Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Безэмоциональные состояния




Читайте также:
  1. V. Динамика развития стрессового состояния
  2. Анализ современного состояния и проблем развития транспорта Российской Федерации
  3. Анализ состояния добровольчества в Смоленской области
  4. Анализ состояния социального добровольчества
  5. Анализ состояния, движения и использования основных фондов
  6. Анализ финансового состояния
  7. Анализ финансового состояния в рамках арбитражного судопроизводства по делам о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц
  8. Благодатные состояния
  9. Взаимозависимость и соотношение следующих факторов: уровня образования, состояния опьянения, поведения потерпевшего 1 страница

Название подраздела, и я сам понимаю это, неудач­но. Дорогие читатели! Если вы найдете более удачное, при втором издании книги я воспользуюсь вашим предложением, а вы получите часть моего гонорара. Вначале я назвал этот подраздел «Эмоциональный нуль», а затем «Эмоциональный переключатель». Но все это тоже не то. Дело в том, что в норме так, чтобы у человека не было никаких эмоций, не бывает. Эмо­циональный тон, который отражает состояние наших внутренних органов, называетсянастроением. Что-то случается, и эмоциональная жизнь становится более выраженной, возникают чувства – положительные или отрицательные. Значительные события часто вызы­вают аффект, при котором бурное выражение чувств сопровождается двигательными реакциями, некоторой дезорганизацией поведения. Вспомним, как иногда ведут себя футболисты, выигравшие важный матч. Выраженное и длительное заострение эмоциональности называется страстью (любовь, ненависть, горячее увле­чение каким-либо видом деятельности и т.д.). «Страс­ти – это ветры, надувающие паруса корабля, иногда они его топят, но без них он не мог бы плавать», – писал Вольтер.

И лишь при тяжелых психических заболеваниях все чувства могут пропасть, наступаетапатия. У здорового человека апатии как таковой не бывает. То, что в быту называется апатией, – просто нерезко выраженная тос­ка. Но все же есть два состояния, которые условно мож­но назвать безэмоциональными. Этоскука и удив­ление.

 

Скука

Бодлер не без оснований называл скуку величайшим пороком. Скука возникает тогда, когда на мозг не воз­действуют эмоционально значимые раздражители (а для нашего нормального самочувствия необходимо, чтобы их было 40 %, о чем уже говорилось в гл. 1) и он лишен необходимой стимуляции. Это состояние можно упо­добить тому, когда в пище нет калорий, а в воздухе – кислорода и углекислого газа. Вот почему скуку долго не может выдержать никто. Шопенгауэр считал, что человечество мечется между нуждой и скукой. Тех, ко­му удается избежать нужды, на каждом углу подсте­регает скука. Лучше всего от скуки спасают неприят­ности. Надо как-то выкручиваться, выходить из поло­жения! Раздражители, вызывающие положительные эмоции, помогают от скуки ненадолго, а постоянная удача может привести к большому горю.



Очень показательна в этом отношении такая легенда, дошедшая к нам из античного мира.

Правителю острова Самоса Поликрату всегда и во всем сопут­ствовала удача. В любом деле он преуспевал. В военных похо­дах неизменно одерживал победы. Самос стал одним из самых сильных и богатых эллинских государств. Блестящие успехи Поликрата встревожили его друга и союзника египетского фараона Амасиса. И он решил направить самосскому правителю послание: «Конечно, приятно узнавать, что твой друг и союз­ник счастлив и дела идут у него хорошо. Но все же твои постоянные удачи не очень радуют меня. Я ведь знаю: боги завистливы. Поэтому я желаю тебе, как желаю всем своим друзьям, которых люблю и уважаю, чтобы одно удавалось, а другое нет. Я и себе пожелал бы, чтобы мне на моем веку сопутствовали как успехи, так и неудачи. Я еще не встречал такого человека, которому бы всегда все удавалось и с которым бы потом не приключилась беда. Выслушай мой совет и ради своего же счастья поступи так, как я скажу: самое денное для тебя постарайся потерять или уничтожить. Эта потеря нарушит твое однообразное счастье, которое, я уверен, к добру не приведет». Очень удивился Поликрат, прочитав это послание. Как может человек пойти против своей судьбы? Но чем больше размыш­лял, тем больше убеждался мудрости слов Амасиса. Взгляд упал на большом изумрудный перстень в золотой оправе, ко­торый он носил на среднем пальце. Он верил, что именно этот перстень приносит ему удачу. После долгих сомнений Поли­крат решил последовать совету Амасиса. Он снарядил большой корабль и вышел со своей свитой в море. Когда корабль достиг середины моря. Поликрат снял свой любимый перстень, поцеловал и бросил в море и опеча­ленный вернулся во дворец. Вскоре в царские палаты явился рыбак. Он принес в дар Поликрату необыкновенную рыбу огромных размеров: – Я подумал, царь мой, что такая рыба – достойный тебе подарок. Прошу тебя, не откажись принять мой скромный дар. Поликрат обрадовался столь редкому подарку. Он был в хоро­шем расположении духа и пригласил рыбака на обед. Пред­ставьте себе, как удивились придворные, узнав, что слуги, потроша рыбу, нашли в ее брюхе Поликратов перстень, кото­рый он выбросил в море! Сомнений быть не могло: это боги посылают Поликрату удачу за удачей. Все придворные славили своего царя, самого счас­тливого человека в мире. Так Поликратов перстень вошел в историю. Случившееся еще более убедило Амасиса в том, что человеку от судьбы не уйти. Он послал на Самос вестника объявить, что разрывает дружбу с Поликратом. А поступил Амасис так потому, что не хотел сокрушаться о Поликрате как о друге, когда его постигнет страшная беда. Летевшая по свету слава о необыкновенной удачливости Поли­крата сделала его дерзким и алчным. Многие могущественные правители возненавидели самосского царя. Слепо веря в удачу, Поликрат попался на обман, хотя все близкие его предуп­реждали. В результате он был убит и распят. Узнав о кончине Поликрата, многие заключили, что хотя Амасис и не был баловнем судьбы, зато был проницательным и предвидел, какие беды сулит чрезмерное везение.



Вспомним еще раз судьбу Евгения Онегина, которо­му все стало скучно. Вспомните, как жаловался на свою судьбу Собакевич. Далее хорошее здоровье ему было в тягость, и он мечтал, чтобы у него хоть прыщик какой-нибудь выскочил.



Обычная жизнь скучна и плоска. Об этом хорошо знают опытные военачальники. В армии бытует пого­ворка: если нет войны, держи войска занятыми. Я на­чинал свою карьеру врачом войсковой части и могу под­твердить, что большая часть нарушений происходила в выходные и праздничные дни. Если праздники продол­жались три-четыре дня, жизнь офицерского состава превращалась в ад.

Сегодня, когда у нас идет интенсивное расслоение на бедных и богатых, можно заранее предсказать судь­бу богатых. Когда закончится период первичного накоп­ления, во время которого скуки, конечно, не будет; когда денег станет столько, что можно будет удовлетворить практически любую потребность и дальнейшее накопле­ние с целью удовлетворения «продающихся» потребнос­тей будет лишено смысла, многими богатыми овладеет скука.

Если в воздухе отсутствует кислород, человек поги­бает через пять минут, а если его достаточно, все будет благополучно. И кислороду меняться не надо. Что же касается эмоциональных раздражителей, то здесь дело обстоит совсем другим образом. Если эмоционально значимый раздражитель не меняется ни качественно, ни количественно, через некоторое время он становит­ся нейтральным. «Да-с, и к свисту пули можно привы­кнуть!» – говорил лермонтовский Максим Максимыч. Еще быстрее привыкают люди к постоянно действую­щим раздражителям, которые вызывают положитель­ные эмоции. Вспомните, как быстро выходят из моды одежда, мелодии, фильмы и книги, которые еще недавно были бестселлерами! Монотонность, бездуховность от­ношений в семье приводит к скуке, и тот же самый суп­руг (тот же самый раздражитель) вызывает уже не ра­дость, а гнев. Довольно часто вся жизнь становится бег­ством от скуки. Скука не имеет своего лица, но через нее идет переключение на отрицательные эмоции – тре­вогу, страх, вину, которые часто комбинируются с чув­ством одиночества.

Большинство людей считают источником скуки от­сутствие внешних впечатлений, интересных людей или событий, тогда как источником скуки, как справедливо считал Шопенгауэр, является внутренняя пустота. Она все время требует, чтобы ее заполнили хоть чем-нибудь. Если человек неинтересен самому себе, он пускается в погоню за внешними впечатлениями, пытаясь расшеве­лить свои ум и душу, скрыть дефекты своей психической организации. Отсюда низкопробные развлечения (вино, азартные игры), отсюда постоянная жажда общения, по­пытка напитаться духовностью других. Этому явлению я посвятил главу «Психологический вампиризм».

Ничто так не спасает от этих бед, утверждает Шо­пенгауэр, как внутреннее богатство, богатство духа, оригинальное мышление, интеллект, умение увидеть новое в знакомом и т. д. Все это делает человека инте­ресным прежде всего для самого себя. Он не боится одиночества. Оно для него так же желанно, как и общение с другими.

Так как же бороться со скукой? Путь один – само­усовершенствование, обогащение своей духовной жизни. Дорогой мой читатель! Я надеюсь, что вы получили великолепное воспитание и образование, что у вас никогда не было духовной пустоты, что вы всегда были интересны самим себе. Мне, к сожалению, не повезло. Окончив школу с медалью, побеждая во дворе своих сверстников в шахматы и усвоив, что Татьяна Ларина отвергла Онегина, потому что не решилась бросить вы­зов обществу, а Анна Каренина этот вызов бросила, что Печорин чуть ли не революционер, что до И. П. Павлова физиологии не существовало, что генетика – продажная девка, что психоаналитическое направление психотерапии – прислужница капитализма, а сам я являюсь представителем самого передового, что только может быть, я очень заскучал. При этом я чувствовал себя великим, одиноким, непризнанным и непонятым. В результате заболел. Болезнь оказалась достаточно долгой. Но я не остался один: моими друзьями стали 3. Фрейд, Ф. Перлз, А. С. Пушкин, Джек Лондон, Данте, Ф. Ницше, А. Шопенгауэр и многие другие. И вот мир преобразился.

Я увидел убогость и пошлость приведенных выше трактовок литературных образов. Понял, что незаслу­женно учительница поставила «двойку» моему одно­класснику за то, что он написал в сочинении следующее:

«Татьяна не ответила на чувства Онегина, потому что уже не любила его и считала пародией на модных тогда литературных героев:

И начинает понемногу Моя Татьяна понимать Теперь яснее – слава богу – Того, по ком она вздыхать Осуждена судьбою властной...

...Что ж он? Ужели подражанье, Ничтожный призрак, иль еще Москвич в Гарольдовом плаще, Чужих причуд истолкованье, Слов модных полный лексикон?.. Уж не пародия ли он?»

Можно с этой мыслью не согласиться, но она по-своему оригинальна и имеет право на существование.

Занявшись серьезно шахматами, я увидел, что красо­та шахматной партии не только в ходах, но и в вариан­тах. Понял, что И. П. Павлов – великий физиолог и вполне заслуженно получил Нобелевскую премию за исследование пищеварения, но кроме него есть Анохин, Селье и многие другие. И физиология перестала быть для меня скучной наукой. Стало ясно, что генетика со­всем не «продажная девка», но она ставит передо мной определенные границы (дай Бог мне дойти до них), я перестал делать то, что не соответствовало моей природе, и начал развивать те качества, которые у меня име­лись. Это позволило сэкономить много сил, которые раньше растрачивались впустую.

Я осознал, что психотерапевты психоаналитических направлений никогда никому не прислуживали, и стал изучать их работы. Это были ученые, которые честно высказывали свое мнение. Среди них были гении, ко­торые если чего-то и не сделали, то просто потому, что уровень развития науки того времени им этого не позволил. Их труды дали мне ценнейшие знания. И каждый раз, возвращаясь к той или иной работе, я на­хожу в ней новое.

Я оценил совет Франкла: поступайте по своей совес­ти, но при этом понимайте, что ваша совесть может ошибаться. Вот тогда-то и возникает приятие других людей, будет легче изменить свою позицию, если вдруг факты покажут, что вы были неправы, станет исчезать упрямство.

Тогда же я понял, что никаких принципиальных изменений в нашем обществе не произойдет до тех пор, пока будет большое количество людей с духовной пус­тотой, пока не начнется настоящая работа по ее ликви­дации. Призываю вас к самоусовершенствованию. Это очень интересная работа! Она себя не исчерпает, и вам никогда не будет скучно.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.018 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты