Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Сборы в экспедицию.




Но как добраться до развалин? В области замерла малая авиация. Перестали бороздить воды рек пассажирские пароходы. Некогда крупный речной порт Каргаска, который обслуживал посёлки на Васюгане, Оби и Тыму больше не существовал. Оставалось одно: попытаться пройти от областного центра, где я организовал себе постоянную базу – Томска до нужного места на своём личном транспорте. Это по Томи, Оби и Тыму почти тысячу километров! Расстояние громадное. Благо, нужное плавсредство у меня под рукой было. Несколько лет назад, по совету одного своего знакомого я приобрёл отличную самоходку – такелажницу. Покупал я её с прицелом на далёкие северные экспедиции. Потому что понимал: без них в своих поисках истинного мне не обойтись. Сразу после покупки судна я сделал на нём необходимый ремонт. И теперь корабль стоял в полной готовности к дальнейшему походу. Надо было раздобыть пару тонн «левого» топлива и подыскать более-менее подходящих людей команды. Вопрос топлива решился сам собой. Как только на катерной стоянке узнали, что я собрался в дальнюю дорогу, так тут же стали предлагать полуценовую солярку. Не прошло и двух дней, как я полностью сделал заправку. Дело стало за командой. Энтузиастов отправиться на край света в поисках покрытых вековой тайгой курганов и мёртвых городов в эпоху разгула рыночных отношений, когда людей замкнуло на одних только деньгах, за короткий срок найти было проблематично. И я это осознавал. Поэтому и решил никого в свой план не посвящать. С одной стороны, чтобы не быть осмеянным невеждами, для которых Сибирь, как некогда для академика Миллера, до сих пор является землёй не исторической. С другой, чтобы никто в Томске не знал о подлинных целях экспедиции. Иначе местная ложа тут же воткнула бы «палки в колёса». Я представил поход на север как обычную поездку за белыми грибами, которого в сосновых беломошных борах Кети и Тыма в конце августа видимо-невидимо. Естественно, отправиться со мной, сушить тымские боровики, чтобы потом выгодно их сбыть перекупщикам нашлось немало охотников. Теперь из всей этой предлагающей себя толпы надо было отфильтровать более-менее пригодных. Тех, которые знают как себя вести на воде и хотя бы раз держали в руках штурвал катера. Первыми, кого я решил взять с собой в экспедицию, оказался бывший водолаз Томского речпорта Николай со странной фамилией Нукс. До водолазного профиля он три года отучился в медицинском, и даже какое-то время работал в анатомке. И я посчитал, что этот человек в силу своей специальности должен быть более-менее дисциплинированным. К тому же он имел права на вождение, что было для меня, как для капитана, немаловажно.

«Не одному же мне неделю, а то и более вести судно, - думал я, давая ему согласие. – Два водителя на корабле – это уже серьёзно! Найти бы ещё одного?»

И такой водитель вскоре нашёлся. Это был студент-выпускник сельскохозяйственного техникума по специальности дизелист-механик. Парня я знал несколько лет. Правда, знакомство было «шапочным». Он занимался в организованной мною секции воинского искусства. Занимался неплохо. Претензий к нему особых не было. Водить катер Женя, так звали парнишку, научился у своего дяди – сменного капитана речного толкача. Дядя, с его слов, брал своего племянника к себе на корабль две навигации. Одно настораживало: Женя дал согласие отправиться в поездку с одним условием: если я возьму на борт ещё и его друга Васю. Друга этого я никогда не видел, но со слов парня, Василий был вполне надёжен. И мне волей-неволей пришлось дать на него согласие. Правда с одним условием, если Вася будет послушен просьбам капитана. Так постепенно собрался костяк команды. На всякий случай надо было найти ещё двух человек. Необязательно специалистов по вождению. Один должен стать во время экспедиции поваром, другой нечто вроде завхоза, с которого можно спросить за дрова и за порядок на судне. Последний нашёлся без проблем. Им оказался мой коллега по университету – историк Николай Новоградов. С последним членом команды было несколько сложнее. Ни один парень не хотел быть шеф-поваром. Как мы кандидатов не убеждали, что помогать готовить будет вся команда, всё равно никто не соглашался. И тут мне пришла в голову идея пригласить в экспедицию одну знакомую девушку из моих бывших студенток-заочниц. У Саши, так звали мою знакомую, два года назад, когда она ещё посещала мои лекции, была серьёзная травма позвоночника. Девушка с трудом передвигала ноги. Традиционная медицина ей помочь не смогла. И видя страдания девушки, я предложил ей свою помощь. Поставить на место сдвинувшиеся позвонки для меня было делом обычным. Процесс лечения позвоночника я когда-то усвоил от одного народного целителя, и в успешном лечении сомнений у меня не было. Несколько дней Саша думала над моим предложением, потом всё-таки согласилась. Позвонки я поставил ей на место, буквально сразу, не прошло и трёх дней, как девушка не только начала резво ходить, но и вовсю бегать. Боль в спине полностью исчезла. Она искренне недоумевала, почему не могли ей помочь маститые медики, а преподаватель психологии легко избавил её от болезни. Бесплатно и так быстро! С этого момента Саша стала относиться к своему преподавателю с нескрываемым уважением. Она не раз предлагала свои услуги по его нехитрому хозяйству. Иногда забегала к нему поздравить с праздником или с вопросами, касающимися поведения её знакомых. До девушки никак не доходило: она молодая, красивая блондинка, вокруг неё вертятся куча парней, а Георгий Алексеевич видит в ней просто хорошую знакомую, свою бывшую студентку и только. Зная отношение Саши к своей персоне, я решил привлечь девушку к своей затее посетить одну из рек на севере области. Как я и предполагал, Саша моё предложение не отклонила. Её обрадовало далёкое путешествие в неведомое, к тому же с тем человеком, к которому она не равнодушна. То, что предстояло возглавить камбуз, девушку не напрягало. Воспитана она была в простой семье, поэтому работать и готовить умела. После утряски с поваром я познакомил между собой членов команды, и на общем собрании было решено, всем вместе найти деньги на продукты. В поездке нам предстояло быть не менее месяца. Поэтому еды надо взять с собой прилично. Со своей стороны я обязывался вложить деньги за Сашу и за двух молодых парней. Но «его величество случай» вскоре всё изменил. Мы только собрались взяться за погрузку катера, как мне позвонил из Москвы один мой старинный знакомый и сообщил, что в Томск Российским Гринписом направлен в командировку один человек. Ему надо посетить север Томской области. И если я ему в этом деле помогу, он раскошелится для всей нашей экспедиции на продукты. Этого человека мой знакомый лично не знал. Но когда я услышал его фамилию, то оторопел: к нам в Томск должен был приехать некий Путанский!

«Ничего себе! – подумал я. – С какими фамилиями евреи только не живут!»

То, что нам придётся иметь дело с евреем до меня дошло сразу.

- Послушай, - обратился я к своему знакомому по телефону. - Этот парень, скорее всего из богоизбранных?

- Какая тебе разница? – услышал я в трубку. – Пусть хоть марсианин. Он без твоей помощи всё равно на север не попадёт. У вас ведь там всё парализовано: ни самолётов, ни судов. Поэтому тряхни его как грушу, всё равно он сэкономит на поездке с тобой кругленькую сумму. Ты ведь повезёшь его бесплатно?

- А ты знаешь, что такое из еврея трясти деньги? – засмеялся я. – Проще из камня выдавить воду, чем из еврея копейку.

- Не забывай, что он москвич, значит, привык к комфорту и любит поесть. Скажешь ему, что будешь кормить его всю дорогу варённым гнилым овсом, да и то, только на ночь, чтобы крепче спалось, вот увидишь, он сам побежит по магазинам. Думаю, ты его уломаешь, – заверил меня знакомый.

- Что ж, Путанский так Путанский! – вздохнул я. – Всё равно почти все мои деньги ушли на топливо. Команда же моя тоже нищая, поэтому и собралась на грибах заработать. Придётся трясти этого Путанского до изнеможения. Может, что из него и выпадет? А если одно дерьмо, что тогда? Тогда будет вместе с нами грызть плесневелые сухари и хлебать кашу «иго-го». Разносолов на самом деле у нас по дороге не будет. Пока не придём на Тым, где можно будет заняться рыбалкой.

Через три дня, получив телеграмму с номером рейса вылета нашего нового попутчика, я поехал его встретить. Как я и предполагал, гринписовец оказался человеком колоритным, заметным, поэтому увидел я его сразу же. Он протянул мне руку и с удивлением в голосе спросил:

- Как вы меня так сразу вычислили?

Мне тут же захотелось напомнить ему известный еврейский анекдот. Когда в паспорте у еврея написано, что он русский, а его всё равно бьют. Когда его спросили почему? Он ответил, что не по паспорту дубасят, а по физиономии. Но из деликатности я промолчал, сославшись на свою интуицию. Звали Путанского Александром, имя располагало, и мы вскоре разговорились.

- Меня отправили в командировку взять образцы грунта и воды, – прямо сказал он. – Я везу карту, на которой отмечены площади заражения…

- Интересно какого? – поинтересовался я. - Кто умудрился заразить наши бескрайние просторы?

- Падающие ступени советских ракет, – улыбнулся Путанский. - Даже со спутников видны места, где действуют токсины.

- А можно взглянуть мне на вашу карту или это секрет? – поинтересовался я.

- Никакого секрета нет, – посмотрел на меня с интересом гринписовец, - я охотно покажу её вам, когда приедем туда, куда вы меня везёте.

- Едем ко мне домой, через пару дней переберёмся на катер, а потом вниз по Томи в Обь и по матушке Оби до реки Тым, - кратко познакомил я Александра с нашими планами.

- Меня это вполне устраивает, – оживился гринписовец. – Ваш знакомый мне намекнул, что у вас к поездке всё готово, кроме запаса продуктов… Так вот, я располагаю нужной суммой. Не стесняйтесь, дайте мне список необходимого и кого-нибудь в помощники. Продукты я приобрету с удовольствием. Считаю это своей обязанностью.

«Вот тебе и легендарная еврейская жадность? – подумал я про себя. – Парень как парень, с понятием.

Мой дом, окружённый лесом, стоящий в стороне от города, удивил Александра.

- Надо же, какая автономия? – сказал он. – И вода из колодца, и отопление печное, и даже на всякий случай своя электростанция?!

- Это на всякий случай, – засмеялся я. – Если кому в голову взбредёт мою линию обрезать.

- Неужели такое может случиться? – посмотрел на меня с интересом гринписовец.

- Всё может быть! – пожал я плечами. – Поэтому и готовность у меня на все случаи жизни.

Путанский с любопытством осмотрел мою усадьбу и, покачав головой, вошёл в дом.

- Как я вижу, вы построили себе жильё не по плану, а там, где захотели? – спросил он меня.

- Там, где мне понравилось, – согласился я.

- Но ведь, это непорядок?! – и в глазах гостя блеснула искра неприкрытого раздражения.

- Согласен, с точки зрения наших идеологических законов, непорядок. Но мне это место понравилось, – посмотрел я на Путанского. – Понимаете – понравилось!

- Но ведь это неправильно? Человек обязан быть законопослушным, – медленно отчеканивая каждое слово, проговорил гость, осматривая внутреннее помещение дома. Если все будет следовать вашему примеру, наступит анархия.

- Анархия мать порядка, – засмеялся я. – Это любимое выражение уважаемого мною Махно. Так что всё нормально.

- Не нормально, – угрюмо пробурчал приезжий.

С Путанским мне всё стало ясно. Передо мной был типичный биоробот. Человек, которому вбито в голову, что рабы-гои обязаны повиноваться закону, каким бы дурацким этот закон не был. Если же поведение гоя противоречит общепринятым установкам, то такой гой является уже преступником.

- Послушайте, Александр, - обратился я к гринписовцу, - дом мой не нарушает плана застройки города. Он хоть и рядом, но стоит не в городской черте. Лес же, который растёт вокруг него, посажен мною. Не было бы дома, не было бы и этого леса. Весь этот парк я устроил. Что в этом плохого? До меня здесь была никому не нужная пустошь. А сейчас посмотри в окно, вон сколько молоденьких сосен.

- И сосны тоже непорядок! – прогнусавил Путанский. – Вам не давали разрешения что-то здесь садить…

- Ладно-ладно, я преступник, согласен. С государственной точки зрения я переступил закон. Пусть меня за это посадят, даже расстреляют! Вы мне собирались показать свою карту. Потому что как капитан судна, я должен знать, куда вас везти.

- Неужели вы все эти книги прочли? – не слыша меня, показал гость на стеллажи с книгами. Тут же их тысячи!

- Многие прочёл, но не все, – буркнул я.

«Выходит, если гой читает книги, то, по мнению этого закомплексованного еврея – тоже непорядок? – невольно подумал я. – Кто-то ведь вбил ему в голову, что мы, русские, обязательно должны быть убогими примитивными. Ничего себе москвич? Он же настоящий зомби! Такое впечатление, что ему только что прочли лекцию о правах и обязанностях сибирских гоев и вбили в голову, что в Сибири живут почти обезьяны. И дом стоит не на месте, и деревьев вокруг него не должно расти, и библиотеки в доме не должно быть».

А между тем, гость, озираясь по сторонам, уселся в кресло, и, взглянув на висящие, на стенах медвежьи шкуры, сказал:

- Целый браконьерский музей. Кругом рога, шкуры…

- И мои картины, – вставил я. – Написаны они маслом с натуры.

- Так вы ещё и художник? – посмотрел он на меня, выпучив глаза.

- Ну и что в этом особенного? – спросил я. – Что, понять непорядок? В провинции не должно быть, по-вашему, мнению, образованных и талантливых людей? - хотелось сказать гоев.

- Да нет, - процедил сквозь зубы гринписовец. - Но всё равно, то, что я вижу, меня удивляет.

- Давайте-ка лучше приступим, пока греется чай, к изучению вашей карты, - напомнил я. - Капитан должен знать, куда везти пассажира.

- Да-да, - засуетился гость, - я сейчас.

Через минуту он достал из портфеля свою карту и разложил её перед собой. Взглянув на неё, я понял, что речь идёт не о ступенях ракет, а о чём-то совсем ином. На старинной карте гигантские территории Западной и Восточной Сибири были сплошь покрытые загадочными чёрными пятнами.

- Мне надо добраться до такого вот пятна, – ткнул пальцем в карту Путанский. – Как видите, ближайшие из них находятся недалеко от поймы Оби. Мне бы сюда. На Тым с вами слишком далеко.

«Будет тебе пятно! – усмехнулся я про себя. – Сделаю всё возможное, чтобы ты своей миссии не выполнил, дружище. Что-то вы там, в Гринписе затеяли? Скорее не в Гринписе, а в ЦРУ. Гринпис, как нам известно, филиал вашей вездесущей разведки, господа «закордонские». Но и мы здесь лыком не шиты: хрен вам с редькой вместо того, о чём размечтались.

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 72; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты