Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Золото курганов.




Всю ночь я никак не мог сомкнуть глаз.

«С Сашей всё ясно. Её интересует только личное, – размышлял я. – Недалёкая девушка – типичный представитель класса городских обывателей! Деньги, вещи, модные тряпки и удовольствия. Вот и вся она. Нукса явно пробило. Он где-то в глубине души поверил, что капища строили наши общие с ним сибирские предки. На обратном пути Николай на эту тему даже завёл спор с Новоградовым. И приводил вполне серьёзные аргументы. Но почему умница Новоградов в упор не видит то, что он как историк просто обязан видеть? Может потому и не видит, что занимается ортодоксальной историей. Как он сказал: «Есть вещи, которые я не хочу знать!» Конечно же, он всё прекрасно видит и понимает, но панически боится правды. Как когда-то, - припомнил я, - в Монголии Иван Ефремов. Знаменитый учёный откапывал там кости динозавров и случайно вскрыл гробницы людей белой расы. Что же он тогда сделал? Вместо того чтобы заявить об открытии, приказал рабочим найденные экспедицией кости снова закопать. Есть сведения, что Ефремов предал земле даже скелеты гигантов. А здесь шутка ли: в сердце сибирской тайги мы натолкнулись на два ведических капища! Такую находку надо как-то объяснить. Но с точки зрения современной науки это сделать невозможно. Хорошо, историк не знает, что оба капища стоят рядом с вросшими в землю руинами древнего города! Тогда капища на деятельность селькупов уже не свалишь. Впрочем, возможно Новоградов всё понял. И теперь молит Бога, чтобы я не догадался о том, что мне давным-давно известно? Вот он наглядный пример отношения человека с академическим мировоззрением на истинное положение вещей. Что же делать с такими, как Новоградов? – думал я. – За свою короткую жизнь и в Западной, и в Восточной Сибири я повидал немало и мёртвых городов и древних капищ. Они даже нанесены у меня на карту. Но если научные круги от всех этих артефактов шарахаются, как чёрт от ладана?! Может попробовать обратить внимание не учёных, а простых думающих людей? И с их поддержкой пробить брешь в обороне ортодоксов? – размышлял я. – Но тогда надо садиться за стол и написать всё, что мне посчастливилось за годы своих странствий увидеть. Много же придётся писать! Пути то у меня были не малые! Но другого выхода пока нет. К тому же, необходимо рассказать людям кто на самом деле правит миром. Показать в деталях механизм этого управления. Объяснить, почему академическая наука многие вещи боится назвать своими именами. Понятно, что в одной-двух книгах всего этого не рассказать, – обдумывал я вставшую передо мной задачу. - Но делать что-то надо? Прав был Захар Петрович, «речной бомж», когда заметил, что наш народ медленно и верно стал сходить с ума. Мудрый Сталин обвинил в этом институт денег. Но я знаю и ещё одну технологию приведения человеческого сознания к пропасти. И о ней тоже надо поведать людям. Ещё на заре истории произошёл раскол единого целостного знания на две взаимно исключающие части: на знания эзотерические и академические. Эзотерическое знание досталось избранным. Академическое же нашей ущербной земной науке. Отсюда и все беды человечества. Мир Земли от раздельности знания погружён в иллюзорную виртуальную реальность. На планете её искусственно создали силы неземные и негуманоидные. Но об этом знают всего лишь единицы. А надо, чтобы знали многие. Может тогда появится у людей надежда остановить дегенеративные процессы, происходящие в земном социуме? Но с чего начать? – вглядывался я во тьму ночи. – Понятно, что с книг. Но в моих книгах будет совершенно иной взгляд на вещи. Прежде всего, на наше забытое прошлое… С руинами города тоже загадка, - вспомнил я о находке. – От вала и фундаментов ничего не осталось, но капища как новые? Нукс правду заметил – на них даже деревьев нет! Как такое объяснить? Единственное объяснение может быть, если оба капища действовали после гибели города ещё несколько веков, а может и тысяч лет, - другого объяснения мне в голову не пришло. - Надо обязательно измерить и руины города и оба «храма», - подумал я. – Сделать чертежи находки. И хорошо бы узнать у местных селькупов, что, по их мнению, это такое? – сделал я заключение. – Но надо всё это провести самому без свидетелей. Ни Новоградов, ни Саша, ни занятые друг другом два наших «неприкасаемых», ни Нукс в таком деле мне не союзники. Для них это будет пустая трата времени. Лучше всего всеми этими делами мне заняться после грибного бума перед отъездом. Всё равно мне придётся отдать спирт его хозяевам. Пока они будут праздновать конец предприятия, я свои дела без лишних глаз и сделаю. Но для этого, чтобы поговорить с селькупами, надо как-то побывать в Напасе. Вопрос: как?» – размышлял я.

За три дня мы расчистили довольно большую для наших дел площадку, заготовили массу сухих дров, осталось дело за грибами. Но они не заставили себя ждать. После двадцатого августа белых в сосняке стало уйма. Теперь у всех кроме меня, в голове были только боровики. И Нукс и Саша и Новоградов с ребятами таскали их полными корзинами. Не отставал и я. Но мои походы за грибами в основном были к руинам города. Поэтому мне приходилось раньше всех вставать и уходить на восемь с лишним километров. Благо в бору, который рос на валах, грибов хватало. Оттуда я каждый раз возвращался с полными корзинами. Однажды в разгар наших работ к лагерю на дюральке подъехал один мой знакомый из Напаса. Этого парня я знал по областному центру. Лет десять назад он переехал на Тым. И сейчас, узнав от Назима, где мы остановились, решил меня навестить. Звали нашего гостя Валера Панов. Понятно, что я обрадовался Валерию. Теперь было у кого спросить о городе и капищах.

- Ты слышал что-нибудь от местных остяков о валах на Налимовке? – спроси я его после приветствия.

- Я так и знал, что тебя всё это заинтересует, - засмеялся Панов. – Кое-что слышал.

- И что же?

- Да то, что ко всему, что там построено остяки никакого отношения не имеют. Это делали не их предки. Так они говорят.

- Тогда кто?

- Какие-то не то кволи, не то квели. И курганы этими квелями построены. Ты видел один на реке размытый?

- Видел, - кивнул я. – Тут тоже стоит не то курган, не то пирамида, вон там, - показал Валерий в том направлении, куда я ещё не ходил. – Отсюда километра два, не больше. Местные говорят, что он старый, его кто-то ещё до квелей воздвиг. А вообще странных строений в наших краях хватает. Отсюда в десяти километрах рядом с Тымом стоит окружённая рвом платформа, плоская, как стол. Что это, никто не знает. Построена она из песка, на ней мелкий сосняк.

- А каковы её размеры? – спросил я волнуясь.

- Никто её не мерил, - задумался Валера, - но на вид метров триста на триста, такой вот квадрат. Мы тут смеёмся, называем её древней взлётной площадкой для НЛО.

- Вот так новость? – задумался я. - Валы мёртвых городов, руины храмов и капищ, всё это понятно, но с гигантскими платформами я в сибирской тайге ещё не встречался. Действительно, загадка.

- Если хочешь, давай туда сгоняем, я тебе её покажу, - посмотрел на меня мой товарищ.

Недолго думая, я прыгнул в его «Казанку» и через двадцать минут мы были уже на месте. Действительно, как рассказал Валера, так всё и было. Мы бродили по плоской заросшей сосновым лесом квадратной окружённой рвом песчаной платформе!

- Чтобы такую площадку соорудить, техника нужна! – срезал несколько роскошных белых Панов. – Техника, и не какая-нибудь, а серьёзная!

- По сути, это усечённая пирамида, - посмотрел я в ров. – Её высота – метров двадцать, а может и более!

- Возможно, - согласился Валера. – Непонятно, зачем её построили?

- Она ещё и фигурная, - показал я на делящий платформу пополам двухметровый уступ.

- Фигурная, – согласился бывший томич. – Понять бы с какой целью её построили? Если судить по уступу, который до сих пор цел, это случилось в историческое время.

- Такую загадку, Валера, нам с тобой не разгадать, - посмотрел я на своего попутчика. – Древние знали что-то такое, о чём мы и не догадываемся.

- Знаешь что, Георгий, я слышал от людей, не могу тебе сказать от кого, что в курганах спрятано золото…

- Золото? – переспросил я. – Значит, местные втихаря занялись чёрной археологией?

- Не так давно, - погрустнел Панов. – С перестроечного времени, когда людей бросили на произвол судьбы.

- Ну и что оно собой представляет, это курганное золото?

- Я слышал про брошки или заколки… - смутился Валера. – Сам не видел. Но говорят, что выполнены они в виде животных. Например, оленей или слонов.

- Слонов?! – открыл я рот. – Каких слонов?

- Ну, вот слон, - стал объяснять бывший томич, - он как бы в центре броши, бивни же его длинные закручены в кольцо. Получается, что заколка с ладонь.

- Постой-постой! – остановил я его. - Это не слоны, слоны в Сибири не живут.

- Но я слышал про слонов и про оленей! – продолжал настаивать Панов.

- Вокруг фигурок оленей тоже рога закручены?

- А как ты узнал? Да, закручены!

- Узнал, потому что это один стиль. Вот что, Валера, - сказал я дрожащим от волнения голосом. – Это не слоны и не олени.

- А что же это? – вытаращил на меня глаза мой товарищ.

- Скорее всего, это мамонты и древние вымершие степные лани. Их в науке называют большерогими оленями.

- Но ведь всё-таки олени!

- Олени-олени, но совсем другие, какие сейчас не водятся.

От волнения я сел на край платформы и сделал вид, что изучаю ров.

- Ну и куда это броши-заколки делись? – посмотрел я на притихшего Панова.

- Золото уходит в город к стоматологам, - просто сказал он.

- К стоматологам! – мои ладони сами собой сжались в кулаки. - Ты скажи тем, кто капает, что этим предметам нет цены! За них можно получить в сто раз больше, если предметы не продавать, а предложить науке.

- Один человек возил в Москву, не то оленя, не то слона, а может быка.

- И что же?

- А то, что когда в музее узнали, откуда у него этот предмет, то тут же обвинили его в мошенничестве. Что, дескать, он хочет вести в заблуждение науку. Там решили, что заколку он взял из какого-то степного захоронения. На этом вся сделка и закончилась. Нет, предмет готовы были забрать, но задарма, якобы для исследования.

- Узнаю ортодоксов! – прорычал я. – Были бы деньги, я бы сам покупал все эти предметы! Ты понимаешь, что находки из ваших курганов навсегда и для науки и для общества потеряны? – посмотрел я в лицо Валере.

- Понимаю, - кивнул он мне. – Но ничего с этим не поделать.

- Мне бы узнать, где велись раскопки? – спросил я его.

- Да разве они скажут? То ли на Косце, то ли Лымбели.

«Слава Всевышнему! – подумал я. – Не в вершине Тыма, где, если память мне не изменяет, стоит целый курганный некрополь».

- Ладно, спасибо за информацию, - поднялся я, - поедем назад, уже пора.

Рассказанное Пановым меня шокировало. Налицо звериный стиль, почти то же самое, что и в тагарских курганах. Только звери другие.

«Так вот откуда этот стиль переселился в степь? С севера из таёжной зоны! Взглянуть бы одним глазом на брошь с фигуркой мамонта?! – мечтал я. – Пока до нашей исторической науки дойдёт, что не Европа, а север и Сибирь являются подлинной колыбелью белой расы, может быть уже поздно. Растащат чёрные археологи из захоронений и золото, и серебро, и бронзу. Всё, что можно продать. Одна надежда на крепость срубов внутри курганов. С размытым курганом они не справились. Хорошо бы засыпать выкопанную яму.

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 73; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты