Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Проснувшись, он несколько мгновений пытался понять, почему так странно себя чувствует — выспавшимся




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  7. ГИПОТЕТИЧЕСКАЯ ТРЕТЬЯ ПАРТИЯ
  8. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  9. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  10. ГЛАВА 01

 

Проснувшись, он несколько мгновений пытался понять, почему так странно себя чувствует — выспавшимся, легким... живым! Потом, прислушиваясь к доносящемуся откуда-то слабому плеску воды, открыл глаза — и вспомнил.

Светило солнце и, судя по всему, было уже далеко не раннее утро. Дел взглянул на часы. Одиннадцать! Он проспал целых шесть часов.

Плеск воды со стороны ванной прекратился. Лихорадочно бросившись на поиски, он успел найти и натянуть запропастившиеся трусы, прежде чем Карен, все в тех же штанах и футболке, вышла из ванной.

— Привет! — сказала она, подходя к нему.

— Привет.

Дел не знал, что говорить и как держаться с ней после того, что произошло между ними этой ночью, и боялся увидеть в ее глазах разочарование или обиду — как еще может эта девушка относиться к человеку, который даже не попытался хоть как-то приласкать ее — быстро и грубо получил свое и сразу отключился?

Но она была совершенно спокойна — лишь спросила:

— Так ты сможешь отвезти меня домой — или мне вызвать такси?

— Я отвезу, конечно. Подожди, а ты не хочешь позавтракать со мной? Или хотя бы кофе?

— Уже поздно. Только если по-быстрому — и сразу поедем, хорошо?

— Конечно, я только вымоюсь, побреюсь и все.

Когда Дел вышел из ванной, все еще в одних трусах, Карен, сидя на диване, причесывалась. Искоса взглянув на него, она подумала, что без одежды он смотрится неплохо — с хорошо выделяющимися рельефными мышцами, широкими плечами и узкими бедрами. В костюме все это скрадывается и он выглядит просто тощим и жилистым. Только вот ноги... Ступни, щиколотки, да и выше — почти до колен — все было покрыто светлыми пятнами и вмятинами, похожими на шрамы от ожогов.

Он подошел, оперся коленом на диван и спросил:

— Ты что хочешь на завтрак?

— А что есть?

— Кофе, но молока нет. Остатки вчерашней пиццы. Но я могу заказать что-нибудь, привезут очень быстро.

— Не надо, пицца с кофе вполне сойдет.

— Карен, ты замужем?

Обернувшись, девушка недоуменно уставилась на него.

— Я? С чего ты взял?

— Ну... ты так торопишься. Она смутилась.

— Понимаешь, у меня дома кошка, она голодная. Ну, и кроме того, мне надо в контору, я обещала днем зайти.

На ее щеке отчетливо был виден синяк, глаз покраснел.



— Болит? — он кивнул на ее лицо.

— Да нет, чепуха. Хуже тот, что на боку.

— Ты уверена, что ребра целы?

— Да, это просто ушиб. Пройдет через пару дней.

— А ты что, когда-нибудь ломала ребра?

— Да, было как-то.

Дел сунул пиццу в микроволновку, включил чайник и обернулся. Девушка уже не сидела на диване — стоя у большого, во весь рост, зеркала у входной двери, она крутила головой, рассматривая покрасневший глаз. Подойдя, он нерешительно обнял ее сзади и прижался лицом к светлому затылку, вдохнув одуряющий медовый запах. Все его тело непроизвольно напряглось.

— Ой, осторожно! — она болезненно дернулась. Он испуганно отодвинулся.

— Тебе больно?

— Ничего, ты просто неудачно попал на синяк, — Карен приподняла футболку и посмотрела в зеркало. Синяк был темно-фиолетовый, пару дюймов в диаметре и явно припухший.

— Больно? — Дел осторожно дотронулся до больного места кончиком пальца.

— Да нет, ничего, если не давить — не больно, — она рассмеялась, — так что если хочешь обнять меня — обнимай ниже или выше.

Почувствовав по голосу, что девушка не сердится, он незамедлительно воспользовался разрешением, положив руку на теплый упругий живот под футболкой и прижавшись к ней сзади.



— Я хотел тебе сказать... Я хотел тебя поблагодарить за то, что ты сделала для меня. Я чувствую себя другим человеком. И извини меня.

Она обернулась, улыбнулась и взъерошила ему волосы, словно давая понять, что никаких лишних слов не нужно.

Дел не мог заставить себя отпустить ее, нарастающий жар внизу живота не поддавался контролю. Он непроизвольно потерся об нее, это было приятно, даже чересчур, но потом стало еще хуже.

Очевидно, почувствовав это, Карен снова повернула голову и взглянула на него — он со вздохом отстранился.

— Извини. Увлекся.

Она посмотрела ему в глаза, потом перевела взгляд вниз. Трусы, к его смущению, уже мало что могли скрыть. Она усмехнулась.

— Кажется, ты опять готов.

— Я... Да... Извини. — Дел еще больше смутился. Девушка неожиданно рассмеялась.

— Да что ты все извиняешься? Если ты меня снова хочешь — в этом же нет ничего обидного.

Он опять обнял ее сзади и увидел в зеркале, что она все еще улыбается.

— А мы можем?... Ты очень торопишься к своей кошке?

— Пицца сгорит.

— Там таймер, — Дел воспринял ее слова как разрешение и снова прижался к ней, вдыхая аромат ее волос и глядя через ее плечо в зеркало.

Это было завораживающее зрелище — казалось, его руки действовали сами, помимо его воли. Все еще сохранившие остаток прежнего загара, большие, жилистые, с длинными пальцами, они медленно скользили вверх, обнажая светлую кожу и избавляя ее от покрова одежды, ласкали грудь, обводили соски, поглаживали, резко выделяясь темным цветом на нежно-кремовом фоне. Спустившись до талии, попытались ее обхватить — кончики пальцев обеих рук почти сошлись. Потом руки разошлись и спустились еще ниже, скользя по гладким бедрам и постепенно сдвигая вниз резинку спортивных штанов.



Все тело Карен отражалось теперь в зеркале — длинные ноги, золотистый кудрявый треугольник внизу живота, восхитительная полная грудь с нежно-розовыми сосками — ему казалось, что за всю свою жизнь он не видел ничего прекраснее. Горло перехватила судорога, он сорвал с себя трусы — последнее, что мешало — и снова прижался к ней, стараясь как можно полнее насладиться прикосновением ее кожи.

Рука его зарылась в нежной мягкости завитков треугольника. Дел поцеловал девушку в шею, и, продолжая ласкать, повел к дивану, который, слава богу, был рядом. Она потерлась об него плотной упругой попкой — по всему телу Дела прошла сладкая судорога и он еле удержался на ногах — закинула голову назад, слегка прикусив и поласкав языком мочку уха, и шепнула:

— Ты хочешь — сзади?

— Да-а, — выдохнул он со стоном.

Она опустилась на колени, оперлась на локти и он, стоя сзади, наконец вонзился в нее, не удержавшись и охнув, когда ее горячая плоть приняла и обхватила его. На секунду остановился, упиваясь жгучим ощущением наслаждения, и начал двигаться глубокими толчками, держа ее за бедра и насаживая на себя — все сильнее и сильнее. Стремясь продлить удовольствие, приподнял — теперь девушка стояла на коленях, прижавшись к нему спиной. Они были по-прежнему соединены, но его движения стали медленнее.

Одной рукой лаская грудь, другой — нежный бугорок между раздвинутыми ногами, он целовал затылок, шею, плечи, терся о них лицом, путаясь в шелковистых, разметавшихся по спине волосах. Карен еле слышно застонала и этот воркующий звук лишил его последних остатков самообладания. Снова наклонив девушку вперед, Дел в бешеном темпе заработал бедрами, пока не почувствовал, что взрыв уже близок. Еще мгновение — и он замер, содрогаясь и изливаясь в нее. Медленно выскользнул и лег на бок, притягивая ее к себе и прижимаясь горящим лицом к мягкой шее.

Сердце бешено колотилось — где-то далеко-далеко.Тело было пустым и легким, как мыльный пузырь. Наверное, он умер и попал в рай. Эта его мысль рассмешила, но сил улыбнуться тоже не было.

Через насколько минут Карен пошевелилась, встала и, чуть пошатываясь, пошла в ванную. Снова раздался плеск воды.

Шевелиться не хотелось — тело было переполнено блаженной ленью. Усилием воли он заставил себя встать, натянул многострадальные трусы, убедился, что пицца еще вполне съедобна и включил чайник.

Когда Карен вышла, умытая и причесанная, завтрак уже ждал ее. Дел тоже побежал в ванную, a она, съев пару кусков пиццы, с удовольствием налила себе вторую чашку кофе.

Через несколько минут, выйдя из душа, он был уже вполне в форме, силы почти вернулись — лишь тело все еще казалось непривычно легким.

— Тебе кофе налить? — спросила девушка, обернувшись.

— Две ложки сахару, — он подошел к зеркалу, пытаясь причесать мокрые волосы.

— Твое предложение все еще в силе? Ты отвезешь меня домой?

— Да, конечно, — Дел улыбнулся, вспомнив, как ночью задал Карен тот же вопрос.

Ей понравилась его улыбка — неожиданно добрая для такого жесткого лица. Сегодня он выглядел моложе, менее отстраненным и замкнутым, из глаз исчезло то болезненное напряжение, которое так встревожило ее ночью, и стало видно, что они темно-карие, как у собаки. И вчера он не улыбался — ни разу за весь вечер.

Усевшись, наконец, за стол, он с удовольствием отхлебнул кофе и откусил кусок изрядно пересушенной пиццы.

— Спасибо, — она встала, — у тебя очень вкусный кофе.

Пожав плечами, Дел снова улыбнулся — заваривать кофе он и в самом деле умел хорошо. К сожалению, этим и ограничивались его способности в кулинарии, всю остальную еду он предпочитал или покупать готовой, или — еще лучше — заказывать по телефону, не выходя из квартиры.

Девушка пошла переодеваться и, когда через пару минут появилась, снова в том же заляпанном плаще без пуговиц и изумрудных босоножках, он был уже полностью одет и готов ехать.

— Ты давно здесь живешь? — спросила она, выходя из квартиры.

— Полгода. А что?

— Интересная у тебя квартира. Никогда такой не видела.

— Там все осталось от предыдущего жильца. Он был каким-то художником, так мне сказал агент.

 

Его машина — темно-синий «Крайслер» с блестящей хромированной отделкой — была куплена всего полгода назад. Мощная и сверкающая, она привлекла тогда внимание Дела, напомнив ему мотоцикл, на котором он ездил, когда был еще подростком. Он давно хотел именно такую — «вульгарную и подходящую для какого-нибудь латиноамериканского гангстера», как сказала бы Мэрион — и сразу же приобрел ее, надеясь доставить себе этим хоть небольшую радость.

— Где ты живешь? — спросил он, выруливая с подземной стоянки.

Карен назвала адрес и он повернул к туннелю, стараясь ехать не слишком быстро — ему хотелось еще немного поговорить с ней. Неважно даже, о чем — это было приятно само по себе.

— Ты сегодня не будешь работать?

— Ни сегодня, ни завтра.

— Думаешь, до послезавтра синяки пройдут?

— Так болеть уже не будет, опухоль спадет, а остальное можно и гримом замазать.

Проехали туннель.

— Карен, ты одна живешь?

— Не совсем одна, с кошкой, — она улыбнулась. — Ну вот мы и приехали, здесь я живу.

Огромный многоквартирный дом из красного кирпича с выщербленными колоннами и арками растянулся на полквартала. Стены были разрисованы и расписаны до второго этажа.

— Ну, я пошла. Счастливо!

Он хотел еще что-то сказать, но девушка выскользнула из машины и пошла к дому. Перейдя улицу, обернулась, улыбнулась и помахала ему рукой. Внезапно Дел с ужасом понял, что не спросил у нее ни телефона, ни адреса, хотел выскочить из машины и догнать — но она уже скрылась под аркой.

Некоторое время он ехал, сам не зная, куда и зачем, потом резко свернул в боковую улочку, затормозил и уставился вперед, ничего не видя перед собой. Медленно нагнулся и уткнулся лбом в руль.

Вот и все. А он даже не поцеловал ее — ни разу.

В машине слабо пахло ее волосами, и, закрыв глаза, можно было вообразить, что девушка все еще сидит рядом.

Нужно ехать домой. После обеда — на сеанс к Ларсу, лежать на дурацкой кушетке и рассказывать ему обо всем, что произошло за эти несколько дней. И об этом — тоже? А вечером — снова в какой-нибудь бар.

Так он просидел несколько минут, затем поднял голову и посмотрел вокруг. Светило яркое солнце, тени от деревьев темными полосами расчерчивали асфальт. В голове, снова и снова, крутилась одна фраза: «Нужно жить дальше... Нужно жить дальше...» — и почему-то казалось, что в жизни не было и не будет ничего страшнее этой простой мысли.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.013 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты