Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



РАССЛЕДОВАНИЯ 2 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

На прямые и косвенные доказательства делятся в зависимости от того, устанавливает ли доказательство одно из обстоятельств, входящих в предмет доказывания непосредственно или через промежуточный факт. Прямым доказательством, в частности, является показание свидетеля-очевидца, подозреваемого, обвиняемого, сообщающее фактические данные об обстоятельствах события преступления. По уголовному делу о должностном подлоге прямым доказательством будет заключение эксперта о поддельности подписи на исследуемом документе. Прямым доказательством виновности по делу о дорожно-транспортном преступлении будет экспертное заключение о том, что обвиняемый в уголовно наказуемом нарушении правил безопасности дорожного движения в момент наезда находился в нетрезвом состоянии. Прямым доказательством наличия обстоятельств, способствовавших хищению, является вывод бухгалтерской ревизии о запущенности учета и отчетности в данной организации и о причинной связи этой запущенности с фактами причинения материального ущерба.

В отличие от прямого косвенное доказательство не указывает прямо на существование обстоятельств, входящих в предмет доказывания, а устанавливает другой факт, который, в свою очередь, служит доказательством обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ. Например, по делу об убийстве косвенными доказательствами будут установленные расследованием сведения о факте или факт угрозы убийством со стороны обвиняемого по адресу потерпевшего; по делу о хищении чужого имущества - сведения о факте или факт недостачи товарно-материальных ценностей и факт жизни обвиняемого не по средствам; по делу о краже - сведения о факте или факт нахождения обвиняемого на месте преступления в тот момент, когда оно было совершено, а также сведения о том, что обвиняемый интересовался расположением помещений, где была совершена кража.

Прямое доказательство непосредственно связывает обвиняемого с событием преступления. Косвенное же связывает обвиняемого не с самим фактом преступления, а с другим фактом, из которого можно сделать вывод о совершении данного преступления обвиняемым. В силу этого различия прямые доказательства иначе называют одноступенчатыми, а косвенные - многоступенчатыми. Однако это отнюдь не означает, что прямые доказательства лучше, надежнее косвенных. Деление доказательств на лучшие и худшие вообще неприемлемо. Достоверность, надежность доказательства зависит не от того, одноступенчатое оно или многоступенчатое, а от того, насколько тщательно соблюдены законные условия его получения, закрепления, исследования и проверки. Методы пользования прямыми и косвенными доказательствами различны. При использовании прямых доказательств основная проблема заключается в оценке достоверности их источников и сведений, содержащихся в этих источниках. Если прямое доказательство само по себе оценено правильно, то правильно, достоверно и устанавливаемое им обстоятельство. При использовании косвенного доказательства одной лишь оценки его достоверности еще недостаточно; не менее важно установить, имеет ли оно связь с доказываемым обстоятельством, т.е. обладает ли признаком относимости. Так, мало убедиться в том, что сами по себе сведения о крупной недостаче достоверны и что обвиняемый в хищении государственного имущества или во взяточничестве живет не по средствам, необходимо установить причинно-следственную связь этого факта с уголовно наказуемым деянием. Словом, оценка косвенных доказательств осуществляется в два этапа, и поэтому логические операции с ними отличаются повышенной сложностью.



Специфической разновидностью косвенных доказательств являются так называемые негативные обстоятельства, которые представляют собой установленные по уголовному делу "факты отсутствия". Например: установленный при осмотре места происшествия факт отсутствия следов пребывания там данного лица; установленный при обыске факт отсутствия похищенных вещей в квартире обвиняемого (подозреваемого) в краже; установленный путем инвентаризации, бухгалтерской ревизии и судебно-бухгалтерской экспертизы факт отсутствия недостачи материальных ценностей по подотчету обвиняемого (подозреваемого) в хищении государственного имущества и т.д. Подобные факты, как правило, являются оправдательными. Ибо, не согласуясь с версией обвинения, но не опровергая ее полностью, они ставят ее под сомнение и тем самым косвенно доказывают противоположную версию.



 

4.3. ПОКАЗАНИЯ ОБВИНЯЕМОГО И ПОКАЗАНИЯ ПОДОЗРЕВАЕМОГО

В СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

 

Показания обвиняемого в стадии предварительного расследования - это устное сообщение лица, которому предъявлено обвинение в совершении преступления, об обстоятельствах, относящихся к делу, а также по поводу имеющихся в деле доказательств, сделанное дознавателю, следователю в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, т.е. на допросе. Показания обвиняемого - не только источник доказательств, но и один из способов осуществления его права на защиту от предъявленного обвинения. Их значение в уголовном деле трудно переоценить. Если обвиняемый виновен в совершении преступления и признает свою виновность, то никто не сможет показать об обстоятельствах дела, порой крайне запутанных, точнее и подробнее, чем он сам. Если обвиняемый невиновен, то прежде всего именно он может указать на те обстоятельства, которые его оправдывают, и те пути, которыми могут быть проверены доводы, приведенные им в свою защиту. Существенное значение имеет проверка доводов, которые выдвигает в свою защиту обвиняемый, совершивший преступление, но отрицающий свою виновность. В ходе проверки эти доводы должны быть опровергнуты. Вместе с тем должны быть добыты дополнительные изобличающие доказательства, устраняющие сомнения в виновности и цементирующие здание обвинения.



Заведомо ложные показания обвиняемого, которыми он изобличает в преступлении невиновных, носят название оговора, а заведомо ложные показания обвиняемого, которыми он, будучи невиновным, изобличает самого себя, называются самооговором. Мотивы оговора и самооговора могут быть самыми различными: выгородить себя, переложить вину на другого или, напротив, принять всю тяжесть обвинения на свои плечи, чтобы ответственности избежал близкий человек. Наиболее страшной разновидностью самооговора является признание своей вины в состоянии депрессии, вызванной невыносимыми условиями предварительного заключения, неверием в саму возможность защищаться и добиться справедливости, а может быть, и под влиянием уговоров, увещеваний, обмана и, конечно же, насилия (пытки). Закон (ч. 2 ст. 77 УПК РФ) специально устанавливает, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.

Показания обвиняемого имеют своим предметом: а) предъявленное ему обвинение; б) иные известные ему обстоятельства по делу; в) имеющиеся в деле доказательства. Центральное место здесь занимает, конечно же, предъявленное обвинение. С ним и только с ним связано все, по поводу чего обвиняемый может и должен быть допрошен. Если же показания данного участника процесса вообще никоим образом не связаны с предъявленным обвинением, значит, они не обладают необходимым признаком доказательства - относимостью. Поэтому "разведывательные" допросы обвиняемого по поводу тех или иных эпизодов преступной деятельности, которые ему в вину еще не вменяются, а лишь "примеряются" следственным и оперативно-розыскным путем, - занятие незаконное и в профессиональном отношении неграмотное. Опытный защитник постарается допросов такого рода не допустить. Иные обстоятельства, известные по делу, по поводу которых допускается постановка вопросов на допросе обвиняемого, - это вовсе не иные эпизоды преступлений, которые еще не инкриминируются обвиняемому, а обстоятельства, не отраженные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, но входящие в предмет доказывания по данному уголовному делу и по данному обвинению, например детали объективной стороны (время, место, способ и т.п.), еще недостаточно выявленные к моменту предъявления обвинения; мельчайшие подробности, характеризующие субъективную сторону состава преступления, т.е. психическое отношение обвиняемого к содеянному; данные о роли и конкретном участии каждого из обвиняемых по групповому делу; сведения об обстоятельствах, способствовавших преступлению. Показания обвиняемого, таким образом, служат ценнейшим "строительным" материалом, который добывается с помощью законного допроса в целях "филигранной отделки" лишь "вчерне срубленного" на момент предъявления обвинения "здания" уголовного дела.

Этой же цели служат и показания по поводу имеющихся в деле доказательств. Предъявить ли имеющиеся доказательства обвиняемому, если предъявить, то когда и как - вопрос криминалистической тактики допроса. За исключением особых случаев (в частности, когда речь идет об экспертном заключении), закон не обязывает следователя незамедлительно предъявлять добытое доказательство обвиняемому, его защитнику, потому что это воистину способно разоружить следствие. Если же какое-то доказательство решено предъявить, значит, оно в каком-то отношении сомнительно и нуждается в объяснениях, в том числе со стороны обвиняемого. Подобная нужда возникает, в частности, в отношении финансовых и бухгалтерских документов, с помощью которых совершены изощренные экономические махинации, ибо уяснение их (документов) подлинного смысла порой не под силу даже эксперту, и тот сам ходатайствует о допросе обвиняемого по определенным вопросам. Настоятельная необходимость возникает и в предъявлении некоторых вещественных доказательств, например обнаруженных при обыске орудий преступления или обнаруженных при осмотре следов преступной деятельности. Не выяснить немедленно отношение обвиняемого к доказательствам, оставить это на потом, т.е. вплоть до окончания расследования, когда закон обязывает все материалы дела представить обвиняемому и его защитнику, значит неоправданно рискнуть результатами всего следствия - собранные доказательства окажутся опороченными непосредственно перед судом, а то и в суде со всеми вытекающими отсюда сокрушительными для дела последствиями.

С показаниями обвиняемого по своей доказательственной сущности близки показания подозреваемого - устное сообщение лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело, задержанного, а также лица, в отношении которого применена мера пресечения до предъявления обвинения, по поводу официально объявленного ему подозрения в совершении преступления ("Вы подозреваетесь...") и обстоятельств, послуживших основанием для применения вышеперечисленных мер процессуального принуждения, сделанное на допросе дознавателю, следователю, прокурору или суду.

Все сказанное выше по поводу показаний обвиняемого относится и к показаниям подозреваемого, которые по закону (ст. 76 УПК РФ) являются самостоятельным доказательством, с той лишь разницей, что эти показания даются участником процесса, в отношении которого уголовное преследование уже начато, но развернутой формулировки инкриминируемого он еще не знает. Подозреваемый вправе дать показания по поводу обстоятельств, послуживших основанием для возбуждения против него уголовного дела, задержания, заключения под стражу либо избрания любой другой меры пресечения до предъявления обвинения, а также по поводу формулировки официально объявленного ему подозрения в совершении преступления, а равно доказательств, предъявленных ему на допросе (если таковое имело место), и других обстоятельств, имеющих отношение к делу, по поводу которых он и его защитник считают целесообразным высказаться.

Из содержания п. 3 ч. 4 ст. 46, п. 3 ч. 4 ст. 47 и ч. 2 ст. 75 УПК РФ вытекает, что показания подозреваемого и показания обвиняемого при всех прочих условиях и обстоятельствах могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, если они получены:

- при согласии указанных участников уголовного судопроизводства дать показания;

- после предупреждения о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе при его последующем отказе от этих показаний;

- в присутствии защитника на допросе в стадии предварительного расследования. Это условие имеет силу даже в тех случаях, когда подозреваемый или обвиняемый добровольно отказался от защитника, но свои прежние показания у следователя не подтвердил в суде.

Смысл и назначение вышеприведенных правил понятны, очевидны; они состоят в том, чтобы не допустить использования в качестве обвинительных доказательств показаний обвиняемого, полученных незаконно, под психическим или физическим воздействием. И все же практическая значимость этих правил невысока. При каких бы обстоятельствах и в чьем бы присутствии ни давал обвиняемый свои показания до суда и какие бы средства их фиксации ни применялись на допросе, если он отказался от них в судебном разбирательстве, такие показания действующих в стадии судебного разбирательства требований непосредственности и устности (ст. 240 УПК РФ) не могут быть положены в основу приговора независимо от мотивов отказа.

Доказательственная ценность показаний подозреваемого и обвиняемого заключается не в том, что они сами по себе существуют и стабильно воспроизводятся и протоколируются на различных этапах производства по уголовному делу, а в сведениях, которые они содержат, и в возможности эти сведения проверить. Если сведения относимы и из их содержания вытекает, как они могут быть проверены следственным путем, а в результате проверки добываются новые доказательства, да еще и вещественные и документальные, показания подозреваемого или обвиняемого, полученные при производстве дознания или предварительного следствия, приобретают решающее значение для судьбы уголовного дела, обеспечивая возведение здания обвинения новым и ценным, из первых рук полученным строительным материалом (или же законным образом разрушая его).

Если же отказ обвиняемого от прежних показаний означает не отказ от дачи показаний вообще, а изменение их содержания и влечет дачу новых сведений, существенно отличающихся от прежних, где бы ни сложилась такая ситуация - при производстве дознания, на предварительном следствии или в суде, - канва дальнейшего развития уголовно-процессуальных правоотношений намечается следующим образом: причина дачи противоречивых показаний подлежит выяснению в рамках общей следственной или судебной деятельности по исследованию доказательств с позиции их допустимости, относимости и достоверности. Здесь уместно и оглашение прежних показаний обвиняемого (в суде это действие предусмотрено п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ) хотя бы потому, что оно необходимо в качестве напоминания, в котором нуждается обвиняемый, и выяснение всех обстоятельств, при которых были даны прежние показания, в том числе и того, присутствовал ли при этом защитник. Но при особых обстоятельствах судебными доказательствами является лишь то, и суд в своем приговоре вправе сослаться только на то, что он услышал сам в зале судебного заседания и что логически связано с предметом доказывания по данному уголовному делу.

 

4.4. ПОКАЗАНИЯ СВИДЕТЕЛЯ И ПОКАЗАНИЯ ПОТЕРПЕВШЕГО

В СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

 

4.4.1. Показания свидетеля

 

Согласно ч. 1 ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. Свидетелем по уголовному делу лицо становится с получением повестки установленного законом образца. Отсюда: показания свидетеля в стадии предварительного расследования - это устное сообщение, сделанное названным участником уголовного судопроизводства на допросе у следователя или дознавателя.

Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

- судья, присяжный заседатель - об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

- защитник подозреваемого, обвиняемого - об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу;

- адвокат - об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

- священнослужитель - об обстоятельствах, ставших известными из исповеди. Свидетельские показания указанных лиц об указанных обстоятельствах не являются доказательствами.

Не подлежат допросу в качестве свидетеля также:

- член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия - об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий (ч. 3 ст. 56 УПК РФ);

- лицо, обладающее правом дипломатической неприкосновенности, если с его стороны не последовало личной просьбы об этом или согласия, которое испрашивается через Министерство иностранных дел РФ (ч. 2 ст. 3 УПК РФ). Свидетельские показания указанных лиц об указанных обстоятельствах не являются доказательствами по уголовному делу, если они даны при отсутствии согласия или просьбы допрашиваемого.

Освобождение гражданина от обязанности давать свидетельские показания (свидетельствовать) как по уголовному, так и по гражданскому делу носит название свидетельского иммунитета.

Сообщения лица, заподозренного в совершении преступления, даже если они сделаны с соблюдением всех правил, не могут рассматриваться в качестве свидетельских показаний. Независимо от того, занимает ли данное лицо формальное положение подозреваемого в уголовном процессе, разъяснено ли ему право не свидетельствовать против самого себя, его показания не обладают признаком допустимости потому, что они получены с нарушением важнейших нравственно-правовых постулатов, вытекающих из презумпции невиновности: а) свидетель - это лицо, дающее показания "по чужому делу", а не своему; б) никто не может нести бремя обязанности свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ. Это родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка и внуки. В этом случае лицо не несет уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и от дачи заведомо ложных показаний (свидетельские показания даются только после официального предупреждения об этом).

Свидетель обязан дать показания о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по данному делу, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и о взаимоотношениях с ними. Ни сокровенная тайна частной жизни, ни коммерческая, ни даже государственная тайна в принципе не могут служить основанием для отказа от дачи свидетельских показаний. Не дано свидетелю и права судить, что относится к делу, а что не относится, и по этим соображениям говорить об одном, умалчивать о другом и отказываться свидетельствовать о третьем. Словом, предмет показаний определяет допрашивающий, а не свидетель. Он же, допрашивающий, несет ответственность за правильное решение этого важного вопроса, в частности в том случае, если он вместо выяснения обстоятельств, входящих в предмет доказывания, злоупотребляя своим служебным положением, копается в чужом белье из подлого любопытства.

Свидетель может изобличать обвиняемого и на допросе, и на очной ставке. Но как только допрос разворачивается в сторону изобличения самого свидетеля, срабатывает конституционное положение, согласно которому никто не обязан свидетельствовать против себя самого. И даже если свидетель дал изобличающие самого себя показания, они не могут быть использованы в суде в качестве доказательства его виновности в совершении преступления, потому что получены с нарушением закона и, таким образом, лишены признака допустимости. Не могут служить доказательством также фактические данные, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

В практике возник специальный вопрос о возможности использования в уголовно-процессуальном доказывании свидетельских показаний следователя или дознавателя, в производстве которого данное уголовное дело находилось раньше, а затем было передано другому дознавателю, следователю или прокурору. Общим ответом на этот вопрос является, конечно, тот факт, что законным свидетельским иммунитетом ни дознаватель, ни следователь не наделены. Так что в принципе "бывшие" (в том смысле, что они раньше производили расследование) дознаватели и следователи могут быть допрошены по этому же уголовному делу в качестве свидетелей на общих основаниях. И все же не следует упускать из виду, что ни тот ни другой не могут располагать непосредственно полученными сведениями ни о событии преступления, ни о том, кто его совершил, ни о других обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, определяемый ст. 73 УПК РФ, иначе они не могли бы участвовать в расследовании. Эти должностные лица могут свидетельствовать лишь о том, как расследовалось уголовное дело о данном преступлении, иначе говоря, как происходило собирание доказательств по нему. А это значит, что относимость показаний следователя, дознавателя, т.е. связь с предметом доказывания, находится исключительно в плоскости проверки и оценки собранных по делу доказательств. "Бывшие" следователь, дознаватель могут засвидетельствовать то, в каких условиях, как, при каких обстоятельствах получено то или иное доказательство, уже имеющееся в деле, разъяснить содержащуюся по этому поводу соответствующую запись в протоколе следственного действия или своими показаниями пополнить содержание этого протокола, но и только. Никакие выводные показания, основанные на убеждении свидетеля, его профессиональных знаниях и знаниях материалов дела и его биографии, доказательствами служить не могут; это не сведения об обстоятельствах, образующих предмет доказывания, а всего лишь мнение, умозаключение юриста, уже участвовавшего в деле.

В следственную практику настойчиво стучится также вопрос о допустимости в исключительных случаях использования в уголовно-процессуальном доказывании свидетельских показаний адвоката-защитника и адвоката - представителя потерпевшего. Подтверждая незыблемость уголовно-процессуальной нормы о свидетельском иммунитете и законодательства об адвокатской тайне, Конституционный Суд РФ определил, что допрос защитника обвиняемого об обстоятельствах, ставших ему известными в рамках профессиональной деятельности по оказанию юридической помощи, полностью исключается.

Это решение принято по случаю из практики судов общей юрисдикции, когда по делу о торговле несовершеннолетними к уголовной ответственности был привлечен адвокат П., а на защиту его по уголовному делу ордер получил адвокат Л., с которым обвиняемый был знаком по совместной работе, консультируя его по гражданскому делу об усыновлении ребенка, и в этой связи располагал сведениями об обстоятельствах, исследуемых по уголовному делу. Следователь не допустил Л. к участию в качестве защитника по уголовному делу о торговле несовершеннолетними, мотивируя этот отказ необходимостью допроса адвоката в качестве свидетеля. Позицию следователя поддержала прокуратура. Конституционный Суд РФ, рассмотрев жалобу П. на нарушение его конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, основываясь на Конституции РФ, своих прежних решениях по аналогичным вопросам и международно-правовых актах, констатировал, что конфиденциальность информации, полученной адвокатом в процессе профессиональной деятельности, должна быть обеспечена независимо ни от времени, ни от обстоятельств ее получения. Она не подлежит разглашению и поэтому не может быть предметом свидетельских показаний <1>.

--------------------------------

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. по жалобе гражданина Паршуткина В.В. на нарушение его конституционных прав и свобод п. 1 ч. 2 ст. 72 УПК РСФСР и ст. 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР // СЗ РФ. 2000. N 33. Ст. 3433.

 

Вместе с тем, как правильно указывает Верховный Суд РФ, адвокат подлежит допросу, если он может сообщить сведения, имеющие непосредственное отношение к предмету доказывания по данному уголовному делу и полученные им не от своего доверителя, а ставшие ему известными совершенно иным объективным образом. Тогда адвокат в силу действия правила, что свидетель незаменим, а защитник заменим, подлежит отводу в качестве защитника по данному уголовному делу и привлекается к нему в качестве свидетеля на общих основаниях. Например, если обвиняемый ссылается на него как на лицо, способное подтвердить его заявление об алиби, потому что в момент, когда было совершено убийство, он встречался с данным адвокатом <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 9. С. 11.

 

Существуют и более сложные и спорные ситуации, о которых грамотному юристу, следователю и дознавателю нужно знать. Гражданин Цицкишвили, обвиняемый по уголовному делу, при его рассмотрении в Перовском районном суде г. Москвы заявил ходатайство о допросе своего защитника адвоката Т.В. Иргошевой, которая могла подтвердить, что материалы уголовного дела сфальсифицированы следователем. Отказ в таком ходатайстве побудил гражданина обратиться с жалобой в Конституционный Суд, поскольку заявитель полагал, что законный запрет допрашивать защитников применительно к подобным случаям нарушает его конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи и противоречит принципу состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе. Конституционный Суд решил, что адресованный органам уголовного преследования запрет допрашивать защитников в качестве свидетелей не является для адвоката препятствием в реализации права выступить свидетелем по делу при условии изменения впоследствии его правового статуса <1>.

--------------------------------

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. по жалобе гражданина Цицкишвили Г.В. на нарушение его конституционных прав п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ // РГ. 2003. 27 мая.

 

Однако в контексте конкретного уголовного дела, о котором идет речь, позиция Конституционного Суда РФ выглядит недостаточно убедительной. Факт фальсификации материалов следственного производства не входит в предмет доказывания по уголовному делу, по которому эти материалы сфальсифицированы. Он (этот факт) может и должен послужить поводом к уголовно-процессуальному и иному реагированию со стороны прокурорской, судебной властей и следственного начальства вплоть до направления данного дела для производства дополнительного расследования другим следователем и возбуждения нового уголовного дела по признакам должностного преступления, а задача адвоката-защитника добиться такого реагирования путем своих ходатайств и жалоб. Показания же его в процессе, в котором он является защитником, не относимы, доказательственного значения они не имеют, свидетелем по данному делу защитник не является, так как сведениями об исследуемом предмете обвинения он не располагает.

 

4.4.2. Показания потерпевшего

 

Согласно ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации <1>.

--------------------------------

<1> По УПК РСФСР (ст. 53) потерпевшим по уголовному делу могло быть признано только физическое лицо. Такое правило более понятно и более состоятельно. Сущность потерпевшего определяется тем, что вред преступлением причинен ему лично. Будучи жертвой преступления и носителем ценнейшей доказательственной информации, он, очевидец преступления, дает показания о том, что наблюдал лично. Теперь этот смысл выхолощен. Потерпевший - юридическое лицо мыслим лишь как представитель потерпевшего (ст. 45 УПК РФ), который, как правило, личной доказательственной информацией не располагает, а если и располагает, то как свидетель. Функции такого субъекта не отличаются от представительских функций в уголовном процессе.

 

Особенность показаний потерпевшего - физического лица - как доказательства по уголовному делу предопределяется двумя обстоятельствами. Во-первых, этот участник доказывания, как правило, знает многие обстоятельства совершенного преступления лучше других, чем и обусловлена особая ценность фактических данных, сообщаемых потерпевшим на допросе. Во-вторых, потерпевший является стороной в деле, т.е. участником процесса, имеющим в этом деле свой собственный интерес, который заключается в том, чтобы добиться справедливого возмездия, сатисфакции за преступное посягательство на его жизнь, честь, достоинство, собственность или иные права и интересы, возмещения вреда. Этими обстоятельствами определяются и особенности оценки показаний потерпевшего.

 

4.5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ И ПОКАЗАНИЯ ЭКСПЕРТА И СПЕЦИАЛИСТА

В СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

 

4.5.1. Заключение и показания эксперта

 

Заключение эксперта в стадии предварительного расследования как источник доказательств по уголовному делу - это выводы лица, обладающего специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле по вопросам, поставленным перед ним следователем или дознавателем.

Специальными признаются познания, которые не относятся к числу общедоступных и массово распространенных, иными словами, такие познания, которыми обладают только специалисты. Сфера таких познаний необъятна: от ядерной физики до кустарного изготовления обуви. Для экспертизы - исследования вопросов, решение которых требует специальных познаний, - к расследованию или судебному разбирательству привлекается эксперт - лицо, обладающее познаниями. Образно говоря, экспертиза - это канал, через который достижения науки, техники, искусства и ремесла внедряются в следственную и судебную практику, обслуживая ее потребности в доказывании. По уголовному делу не может быть назначена только одна экспертиза - юридическая. Дознаватель, следователь, прокурор и судьи презюмируются высококлассными специалистами в области права, и перепоручать решение специальных юридических вопросов другим специалистам в данной области и делить с ними ответственность за судьбу уголовного дела они не могут.


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.026 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты