Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Начало проблем.




Путанский не обманул. Вместе с Женей и Васей он со знанием дела приобрёл кучу продуктов, причём купил даже то, чего его не просили. Например, мешок сухофруктов и ящик тушенки.

- Молодец! – недоумевал Нукс. – Говорят, что все москвичи «жилы», а этот совсем другой!

- Просто любит поесть, – пришёл к выводу Новоградов. – Едет-то он бесплатно, почему бы ему и не стать щедрым?

Меня щедрость Путанского несколько насторожила.

« Не иначе, что-то наш «богоизбранный» задумал, – сделал я для себя вывод. – Но что? Надеюсь в дороге выясниться. Придётся за этим парнем приглядеть».

Через день после всех приготовлений, как я и намечал, мы были уже в дороге. Самоходка легко рассекала гладь Томи. Позади остались и Томск, и бывший почтовый городок Северск. Катер шёл вниз по реке навстречу неизвестности, и мы радовались, что наконец-то поездка началась. По берегам реки купалась в лучах тёплого летнего Солнца вековая Сибирская тайга. Ни мошки, ни комаров! Только ласковый пропитанный запахом леса ветер, и по пескам и иловым косам стаи мелких суетливых птичек. Несколько раз на вершинах сухих деревьев мы наблюдали сидящих в гордой царской позе орланов, любовались парящими над водой крачками и чайками. Я вёл катер, рядом со мною стоял Нукс и во все глаза рассматривал проплывающие мимо катера пейзажи.

- Давно я здесь не бывал, – повернулся он ко мне. – Красота-то какая!

- А что делает Новоградов? – спросил я его.

- Сидит на кринолине вместе с Васей и Женей. Тоже любуется. Один Путанский в каюте. Его наша Томь не волнует. Что-то пишет в своём дневнике.

- А Саша чем занята?

- Там же в каюте, что-то на газовой плите готовит.

- Мы же договаривались ей помогать! Что, все разбежались? – покачал я головой. – Так дело не пойдёт. Давай, Коля, пошевели ребят, пусть девчонке помогут.

- Ты бы им лучше сам сказал. Меня они не послушают. Давай-ка распорядись, а я пока поведу катер, – сказал Нукс.

Передав штурвал Николаю, я окликнул ребят, попросил их помнить о своих обязанностях. К моему удивлению, Женя на меня огрызнулся. Сидя на скамейке, он одной рукой обнимал Васю, и было видно, что моя просьба ему не по вкусу.

- Ты что его как невесту обнимаешь? – засмеялся я. – И не злись. Ещё налюбуетесь красотами, через три часа войдём в Обь. Там простор так простор! Давайте помогите Саше.

- А почему не Нукс и не Новоградов, а именно мы? – не сдавался Женя.

- Потому что вы молодые и ещё нигде не работаете, давайте втягивайтесь!

Парни нехотя спустились с кринолина и поплелись в каюту. Я смотрел им в след и недоумевал.

«Раньше подобной наглости я от него не видел. Неужели Васино влияние? Этот тихий застенчивый, прячущий свои глаза Вася, оказывается, не так прост? Интересно, что будет дальше?»

С этими мыслями я вошёл в рубку и поймал на себе усмешливый взгляд Нукса.

- Ну что, пошли? – спросил он меня.

- Пошли-то пошли, но Женя что-то излишне раздражён… Не пойму, почему? Без Васи он был другим.

- Поживём – увидим, у нас всё впереди. Пока ты вёл катер, он и меня послал.

- Значит, с парнем что-то происходит.

- Или уже произошло, – загадочно сказал Нукс.

Я невольно прочёл мысли Нукса, и мне стало не по себе.

- В то, о чем ты думаешь, что-то не хочется верить, – посмотрел я на бывшего водолаза.

- Поживём – увидим, - пробурчал последний.

Как я и предполагал, через три часа хода мы оказались в Оби. Ширь гигантской реки, бесконечный простор неба, прохладный свежий ветер над катящимися на север водами. Всё это действовало завораживающе. Большая часть команды, высыпав из каюты на палубу, никак не могла налюбоваться новым пейзажем. На своей койке невозмутимым остался один только гринписовец. Когда я к нему подошёл, он даже не удостоил меня взглядом.

- Что-то вас напрягает? – спросил я его, садясь напротив. – Поднялись бы на палубу. Вы же, наверное, нашей Оби ещё не видели. Красота неописуемая! И вода, и небо - всё слилось! А берега еле видны!

- Река себе и река, какая разница Волга или Обь? Для меня всё едино, - поднял он на меня глаза. – Над водой всегда ветер, мерзко, зябко. О каких красках вы говорите? Я глядел в окно. Серая вода, серое небо. Птицы противно кричат, летают над катером, гадят. Мне здесь уютнее…

«Н-да! – поднялся я с кресла, качая головой. – Очевидно, у парня совсем другие взгляды. Плевать ему на краски ранней осени. Тем более нашей сибирской, так сказать, варварской провинциальной. Интересно, чем он занят, этот Путанский? Что-то сидит и подсчитывает. По его поведению видно, что все члены команды во главе с капитаном просто досадная необходимость. Он куда выше всех этих говорящих насекомых. И этот глупый капитан таких простых вещей никак понять не может. Ну и дурень же ты, мужлан неотёсанный! – прочёл я по выражению лица гостя.

Ещё раз, взглянув на барскую позу Путанского, я поднялся на палубу. Налюбовавшись на виды Оби, команда разбрелась по своим делам. Нукс всё ещё вёл катер, рядом с ним в рубке находился Новоградов.

«Николая должен был сменить Женя, – подумал я. – Где он, этот странный наш Женя? Наверное, опять восседает на кринолине в обнимку с Васей?»

Но поднявшись на надстройку, я нашёл Женю одного. К моему удивлению парень, наклонившись над перилами, плакал.

- Что с тобой? Ты почему распустил «крокодиловы слёзы»? – тряхнул я его за плечи.

- На меня Вася обиделся, - прошептал парень. – Я, наверное, сейчас утоплюсь!

- Ты, наверное, спятил! – посмотрел я ему в глаза. – И вообще, что между вами происходит? Рядом с Васей ты совсем другой. Что с тобою?

- Вася на меня обиделся, - зашептал Женя. – Я не могу, не могу!

И он опрометью бросился вниз на палубу.

«Вот так штука! – почесал я затылок. – А где же наша «девица» Вася? Неужели уже утопился?»

Васю я нашёл в гальёне. Тот сидел, нахохлившись, и на мои вопросы не отвечал.

- Ты понимаешь, Вася, что из-за тебя Женя пропустил свою смену. Коля Нукс ведёт катер лишний час. Такого не должно быть. Давай иди, мирись с Женей, и отправляйтесь вдвоём, смените Нукса.

Вася нехотя повиновался.

«Это только начало, – подумал я. – Что же будет потом?»

То, что на судне назревают какие-то интересные события, я уже не сомневался. Ночью мы решили не идти. За день все с непривычки устали, поэтому решено было отдохнуть. Поставив самоходку в удобной бухте, я спустился в общую каюту и поздравил всех с первой нашей ночью в походе.

- Перед сном чай и можно на «боковую». Подъём в пять утра, - обратился я к команде. – Кто против?

Против никто не высказался.

- А тебе Саша, - обратился я к девушке, - лучше лечь спать пораньше, потому что завтра работы у тебя будет поболее, чем сегодня. Всё, сухой паёк кончился, теперь придётся нам готовить.

Согласно кивнув, девушка отправилась в капитанскую каюту, где я ей выделил место над своей кроватью. Оставшись наедине с собой, я вышел на берег и, примостившись недалеко от самоходки под старым сухим тополем, задумался. Поведение молодых парней говорило о многом.

«Что делать?» – размышлял я.

Интуиция подсказывала, что в моих силах многое изменить.

«Положим Женькины мозги на место я поставить смогу, но что делать с застенчивой «девочкой» Васей? Если у Васи генетика женщины, по моим наблюдениям это именно так, то надо ли вмешиваться? Да и Женькой заниматься, необходимо спросить разрешения».

Отключив ум своего эго, я перешёл на волну глубинного. Никакого протеста относительно Жени не почувствовал.

«Похоже, дали зелёный! – заключил я. – Надо на всякий случай проверить и рамкой».

Я поднялся на самоходку, нашёл в машинном отделении кусок проволоки и, сделав из неё рамку, снова обратился к своему подсознательному. Рамка отклонилась на «добро».

- После возвращения придётся тобою заняться, Женя, – сказал я себе. – Сейчас же нет ни места, ни времени. Да и «девочка» Василиса путается под ногами.

Ещё раз, взглянув на звёздное августовское небо, я направился в свою каюту. Каково же было моё удивление, когда я услышал тихий шёпот Саши.

- Ты почему так долго, капитан? Я тебя заждалась.

- А что произошло? Почему ты не спишь? – задал я, встречный вопрос, забираясь под одеяло.

- Ничего, просто спать не хочется, - ответила со своего места девушка.

- Завтра рано вставать, ты же не выспишься, - недовольно пробурчал я.

- Понимаешь, мне холодно, что-то никак не могу согреться, - раздалось с её полки.

«Час от часу нелегче, - подумал я. – В той каюте оказалась братия голубых, вскоре там назреют события, от которых всем станет тошно. Здесь же, в капитанском кубрике, тоже началось. Похоже, моя бывшая студентка не промах. Сразу «берёт быка за рога».

Вздохнув, я поднялся с кровати, нашёл под полкой ватное одеяло и, накрыв им Сашу, снова улёгся на своё место.

- Спасибо, - по-змеиному прошипела девушка.

- Спокойной ночи! Приятного сна! – пожелал я ей.

«Что же, придётся придуриваться глупым непонимающим. Пока красавица, наконец, не выйдет из себя. А потом что? Попробую поставить её на место», – попытался я успокоиться.

После разговора с Сашей я никак не мог уснуть.

«Это только начало, – думал я. – Что будет потом? Похоже, девчонка настроена решительно. Как бы ей объяснить, что я не животное. Просто так из спортивного интереса на хорошеньких девчонок не бросаюсь. Может убедить её, что я импотент? Вообще-то по отношению к подобным ей, так оно и есть. Глупые, пустые красотки ничего кроме отвращения у меня никогда не вызывали. А может лучше стать Пигмалионом? Попробовать её «разбудить»… Но если у человека нет природного ума, буди не буди, умнее он не станет. Печально то, что глупые люди не могут любить. Природой им этого не дано. За любовь они принимают свои мимолётные увлечения. Здесь тоже самое, но Саша этого не понимает».

С такими мыслями я кое-как уснул. Проснулся я от шума, спрыгнувшего с верхней полки человека. Открыв глаза, я остолбенел. В слабом свете предрассветных сумерек, я увидел перед собой абсолютно голую Сашу. Девушка демонстративно делала лёгкую зарядку. Потом, не обращая внимания на меня, натянула на себя тёмные колготки, накинула на плечи какую-то рубашку, и, сунув ноги в тапочки, направилась в большую каюту.

«Началось! – поздравил я себя. – Решила хлестнуть по инстинктам. И не только меня. Она там практически с голой задницей гарцует сейчас по каюте. Интересно, зачем? Очевидно, хочет заставить меня ревновать. Старый испытанный приём многих дур».

Я не торопясь отвязал катер, завёл двигатель и, отвалив от берега, повёл самоходку вниз по Оби. Через полчаса на палубе с кружкой горячего чая показалась Саша. Она зашла в рубку молча, поставила передо мной чай и, уставившись на меня глазами преданной собаки, спросила:

- Может что не так, ты мне скажи, я пойму, я не глупая…

«Лихо! – подумал я. – Очевидно, хочешь проверить, как на меня подействовало твоё поведение?»

- Да нет, - улыбнулся я ей. – Всё нормально. Ты молодец, уже успела всех чаем напоить. Претензий к тебе нет.

- Не всех, - зло скривилась Саша. – Женя с Васей ещё спят. На дисциплину им наплевать. Между прочим, правильно делают, я тоже пойду, посплю.

- А как же завтрак? – спросил я.

- Когда все проснуться, тогда и о завтраке говорить будем.

С этими словами раздосадованная Саша спустилась в каюту. Слова Саши меня озадачили, и я стал поджидать кого-нибудь из команды. Вскоре на палубу поднялись Нукс с Новоградовым. Нукс не умываясь и не чистив зубы, сразу же направился ко мне в рубку. Вид у него был взъерошенный. Открыв дверь, он с порога пробасил:

- Георгий, кого ты нам поселил?

- А что случилось? – в свою очередь спросил я его.

Мне казалось, что Николай начнёт распространяться в адрес Саши. На самом деле, с утра в одних колготках и в рубашке девушка выглядела архи экзотично. Но Нукс о Саше не сказал ни слова.

- Ты кого нам поселил? – повторил он свой вопрос. – Мы же из-за них всю ночь не спали! Похрапывал только Путанский. У него, наверное, железные нервы. А нам было не до сна. Не веришь, можешь спросить у Новоградова!

- Ты толком мне объясни, - посмотрел я на Нукса. – Что там у вас произошло?

- Сходи сам посмотри, а я пока поведу, – потянулся он к штурвалу.

- Ты лучше расскажи, - отстранил я его.

- Это надо видеть и слышать! – протянул по слогам Нукс. – Короче с вечера, как только ты ушёл, парни поставили вместе свои топчаны и накрылись одним одеялом, – начал он рассказывать.

- Ну и что из этого? – сделал я непонимающую мину.

- Потом всю ночь эти топчаны скрипели! Ходили ходуном! Мы с Новоградовым и кашляли и ругались – всё бесполезно! Чуть притихнуть и опять.

- Ну и что? Дело ведь молодое! – засмеялся я.

- Что?! – взревел Нукс. – Ну, я бы ещё понял, если бы были парень с девкой, а тут два балбеса. Совсем осатанели, как коты трахались!

- Это ты брось, - остановил я его. – Коты друг друга не трахают. Гомиками могут быть только люди.

- Нелюди! – вытаращил на меня свои серые глаза водолаз. – Нелюди! Всю ночь развлекались, а теперь, как ни в чём не бывало, спят себе в обнимку. Сходи и сам полюбуйся!

- Я тебе верю, Коля, - посмотрел я на Нукса. - Что делать, на нашем корабле волею случая оказался срез российского общества.

- Что? – не понял меня Нукс.

- Срез современного российского общества, – сказал я спокойно. – Вот ты кто? К какому классу относишься? И к рабочему и к классу безработных… Так?

- Допустим, - пробурчал Нукс.

- Новоградов – типичный интеллигент.

- А причём здесь мы с Новоградовым? – перебил меня Нукс.

- Да ты выслушай меня, - оборвал я его. – Вы непричём, и я не о вас, а обо всех кто на нашем судне. Новоградов представитель интеллигенции, так?

- Так! – согласился бывший водолаз.

- Себя же я причисляю к советским консерваторам – совкам.

- Какой ты совок, ты вон собственник, у тебя самоходка…

- И в советское время катера у людей были. Это не показатель, – перебил я Николая. – Мне хочется сказать другое, если у нас на катере волею Творца возник срез российского общества, то должен быть не только ты, я и Новоградов, но и другие его представители.

- Гомики, лесбиянки, зоофилы, проститутки, – стал перечислять унылым голосом Нукс.

- Совершенно верно, - кивнул я. – Зришь в корень! Семиты, антисемиты, глобалисты, антиглобалисты,

- Китайцы, кавказцы, негры, - закивал головой Нукс.

- Ты забыл наркоманов и алкоголиков, - напомнил я ему.

- Забыл, - погрустнел Коля.

- А зря, выпить, как я знаю, ты любишь.

- Но я же, не алкаш! – возмущённо проворчал Николай.

- Ни один пьяница себя алкоголиком не считает, засмеялся я. – Как видишь, всё у нас нормально. Я бы сказал, что даже везуха: нет лесбиянок, зоофилов, китайцев, кавказцев, негров. Так что надо радоваться! – заключил я.

- Что ж, придётся радоваться, – вздохнул он вставая. – Пойду, часок вздремну, скоро моя смена.

- Ты подыми наших голубых. Иначе они сейчас выспятся, и ночью опять…

- Понял, - кивнул головой бывший водолаз.

«Сумасшедший дом! – с грустью подумал я. – Ещё себя не показал Путанский и этот Нукс с Новоградовым. Не дай Бог бывшему водолазу попадёт в глотку пойло! Надо бы осмотреть его вещи, - подумал я про себя. – Если на катере начнётся пьянка, будет совсем худо.

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 56; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты