спускаясь по трапу вниз, Бонд услышал ласкающие слух очереди из автоматического оружия. Спутать было невозможно, на палубе стреляли из родных штурмовых винтовок L85A2.

Бонд увидел их первым. Королевские морские пехотинцы атаковали с носа судна по обоим бортам, поэтому и Ковалеву с подручными пришлось разделиться, чтобы держать под прострелом палубу слева и справа по борту. У выхода на палубу слева по борту оборону держал Мануэль Альда Пирраго с тремя подручными. Вооружены они были только пистолетами да одним дробовиком Remington 870, но сдаваться, кажется, не собирались.

- Бросить оружие! – появление Бонда было для них неожиданностью – ну, живо!

Подствольный лазерный указатель резанул по глазам того, что держал в руках Remington 870, и он зло бросил дробовик под ноги. Пирраго, так просто сдаваться, кажется, не собирался. Повернувшись, он навскидку выстрелил в Бонда, заставив последнего отшатнутся в сторону.

- Серхио! Серхио! Бонд…- Бонд не мог понять, что бросившийся в дверь Пирраго кричит по рации Ковалеву, между собой эта парочка общалась на испанском языке. В проеме показалась голова одного из немцев, Клауса Кёллера, Бонд видел его только на фотографии, но опознал.

- Хватит валять дурака, Кёллер – Бонд приготовился стрелять – вы же не успели совершить ничего серьёзного. Это конец, вы же это понимаете.

Снизу раздался сдавленный стон.

- Всё, сдаемся – слова были крикнуты на немецком языке – сдаемся.

Бонд осторожно выглянул. Один из троих, с «Ремингтоном», лежал на палубе. Кёллер и второй держали руки на затылке. Бонд в два прыжка спустился вниз и, высунувшись в проем двери, махнул морским пехотинцам рукой.

- Он там? – полувопросительно спросил Бонд, кивая Кёллеру на закрытую дверь. – И боеголовка там?

- Бросить оружие – на Бонда был направлен ствол американской М16А2 с укороченным стволом. – Быстро.

Бонд саркастически посмотрел на подбегавших морских пехотинцев.

- Меня зовут Бонд, коммандер Бонд, стафф-сержант. Слышали обо мне?

На лице стафф-сержанта отразились мгновенные колебания.

- Коммандер, подтвердите свой статус.

- Видите – Бонд показал пехотинцам Rolex с горевшим красным диодом – знаете что это? Это портативный счетчик Гейгера. Что-нибудь ещё или займемся делом?!

Бонд откровенно взорвался и, кажется, это лучше всего убедило стафф-сержанта в его правоте.

- Стафф-сержант Перси. Помощник командира группы. Секонд-лейтенант Бартлетт движется по правому борту.

- Пошлите кого-нибудь наверх, стафф-сержант Перси. Там в каюте заперты семь человек, включая капитана этого танкера. Остальные со мной. Кёллер, где боеголовка?

Клаус Кёллер отрешенно смотрел на Бонда и морских пехотинцев.

- Была в машинном отделении – наконец произнес он – когда Ковальски приказал эвакуировать её, Вайсман должен был доставить её к правому борту для спуска в лодку.

Наушник на ухе Перси что-то зашипел.

- Сэр – Перси обратился к Бонду – наши несут потери. По ним бьют из автомата и дробовика.

- Оставьте кого-нибудь с ними – Бонд кивнул на Кёллера и двух матросов – и за мной. Обогнем рубку по корме и зайдем к ним сзади.

Перси и ещё четверо побежали вслед за Бондом.

- Не любите отечественное оружие, стафф-сержант? – Бонд на бегу подковырнул Перси – ладно, шучу. Скоро вас всех перевооружат, скорее всего, на G36.

- Поскорее бы, сэр.

MP-5К характерно рвал воздух своими выстрелами. Огибая трубу, Бонд лоб в лоб налетел на Курта Вайсмана и Мануэля Пирраго тащивших продолговатый ящик темно-зеленого цвета.

- Руки за голову, мать вашу - орать стафф-сержант Перси умел что надо – на колени, нахрен.

Вайсман отпустил ящик и встал на колени. Пирраго этого делать не собирался. Отпрянув назад, он выхватил из наплечной кобуры свой Steyr M-A1. Выхватил, чтобы быть распотрошенным двумя очередями из штурмовых винтовок, Перси и рядового Гриффина, как следовало из нашитой на обмундирование бирки. У Бонда не было времени торжествовать победу, там за углом рубки скрывался Ковалев, прикрывая отход своих единомышленников. Взяв пистолет двумя руками, Бонд резко подался из-за рубки. Ковалев стоял у борта, держа руки за головой. Автомат лежал на палубе, с него не спускали глаз морские пехотинцы, осторожно приближающиеся к человеку задержавшим их на время отхода его друзей.

- В сторону – Бонду резко махнули рукой, чтобы он ушел с линии огня. Ковалев, искоса посмотрел на него и, резко подпрыгнув, прыгнул через ограждение в воду. Бонд выстрелил, но уверенности в попадании не было, стрелять навскидку с двух рук было крайне неудобно.

- А чтоб вас – в сердцах закричал на Бонда подбежавший капрал – могли взять живым.

Перегнувшись, Бонд посмотрел на воду и побежал на корму. Возле ящика уже стояли два морских пехотинца. Только сейчас Бонд вспомнил, что поинтересоваться содержимым этого контейнера надо было ещё полминуты назад.

- Откройте – эту фразу Бонд бросил Курту Вайсману, по-прежнему стоящему на коленях рядом с контейнером – и давайте без глупостей Вайсман.

- Я не знаю код замка – Вайсман ухмылялся – его знали только Пирраго и Ковальски.

- Из-за вас коммандер этого парня перемололо винтом – бирка над карманом гласила, что с Бондом беседует капрал Флинн – и зачем вы только выбежали?

- Чтобы спасти вам жизнь, капрал – Бонд смотрел на пенный след за кормой танкера – если бы вы подошли к нему в упор, то были бы уже покойником. И вы, и ваши друзья. Вызывайте вертолет, Перси, нужно срочно доставить эту штуку на Badford.

И ещё остановите судно, мне надо произвести поиск на поверхности моря. Я хочу убедиться, что господин Ковалев мертв.

Отведя взгляд от водной поверхности, Бонд посмотрел на морских пехотинцев, затем на скрученного Вайсмана, и почувствовал, что силы на исходе. Усталость наваливалась на него подобно снежной лавине. Finita, мавр сделал свое дело. «Красные» начали и проиграли.

 

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.044 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты