Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ГЛАВА XI 3 страница

Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

Александру II было чуть больше пятидесяти лет. Его смерть вновь отдала Шотландию во власть несовершен­нолетнего правителя, так как его сыну совсем недавно исполнилось всего 8 лет. Однако этот ребенок тут же наследовал престол, не столкнувшись ни с какими пре­пятствиями, а его отец навел в государственных делах такой образцовый порядок, что, несмотря на серьезные опасности, машина государственного управления работа­ла как хорошо отлаженный механизм, пока Александр III не достиг зрелости и не смог взять управление страной в свои руки. Без помех (хотя на первых порах и без каких-либо скачков) продолжился экономический и со­циальный прогресс, которым ознаменовалось царствова­ние Александра II.

 

Александра III привезли на церемонию коронации в Скон. Возник спор. Шотландцев уже беспокоила череда несовершеннолетних королей, которая еще долгое время будет характерной чертой шотландской истории. Некоторые утверждали, что король не может быть коронован, пока он не посвящен в рыцарский сан; возможно, чести посвятить короля в рыцари добивался Алан Дорвард, юстициарий и супруг внебрачной дочери покойного короля. Уолтер Комин, ярл Ментейта, представитель очень могущественного норманнского рода[91], отверг это возражение, и епископ Сент-Эндрюса препоясал мальчика королевским мечом, произнеся за него королевскую клятву, переводя ее с латыни на французский, чтобы Александр III мог понять каждое слово. Затем торжественная процессия двинулась к аббатству Керк, туда, где под большим крестом на церковном дворе стоял Священный Камень, покрытый шелком и золотом, — тот самый камень, который в стародавние времена Фергус привез из Ирландии. На нем Александр III был возведен на престол со всеми обрядами, которые соблюдались при коронации его предшественников за семь предыдущих столетий. Лорды принесли ему вассальную клятву, и древний шеннахи (хранитель истории и генеалогий) в красном одеянии прочитал по-гэльски длинную родословную короля, потомка Альпина в четырнадцатом колене, затем старик дошел до Фергуса мак Эрка, жившего приблизительно за 800 лет до этого времени... и далее, пробиваясь через несметную толпу предков, добрался до принцессы Скоты, дочери Фараона, и ее супруга Гатула, сына Кекропа.



Раскол на коронации оказался предвестником будущих трагических событий. В тридцатисемилетнем правлении нового короля самым ярким образом проявились три процесса: с одной стороны, мы наблюдаем непрерывное продолжение, несмотря на различные помехи, прогресса и процветания и окончательное завершение консолидации, собирание под властью короны всех земель, ныне составляющих территорию Шотландии, за исключением Северных Островов. Однако, с другой стороны, именно тогда впервые начала просматриваться опасность, позднее ставшая настоящим бичом шотландской истории. Мы имеем в виду возникновение среди вельмож королевства двух партий, одна из которых ориентировалась на чужеземные силы. С этого момента мы можем говорить о национальной и проанглийской партиях. В самом формировании этих направлений отразился фундаментальный раскол, который отныне будет задавать тон всей будущей шотландской политике. Последняя партия всегда составляла меньшинство, но это меньшинство во все времена поддерживало союз с Англией, население которой было в 5-8 раз больше населения Шотландии. Позиции Англии были очень сильны ввиду открытой границы между двумя странами, а главным принципом ее политики с самого момента возникновения стал лозунг, гласивший, что тем или иным образом Шотландия должна быть уничтожена. Несомненно, существовали абстрактные логические предпосылки для объединения двух стран в одно государство: каждое из них было некогда создано из нескольких государственных образований. Однако в политике логика ценится меньше, чем психология, а с психологической точки зрения время для такого объединения было давно упущено. При потомках Малькольма III Шотландия стала единым национальным государством. При Плантагенетах тот же процесс завершился и в Англии. Все еще сохранялась возможность объединения обеих стран в федерацию под властью одной короны, ибо отношения между ними становились все более и более теплыми и дружественными и в тесном союзе виделись очевидные выгоды. Со временем, если бы объединение состоялось мирным путем до Трехсотлетней войны, могло бы произойти даже полное слияние без какого-либо ущерба для обеих сторон. Однако вследствие жадности и жестокости Эдуарда I такая возможность улетучилась как дым. Никогда столь ярко не проявлялось бессилие политики силы. К 1500 г., хотя интриги с англичанами оставались обычной уловкой вероломной знати, обе страны отстояли дальше друг от друга, чем в 1200-х или даже 1300-х гг. Их разделяли не только память о долгих и жестоких нападениях, с одной стороны, и сознание несмываемого позора, порожденного постоянной и безуспешной агрессией, с другой, — в разных направлениях развивались и национальные культуры. В XII в. Англия была страной, в гораздо большей степени ориентировавшейся на континент, чем Шотландия, в XIII в. в этом отношении они по меньшей мере сравнялись. К 1500 г., после двух столетий гибельных и унизительных французских войн, Англия повернулась спиной к континенту и ограничила свой кругозор островами. Напротив, Шотландия по-прежнему являлась неотъемлемой частью Европы и ориентировалась на континент. Федерация под властью одной короны была все еще осуществимой, если бы для ее достижения использовались мирные методы (как это случилось позднее); и когда планы по образованию единого государства начали претворяться в жизнь, шотландцы делали все от них зависящее, чтобы этот процесс успешно завершился. Если бы после 1603 г. англичане подавили свои обиды на старые неудачи, если бы не начались вновь религиозные войны, уния вполне могла бы привести к счастливому итогу. Тем не менее, при создавшихся обстоятельствах политическое слияние, с последующим слиянием социальным, могло нанести только ущерб всему, что отличало Шотландию, включая многое из того, что составляло предмет гордости шотландского народа; и если Англии пришлось заплатить за свою настойчивость тем, что высшие должности в государственном аппарате заняли шотландцы, то для самой Шотландии результаты слияния оказались еще менее выгодными.



Следует отметить — и в этом проявляется прогресс в деле внутренней консолидации Шотландии, — что деление на партии происходило не по национальному признаку. Фамилия Алана Дорварда говорит о его английском происхождении, но на его сторону стали: молодой ярл Атола из голуэйского правящего дома; ярл Данбара, потомок Малькольма II; ярл Стратерна; Роберт Брюс, лорд Аннандейла, который из-за рождения молодого короля лишился прав наследника, и Вильям де Дуглас из местного рода Стратклайда. Во главе национальной партии встал человек норманнского происхождения, а в число его сторонников входили Джон Балиол и несколько человек также норманнского рода.

Первым публичным актом нового царствования стала канонизация св. Маргариты и перенос ее мощей в прекрасное новое святилище, украшенное золотом и самоцветами; фундамент этого святилища все еще лежит, сопротивляясь погоде, в полуразрушенной церкви ее аббатства в Данфермлайне. Эта церемония состоялась 19 июня 1250 г. в присутствии молодого короля и его матери.

Разделение знати на две группировки вскоре проявилось на деле. В 1250 г. король Генрих III планировал присоединиться к Людовику IX Святому и отправиться в крестовый поход. Он принудил церкви в своих личных владениях подарить ему десятину своих доходов, чтобы оплатить это предприятие, а затем попытался убедить Папу предоставить ему десятину, поступавшую в казну шотландской Церкви... на основании того, что он является сюзереном Шотландии. Однако Папа резко осадил его, очень кратко ответив, что он не сделает ничего «умаляющего королевское достоинство» (in praejudicium Regiae dignitatis) и что такое дарение «в королевстве другого, чужеземного, монарха есть нечто неслыханное» (in aiterius Regno alieni est penitus inauditum). Впрочем, шотландские крестоносцы были вынуждены обратиться к Апостолическому Престолу за специальной буллой, защищавшей их от вымогательств Генриха.

Этот инцидент привел к охлаждению отношений между странами. Ходили даже слухи о близкой войне. Однако Генрих смирился и взялся за устройство бракосочетания маленького короля и своей дочери Маргариты, с которой Александр III был обручен в колыбели. Церемония состоялась в Йорке на Рождество 1251 г. и прошла очень торжественно. Со своим сыном прибыла королева-мать Мария и большая свита из шотландцев и французов. (Великолепие обряда было несколько омрачено скудностью приданого невесты, составлявшего 5000 мерков, причем Генрих признался, что такую сумму он уже был должен отцу жениха и прилагал все свои старания, чтобы уклониться от ее уплаты.) В сам день Рождества Христова мальчик был посвящен в рыцари Генрихом вместе с двадцатью другими сквайрами высокого ранга, и на следующий день дети сочетались браком в кафедральном соборе Йорка: Александру было 10 лет, а Маргарита была чуть старше. Затем Александр принес своему тестю оммаж за унаследованные английские фьефы, и Генрих попытался обманом заставить ребенка признать, что вассальная клятва должна быть принесена и за Шотландское королевство. Вероятно, шотландская свита, хорошо знавшая манеры Генриха, предвидела такую возможность и предварительно подготовила мальчика. Он не поддался и твердо отвечал Генриху, что он приехал с миром по приглашению короля, чтобы жениться на принцессе, а не затем, чтобы обсуждать важные государственные вопросы, по поводу которых он должен всегда советоваться со своим Советом. Настаивать было бы неблагоразумно, так как это могло вызвать скандал, а может быть и войну, и Генриху пришлось удовлетвориться этим ответом.

Но и после этого свадьба не обошлась без помех. Английский маршал (ярл Норфолка, супруг тетки короля) потребовал отдать ему коня Александра, заявив, что такова привилегия английского маршала на коронации вассала английской короны. Шотландцы пришли в негодование. Александр принял рыцарское звание от своего тестя, а не феодального сюзерена. По толпе прошел недовольный ропот, и маршал получил отказ... а затем произошли более серьезные события, так как ярлы Ментейта и Мара обвинили Алана Дорварда в попытке (при поддержке аббата Данфермлайна, который занимал должность канцлера) добиться у Папы признания его жены (сводной сестры Александра III и внебрачной дочери Александра II) законным ребенком Александра II, чтобы сделать свою дочь наследницей Шотландской короны. Поведение Дорварда в прошлом вызывало вполне обоснованные подозрения, и поднялся большой шум. Некоторые обвиняемые бежали обратно в Шотландию, а аббат был вынужден вернуть Большую Печать, которую тут же передали священнику по имени Гамелин. Впоследствии оказалось, что это был чрезвычайно удачный выбор. И Генрих послал к молодому королю в качестве советника английского рыцаря Годфрида де Ленгли, который на посту Хранителя королевских лесов в Англии достиг крайней степени непопулярности и продолжил набирать ее в Шотландии.

Александр III отправился на родину, и по его прибытии был назначен новый Королевский Совет. Его вождями стали ярлы Ментейта и Мара и Джон Балиол — то есть лидеры анти-Дорвардской партии, а вскоре после этого ярл Бухана, который, как и ярл Ментейта, принадлежал к роду Коминов, стал одним юстициарием, а вторым — некий Фергус, вероятно, вождь из Хайленда. Когда в августе 1253 г. Генрих III отплыл в Бордо, Алан Дорвард сопровождал его в этой поездке и завоевал королевское расположение своей службой на войне. В том же году начались споры о кафедре Сент-Эндрюса, которые два года спустя завершились рукоположением канцлера Гамелина.

Генрих продолжал плести свои интриги. В 1254 г. он снова попросил у Иннокентия IV предоставить ему доходы шотландской Церкви. Иннокентий отказал, но вскоре после этого скончался, а его преемник Александр IV уступил домогательствам английского короля, взяв с Генриха обещание, что в будущем тот не будет выставлять это событие в качестве юридического прецедента.

В Шотландии партии все еще враждовали между собой, и к 1255 г. установилась привычная политическая схема, регулярно повторявшаяся на протяжении последующих 350 лет при несовершеннолетних королях: две партии пытаются оказать влияние на государя, причем в качестве союзницы одной из них выступает Англия, стремящаяся установить свою власть над соседним королевством. Летом того же года Генрих заявил, что с его дочерью плохо обращаются, и двинулся во главе английских войск к границе. Оттуда он отправил посольство, возглавляемое ярлом Глостера, и объявил о своем формальном покровительстве партии Дорварда, против тех, кто вредит «нашему дражайшему сыну Александру» или королеве. Затем он подтвердил свои благонамеренные цели, обвинив Королевский Совет, Коминов и их партию во враждебности и агрессивных замыслах, но заявил, что не желает нанести оскорбление королю и не намеревается расторгать его брак.

Шотландский Совет собрался в Эдинбурге, где находились король и королева, и перенес свое заседание в Стерлинг. Едва члены Совета успели покинуть пределы города, как Алан Дорвард и ярл Данбара объединились с Глостером, силой захватили Эдинбургский замок, поставили в нем свой гарнизон и забрали венценосных детей с собой. Глостер послал отцу королевы жалобу, гласившую, что ее принуждали жить в замке подобно заключенной, «почти лишенной зелени и здорового воздуха, будучи рядом с морем» (salubri aere et virore ut iuxta mare penitus destitutum), и не разрешали ей разделять постель с супругом (ему было тринадцать, а ей, вероятно, четырнадцать лет). Глостер устранил все «несправедливости», какие было в его силах, и вернулся к Генриху, который отвел свои войска. Затем этот заботливый отец подошел к Ньюкаслу, во всеуслышанье заявляя, что он не собирается причинять Александру никакого вреда, но что — с целью дать ему хороший совет и оградить свободы его королевства — он из отцовской любви желает поговорить с ним, и послал охранные грамоты королю и королеве.

Комины двинулись на Эдинбург, но пришли слишком поздно. Алан Дорвард отвез детей в Роксборо, а оттуда в Уорк. Там короли встретились и мирно разошлись. Александр оставил свою молодую жену с ее больной матерью. В начале сентября Генрих прибыл в Роксборо с государственным визитом. Короли, возглавив торжественную процессию, дошли до церкви монастыря Келсо, и там 20 сентября Александра уговорили поставить свою печать под тем, что составитель Хроники Мелроза, да и многие другие современники, называли «неким отвратительным документом» (quoddam nefandissimum scriptum) — официальным объявлением, отдававшим управление страной в руки партии Дорварда, что в сущности означало передачу Шотландии под власть Генриха Английского. Епископы Глазго и Данблейна, канцлер Гамелин, избранный епископ Сент-Эндрюса, ярл Мара, два ярла из рода Коминов и Джон Балиол удалялись из окружения царственного ребенка на время, пока они не загладят последствия своих дурных дел. Все члены партии Дорварда назначались королевскими опекунами на следующие 7 лет и получали на этот срок все полномочия управлять государством. Их нельзя было сместить с должности без согласия Генриха, а сам он назначил себя Главным Советником короля Шотландии... и конфисковал английские поместья, которыми владели Джон Балиол и другие представители национальной партии.

Теперь Комины были отстранены от власти. Однако епископ Глазго настаивал, вопреки воле регентов, на посвящении Гамелина на епископскую кафедру. Регенты попытались убедить Папу воспрепятствовать этому, но опоздали. Тогда они потребовали у Гамелина заплатить определенную сумму. Гамелин отказался, его объявили вне закона и захватили его доходы, после чего он отбыл в Рим. Летом 1256 г. король и королева нанесли государственный визит в Англию. По этому случаю в Лондоне был устроен большой праздник, и Александр III вступил во владение Хантингдоном. Генрих приказал своим северным баронам оказать помощь его зятю в борьбе с мятежниками — то есть разорить земли представителей шотландской национальной партии. К тому времени Гамелин добрался до Рима, и 16 декабря Папа написал Генриху, приказав ему примирить Гамелина и регентов и осудив «пустые и зловредные советы» последних. Генрих отказался выполнить приказ, но его принудил к этому его же Совет.

Между тем молодой король начал выказывать признаки зрелости. Ему было еще только 15 лет, но он явно больше не желал, чтобы его считали ребенком. В феврале 1257 г. он написал Генриху из Роксборо, что Комины и Map «в определенной форме» умоляли его установить мир и спокойствие в королевстве. Пояснения были переданы на словах, поэтому об этих просьбах нам больше ничего не известно. Однако вернулся Гамелин, очищенный Папой от обвинений своих противников, и привез с собой папскую буллу, отлучавшую их от Церкви. Члены Совета были упрямы, но, получив отлучение, сначала в общей форме, а затем и поименно, сдались. В тот момент также вернулась королева Мария, некоторое время пребывавшая за границей и вышедшая замуж за Жана де Бриенна, сына короля Иерусалимского. К великому раздражению Генриха она приехала в сопровождении супруга. Ее симпатии находились на стороне национальной партии. И отлучение сторонников Генриха дало ей прекрасный повод, чтобы вырвать своего сына из-под их опеки, так как было очевидно, что людям, отвергнутым Церковью, не пристало воспитывать молодого короля. 28 октября Ментейт напал на Кинросс, поднял короля с постели и отвез его в Стерлинг. Ему удалось также заполучить Большую Печать, которую он передал Вильяму Висхарту, архидиакону Гамелина.

Партия Комина снова оказалась в седле, и, чтобы недвусмысленно показать Генриху свои намерения, в марте Комины заключили союзный договор с Уэльсом, с которым английский король вел довольно безуспешную войну. Этот шаг оказал свое действие, Комины пригласили партию Дорварда на конференцию в Роксборо и прибыли туда с королем и войском, составленным из жителей Хайленда и Голуэя. Дорвард уговорил их перенести заседание в Форфар, но вместо того, чтобы отправиться на встречу, бежал в Англию.

Под влиянием Коминов (и, вероятно, в соответствии с собственными желаниями) Александр III, которому было уже почти 17 лет, начал вести переговоры с тестем все более жестоким тоном. Летом 1258 г. Генрих, который все время вмешивался в шотландские дела, выставляя в качестве причин свои высшие моральные побуждения и бескорыстную привязанность к зятю, попал в довольно неловкое положение, лишившее его права ссылаться на эти основания. Он получил от зятя письмо, в котором Александр указывал, что хотя прошло уже 6 лет со времени его свадьбы, он до сих пор не получил приданого своей жены. Генрих принес все возможные извинения: он болел, его Казначей умер, и он ничего не мог сделать до назначения нового Казначея, кротко прибавив «пожалуйста.не гневайтесь» (quod si placet,graviter non feratis). Очевидно, он решил, что с этих пор лучше всего будет поддерживать дружественные отношения с обеими шотландскими партиями, и отправил посольство во главе с Симоном де Монфором, который должен был выступить в роли посредника и примирить враждующие стороны. В сентябре Александр прибыл в Мелроз, где принял новое английское посольство во главе с ярлом Хертфордом, ярлом Альбемарлем (женатым на свояченице Балиола, Кристине Голуэйской) и Джоном Балиолом, который, естественно, был английским лордом в той же мере, что и шотландским. Король оставил свою армию в Джедборо и, подозревая, что англичане задумали похитить его (это было бы не последним подобным замыслом англичан), перенес встречу в этот город, так как присутствие в Джедвуде шотландских войск могло служить для переговоров хорошим аккомпанементом. Переговоры продолжались три недели. Этот эпизод ознаменовал подлинное начало царствования Александра III, отмеченное в высшей степени характерным образом. В ходе переговоров произошло примирение двух партий, и из представителей обеих был составлен новый Совет. В него вошли королева Мария и ее супруг, и по четыре человека от каждой из сторон: два ярла из рода Коминов с Маром и Гамелином, а от другой партии — Дорвард, Стюарт, Роберт де Мейнер и Гильберт де Хей. Юстициарием был назначен ярл Бухана. Вскоре после этого умер ярл Ментейт. Официальная версия его смерти гласила, что он упал с лошади, но ходили и слухи, будто он был отравлен своей женой, которая вышла замуж за неприметного английского рыцаря и лишилась своей доли наследства, которое перешло к мужу ее сестры, брату Стюарта. Тем не менее Ментейт сделал свое дело. Интриги Генриха потерпели полный провал, король почти достиг зрелого возраста и обещал стать достойным мужем и истинным государем; очень скоро он возьмет бразды правления в свои руки. И действительно, все 28 лет дальнейшего царствования Александра III в стране царили порядок и спокойствие. Дорвард прожил еще 20 лет, и в течение всего этого времени оставался верным слугой короля.

 

Александр III, известный под именем Александр Миролюбивый, вырос во многом очень похожим на своего отца. У него была благородная внешность, он обладал огромным обаянием в сочетании с не менее сильным характером. Даже враги любили его, как говорит Фордун; однако ему была присуща столь великая врожденная властность, что если бы он приказал какому-либо человеку повеситься, тот без раздумий выполнил бы это приказание. Его сила проистекала от ясности ума и самодисциплины: справедливо провозглашенный королем, по сей причине он правильно управлял собой и своими поданными. Завоеванная им любовь основывалась на народном доверии, а доверие — на его беспристрастной справедливости по отношению к высоким и низким. Король воздавал каждому свое. В Лонеркостской хронике его обвиняют в слабости к женщинам; однако хронист того времени был чрезвычайно враждебно настроен по отношению к шотландскому королевскому дому, а ни в каких источниках мы не встречаем упоминаний о том, что у Александра III были внебрачные дети. Он никогда не имел случая проявить свои военные дарования благодаря своему дипломатическому таланту и умению управлять, а единственная серьезная военная кампания, которая велась в годы его правления, проходила без его непосредственного участия и не была отмечена крупными сражениями, но зато имела далеко идущие последствия, став последним этапом собирания шотландских земель.

Очевидно, Генрих III не отказался от своих надежд даже после дипломатического поражения, которое он потерпел в Джедборо. В 1259 г., получив известие о смерти Ментейта (которое, вероятно, вновь пробудило в английском короле давние мечты), он отправил к регентам посла с тайной миссией. Каково бы ни было поручение, данное послу, члены Совета пришли в негодование. Начались очень неясные переговоры, выдержанные в крайне прохладных тонах. Александр получил приглашение приехать в Англию для обсуждения каких-то туманных, но очень важных вопросов, и не поехал, вместо этого послав письмо, в котором в осторожных и расплывчатых выражениях предлагал удовлетворить просьбу Генриха на основании представленных гарантий (опять неопределенных). Письмо вез Алан Дорвард, но вместе с ним в состав посольства входили ярл Бухана и канцлер. Роберте полагает — и его предположение выглядит весьма убедительно, — что Генрих пытался заключить союз с Александром против своих же баронов, которые только что вынудили его подписать Оксфордские Статуты. Известно, что, когда в Англии в 1264 г. всерьез разразилась гражданская война, шотландский отряд сражался на стороне Генриха в битве при Льюисе, а Бонифаций VIII в 1300 г. сообщал, что Генрих просил у шотландцев помощи и выказал необычную для себя предупредительность, заявив, что воспримет помощь как любезность, а не как исполнение вассального долга.

Осенью 1260 г. Александр III и королева посетили Англию. Шотландский король пожелал навестить свой фьеф Хантингдон, заявить о своих правах на поместья, которыми его отец владел в Тайндейле, и вновь потребовать приданое жены, которое так и не было выплачено. Когда они уже пересекли границу, королева сообщила Александру, что ждет ребенка (она была очень привязана к своей семье и, желая, чтобы ребенок родился среди ее родных, до поры скрывала свое положение). Шотландцы встревожились, так как к тому моменту Александр и его спутники успели хорошо узнать Генриха, а ребенок сразу же занял бы положение законного наследника шотландской короны. Александр разрешил жене продолжить свой путь и провести зиму с матерью, но, прежде чем покинуть ее, он предусмотрительно заставил Генриха поклясться своей душой, что королева сможет беспрепятственно отправиться домой через сорок дней после родов и что в случае смерти ее супруга или ее самой ребенок будет передан названным поименно шотландским лордам «без промедления, помех или противоречий» (sine dilatione qualibet et difficultate, vel cujuscumque contradictionis obstaculo).

Королева разрешилась от бремени в Виндзоре 28 февраля 1261 г. дочерью, получившей при крещении имя Маргариты. А государственный визит привел к подлинному сближению: Александру III было уже около 20 лет, и Генрих то ли любил его, то ли понимал, что теперь он не может безнаказанно оказывать на него давление. Возможно, свою роль сыграли обе эти причины: по крайней мере, английский король прекратил свои интриги и в течение всего времени его правления между Шотландией и Англией сохранялись мирные и подлинно дружественные отношения.

Теперь Александр III стал настоящим главой государства. Успешно наладив отношения с Англией, он продолжил политику своего отца и обратился на север и запад. Летом 1261 г. он отправил посольство в Норвегию, возможно, чтобы возобновить предложение купить Острова. В это время, похоже, ярл Росса и другие северные вассалы Александра вели частные войны с вассалами Хакона на Островах, и Хакон задержал послов и потребовал удовлетворения. Александр тогда ожидал выплаты последней 1000 мерков из приданого своей жены: Генрих смог собрать только 500 (что, согласно его торжественному заверению, составляло все деньги, которыми он располагал), так что взамен недостающей суммы английский король взял на себя роль посредника в переговорах. Хакон отвечал, что он желал бы сохранить мир с Шотландией, но в 1262 г. его вассалы вновь пожаловались на набеги своих шотландских соседей, и он решил объявить войну Александру.

В течение зимних и весенних месяцев 1263 г. Хакон тщательно готовился к военным действиям. В июле 1263 г. он наконец отправился в плавание с самым мощным флотом, который когда-либо покидал берега Норвегии: в его состав входили 100 кораблей и королевская галера, сделанная из дуба с позолоченной носовой частью в виде дракона. В августе они прибыли на Оркнейские острова. Их прибытие сопровождалось солнечным затмением. Вожди Островов присоединились к норвежскому войску и принесли вассальную клятву Хакону, который затем двинулся на юг вдоль линии берега. Когда флот Хакона проплывал мимо острова Рига, к нему явился Эвен Аргайлский. Он был вассалом Хакона за островные владения, но подданным Александра за владения на главном острове, острове Британия, и не желал сражаться против шотландского короля. Хакон надавил на него, и Эвен сложил с себя присягу, что, конечно же, означало для него потерю норвежских фьефов. Крепкий старый Хакон, узнававший человека с первого взгляда, позволил ему беспрепятственно удалиться с богатыми дарами, и Эвен пообещал сделать все от него зависящее для заключения мира.

Александр также не сидел сложа руки. Он произвел набор солдат в свое войско в западных провинциях и построил корабли в Эре для несения прибрежной сторожевой службы. Уже начались вражеские набеги, и остров Бьют был атакован неким Руари, лэрдом этого острова, объявленным вне закона еще Александром II; отряд изгнанника перебил весь гарнизон Ротсея. Хакон обогнул Кинтайр, продвинулся вверх по Ферт-оф-Клайду и разграбил остров Арран. Начались переговоры. Александр III послал к норвежскому королю нескольких святых отцов, а в ответ Хакон отправил своего посланца в город, где тогда находился шотландский государь. Некоторое время казалось, что они сумеют договориться. Александр признавал права Хакона на Гебридские острова, но выдвигал свои притязания на острова, располагавшиеся в заливе Ферт-оф-Клайд, то есть Бьют, Арран и Камбрес. Обсуждение условий мира затянулось. Возможно, это было сделано преднамеренно, чтобы шотландцы получили дополнительное время для подготовки и чтобы переменилась погода. Хакон начал проявлять нетерпеливость и в конце концов послал к королю некоего Колбейна, передав Александру, чтобы тот встречал его с войском, чтобы либо полюбовно уладить ссору, либо решить ее в сражении.

Наступил сентябрь. У норвежцев заканчивались запасы продовольствия, погода портилась. Хакон прервал переговоры и послал 60 кораблей в набег на Лох-Лонг во главе с Магнусом Мэнским и некоторыми вождями с Островов. Они перетащили суда по суше к озеру Лох-Ломонд и разграбили все прилегающие окрестности до самого Стерлинга. Войска Александра стояли в Каннингеме, ожидая перемены погоды. В последний день сентября начался шторм, нанесший значительный урон норвежскому флоту. У нескольких судов снесло мачты, а у флагмана Хакона, стоявшего на пяти якорях, вырвало швартовные кнехты, и он столкнулся с другим кораблем. Еще несколько кораблей выбросило на берег у Ларгса. На берегу были зажжены подготовленные для этого случая сигнальные огни, и окрестное население напало на потерпевших крушение, но нападение было отбито. Шторм утих, и 2 октября Хакон высадил своих людей, чтобы спасти груз. На них набросились шотландцы, но едва ли это было шотландское войско, так как оно было рассредоточено по всему побережью Эршира и несло сторожевую службу. Отряд состоял из рыцарей, обладавших, естественно, большей свободой передвижения, чем пехота, а с ними, по-видимому, шло местное ополчение. Очевидно, шотландский король находился в другом месте, и отряд возглавлял Александр Стюарт. Норвежцы упросили Хакона вернуться на флагман и стали у выброшенных на берег кораблей. На берегу завязалась жаркая схватка. Вновь поднялась буря, и норвежцы не смогли высадить подкрепление, но они храбро сражались против превосходящего противника до наступления темноты, которая опустилась на землю уже вскоре после полудня.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 2; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ГЛАВА XI 2 страница | ГЛАВА XI 4 страница
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.015 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты