Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ТЕОРИЯПРИВЯЗАННОСТИ




Следующее направление рассмотрения взаимодействия матери и младенца исходит как из психоаналитических, так и из этологи­ческих идей и предположения о существовании у младенцев врож­денных программ поведения, которые вызывают необходимую для выживания и развития заботу со стороны окружающих людей (Bowlby, 1958; Ainsworth, Bowlby, 1991). ЕслиД. Винникот рассматривал мать и ребенка как отдельную сцепленную единицу (Winnicott, 1960), то


Дж. Боулби подчеркивал предварительную подготовленность, при­способленность новорожденного играть свою часть партии в соци­альной игре с матерью. В конечном итоге и та и другая точки зрения в значительной степени повлияли на все последующие направления исследования взаимодействия матери и младенца.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ПЕРВЫЕЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕИССЛЕДОВАНИЯ

В работах основателей теории привязанности Джона Боулби и Мэри Аинсворт можно выделить три периода: до появления теории, формулирования основных положений и период экспериментальных исследований (Bremerton, 1992). В работах, предшествовавших тео­рии привязанности, Дж. Боулби метафорически использовал данные эмбриологии, для того чтобы показать роль матери в развитии ре­бенка. Он считал, что также, какдля роста ткани необходим катали­затор, «для недифференцированной психики необходимо в течение определенных критических периодов быть подверженной влиянию организатора психического — матери» (Bowlby, 1951, р. 53). Втечение младенчества и раннего детства мать ориентирует ребенка в простран-ствеи времени, предусматриваетегоокружение,разрешаетудовлет-ворение одних импульсов, ограничивает другие, «является его эго и супер-эго» (Ibid.). Чтобы вырасти умственно здоровым, младенец «должен испытывать теплое, близкое и непрерывающееся взаимоот­ношение со своей матерью (или постоянно заменяющим мать чело­веком), в котором оба находят удовольствие и радость» (Ibid., p. 57). Знакомство сданными этологических исследований (Lorenz, 1957) привело Дж. Боулби к противоречащей классическому психоанали­зу точке зрения, что любовь к матери не происходит из чувственного орального удовлетворения и формирование социальной связи не обусловлено кормлением.

Согласно Дж. Боулби, у младенцев наблюдается не связанное с удовлетворением физиологических потребностей и фокусирующее­ся на наиболее близком человеке поведение привязанности, к кото­рому могут быть отнесены такие врожденные виды поведения взаи­модействия, как сосание, цепляние, следование, плач, улыбка (Bowlby, 1958). Автор указывает, что это поведение гарантирует за­щиту и выживание вида. Он подчеркивает готовность новорожден­ного к социальному обмену и установлению аффективной связи с




 




матерью (Ibid.). По мнению автора, поведение привязанности созре­вает относительно независимо в течение первого года, фокусируясь на фигуре матери в течение вторых шести месяцев жизни ребенка. Дж. Боулби полагает, что привязанность не указывает на регрессию, а скорее выполняет естественную, здоровую функцию даже в жизни взрослого человека.

Обобщив результаты наблюдения, Дж. Боулби выделил три фазы ответа ребенка на разлучение с матерью: протест, связанный с трево­гой разлучения; отчаяние, переживание горя и скорби по поводу ухода матери; и связанный с включением защитных механизмов отказ или отделение от матери (Bowlby, 1959). Согласно теории привязанности ребенок переживает горе всякий раз, когда поведение привязаннос­ти активизируется, но фигура привязанности продолжает быть не­доступной. Любимый ребенок будет протестовать против разлуче­ния с родителями, но позже сможет опираться на себя. Низкая тре­вога при разлучении с матерью дает ошибочное впечатление зрелос­ти (Bowlby, 1960).



Первые эмпирические исследования были направлены на изу­чение индивидуальных различий качества взаимодействия и привя­занности матери и младенца, а также чувствительности матери к сиг­налам ребенка (Ainsworth, 1963; Bell, Ainsworth, 1972). Было обнару­жено, что отзывчивость матери в первые три месяца обусловливает более гармоничные взаимоотношения матери и младенца в после­дние три месяца первого года жизни. С. Белл и М. Аинсворт связали этот факт с интернализацией ребенком опыта взаимодействия с чув­ствительной и предоставляющей безопасность матерью. С их точки зрения, «младенец, отзывчивость матери которого помогает ему дос­тичь своей цели, развивает уверенность в своей способности конт­ролировать то, что с ним случится» (Bell, Ainsworth, 1972,p. 1188).

Согласно теории привязанности основным результатом соци­ального взаимодействия первых полутора лет жизни является разви­тие у младенца эмоциональной привязанности к человеку, который лучше всех способен успокоить и утешить младенца и к которому мла­денец приближается и обращается наиболее часто для игры и утеше­ния при переживании тревоги и страха в случаях новизны ситуации, опасности, стресса. Чаще всего таким человеком — фигурой привя­занности — становится мать, но может быть отец или другой наибо­лее близкий человек. Общими стрессовыми ситуациями, во время которых младенец проявляет страх, являются встреча незнакомого




человека и временное разлучение с матерью. Вероятность возникно­вения страха меньше, если незнакомец или незнакомка подходит медленно, говорит мягко и начинает игру с ребенком. Появление страха наиболее вероятно, если незнакомый человек подходит к ре­бенку быстро, тихо или с шумом и пытается взять ребенка на руки. Почти все дети в тех или иных ситуациях обнаруживают страх незна­комого между 7 и 12 месяцами жизни. При подходе нового человека у двенадцатимесячных младенцев наблюдаются эмоция страха, уменьшение интереса к игрушкам и увеличение, по сравнению с си­туацией свободной игры, интереса к матери. Таким образом, мать используется как источник комфорта и безопасности. Если после некоторого периода адаптации ребенка к новой ситуации мать вый­дет из комнаты, то у него наблюдаются страх и реакция стресса, уменьшение интереса к игрушкам, что сменяется через минуту уве­личением интереса к незнакомому и уменьшением страха. Начина­ется поведение поиска матери и проявляется максимальный интерес к ней при возвращении (Gaensbauer et al., 1979).

Показано, что у девятимесячных младенцев тридцатиминутное разлучение с матерью приводит к стрессу - изменению поведения и гормонального статуса (Gunnar et al., 1992). Долговременное разлу­чение младенца и матери вызывает последовательное изменение со­стояния младенца от фазы протеста до отчаяния и отделения от ма­тери, что проявляется в изменении поведения, соотношения сна и бодрствования, вегетативных реакций (Field, 1990). Младенцы обе­зьян реагируют на отделение от своих матерей повышением частоты пульса и снижением температуры тела (Holmes, 1993). К тому же об­наружено, что матери, которые должны вернуться на работу в тече­ние года после рождения ребенка, демонстрируют более высокий уровень физиологических нарушений, чем те, кто имеет возможность остаться со своими малышами. В первом случае уровень инфекций у младенцев выше (Brazelion, Cramer, 1991). Считается, что безопас­ная привязанность обеспечивает ауру психологической защиты, ко­торая поддерживает метаболизм ребенка в стабильном состоянии

(Holmes, 1993).

Реакция страха при временном разлучении с матерью наиболее очевидна, когда младенца оставляют в незнакомой комнате или в при­сутствии незнакомого человека. Если мать говорит своему годовало­му счастливо играющему ребенку, что она уходит, но скоро вернется, а затем выходит из комнаты, то ребенок скорее всего проследит ее


 




уход взглядом, посмотрит на дверь, где видел мать в последний раз, и может заплакать. С наименьшей вероятностью это произойдет, если ребенка оставят дома со знакомым родственником или сиделкой. Слепые годовалые дети также могут заплакать, когда слышат, что мать вышла из комнаты. Страх при временной разлуке с матерью обычно возникает между 7 и 12 месяцами жизни, достигает пика в возрасте между 15 и 18 месяцами, а затем постепенно уменьшается (Mussen et al., 1990).

Традиционное объяснение страха разлуки состоит в том, что ребенок плачет после ухода матери, поскольку предвосхищает боль или опасность как следствие отсутствия матери. Однако эта точка зрения не объясняет, почему реакция страха в одном и том же для всех возрасте 8—12 месяцев возникает у детей, воспитывающихся в самых разных культурах и условиях, при различной степени и типах контактов с матерью, вне зависимости от того, посещают они ясли или нет. Эти данные, а также исследования эмоциональных реакций удетенышей обезьян показывают, что возникновение страха в этот период частично связано с этапами созревания центральной нервной системы (Ibid.). Согласно теории привязанности интенсивность и тип реакции ребенка при временном разлучении могут зависеть от каче­ства эмоциональных отношений с матерью, эмоциональной привя­занности младенца и матери. Развитие у младенца эмоциональной привязанности к матери является основным результатом взаимодей­ствия матери и младенца.

Предполагается, чток 12—18 месяцамудетей на основании опы­та социально-эмоционального взаимодействия развивается некото­рая рабочая модель представлений себя и своих отношений с наибо­лее близким человеком (Ainsworthetal., 1978; Ainsworth, Bowlby, 1991). Обобщенные представления эмоциональных отношений с матерью позволяют им чувствовать себя безопасно даже в ситуациях, когда мать в действительности не присутствует. Считается, что формиро­вание безопасной эмоциональной привязанности матери и ребенка в раннем возрасте обеспечивает основу для его последующего здоро­вого эмоционального и социального развития.

ИССЛЕДОВАНИЯ ТИПОВ ПРИВЯЗАННОСТИ

Эмпирические исследования выявили, что показателем привя­занности к матери могут быть реакция младенца на незнакомых лю­дей или незнакомую ситуацию, на кратковременное разлучение с


матерью, поведение ребенка при стрессе, ощущении боли и потреб­ности в успокоении (Gaensbauer, Harmon, 1981; Bremerton, 1992). Для определения привязанности младенца и матери М. Аинсвортиее коллеги разработали лабораторную процедуру, известную как «незна­комая ситуация» («strange situation»). Данная процедура построена на предположении, что особенности исследования младенцем в возра­сте около одного года незнакомого окружения, например лаборатор­ной игровой комнаты, его поведение при встрече незнакомого чело­века, а также при разлучении и воссоединении с матерью предостав­ляют возможность определить качество привязанности (Ainsworth et al., 1978). «Незнакомая ситуация» является маленькой длящейся око­ло 20 минут драмой, состоящей из восьми эпизодов, в числе которых разлучение и воссоединение ребенка и матери. Мать с младенцем вводят в лабораторную игровую комнату, где к ним позже присоеди­няется незнакомая женщина. Пока незнакомка играет с ребенком, мать оставляет комнату на короткое время, а затем возвращается. При втором разлучении ребенок остается в комнате один. В последних эпизодах вместо ожидаемой матери возвращается незнакомка, а по­том возвращается мать.

Анализ поведения младенцев в лабораторной процедуре «незна­комая ситуация» позволил выделить три вида привязанности мла­денца и матери: безопасная привязаность (secure attachment), обо­значенная авторами как группа «В» (Ibid.), небезопасная привязан­ность избегающего типа (avoidant attachment, «А»), небезопасная при­вязанность амбивалентно-сопротивляющегося типа (resistant-ambivalent attachment, «С»). Позже был выделен еще один, четвертый вид привязанности — небезопасная привязанность дезорганизован­ного типа (disorganized attachment, «D»)(Main, Solomon, 1990).

Младенцы группы «В», составившие 66% всей выборки, чувство­вали себя в присутствии матери достаточно безопасно, чтобы актив­но исследовать комнату и играть игрушками, не проявляли тревоги по поводу отсутствия матери. В эпизоде разлучения они предсказуе­мо расстраивались, их исследовательская активность снижалась. Эти оцененные как безопасно привязанные младенцы радовались воз­вращению матери, приближались и искали близкого контакта с ней, проявляли интерес к продолжению взаимодействия. Для младенцев из группы «А» — небезопасной привязанности избегающего типа (около 20% от всей выборки), характерно отсутствие или небольшое проявление горя при выходе матери из комнаты. Они обращают вни-


 




мание на окружение, избегая контакта и взаимодействия по возвра­щении матери, некоторые игнорируют мать. Младенцы, отнесенные к группе «С» — небезопасной привязанности амбивалентно-сопро­тивляющегося типа (около 12%), даже в первых эпизодах в присут­ствии матери проявляют тревогу и некоторую амбивалентность во взаимодействии и значительно расстраиваются при выходе матери из комнаты. В ситуации воссоединения они ведут себя так, как буд­то хотят близкого контакта с матерью, однако в действительности сопротивляются контакту и взаимодействию (Ainsworth etal., 1978). Наконец, кгруппе «D» — небезопасной привязанностидезорганизо-ванноготипа — были отнесены младенцы, которые показывали ано­мальные, противоречивые реакции или проявляли страх матери (Main, Solomon, 1990).

Тип привязанности, согласно точке зрения М. Аинсворт, вболь-шой степени зависит от предыдущего опыта взаимодействия матери и младенца. При чувствительном отношении матери к ребенку при­вязанность чаще всего может быть безопасного типа. В стрессовой ситуации младенец с целью уменьшения неприятного чувства опас­ности ориентируется на мать или двигается в ее направлении. Одна­ко в некоторых случаях, при негативном опыте предыдущих отно­шений, ребенок в стрессовых ситуациях может проявлять амбива­лентное отношение, сопротивляться или избегать взаимодействия с матерью (Ainsworth etal., 1978).

Данные широкого ряда работ показали, что первым шагом к при­вязанности является установление связи в результате ранних контак­тов между матерью и ребенком в течение первых часов после рожде­ния (Klaus, Kennell, 1982a). Однако результаты исследований в этой области противоречивы. В одном из исследований сразу после родов матери экспериментальной группы держали новорожденных детей на руках в течение 30 минут. Для матерей контрольной группы была сохранена стандартная процедура отделения ребенка. Половина ма­терей и детей в каждой из групп имела более долгий контакт — в до­полнение к регулярному кормлению дети находились с мамами 5 ча­сов в день. Другой половине матерей каждой группы детей приноси­ли только 5 раз в день на 30 минут. Было обнаружено, что матери, имевшие ранние контакты с ребенком, больше прикасались и при­жимали ксебе младенцеввтечение первых пяти дней. Нона восьмой и десятый дни эти различия с матерями, не имевшими раннего кон­такта, уже не наблюдались. Более того, ранние контакты повлияли


на качество последующего взаимодействия только у тех матерей, ко­торые планировали беременность (Grossmanetal., 1981). Зависимость взаимодействия матери и младенца от ее отношения к беременности была выявлена и в другом исследовании (Mebert, 1991). Различий между матерями, которые имели и не имели ежедневный пятичасо-вой контакт с детьми, обнаружено не было (Grossman etal., 1981). В другом исследовании было выявлено, что младенцы, госпитализи­рованные в результате недоношенности сразу после рождения, де­монстрировали в двенадцать месяцев не отличающиеся от другихде-тей реакции привязанности. Таким образом, долговременных про­блем после раннего отделения детей от родителей не было (Rode et al., 1981). В то же время для некоторых родителей именно контакте новорожденным может быть началом гармонических взаимоотноше­ний с ребенком (Klaus, Kennell, 1982a). Сильные эмоциональные свя­зи могут быть установлены между матерью и усыновленным младен­цем, несмотря нато что первые контакты между ними происходят спустя часы, дни и даже годы после рождения (Mussen et al., 1990).

Проведенные в течение последних пятнадцати лет исследова­ния показали стабильность проявления типа привязанности у ребенка со временем, связь между привязанностью и последующим развити­ем. Обнаружено, что различия в привязанности находят отражение в проявлении эмоций (Shilleret al., 1986), торможении поведения и робости (Calkins, Fox, 1992), в знаниях о себе и о матери (Pipp et al., 1992), в упорстве и энтузиазме при выполнении ребенком задания, в качестве игры, в решении проблем (Beckwith, 1990). При кратковре­менном разлучении с матерью тринадцатимесячные младенцы с не­безопасной, ненадежной привязанностью и сопротивлением прояв­ляли по сравнению с безопасно привязанными одинаковый по дли­тельности гнев, но меньше интереса и больше печали (Shilleret al., 1986). Дети с безопасной привязанностью к матери в двухлетнем воз­расте более настойчивы при решении проблем, принимают помощь матери, проявляют меньше реакций дистресса и больше положитель­ных аффектов, в большей степени исследуют живые и неодушевлен­ные объекты, используют инструменты, больше сотрудничают и ус­тупчивы. Надежно привязанные в младенчестве к матери дети более готовы к начинающимся в течение второго года жизни слабым тре­бованиям, ограничениям и ролям, налагаемым на них родителями. В три года они более общительны с ровесниками, а в пять лет прояв­ляют большую самооценку, положительные аффекты, эмпатию,ком-


 




петентностьвобщениисосверстникамиСВгеШеЛоп, 1985; Beckwith, 1990; Field, 1990; Mussenetal., 1990; Ericksonetal., 1992). Получены данные о передаче вида привязанности из поколения в поколение (Fonagyetal., 1991; Steele etal., 1996).


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты