Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 1 На рубежах Родины




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  7. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  8. Глава 0. Чувство уверенности в себе
  9. ГЛАВА 01
  10. ГЛАВА 06

Работы по развитию и практическому применению людей с парапсихологическими способностями на благо Родины, которые проводились в части 10003 нельзя переоценить.

Но все же, одно из наиболее ценных применений, во многом повлиявшее на жизнь страны, они нашли в Службе Безопасности первого Президента России Б.Н. Ельцина. В ней, под руководством генерал-майора Главного Управления Охраны РФ Бориса Константиновича Ратникова, в первые годы существования молодой России, работала группа аналитиков, в которую входили и офицеры — экстрасенсы.

Сотрудники этого подразделения аналитически с применением способа получения информации в измененном состоянии сознания выявляли наиболее опасные для России, и её первого Президента угрозы, а затем устраняли их.

Тогда, в начале 90-х годов прошлого века от молодой страны, каждый из ее бывших противников и соседей хотел откусить свой кусочек незаслуженных трофеев. В этой ситуации экстрасенсы, работающие в ГУО РФ, оказались можно сказать на передовой защиты интересов нашей Родины от многочисленных иностранных агентов влияния тучей круживших вокруг Б.Н. Ельцина.

Вот как описывает работу самого секретного подразделения Главного Управления Охраны его руководитель генерал-майор ГУО Борис Константинович Ратников, в то время первый заместитель М.И. Барсукова.

***

Главная наша задача в то сложное время состояла в том, чтоб протестировать ситуацию, как будет идти развитие событий в России в ближайшем будущем, какие в стране существуют болевые точки.

В итоге, после проведения огромной аналитической работы Коржаков отнес Ельцину несколько докладных записок с просьбой дать возможность создать ситуационный центр при Совете Безопасности России, который смог бы отслеживать весь спектр угроз для государства в целом. Мы хотели, чтобы этот центр работал круглосуточно, но имел небольшой штат из 12 офицеров, которые бы занимались аналитикой принимаемой входной информации от КГБ, МВД, Администрации Президента, Санэпиднадзора, Гражданской обороны, МЧС, ГРУ, Разведки с территорий и т. д.

Потом дежурная смена офицеров анализировала бы эту информацию и к 18-ти часам она поступала к нам. А утром на стол президента ложилась бы докладная аналитическая справка с набором проектов решений наиболее болезненных для страны проблем.



Мы планировали не только каждое утро показывать Президенту планшет угроз, на котором ясно была бы видна самая приоритетная угроза для страны на этот день, но и объяснять причину возникновения угрозы, возможные варианты ее устранения и нейтрализации.

Мы предполагали оказывать и правовую помощь в решении проблем, предлагать источники финансирования, исполнителей, контролирующие органы, все этапы исполнения, вплоть до четкого алгоритма принятия решений.

Но Ельцин, выслушав наши предложения, отказал. Тогда мы сами сформировали группу специалистов по выходу в энерго-информационное поле Земли и получили возможность считывать оттуда различные интересующие нас сведения.

Используя этот уникальный источник информации, мы хотели узнать, что, например, думают о России в верхних эшелонах Американской администрации.

Оказалось, что Россию никто на Западе в качестве партнера и в качестве своего друга никогда и не рассматривал. Мы воспринимались исключительно как сырьевой придаток.

Полученные с энерго-информационного канала «слова» Буша старшего звучали так: «Мы Россию рассматриваем с той точки зрения, что пусть она занимается металлопрокатом, вредным в производстве ширпотребом, энергоемким ширпотребом, пусть они хоронят ядерные отходы. Пусть используют свою дешевую рабочую силу, а мы пойдем по пути развития информационного продукта. На своих территориях сделаем сеть огромных национальных парков. Где будем жить и отдыхать. А России отдадим всю химию, тяжелые и вредные производства. Но они не должны лезть в высокие технологии»



Погружаясь все глубже, собирая и анализируя информацию энерго-информационного поля мы буквально поражались циничному отношению к России со стороны некоторых Западных держав, хотя, несомненно, были и те, кто искренне хотел помочь России возродиться.

Но большинство думало только о своих интересах, в итоге проверяя, полученную таким образом информацию мы сумели отстоять не один стратегический интерес России.

Вот наиболее яркий пример, когда во время полученная информация из энергоинформационного поля смогла оказать нашему государству неоценимую услугу.

Во время очередного сеанса мы узнали, о процессе подготовки визита Б.Н. Ельцина в Японию. Однако странным было, то, что Козырев при этом готовил документы по передаче четырех спорных островов Курильской гряды Японии. Мы все были просто шокированы этим фактом. Но поднимать шума не стали.

Через какое-то время по существующим правилам отправили японцам на согласование предварительную программу пребывания президента в их стране, Они ее, разумеется, очень быстро согласовали, и вернули обратно.

Когда визит был согласован на всех уровнях в обеих странах, и оставалась очередь только за нами, руководство ГУО собралось на совещание, что бы решить, как сделать так, чтоб и острова остались у России и лицо Президента сохранить.



После оживленной дискуссии было решено попытаться визит отменить. В качестве причины, сославшись на недостаточный уровень безопасности Б.Н. Ельцина, предоставляемый японской стороной.

Для этого необходимо было найти те зацепки в предварительной программе пребывания, которую Японцы нам согласовали, но из-за которых Б.Н. Ельцин не смог бы посетить Японию по причине его безопасности.

К счастью такие зацепки быстро нашлись, причем даже не одна, а целых три. В программе визита, японцы просили внести коррективы в пребывание Б.Н. Ельцина в Японии и предлагали исключить из программы визита три важных момента.

Во-первых — выход Ельцина из машины на улицу поприветствовать граждан Японии, потому что, как они говорили, что если бы заранее знать место, где он выйдет, то они бы подготовили в этом месте надлежащую охрану. Но при спонтанном выходе, безопасность Президента они не гарантировали.

Во-вторых — в период визита должны были проходить соревнования по борьбе Сумо, на которые Ельцин очень хотел попасть. Но поскольку все билеты были заранее проданы, нам сказали, что мы можем выделить только двух — трех охранников, устроив их на приставных стульчиках. Поскольку организатор соревнований — это частная фирма, влияния на которую у правительства Японии нет. А так как охраны будет очень мало, то они не исключали возможность теракта.

В-третьих — Ельцин хотел возложить венок к памятнику погибшим российским морякам в бывшей столице Киото. В этом городе, когда-то было сильное землетрясение, а наши моряки оказывали помощь при спасательных работах, некоторые из них при этом погибли. В благодарность за помощь Японцы поставили им на этом месте памятник. Но и тут Японская секретная служба сказала, что старое кладбище, на котором стоит памятник, сильно заросло, и они банально не смогут поставить полицейского под каждым кустом и не могут гарантировать стопроцентную безопасность от возможных снайперов.

В итоге, они попросили вычеркнуть эти три момента из программы пребывания Б.Н. Ельцина в Японии. И именно на этих трех моментах мы решили построить свою аргументацию против проведения визита. Но предварительно тщательно протестировали, чем чревата передача островов Курильской гряды Японии.

Используя возможности «метаконтакта» в измененном состоянии сознания наш слипер вышел в энерго — информационный канал. Как он потом заявил, что как только мы отдадим острова, то американская агентура, находившаяся в ЦК КПК (Центральный комитет коммунистической партии Китая) может оперативно спровоцировать военный конфликт на границе России и Китая, а у нас в то время с Китаем был очень большой кусок неустановленной границы по реке Амур.

В это же самое время этнические китайцы, проживающие в Хабаровском крае, Приморском крае и Амурской области могли устроить демонстрации с целью получения автономии. И вот тут то международное сообщество могло заявить, что Китай, как агрессор хочет отнять у России часть территории, и НАТО нанесло бы удар по Китаю.

Делалось это для того чтобы расчленить Китай на этнические районы, которые бы уже не представляли угрозы ни для США, ни и ее союзников. Поскольку Китай со своим стратегическим наступательным вооружением и идеологией абсолютно не вписывался в однополярный мир Америки.

Им очень нужно было решить этот вопрос силой, используя в качестве провокации территориальный спор Китая с Россией. При этом мы, разумеется, не могли полностью доверять информации, полученной путем «метаконтакта» и попросили наши спецслужбы проверить нашу информацию. Полученные от них сведения косвенно подтверждали, ту информацию, которую мы получили из энерго-информационного поля.

Однако, учитывая, тот уровень, на котором готовился визит, необходимо было соблюсти все условности и подготовить отказ таким образом, что бы он выглядел логичным и не вызывал подозрений. Главным аргументом, на который мы собирались апеллировать, было то, что Б.Н. Ельцин хоть и глава государства, но за его безопасность отвечает Главное Управление Охраны, поэтому последнее слово должно быть за нами.

И вот на другой день утром мы дали в дружественные нам СМИ небольшие заметки, в которых выразили опасение за безопасность Президента во время его визита в Японию. А уже днем А.Б. Коржаков попросил меня присутствовать на встрече министра иностранных дел Японии с Козыревым, для того чтобы согласовать спорные вопросы пребывания Ельцина в Японии.

Нам было нужно, чтобы они сами публично подтвердили, что не могут обеспечить 100 % безопасности пребывания Ельцина в их стране. Как только я приехал туда, смотрю, заезжает Козырев на своей машине, я ему говорю: «Сейчас решается вопрос о визите, и поэтому если Вы зададите вопрос в процессе беседы по трем спорным вопросам пребывания в Японии — служба безопасности президента будет Вам очень признательна, так как мы прорабатываем этот визит с точки зрения его безопасности».

Сам я туда не пошел, поскольку протоколом встречи всегда четко регламентировано, кто на ней может быть, а кто нет. К сожалению, никаких охранников, на ней предусмотрено не было.

После переговоров, я отозвал Козырева в сторону и говорю: «Ну и как спросили?», он отвечает, что Японский посол подтвердил, что если их спецслужбы написали, что не обеспечивают безопасность полностью, то так оно и есть. После этого, когда главный момент нашей мотивации отказа в поездке был подтвержден, я объявил, что завтра мы с сотрудником ГУО вылетаем в Японию для непосредственной подготовки визита.

И попросил дать туда телеграмму нашему послу, что вылетает первый заместитель начальника Главного Управления Охраны с особыми полномочиями, которые он доложит на месте. При этом сказал Козыреву, что на высшем уровне принято решение, об отмене визита. Причем этот отказ должен быть организован в соответствующих рамках и с позиций международного права. А сам поехал в Кремль и доложил Коржакову о проведенной работе.

На другое утро мы с нашим сотрудником вылетели в Японию. В аэропорту нас, встретил офицер безопасности и отвез в посольство. Причем и он, и посол, и наш резидент были в глубоком недоумении, почему запланированный визит неожиданно отменяется, чуть ли не в самый последний момент.

К тому же этот визит был по своему важен для страны, так как у нас не происходило визита в Японию первых лиц государства со времен Первой мировой войны. Для посла же это и вовсе выглядело личной трагедией, ведь он отработал в Японии 17 лет, оставался год до пенсии, а тут вместо триумфа от визита первого лица, такой бесславный конец карьеры.

Но как бы там не было, в посольстве в специально оборудованной комнате мы объяснили резиденту причину отмены визита. А на другой день в девять утра встретились с послом.

Было очень забавно видеть, как он подготовился к нашей встрече — накрыл стол, приготовил крепкие алкогольные напитки — коньяк, виски, икру. Сразу было понятно, что он сильно обескуражен нашим визитом и совершенно не знает как себя вести.

Мы его, как могли, успокоили, показали свои полномочия, подписанные А.В. Коржаковым, и объяснили причины отмены визита Ельцина в Японию, но к столу, разумеется, так и не притронулись. Посол хоть не понял, почему к нему с такими полномочиями прилетели не сотрудники МИДа, а представители спецслужб, но, очевидно решив, что это все веяния нового режима демократов, согласился с нашими доводами.

Необходимо заметить, что еще перед поездкой я заготовил две шифровки, которые должен был дать в ходе удачного исхода дела. Одну на имя Президента, а другую секретарю Совета Безопасности России Скокову

Юрию Владимировичу. С ним мы договорились, что при получении этой шифровки он инициирует заседание Совета Безопасности России, которое отменит поездку Б.Н. Ельцина в Японию. Проект шифровки был предварительно согласован с Коржаковым и со Скоковым.

В 9-30 мы уже были на встрече с представителями японских спецслужб, чтобы подробно обсудить маршрут передвижения, построение кортежа президента, его размещение, способы связи, словом все дежурные вопросы.

Встреча прошла нормально в дружеской обстановке. Мы обрисовали ситуацию, японцы, улыбаются, мы тоже делаем приветливое выражение лиц. А после кофе, я им неожиданно говорю: «Да вот, совсем забыли один вопрос по программе пребывания, дело в том, что наш Президент настолько самостоятельный, что не любит какого-то давления на него, и если он что-то решил, то так оно и будет. Вот три пункта», «которые вы вычеркнули, но он просил их непременно оставить. То есть он непременно выйдет к толпе поговорить, причем в месте, которое выберет сам, посетит соревнования Сумо и кладбище наших моряков».

Японцы удивились, моргают глазами и говорят, что это невозможно. Но видя нашу невозмутимость и решительность начинают «мямлить», что мол мы коллеги. вы же понимаете, что так нельзя., что обеспечить безопасность не получится.

На что я им отрезал, если не получится обеспечить стопроцентную безопасность во время всего визита, то зачем же приглашаете. Буду докладывать своему руководству, что визит не получится.

При этом всю беседу, мы записали специально на диктофон и уехали, оставив японских коллег в недоуменном положении.

Подъезжаем к посольству — а там нас там уже ждут две крытых машины с собаками и автоматчиками, которые окружают посольство. Только думаю, зачем же его окружать, если у нас своя охрана есть. А напротив въезда в посольство вижу, поставили машину наружного наблюдения.

Поскольку их намерения были абсолютно непонятны, то от навязчивого присутствия японских «коллег» необходимо было оперативно избавиться. Для этого поступили следующим образом.

В посольстве в то время находился сотрудник программы «Время». Я ему говорю, давай я дам тебе интервью об отвратительной подготовке визита в Японию нашего Президента со стороны, принимающей стороны. А снимем мы его прямо у ворот посольства. Тот согласился.

Выходим из ворот, я специально подхожу к машине наружного наблюдения, встаю к ней спиной и начинаю интервью, при этом все время рукой показываю в сторону сотрудников японских спецслужб. Смотрю, они заволновались. Еще бы, камера, я что-то говорю на непонятном языке, машу руками.

В общем, они собрались и быстро уехали. А я дал обещанные шифровки в Москву. Вечером того же дня мы все вместе смотрели по одной программе отснятый нами материал, а по другой выступал Ельцин и рассказывал, как он собирается лететь в Японию.

Причем охрана, самолет обеспечения, вся обслуга уже вылетели. Мы их встретили, все вместе приехали в отель, где находился президентский номер, провели необходимые процедуры по подготовке к приему президента.

Сидим, пьем кофе, ждем, как будут развиваться события дальше. Вдруг где-то около трех часов ночи по линии ТАСС прошло сообщение, что на очередном заседании Совета Безопасности РФ принято решение отменить визит из-за возможных угроз президенту, а на следующий день вернулись и мы. Визит был отменен. Таким образом, с помощью во время полученной информации удалось сохранить территориальную целостность страны, не испортив при этом лицо и имидж ее первого Президента.

Любой, кто услышал бы этот рассказ из уст самого Бориса Константиновича, причем рассказывает он это всегда ярко, «в лицах», не мог не почувствовать гордость за нашу страну и людей в 90-е годы возглавлявших ее спецслужбы.

Сегодня выступления Бориса Константиновича часто транслируют по центральным каналам. А он, находясь уже более десяти лет в запасе, все это время совместно с операторами «метаконтакта», продолжает мониторить угрозы, встающие перед Россией.

Однако, что это за человек, как складывалась его судьба, знают совсем не многие. Что бы восполнить этот пробел один из авторов этой книги, попросил Бориса Константиновича рассказать о своей жизни и тому пути, который привел его в Кремль, для отстаивания интересов страны, в том числе от угроз ментального экстрасенсорного и психотронного воздействия на руководство страны.


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.016 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты