Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Анастасия Ефремовна. Какая разница!.. Вы сейчас гулять




Читайте также:
  1. А сейчас я хочу поведать вам одну маленькую историю о своем сыне Индиго.
  2. Анастасия Добжанская
  3. Анастасия Добжанская
  4. Боярская зобота: Пить, есь, гулять и спать, И вся их в том робота, Штоб деньги обирать. Мужик сушис, крушиса Потей и роботай: И после хоть взбесиса, А денежки давай.
  5. В четвертом измерении вы во всех смыслах сможете видеть сквозь вещи. У вас сохранится восприятие физической формы, но она уже не будет казаться такой же плотной, как сейчас.
  6. Ваше лично отношение к власти тогда и сейчас.
  7. Глава 4 А сейчас прибытие из Хельсинки
  8. Давайте и так. Давай. Я еле выпросил у тебя про твой День рождения, помнишь? Давай сейчас ты мне все расскажешь, хорошо?..
  9. Давыдова Анастасия Александровна

идете — отправь, пожалуйста, телеграмму.

андрей. Давай.

Анастасия Ефремовна. Листок бумаги есть?

Андрей (вытащил из кармана всякий хлам, достал оттуда листок

бумаги и авторучку, подает матери). На!

Анастасия Ефремовна пишет.

Телеграмму я отправлю, а ты дай рублей двадцать.

Анастасия Ефремовна. Хватит и десяти рублей.

Андрей. Эх, самому бы поскорее зарабатывать... До чего у тебя

клянчить надоело!

Анастасия Ефремовна (отдает Андрею записку). Отправь,

не забудь. Выпей чаю и котлетку съешь, разогрею.

Андрей. Давай, на скорую руку.

Анастасия Ефремовна пошла.


Андрей. Мам!

Анастасия Ефремовна. Что?

Андрей. А деньги-то?

Анастасия Ефремовна. Ой, забыла!..

Андрей. Память у тебя!…

Анастасия Ефремовна (отдавая сыну деньги). Какой ты все-таки резкий, Андрюша! Поучился бы у Вадима. (Уходит.)

Андрей тоже прошел в свою комнату. Робко вводят Алексей, Кaтя и Афанасий. Они с дорожными, са­модельными чемоданами и рюкзаками. Оглядывают комнату.

Алексей. Никого…

Катя. Не заперто — стало быть, кто-то есть...

Афанасий (причесался, но два вихра торчат, Кате). Торчат?

К а т я. Торчат.

Афанасий. Э-эх!.. (Осмотрелся.) Квартира!.. Везет тебе, Алексей, в этих хоромах жить будешь... Тишина… Учись в свое удоволь­ствие!

Алексей. А сюда ли?

Катя. Дощечку-то на двери видел: доктор биологических наук Аверин, Петр Иванович.

Анастасия Ефремовна (входя). Вы как вошли?

Афанасий. Так не заперто... Свободно.

Анастасия Ефремовна. Вам кого?

Алексей (улыбаясь). Тетя Настя... (Идет к ней.) Я Алексей. (Смеется.)

Анастасия Ефремовна. Приехал...

Алексей. Да.

Катя. Алеша все беспокоился — в Москве ли вы?

Алексей. Мать говорит — не езди, подождем ответа, а я подумал: чего ждать, время-то идет. (Показывает на Афанасия и Катю.) Они едут, и я заодно... На риск. (Кате и Афанасию.) Да вы поставьте вещи-то.

Афанасий (снимая рюкзак). Ну, Москва, до чего огромная. Еле нашли!

 

 

Катя (ставит чемодан). Я спутала — вылезли на три остановки рань­ше. Шли,

шли...

Анастасия Ефремовна (показывая на Афанасия и Катю).

А... это — тоже с тобой?

Алексей. Да. Из одного класса — Афанасий Кабанов и Катя Соро­кина. Вы ее помните — с нашего двора. (Афанасию и Кате.) Это Анастасия Ефремовна, моя тетя. Познакомьтесь.



Катя и Афанасий здороваются с Анастасией Ефремовной.

А дяди Пети нет?

Анастасия Ефремовна. Нет… То есть он дома, у себя в ка­бинете занимается. Вы потише, ребята…

Алексей (тихо). А…

Афанасий. Понятно.

Алексей (смеясь). Не узнали меня?

Анастасия Ефремовна. Вырос ты... Большой... Значит, вы

все приехали учиться?

Афанасий. Как мне отец на дорогу сказал: ну, иди в жизнь, попро­буй, какова она

на вкус, на ощупь. Вот… идем…

Анастасия Ефремовна (Кате). Вы тоже к нам?

Катя. Что вы! У меня родная сестра в Москве. Вот я их провожаю.

Они в Москве впервые, еще заблудятся…

Анастасия Ефремовна (Афанасию). А вы?

Афанасий. Я?.. У меня тут тоже родственники. Тьма!.. Тверской бульвар, сорок

два, квартира два. Нет, спасибо, у меня есть...

Анастасия Ефремовна. Видишь ли, Алеша, я буду с тобой говорить

попросту, как тетка. Не знаю, будет ли тебе удобно у нас…

Алексей. Что вы, тетя Настя, не беспокойтесь. Мне ведь только

где-нибудь спать, и все…

Афанасий. У окошечка, вот тут, к примеру, на диване.

Анастасия Ефремовна (Алексею). Я понимаю — спать. Не здесь же,



действительно, я тебя положу. Это гостиная. В каби­нете, у Петра Ивановича, сам понимаешь, неудобно. С виду у нас кажется много места…


Алексей. Так что, нельзя, чтоли?

Анастасия Ефремовна. Нет, почему нельзя. Просто мы с Петром Ивановичем решали, где тебя поместить, и…

Алексей. Вы, тетя Настя, прямо скажите. Мать мне строго-настрого наказала, чтобы я самовольно не лез…

Анастасия Ефремовна. Конечно, ты немножко поспешил. Мы только сегодня получили письмо... Как-то все это неожи­данно.

Алексей. Понимаю... (Берет рюкзак, чемодан, собирается уходить.)

 

Извините…

 

Анастасия Ефремовна. Подожди…

Алексей. Нет-нет, я не упрямый.

Анастасия Ефремовна. Подожди, я тебе говорю.

Алексей остановился,

Подожди! Кажется, котлеты пригорают. Подожди, я сейчас вернусь. (Уходит.)

 

Алексей. Ох, провалиться бы мне сквозь землю!

Афанасий. По совести говоря, это называется: поцелуй пробой

и иди домой.

Алексей. Пошли!

Катя. Что ты, Алеша, подожди…

Алексей. Чего? Разлетелся сюда... Сюрприз устроил!.. Срам!.. Да

побыстрей ты, Афанасий!

Афанасий. Лямка оборвалась.

Катя. Куда же ты пойдешь, Алеша?

Алексей. Куда-нибудь.

Катя. Я бы тебя к сестре позвала, но вместе со мной — неудобно.

Алексей. Выдумала.

Афанасий. Места мало! В одной этой комнате двадцать коек

поставить можно.

Алексей. Не твое дело! Шевелись ты, на улице привяжешь.

Афанасий. Не нервничай. Всякое препятствие должно дух подни-

мать. Отец говорил…

Алексей. Идем же скорей…

 

 

Алексей, Афанасий, Катя взвалили рюкзаки на плечи, взяли чемоданы и пошли к двери.

Андрей (входя). Вам кого?



Ребята остановились.

Алексей. Никого.

Андрей. А чего?

Алексей. Ничего.

Андрей. Туманно.

Катя (Алексею). Это твой брат?

Алексей. Наверное.

Андрей. Какой брат?

Катя. Твой, двоюродный, из-под Иркутска, Алексей. (Алексею.) Да

поздоровайся ты, это уж нехорошо.

Алексей (подходя к Андрею). Здравствуй, ты Андрей?

Андрей. Я Андрей. Погоди-погоди. Где-то у меня какие-то родствен-

ники действительно имеются. Недавно вспоминал. Так это ты?

Алексей. Я.

Андрей. Смотри-ка... Занятно!

Афанасий. Трогательная встреча!

К а т я. Алеша приехал поступать учиться в институт.

Андрей. Да ну! Я тоже, понимаешь, этим кислым делом занимаюсь.

Катя. Он хотел остановиться у вас, но, оказывается,— нельзя.

Андрей. Почему?

Афанасий. Это ты свою мамашу спроси.

Катя. Мы сейчас разговаривали с Анастасией Ефремовной, она

сказала: у вас тесно.

Андрей. У нас?! Да что вы! Вон какая квартирища.

Катя. Все равно. Она говорит...

Андрей. Да нет, это вы чего-то не поняли. Скидывайте рюкзаки!

Афанасий. Мы уже скидывали.

Алексей. Подожди... Я не останусь.

Андрей. Чего это она тебе наговорила? Во-первых, ты не обращай

на нее внимания, во-вторых, у нас с Аркадием своя комната,

что хотим, то и делаем. Останешься, и все.


Катя. Верно, Алеша, ты пока вставься, там посмотрим, Не на улице же будешь

ночевать.

Афанасий. Не по пустякам приехал — самолюбие поприжать надо.

Андрей. Чего тут раздумывать, не понимаю.

Катя (Алексею). Уже темнеет. Должна же у человека быть крыша

над головой. Ты только до завтра, потом придумаем. (Тихо.)

Я прошу, Алеша,

 

Алексей. Неудобно, конечно… Ну ладно, пока останусь.

Афанасий. Правильно, не все люди одинаковые, уживаться надо.

Катя (бережно достает из чемодана рубашку, Алексею). Чуть же за­была — твоя

рубашка. (Андрею, как бы извиняясь.) У него чемодан маленький, битком набит, а рубашка изомнется. Жалко, это хорошая. (Отдает рубашку Алексею.) Ha! И тетради по фи­зике. (Андрею.) Мы всю дорогу зубрили, страшно... (Тихо, Алексею.) Улыбнись, Алеша (Громко, Афанасию, сама чуть не плачет.) Идем, тебя провожу.

Афанасий. Еще чего! Не заблужусь. Адрес точный: Тверской...

Катя (Алексею). Я завтра зайду.

Афанасий (Алексею). Ты здесь не суйся ни во что. Держи нейтра­литет. Это

только начало, мелочи. Впереди хуже будет — экза­мены! До завтра!

Катя, Афанасий попрощались и уходят.

Андрей, У тебя что, еще есть где ночевать?

Алексеи. Нет.

Андрей. Что ж ты, прямо на улицу бы пошел?

Алексей. Ну и что?

Андрей (разглядывая Алексея). Занятно…

Алексей. Чего ты на меня смотришь?

Андрей. Длинный ты.

Алексей. Вырос.

Андрей (оживленно). Этоты здорово придумал приехать, а то дома,

понимаешь, ни одной живой души. Тоска!

Алексей. Аркадий разве уехал?

Андрей. Тут, но он сумасшедший. Да. Помешан на своем театре. С ним и

говорить-то не о чем. Вообразил, пожимаешь, что

 

театр — это единственное, ради чего стоит жить на свете, А по-моему, театр — увеселительное заведение, и все. Ты как счи­таешь?

Алексей. Не знаю, над этим вопросом не задумывался.

Андрей. А чего я думать. Веселый спектакль — стоит идти, а тоска — так ее ж дома хватает.

Алексей. Тетя Настя котлеты жарит...

Андрей. Ладно, проинформируем, успеем. Идем ко мне.

Вадим (входит). Андрей, ты обещал принести пепельницу.

Андрей. Вон на столе возьми — каракатицу. Ко мне брат приехал.

Вадим. Разве у тебя есть еще брат? Ты никогда не говорил.

Андрей. Сам забыл. Двоюродный, сибиряк. Познакомься — Алексей.

Вадим (здороваясь). Вадим Розвалов.

Андрей. Об академике Розвалове слышал?

Алексей. Геолог.

Андрей (показывает на Вадима.). Его сын.

Вадим. Андрей, сколько раз я тебе говорил: не надо этой афиши. Что значит сын академика? Отец — это фигура. Я из себя ни­чего не представляю.

Андрей. Будешь, будешь фигурой, не огорчайся.

Вадим (Алексею). Это очень тяжело, иметь отца знаменитость!

Алексей. Наверно... Ответственно.

Вадим. Да, абсолютно правильно.

Галя (входя). Ребята, куда вы исчезаете поодиночке?

Андреи. Чрезвычайное событие! У меня появился двоюродный брат, познакомься,

Галя (подходя к Алексею). Галя. Где-то я вас видела.

Алексей, Вряд ли.

Андрей. Разве что во сне.

Галя. Может быть.

Андрей. «Ты в сновиденьях ей являлся...».

Алексей. Алексей.

Андрей. Ее мать — певица в Большом театре. Народная артистка...

Галя. Перестань, Андрей.

Андрей. Галочка, тебя-то это до сих пор не угнетало.


Алексей. Говорил — у тебя скучно.

Галя (Андрею). Эх ты, хозяин! Твой брат, наверно, устал с дороги,

умыться хочет...

Андрей. Да-да. (Алексею.) Пойдем.

Вадим (ваяв чемодан Алексея). Остальные вещи в прихожей?

Алексей. Тут все!

Вадим (встряхнув чемодан). Не густо!

Все уходят в комнату Андрея и Аркадия.

Анастасия Ефремовна (входит, остановилась, увидела, что

в комнате никого нет. Быстро подходит к окну, выглянула на

улицу., Ушел!… Что я ему такого сказала? Как нехорошо полу-

чилось! (Зовет.) Петя!

Голос Петра Ивановича. Что?

Анастасия Ефремовна. Ты один?

Г о л ос Петра Ивановича. Один.

Анастасия Ефремовна. Как неприятно это. Ай-яй-яй! (Зовет.)

Андрюша!

Голос Андрея. Чего?

Анастасия Ефремовна. Ты еще не ушел?

Голос андрея. Сейчас уходим.

Анастасия Ефремовна. Какой самолюбивый... Как нехорошо,

ой, как нехорошо… (Зовет.) Андрюша!

Андрей (вбегает). Ну, чего тебе?

Анастасия Ефремовна. Где пепельница?

Андрей. Вадим взял.

Анастасия Ефремовна. Я же просила не трогать! Из нее

окурки выковыривать трудно.

Андрей. Сама говорила — для гостей. Да ну тебя! (Уходит.)

Анастасия Ефремовна (кричит ему вслед). Покушать не

забудь! Ай-яй-яй!… (Уходит.)

В комнату вернулась вся компания ребят.

Андрей (Алексею). Ну, не теряйся здесь.

Алексей (тихо, Андрею). Ты бы все-таки матери сказал, что я тут.

 

Андрей. Да, я и забыл. Галка! (Тихо, Гале.) Ты не рассердишься, если я не пойду? Как-никак, понимаешь, брат приехал. Надо устраивать, неудобно...

Галя. Конечно, не рассержусь, чудак.

Андрей (радостно). Честное слово?

Галя. Честное.

Андрей. В тебе что-то человеческое есть. Иди с Вадимом.

Галя. Скучно с ним — одни умные слова нарекает.

Андрей. Завтра зайди.

Галя. Зайду.

Андрей. Опять обманешь?

Галя. Нет, обещаю.

Андрей (громко). Вадим, я не еду.

Вадим. Жаль, компанию расстроил. Ну ничего, тебе, конечно, не­обходимо остаться.

Андрей. Да, мать просила телеграмму отправить. Зайдите по доро­ге. (Ищет по карманам записку среди всяческих бумажек.) Не эта... так... Вот! (Читает.) «Иркутская область...». (Замолчал, дочитывает дальше записку про себя.) Нет, не эта. (Рвет записку.) Потерял. Ладно, завтра сам отправлю. Адью!

Вадим. Шальной ты, Андрей!

Галя. До свидания!

Галя и Вадим уходят.

Алексей. Я тебе планы спутал?

Андрей. Переживу. Понравилась тебе Галина?

Алексей. Красивая.

Андрей. Моя.

Алексей. Что значит — твоя?

Андрей. Ну что ты, маленький, что ли? А эта, что с тобой приехала, тоже симпомпончик... Правда?

Входит Анастасия Ефремовна с котлетами и чайни­ком. Увидела Алексея.

А, котлетки! Ты, наверное, с дороги здорово лопать хочешь? Понимаешь, мама, он чуть было не ушел — на тебя обиделся...

 


Анастасия Ефремовна. А я на него... Что это такое: тетка ему откровенно говорит...

Андрей (Алексею). Ты бы умылся (показывает), там по коридору налево, вторая дверь — ванная; полотенце мое возьми, с го­лубой каймой, мохнатое.

Алексей уходит.

Ты чего, в самом деле, выдумала? Анастасия Ефремовна. Что?

Андрей. Читал твою телеграмму... Как тебе не стыдно!

Анастасия Ефремовна. Много ты понимаешь.

Андрей. И понимать нечего. Давай неси раскладушку в мою комнату.

Анастасия Ефремовна. Вот ты — очень гостеприимный хо­зяин, а мать

— «давай», «неси», «убери»...

Андрей. Ладно, без тебя сделаем. Одеяло дай и подушку.

Анастасия Ефремовна. Где я возьму подушку?

Андрей. У тебя на кровати три штуки валяются.

Анастасия Ефремовна. С какой стати на моих подушках будет

кто-то спать...

Андрей (взорвавшись). Ну, вот что: ты свои фокусы брось. Не дашь — сам на полу лягу, без одеяла, без простыни, на голых досках — запомни!

Анастасия Ефремовна. Ты провалишься на экзаменах, так и знай!

Тебе не посторонними делами заниматься надо, а го­товиться. Ты думаешь так, на «ура» проскочить? Смотри, оста­нешься ни с чем, пойдешь на завод, к станку!

Андрей. Ладно, не пугай!

Анастасия Ефремовна. В этом году наплыв будет больше,

чем в прошлом. Девять человек на место — я узнавала. Теперь

в институты будут попадать только лучшие. Остальные —

после десятилетки прямо работать! Об этом не забывай!

Андрей. Хватит тебе! Ну что ты за человек! Обязательно надо

настроение испортить. Только, понимаешь, отвлекся...

Анастасия Ефремовна. И присмотрись к Алексею. Узнай, что он за

человек. Видал, с какой компанией приехал?

Андрей. Ну?

 

Анастасия Ефремовна. Этот рыжий, нечесаный, какое-то страшное лицо...

Уже девица с ними. Начнут сюда ходить...

Андрей. И что? Съедят они меня?

Анастасия Ефремовна. К тебе все самое плохое прилипает. Откуда вот это у тебя: «лопать», «ладно», «давай»?

Андрей. Ну, знаешь, если я тебя тоже критиковать начну — не зау­лыбаешься!

Анастасия Ефремовна. С тобой невозможно разговаривать. Покорми его получше. Что такому котлетка — на один зубок!

(Уходит.)

Входит Алексей.

Андрей. У матери голова болит. Сейчас я сам ужин налажу. Вооб­ще ты ее не очень слушай, она — со странностями. Иногда такое городит...

Алексей. Перестань.

Андрей. Что?

Алексей. Нехорошо о матери так...

Андрей. Я не выдумываю.

Алексей. Все равно — нехорошо!

Андрей. А-а-а! (Уходит на кухню.)

Алексей подошел к окну, смотрит на залитую огнями Москву. Возвращается

Анд рей с маленькой кастрюлькой, ложкой и та­релкой с кусками торта.

Алексей (глядя в окно). Красиво...

Андрей. А мне надоело. Уехал бы куда-нибудь, хоть на край света!

Алексей. Кончишь институт — поедешь.

Андрей. Здесь останусь.

Алексей. Может, пошлют.

Андрей. Еще чего! Устроюсь... (Пробует из кастрюли суп.) Вкусно!

Раздобыл, понимаешь, супчик, и вот — остатки торта. Садись.

(Устраивается у стола и ест из кастрюли суп.)

Алексей стоит у окна.

Ты куда думаешь поступать?


Алексей. В Тимирязевскую.

Андрей. У тебя медаль?

Алексей. Нет.

Андрей. Четверок много?

Алексей. У меня н тройка есть.

Андрей. Да ну!.. Тебя не примут. Нынче знаешь как строго! Я без медали,

конечно, но троек — ни одной. И то думаю — прова­люсь. А почему ты в Тимирязевскую?

Алексей. Хочется.

Андрей. Призвание?

Алексей. Не знаю... Хочется туда, и все.

Андрей. Не попадешь.

Анастасия Ефремовна (входя). Андрей, что ты делаешь?

(Бросается к сыну, вырывает у него кастрюльку.)

Андрей (удивленно). Ну что, чего ты?

Анастасия Ефремовна. Это я кошке сварила. (Отняла каст­рюлю и уходит.)

Андрей (хохочет). Здорово! Житье у нашей кошки!.. Тогда котлет­ки, по-

братски. Идет? (Делит порцию на две части.)

Анастасия Ефремовна (входит, ставит на стол тарелку).

Поешьте холодной телятины. (Уходит.)

Андрей. Видал! Не бывать бы счастью... (Режет мясо.) Тебе что,

туго давалось в школе?

Алексей. Нет.

Андрей. Болел?

Алексей. Нет.

Андрей. Понятно... Я тоже как-то все поверху скакал. Учиться

нетрудно было, да неохота, надоело, понимаешь.

Алексей. Семья у нас большая, а без отца — знаешь как!

Андрей. А где же отец?

Алексей. Ты что, не знаешь, что ли?

Андрей. Откуда же?

Алексей. Мать-то вам регулярно пишет.

Андрей. А я, знаешь, ни одного письма от вас не читал. Свинство,

конечно... Ну, и что?

Алексей. Помнишь, когда вы у нас жили, отца в армию взяли?

 

Андрей. Да-да, что-то такое смутное... Нет, не помню.

Алексей. Ну, не вернулся он. А дома, не считая матери, я четвер­тый. Ну, что смотришь? Денег — в обрез. Я и задумал под­рабатывать. Тротуары чистил, дрова колоть нанимался. Летом из реки бревна вытаскивал, там у нас лесопильный завод. По­следние два лета в мастерских работал, при МТС. Ну, и засо­сало... Не успевал учиться...

Андрей. Ага... Да ты садись, ешь.

Алексей. Нет, я попаду... Жилы из себя вытяну, а сдам.

Андрей. Может, и попадешь... Ешь, ешь...

Алексей. Вот что: давай уговоримся с самого начала. Я в вашем доме есть не буду.

Андрей. Что?

Алексей. Да, и не обижайся. У меня есть деньги, я рассчитал, хватит.

Андрей. Ну все психи. Все — определенно! (Вдруг смеется.) Вот мать взъерепенится!

Алексей. Почему?

Андрей. Увидишь. Голодный ляжешь?

Алексей. У меня есть — мать напекла. (Идет в другую комнату.)

Андрей. Я раскладушку принесу. (Уходит.)

Петр Иванович (входит). Настенька!

Алексей (появляется с узелком в руках). Здравствуйте, дядя Петя!

Анастасия Ефремовна (входя). Что? Это — Алеша. Пред­ставь себе, приехал пораньше. Оглядеться хочет.

Петр Иванович. Вот и молодец. Здравствуй. (Целует племян­ника.)

Анастасия Ефремовна. Я его у мальчиков устраиваю.

Петр Иванович. Умница. (Целует жену.) Видишь, как все просто! (Алексею.) Как наши?

Алексей. Спасибо. Все здоровы.

Петр Иванович. Поужинаешь, заходи ко мне, поболтаем. (Жене.) Настенька, дай мне кофе.

Анастасия Ефремовна. Сейчас. (Уходит.)

Входит Андрей.

 


Петр Иванович (Андрею). Заниматься надо больше. Ты на что

надеешься? Стыдно!

Андрей. Я стараюсь, папа.

Петр Иванович. Мало стараешься! (Уходит.)

Андрей. Видишь, как давят? Выкручусь... (Разливает чай.) Чаю,

надеюсь, выпьешь? В основном — вода...

Алексей. Налей.

Андрей (ест торт). Хочешь?

Алексей отрицательно мотает головой.

Ах, вкусно! Пропитан чем-то!.. Хочешь? (Ест.) Между прочим, котлету мог бы съесть — моя.

Алексей. Не твоя.

Андрей. Ага! Не я заработал... Комедия! Ну, вот что: бросай свои фокусы. Ешь, а то сейчас же матери скажу. Подумаешь, какой выискался! Ешь, слышишь! Мама!

Алексей. Будет тебе...

Анастасия Ефремовна (входит с постельными принадлеж­ностями). Что?

Андрей. Алексею холодная телятина не нравится.

Анастасия Ефремовна. Если хочешь, Алеша, я могу разо­греть или яичницу сделать.

Алексей. Спасибо, тетя Настя. Очень нравится. Он так... шутит. (Начинает есть.)

Андрей. Я шучу, мама.

Анастасия Ефремовна (передавая постельные принадлежнос­ти). Возьми, Алеша. Если ты любишь спать повыше, я могу принести вторую подушку.

Алексей. Нет, хватит и одной. Спасибо.

Анастасия Ефремовна уходит.

Андрей. В средние века на вопрос, сколько надо есть в гостях, отвечали: в гостях надо есть всегда много. Если ты у друга — ему это приятно. Если ты у врага — это ему неприятно. Умно, понимаешь, придумали. Так что успокой свою совесть и ешь.

Оба едят.

 

 

Андрей. Устал, спать ляжешь?

Алексей. Рано. Матери открытку напишу. Обещал — сразу.

Андрей. Пиши, я пока налажу. (Уходит, взяв постельные при­надлежности.)

Алексей (пишет). «Дорогая мама, доехал я благополучно. Остано­вился у наших. Они в Москве. Встретили меня хорошо...».

(Задумался.)

Андрей (возвращается). Я на тебя, наверно, странное впечатление произвел? Думаешь, веселый дурачок? Это ведь так... Тоска. Сейчас по всему Союзу таких, как мы, ну, что со школой-то распрощались, сколько? Тысячи... Решают свою судьбу... Волну­ются, думают, зубрят, бегают, узнают... чего-то добиваются, хотят. А я... как-то все перепуталось у меня... Э-эх!.. (Закры­вает лицо руками.)

Алексей. Что ты?

Андрей. Так, ничего!.. (Захватив раскладную кровать и напевая

песенку, пританцовывая, уходит в другую комнату.)

Алексей пишет открытку.

Занавес


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.067 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты