Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Обязательственный статут




Обязательственный статут-эго право, подлежащее примене­нию к обязательствам, вытекающим из односторонних сделок и договоров. Раздел VI ГК РФ содержит целую систему коллизи­онных норм, с помощью которых следует определять применимое к обязательствам право. Например, к договору купли-продажи применимым правом будет право страны, где находится место жи­тельства пли основное место деятельности продавца, или к догово­ру подряда применимым правом будет право страны, где находит­ся место жительства или основное место деятельности подрядчика и т.д.

Из приведенных примеров видно, что, устанавливая право, применимое к договорным обязательствам, коллизионные нормы формулируют свои объемы самым общим образом, не раскрывая их содержание: «договор купли-продажи», «договор подряда» или просто «договор». Между тем за этими терминами стоят понятия, обладающие богатым юридическим содержанием. Поэтому непре­менно возникает вопрос о пределах применения избранного пра­ва.Какой круг вопросов, связанных с договором, регулируется правом, применимом к данному договору?

В самом общем виде договор — это соглашение сторон об ус­ыновлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Понятно, что права и обязанности являются Центральным элементом договорных обязательств и они, разуме­ли, входят в сферу действия обязательственного статута.А по какому праву должны рассматриваться другие вопросы, не менее важные для договорных обязательств? Например, форма договора, способность лица обязываться по договору, действительность и недействительность договора.

Поставленный вопрос, несмотря на практическую важность решался в основном доктринально с учетом судебной и арбит­ражной практики. Новая российская кодификация международного частного права восполняет этот серьезный пробел, что следует оценить как одно из ее достоинств. В разделе VI ГК есть специальная статья под названием «Сфера действия права, подлежащего применению к договору» (ст. 1215). Из названия ясно, что речь идет о сфере действия обязательственного статута примени­тельно к любому гражданско-правовому договору. Это подтвер­ждается дополнительно тем, что абз. 1 ст. 1215 содержит весь пе­речень статей, определяющих применимое право к договорным обязательствам, кроме самой ст. 1215 (ст. 1210—1214. 1216).

Право, применимое к договорам, решает следующие вопросы, связанные с договором:

1) толкование договора;

2) права и обязанности сторон договора;

3) исполнение договора;

4) последствия неисполнения иди ненадлежащего исполнения договора;

5) прекращение договора;

6) последствия недействительности договора.

При всем разнообразии вопросов, включенных в сферу дейст­вия применимого права, обращает на себя внимание то обстоя­тельство, что все они связаны с правами и обязанностями сторон договора. Даже такой элемент, как последствия недействительно­сти договора, касается прав и обязанностей: либо появляются но­вые права и обязанности, либо изменяются предусмотренные до­говором права и обязанности. Поэтому за основу определения границ сферы действия обязательственного статута может быть взят главный элемент договорного обязательства — права и обя­занности сторон договора.Все остальные вопросы, прямо не свя­занные с правами и обязанностями, не входят в сферу действия обязательственного статута. Форма договора, способность липа обязываться по договору и пр. подчиняются праву, избранному на основании других коллизионных норм, с помощью других колли­зионных привязок. Правда, обязательственный статут в качестве lex causae (закон страны, регулирующий существо отношения) может выполнять функцию коллизионной привязки: основания взимания, порядок исчисления и размер процентов по денежным обя­зательствам определяются по праву страны, подлежащему применению к соответствующему обязательству (ст. 1218).

Автономия воли (lex voluntatis)

Стороны вправе договориться о применении к договорным обязательствам права какого-либо государства. Право сторон на выбор является выражением общепризнанного положения об «автономии воли» сторон. В МЧП «автономия воли» выступает в качестве формулы прикрепления (коллизионного принципа), которая занимает главенствующие позиции в договорных обязательствах.

«Автономия воли» как способ выбора права, компетентного регулировать договорные обязательства, закреплена во всех меж­дународных договорах, касающихся данного вопроса.

Принятие разд. VI ГК является новым этапом в развитии «автономии воли», где ей посвящена отдельная ст. 1210 ГК РФ:

«1. Стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. Выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для прав третьих лиц».

Из этого следует, что соглашение сторон о применимом праве возможно в двух вариантах: оговорка о применимом праве, вклю­ченная в текст самого договора, или отдельное соглашение о применимом праве.

Одним из часто возникающих в практике является вопрос о форме выражения воли сторон. В ст.1210 ГК РФ говориться о том, что стороны могут прямо выразить свою волю относительно права, применимого к их отношениям, в самом договоре, отдельном документе или документах или уже в процессе рассмотрения спора в суде или арбитраже, что фиксируется в протоколе заседания.

Однако выбор права не является обязанностью сторон (в ст. 1210 подчеркнуто, что стороны договора могут выбрать пра­во), и на практике они этим правом часто не пользуются. В та­ком случае законы многих государств и международные договоры предусматривают возможность использовать «молчаливо выражен­ную» волю сторон, т. е. когда из содержания сделки, из обстоя­тельств, сопутствующих ее совершению, следует, что стороны имели в виду подчинить свое обязательство праву какого-либо государства. Важно подчеркнуть, что применение молчаливо вы­раженной воли сторон возможно только тогда, когда нет сомне­ний в ее содержании.

В законе сказано «2. Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела».Последнее фиксирует гибкую коллизионную привязку. Для ее применения суд или арбитраж должны тщательно и всесторонне изучить и проанализировать все обстоятельства, сопутствующие заключению и исполнению договора, - переговоры, переписку, место и время подготовки, подписания и исполнения договора, валюту договора и валюту платежа и т.д.

Значительный и практически важный круг вопросов связан с пределами выражения воли сторон.Здесь есть несколько аспектов: 1)пространственные пределы, 2)временные пределы и пределы, 3)связанные с содержанием обязательств.

1) Вопрос о пространствен­ных пределах сводится к следующему: могут ли стороны выбрать в качестве применимого права право любого государства, т.е., без ограничений, либо их выбор ограничен кругом определенных го­сударств, с которыми договор имеет какую-либо связь. Законы большинства государств, а также международные договоры, унифицирующие коллизионное регулирование договорных обязательств, пространственно не ограничивают волю сторон. По этому пути идет и российское гражданское законодательство. Из текста приведенного выше п. 1 ст. 1210 следует, что стороны могут выбрать в качестве применимого право любого государства.

2) Временные пределы связаны с периодом, когда стороны могут выбрать право. Как уже указывалось, стороны могут выбрать пра­во при заключении договора или «в последующем» (п. 1 ст. 1210). «В последующем» можно понимать как в любое время после за­ключения договора, в том числе ипри обращении в суд в случае возникновения спора. Однако здесь возникает весьма важный во­прос об обратной силе волеизъявления сторон.В новом законе он реша­ется в соответствии с распространенной в мире практикой (п. 3 ст. 1210): во-первых, такой выбор имеет обратную силу и считает­ся действительным с момента заключения договора: во-вторых, при этом не должны ущемляться права третьих лиц.«3. Выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц, с момента заключения договора».

3) Основные ограничения автономии воли обусловлены содержа­нием договорных обязательств.Прежде всего, такое ограничение связано с содержанием обязательственного статута, т.е. на какой круг вопросов распространяется избранное сторонами право.

Следующее возможное ограничение автономии воли, связан­ное с содержанием договорного обязательства, сводится к тому, должно ли распространяться избранное сторонами право на все договорное обязательство в целом, или стороны вправе подчинить избранному праву по своему усмотрению отдельный вопрос из договорного обязательства или группу вопросов(например, права и обязанности сторон будут определяться российским правом, я последствия неисполнения договора будут рассматриваться по английскому праву). В доктрине данная проблема получали название "расщепление коллизионной привязки". В п.4 ст. 1210 ГК РФ сказано, что «стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей».До недавнего времени отношение к расщеплению во многих странах было негативное. Основное возражение заключалось в неприемлемости нарушения единства обязательственного статута сделки. Однако последние унификационные акты в сфере МЧП включают такую возможность. В частности, Римская конвенция 1980 г. содержит соответствующее положение, которое и послужило основой для российской формулировки. Необходимо подчеркнуть, что использование расщепления ни при каких обстоятельствах не должно приводить к противоречивому результату: например, применение одной правовой системы к правам и обязанностям продавца и другой правовой системы - к правам и обязанностям покупателя. Речь идет о подчинении отдельной правовой системе вполне автономной части правоотношений, безболезненно отделимой от остальной части. Например, если различные части договора подряда исполняются в разных странах, то вполне допустимо подчинить эти части различным правовым системам. В любом случае рекомендуется пользоваться этим инструментом в исключительных случаях и весьма продуманно.

Ограничение автономии воли возникает при выбо­ре права иностранного государства в силу оговорки о публичном порядке, а также с связи с применением императивных норм. П.5 ст.1210 ГК РФ «Если из совокупности обстоятельств дела, существовавших на момент выбора подлежащего применению права, следует, что договор реально связан только с одной страной, то выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм страны, с которой договор реально связан».


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 272; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2023 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты