Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



РАССЛЕДОВАНИЯ 4 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

--------------------------------

<1> Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1981. С. 158.

 

Законным владельцем, которому имущество, служившее вещественным доказательством, подлежит возвращению, является тот, в чьем владении, пользовании и (или) распоряжении данное имущество находилось правомерно и выбыло вследствие совершения преступления или в связи с уголовным делом. Здесь возможны различные ситуации. Наиболее простая из них заключается в том, что деньги, ценности или вещь (вещи) были изъяты у лица, уголовное преследование которого закончилось его прекращением в стадии предварительного расследования. С таким прекращением заканчиваются все уголовно-процессуальные правоотношения; изъятое у обвиняемого, подозреваемого не может удерживаться при уголовном деле; все возвращается тому, у кого оно изъято, даже если прекращение уголовного преследования было нереабилитирующим. Ни следователь, ни дознаватель самостоятельно решать спорные вопросы о передаче имущества от владеющего несобственника невладеющему собственнику не вправе. Споры о принадлежности вещественных доказательств в подобных ситуациях разрешаются в порядке гражданского судопроизводства (п. 6 ч. 3 ст. 81 УПК РФ).

Вторая ситуация выражается в том, что предмет, имеющий имущественную ценность, был изъят в качестве вещественного доказательства не у обвиняемого или подозреваемого, а у лица, которое уголовному преследованию не подвергается (в редких случаях - у потерпевшего). Такое вещественное доказательство может быть возвращено тому, у кого оно изъято еще до приговора суда, в том числе в стадии предварительного расследования, при условии, что необходимость в нем отпала, а законный владелец нуждается в вещи и ходатайствует о ее возвращении.

Во всех остальных случаях вещественное доказательство может быть возвращено законному владельцу только по приговору суда, потому что вопрос о том, кто является таким владельцем, органически связан с вопросом о виновности обвиняемого в совершении преступления, а решить его может только суд.

Согласно п. 4.1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ деньги, ценности и иное имущество, указанное в п. "а" - "в" ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, подлежат конфискации в порядке, установленном Правительством РФ. В этой статье УК РФ речь идет о деньгах, ценностях и ином имуществе, полученном в результате совершения убийства при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ) и ряда других тяжких и особо тяжких преступлений, исчерпывающий перечень которых приводится непосредственно в тексте названной статьи УК РФ, а также о любых доходах от этого имущества. Такая конфискация производится только по приговору суда. Согласно требованию п. 3.1 ч. 2 ст. 82 УПК РФ обязанность следователя и дознавателя по отношению к такому имуществу заключается в наложении на него ареста в порядке, предусмотренном ст. 115 УПК РФ.



Ныне действующий правовой институт конфискации имущества по уголовному делу сложился на основании Федерального закона от 27 июля 2006 г. "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма" и Федерального закона "О противодействии терроризму" <1>. Он заменил собой традиционный, известный в веках одноименный правовой институт, суть которого заключалась в обращении в доход государства всего принадлежащего осужденному имущества, где бы оно ни находилось и в чем бы ни заключалось, кроме некоторых, входящих в специальный перечень вещей личного пользования. В России он был упразднен еще в 2003 г. Новый же институт конфискации несовершенен, в применении крайне труден; он замешан на путанице понятий конфискации как уголовного наказания и конфискации вещественных доказательств как уголовно-процессуальной меры принудительного разоружения виновного в совершении преступления (так называемая специальная конфискация), которая раньше применялась исключительно на основании уголовно-процессуальных норм УПК РФ 2001 г. (п. 4 ст. 86 УПК РСФСР 1960 г., п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК РФ в первоначальной редакции). Процессуальная обязанность следователя и дознавателя приобщить подлежащее конфискации имущество в качестве вещественного доказательства и одновременно наложить на него арест - одно из проявлений такой путаницы. Общеизвестно, что это совершенно различные правовые институты и что режим обращения с вещественными доказательствами и с арестованным имуществом существенно различается.



--------------------------------

<1> РГ. 2006. 29 июля.

 

Документы - вещественные доказательства остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству (п. 5 ч. 3 ст. 81 УПК РФ). Решающее значение при этом имеет то, являются данные документы подлинными или поддельными, могут они служить орудием преступления в будущем или не могут, может владелец соответствующего документа довольствоваться его копией или не может, а самое главное - может ли передача подлинника соответствующего документа заинтересованному лицу отрицательно сказаться на интересах правосудия при дальнейшем движении уголовного дела и его пересмотре.



Все остальные вещественные доказательства передаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства (п. 6 ч. 3 ст. 81 УПК РФ). Возвращение вещественного доказательства законному владельцу не зависит от того, какое процессуальное положение по данному делу занимает владелец, и от того, идет ли речь о физическом или юридическом лице. Главное, что данный случай не подпадает ни под одно исключение, которые предусмотрены предыдущими п. 1 - 5 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, рассмотренными выше. Возвращение вещественных доказательств по уголовному делу, особенно ценных, - важная и необходимая мера, определяющая наряду с другими факторами отношение общества к уголовному судопроизводству с позиции категории справедливости; без действительной необходимости, продиктованной интересами правосудия, в этой остроконфликтной сфере не должен страдать никто, в том числе в имущественном отношении. В случае утраты или повреждения имущества (вещи), которое служило вещественным доказательством по уголовному делу и подлежит возвращению законному владельцу, орган государства, который не обеспечил его сохранность, несет перед владельцем гражданско-правовую имущественную ответственность на основании ст. 1069 ГК РФ, которая гласит, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, субъекта Федерации или муниципального образования. В подобных правонарушениях Н-ский райотдел внутренних дел, Н-ская районная прокуратура и Н-ский районный суд, где произошли утрата или повреждение чужого имущества, выступают не как органы дознания, предварительного следствия и правосудия, а как хозяйствующие субъекты, юридические лица - участники имущественных отношений, осуществляющие свою общую гражданскую правосубъектность, и как должники, отвечающие за причиненный вред бюджетными средствами, предоставленными им в распоряжение государством.

Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства (п. 6 ч. 3 ст. 81 УПК РФ). Представляется, что это правило подлежит применению не только в том случае, когда уголовное дело не дошло до суда (прекращено в стадии предварительного расследования), но и в том, когда судебный приговор своим содержанием не ответил на вопрос, кому принадлежит данная вещь, потому что решение данного вопроса не входило в задачу суда. Если же в приговоре ответ на этот вопрос содержится, потому что он связан с обвинением, то решать его еще раз в порядке гражданского судопроизводства не имеет смысла; тот, кто не удовлетворен, может обжаловать приговор в соответствующей части по правилам УПК РФ.

Формирование подзаконной нормативной базы обращения с разнообразными вещественными доказательствами по уголовному делу на основе УПК РФ, по всей вероятности, еще не завершено. Особых правил обращения требуют, в частности, оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, воинское снаряжение, наркотические вещества, драгоценные металлы и драгоценные камни, а также изделия из них, монеты из драгоценных металлов, ценные бумаги. В прошлые годы органы дознания, предварительного следствия, прокуратура и суды руководствовались межведомственной (Прокуратура СССР, Министерство юстиции СССР, МВД СССР, Верховный Суд СССР и Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР) Инструкцией от 18 октября 1989 г. N 34/15 "О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами" (с последующими изменениями и дополнениями, внесенными 23 августа, 31 августа, 1 сентября, 6 сентября и 7 сентября 1995 г.), которая в современных условиях, конечно же, нуждается в обновлении.

 

4.7. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

 

К документальным доказательствам относятся протоколы следственных и судебных действий (ст. 83 УПК РФ) и иные документы (ст. 84 УПК РФ). Самостоятельное доказательственное значение имеют протоколы следующих следственных действий по собиранию доказательств: осмотра (в том числе осмотра трупа и эксгумации), освидетельствования, выемки, обыска, предъявления для опознания, следственного эксперимента и проверки показаний на месте. От этих протоколов следует отличать другие процессуальные документы, которые также составляются по результатам следственных действий и тоже называются протоколами, однако самостоятельными источниками доказательств не являются: например, протокол допроса, очной ставки, ознакомления обвиняемого и других участников процесса с материалами дела и т.д. Дело в том, что в протоколах осмотра, обыска, следственного эксперимента и других им подобных описываются процесс и результаты непосредственного изучения следователем, дознавателем действий, явлений, обстановки, эксперимента, т.е. опытного действия, и т.д. В этих протоколах фиксируются факты, фактические данные, наблюдаемые самим следователем или дознавателем (например, что было обнаружено при осмотре места происшествия, при обыске у обвиняемого и т.д.). Протоколы других следственных действий фактических данных не фиксируют, а отражают лишь выполнение следователем, дознавателем определенных требований закона (например, протокол ознакомления с делом), и поэтому они не имеют доказательственного значения. Что же касается протоколов допросов и очных ставок, то в этих случаях доказательственную силу имеют показания допрошенных лиц (свидетелей, обвиняемых и т.п.), а не протокол, который выступает лишь техническим средством фиксации показаний и самостоятельного значения источника доказательств не имеет.

К протоколам следственных действий прилагаются фотографические негативы и снимки, видеозапись, фонограммы допроса, планы, схемы, слепки и оттиски следов. К протоколам могут быть приложены также рисунки и стенографическая запись. Однако приложения такого рода значения самостоятельного источника доказательств не имеют. Они являются составной частью протоколов следственных действий, но не самостоятельным источником доказательств. Эти приложения иллюстрируют содержание протоколов. Они помогают проверить полноту и точность записей в протоколе путем сопоставления со снимком, схемой, фонограммой и т.п. В них фиксируются детали, словесное описание которых затруднительно (например, труп иногда находится в такой позе, что буквально не хватает слов, чтобы точно ее передать). Но поскольку новых фактических данных по сравнению с протоколами эти приложения не содержат, то и рассматривать их в качестве самостоятельных источников доказательств нет оснований.

Согласно ч. 1 ст. 259 УПК РФ в ходе судебного заседания ведется протокол. С точки зрения теории доказательств наибольшую ценность имеют протоколы заседания суда первой и апелляционной инстанций, в которых уголовное дело рассматривается по существу. В этих протоколах отражаются от начала до конца все судебные действия и решения, совершенные или принятые в ходе судебного процесса, все ходатайства сторон и решения, принятые по этим ходатайствам, ход и результаты исследования доказательств во время судебного следствия. Такой протокол представляет собой ценнейший источник сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Он служит самостоятельным доказательством (ст. 83 УПК РФ) и в качестве такового может быть использован не только при пересмотре данного уголовного дела вышестоящим судом и при повторном его рассмотрении судом первой или апелляционной инстанций, но и следователем, дознавателем в случаях, когда уголовное дело возвращено прокурору для устранения нарушений норм УПК РФ, препятствующих рассмотрению его судом.

Согласно ст. 237 УПК РФ возвращение судом уголовного дела прокурору допускается только со стадии назначения судебного разбирательства по результатам предварительного слушания по такому делу, причем только для устранения в пятисуточный срок перечисленных в данной статье процессуальных нарушений, не предполагающего производства дополнительного расследования. Но по главному смыслу Постановления Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. по делу о проверке конституционности положений ст. 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также гл. 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан <1> такое возвращение возможно и с последующих стадий уголовного судопроизводства - судебного разбирательства, апелляционного, кассационного и надзорного производства. Так что ситуации, когда следователь принимает к своему производству уголовное дело со сложной и сложнейшей "биографией", в котором содержится не только следственная, но и судебная документация, по-прежнему актуальны.

--------------------------------

<1> РГ. 2003. 23 дек.

 

Иной документ как доказательство в уголовном деле - это материальный носитель записи (объект), на котором официальное лицо или гражданин общепринятым, общепонятным или принятым для специального документа способом зафиксировали сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела. К названным доказательствам относятся разного рода справки, сообщения и удостоверения различных организаций, характеристики обвиняемого, расписки. Особую группу образует бухгалтерская документация <1>.

--------------------------------

<1> Содержание этого понятия определяется на законодательной основе. См.: Федеральный закон от 23 февраля 1996 г. "О бухгалтерском учете" // РГ. 1996. 28 нояб.

 

Материалами, на которых выполнена документальная запись, могут служить как писчая бумага, так и фотобумага, кинопленка, ткань, магнитофонная пленка и т.п. Фиксация на них сведений может быть осуществлена с помощью букв, цифр, стенографических, телеграфных и других знаков, изображений, схем и т.д. Сведения могут фиксироваться человеком непосредственно, а также с помощью различных приборов, приспособлений, аппаратов (например, киноаппарата, магнитофона и т.п.). Имеющая отношение к делу и личную подпись предсмертная записка, выполненная на стене тюремной камеры иероглифами, - это документ, источник доказательств в уголовном процессе, а вопрос о его использовании на предварительном следствии и в судебном разбирательстве находится исключительно в практической плоскости.

Доказательственное значение имеют документы, обладающие совокупностью следующих признаков:

а) если они содержат сведения, носитель которых известен и которые могут быть проверены. Например, анонимный, никем не подписанный документ, даже если в нем и содержатся важные для дела сведения, не будет иметь значения доказательства в виде документа;

б) если в документах, исходящих от предприятий, учреждений, организаций, должностных или частных лиц, сведения удостоверяются или излагаются в пределах соответственно должностной компетенции или (если документ исходит от гражданина) в пределах фактической осведомленности автора;

в) если фиксируемые в документе сведения о фактах, обстоятельствах имеют значение для дела.

Когда документы обладают признаками, указанными в ст. 81 УПК РФ, посвященной вещественным доказательствам, они являются вещественными доказательствами. Следовательно, если документ служит орудием преступления, либо сохранил на себе следы преступления, или был объектом преступных посягательств, то этот документ является вещественным доказательством. Например, письмо клеветнического содержания следует рассматривать как орудие преступления, следовательно, как вещественное доказательство. Справка или характеристика со следами подчистки, исправления является вещественным доказательством, поскольку это объект преступных действий. Письмо, на котором обнаружены отпечатки пальцев рук обвиняемого, если эти отпечатки служат его изобличению, также относится к вещественным доказательствам, поскольку этот документ сохранил на себе следы преступления.

Процессуальный режим обращения с документами - вещественными доказательствами и документами различен. Как уже говорилось выше, вещественное доказательство должно быть описано, подвергнуто осмотру, приобщено к делу постановлением следователя и храниться в деле в условиях, исключающих его порчу и видоизменение. Документы же просто приобщаются к письменным материалам соответствующего тома дела и хранятся в течение всего срока "жизни" уголовного дела до его уничтожения. По ходатайству законного владельца такие документы или их копии могут быть переданы ему (ч. 3 ст. 84 УПК РФ).

 

4.8. ПРОЦЕСС ДОКАЗЫВАНИЯ В СТАДИИ

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

 

Согласно ст. 85 УПК РФ доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, имеющих значение для дела. Собирание, проверка и оценка доказательств образуют процесс доказывания по уголовному делу (уголовно-процессуального доказывания), а каждое из трех перечисленных понятий представляет собой элемент такого процесса. Иначе говоря, собирание, проверка и оценка доказательств - это элементы процесса уголовно-процессуального доказывания, которые указаны непосредственно в законе (УПК РФ). Наряду с элементами процесса доказывания, в теории выделяется понятие обнаружения, или выявления, доказательств, которое заключается в их отыскании, а отыскание осуществляется путем как производства следственных действий, так и проведения оперативно-розыскных, разведывательных по своей сущности мероприятий. Причем последние в содержание уголовно-процессуальных понятий доказывания и процесса доказывания, естественно, не включаются. Они предшествуют процессу доказывания, играя обеспечивающую и опережающую роль по отношению к уголовному процессу. Добываемая в результате оперативно-розыскной деятельности так называемая ориентирующая информация указывает, где находятся источники доказательств и как можно получить фактические данные процессуальным путем <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее - в главе 10 "Соотношение следственной и оперативно-розыскной деятельности".

 

Собирание доказательств заключается в получении (извлечении) сведений, содержащихся в предусмотренных законом источниках. В соответствии с ч. 1 ст. 86 УПК РФ дознаватель, следователь, прокурор и суд собирают доказательства путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ. Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

Защитник вправе собирать доказательства путем: 1) получения предметов, документов и иных сведений; 2) опроса лиц с их согласия; 3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставить запрашиваемые документы или их копии (ч. 2 и 3 ст. 86 УПК РФ). Однако ни один из этих способов собирания доказательств защитником законом не регламентирован, и реальных правоотношений указанные нормы УПК РФ не порождают. Собранная или составленная адвокатом-защитником документация, а равно добытые им предметы становятся доказательствами по уголовному делу на общих основаниях: по решению следователя, дознавателя об удовлетворении ходатайства защитника о приобщении соответствующего документа или предмета к материалам следственного производства.

Под закреплением доказательств понимается их приобщение к уголовному делу в установленной уголовно-процессуальным законом форме. Доказательства, полученные в результате следственных действий, закрепляются путем составления протокола. Приобщение вещественных доказательств осуществляется по результатам их осмотра, что оформляется протоколом, а также специальным постановлением (определением). Согласно сложившейся практике протоколом оформляется и представление доказательств, истребованных органом расследования, прокурором или по своей инициативе лично представленных участниками процесса, а также гражданами, предприятиями, учреждениями, организациями. Если же какие-то письменные материалы или материальные объекты поступили в орган расследования или прокурору почтой с сопроводительным письмом, составления протокола не требуется (исключение составляет протокол осмотра вещественных доказательств, что прямо предусмотрено ст. 84 УПК РФ). Установленный законом порядок закрепления доказательств (так же как и порядок их собирания) призван гарантировать, во-первых, достоверность получаемых фактических данных, а во-вторых, возможность длительного хранения и использования доказательственной информации на последующих этапах производства по уголовному делу.

Все собранные по делу доказательства должны быть тщательно и всесторонне проверены лицом, производящим расследование, прокурором или судом (ст. 87 УПК РФ). С этой целью собранные по делу доказательства анализируются и сопоставляются. При необходимости, чтобы получить новые доказательства, подтверждающие или, напротив, опровергающие имеющиеся, производятся дополнительные следственные действия.

Анализ доказательства представляет собой его всестороннее автономное исследование без привлечения к нему других доказательств. Так, вещественное доказательство должно быть тщательно осмотрено, а показания свидетеля - всесторонне проанализированы: правильно ли свидетель воспринял наблюдаемый факт; не было ли объективных или субъективных факторов, препятствующих правильному восприятию наблюдаемого; правильно ли воспроизведены наблюдения; правильно ли зафиксированы показания и т.д.

Сопоставление доказательств (например, показаний одного обвиняемого с показаниями других обвиняемых, а также свидетелей; заключение эксперта с данными, зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия) необходимо для того, чтобы выяснить степень их согласованности друг с другом.

Если в процессе сопоставления обнаруживается, что одно доказательство противоречит другому, возникает необходимость в устранении этого противоречия; без этого искомый факт не может быть признан доказанным. Целям устранения таких противоречий служат производство дополнительных следственных действий и собирание дополнительных доказательств, которые затем вновь сопоставляются с имеющимися.

Проверка доказательств создает необходимые предпосылки для заключительного этапа процесса доказывания, т.е. для их оценки, которая представляет собой осуществляемую в логических формах мыслительную деятельность дознавателя, следователя, прокурора и суда в целях определения допустимости, относимости, достоверности и значения как каждого отдельного доказательства, так и их совокупности, чтобы на этой основе сделать вывод по всем вопросам, требующим ответа по уголовному делу.

Согласно ст. 17 УПК РФ, которая озаглавлена "Свобода оценки доказательств", доказательства оцениваются по внутреннему убеждению, основанному на их совокупности, руководствуясь при этом законом и совестью. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 88 УПК РФ).

Оценка доказательств по внутреннему убеждению означает такой порядок, при котором господствуют следующие правила:

а) при оценке доказательств недопустимо априорное деление их на лучшие и худшие в зависимости от источника фактических данных и любых других обстоятельств. Нельзя, например, полагаться на заключение авторитетного эксперта как на лучшее из всех доказательств, хотя этот вид фактических данных в отличие от других основывается на достижениях науки;

б) должностное лицо, ведущее производство по уголовному делу, обладает процессуальной самостоятельностью и исключительной компетенцией в этой области; ни дознаватель, ни следователь не вправе руководствоваться оценкой, предлагаемой кем-либо другим, а также перелагать обязанность такой оценки и ответственность за нее на другое лицо. Законодательство и теория доказательств исходят из того, что оценка доказательств органом расследования не обязательна ни для суда, ни для прокурора, ни для другого органа расследования, который данное уголовное дело принял к своему производству позже. Оценка доказательств одним судом, даже вышестоящим, не обязательна для другого суда, в том числе нижестоящего. Прокурорская оценка доказательств не обязательна ни для органа расследования, ни тем более для суда;

в) по формальным признакам никакие доказательства не имеют заведомых преимуществ перед другими. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ч. 2 ст. 17 УПК РФ). Вместе с тем обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнения. При этом такой приговор не может предрешать виновности лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле (ст. 90 УПК РФ). Такое правило, когда решение по одному делу принимается или может быть принято без проверки по другому делу, называется преюдицией и преюдициальностью (от позднелат. praejudicialis - относящийся к предыдущему судебному решению). А поскольку в данном случае речь идет об обязательности уголовно-процессуального решения (решения по уголовному делу), то и преюдиция носит название уголовно-процессуальной преюдиции. Ее общий смысл заключается в том, что фактические обстоятельства, установленные судом по ранее рассмотренному уголовному делу и содержащиеся во вступившем в законную силу приговоре или решении суда, при расследовании или судебном рассмотрении нового уголовного дела не подлежат ревизии; они могут и должны приниматься без доказывания, в готовом виде. Такие обстоятельства могут касаться объективной стороны преступления, но не вопроса о виновности.

На практике вопрос о преюдициях обычно возникает в тех случаях, когда по поводу одного и того же преступления возбуждается, расследуется, рассматривается и разрешается не одно, а несколько уголовных дел. Речь идет о преступлениях, совершенных группой лиц, из которой одни попадают на скамью подсудимых раньше, а другие, например в связи с тем, что они скрывались, - позже. В такой ситуации при расследовании и рассмотрении более позднего дела органу расследования и суду, как правило, нет необходимости исследовать доказательства события преступления (время, место, способ и другие объективные обстоятельства), поскольку оно уже установлено вступившим в законную силу судебным приговором по делу, рассмотренному ранее. Однако вопрос о причастности подсудимого к групповому преступлению, о его виновности и о степени вины, а равно иные обстоятельства, установление которых необходимо для назначения справедливого наказания, подлежат доказыванию в общем порядке; в этом отношении преюдиции не действуют.

Ход и результаты оценки доказательств отражаются в процессуальных документах, составляемых в связи с принятием промежуточных или итоговых решений по уголовному делу (постановлениях о назначении дополнительной или повторной экспертизы, об удовлетворении или отклонении ходатайств участников процесса, о продлении сроков расследования, постановлении (определении) о прекращении уголовного дела, обвинительном заключении, судебном приговоре, решениях кассационных и судебно-надзорных инстанций).

Оценивая доказательства по своему внутреннему убеждению, дознаватель, следователь, прокурор, получивший уголовное дело с обвинительным заключением или обвинительным актом, и суд обязаны руководствоваться законом. При этом имеется в виду закон не только уголовно-процессуальный, но и уголовный (материальный). Уголовно-процессуальный закон устанавливает принципы оценки доказательств, гарантии процессуальной независимости субъектов доказывания при оценке доказательств, а также требования к процессуальным документам, в которых подводятся итоги оценки. Уголовный же закон служит важным ориентиром при оценке доказательств с точки зрения их относимости, потому что предмет доказывания по конкретному уголовному делу тесно связан с конструкцией соответствующего состава преступления. При оценке относимости доказательств учитываются и нормы других отраслей права, раскрывающие содержание бланкетных диспозиций норм уголовного закона (например, правила уличного движения автомототранспорта, правила техники безопасности и др.).

Оценивая доказательства, дознаватель, следователь, прокурор и судьи опираются на свои профессиональные представления о праве, компетентное понимание всех сторон его юридического, социального и нравственного содержания. Это и значит руководствоваться своим правосознанием, в данном случае - профессиональным.

Вместе с тем такая оценка ставится и под нравственный самоконтроль, основанный на непреходящих общечеловеческих ценностях и истинах, представлениях о добре и зле, о порядочности и справедливости. Словом, каждый шаг следователя и дознавателя по уголовному делу должен предельно требовательно соизмеряться с моралью, а результат приводить к душевному комфорту и уважению к себе. Это и значит руководствоваться совестью.

При оценке доказательств особое значение имеют правила, сформулированные в ч. 2 - 4 ст. 88 УПК РФ, устанавливающей процедуру признания доказательств недопустимыми. Эта процедура различна в зависимости от того, на какой стадии уголовного процесса решается вопрос о недопустимости доказательства. На предварительном следствии вывод должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело, специального решения о недопустимости соответствующего доказательства документально не оформляется. Такое доказательство просто не используется в обосновании выводов, содержащихся в итоговом уголовно-процессуальном документе, венчающем стадию предварительного расследования, - обвинительном документе следователя или обвинительном акте органа дознания. Тем самым данное доказательство не включается в число подлежащих исследованию в судебном разбирательстве. Представляется, однако, что суд - "хозяин процесса" - в стадии судебного разбирательства может возвратиться к оценке доказательства, "молча" признанного недопустимым органом расследования, и принять по этому вопросу иное решение (досудебное следствие не случайно называется предварительным). В суде процедура признания доказательства недопустимым выглядит иначе. Она протекает в рамках предварительного слушания уголовного дела, предшествующего его судебному разбирательству по существу (ст. 234 и 235 УПК РФ).

 


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.025 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты