Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 1. ОРГАНЫ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ




Читайте также:
  1. I. Криминалистическое и специальное лабораторное оборудование и техника для подготовки специалистов в области расследования и исследования пожаров
  2. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  3. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  4. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  5. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  6. А в какие органы исполнительной власти обращалось больше всего граждан?
  7. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  8. Валютный контроль: понятие, правовая основа агенты и органы валютного контроля, их задачи и функции. Валютное регулирование.
  9. Внесудебные органы репрессии ВЧК. Красный террор.
  10. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница

 

1.1. ОРГАНЫ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

 

Как известно, в зависимости от того, в какой форме производится предварительное расследование, оно осуществляется или органом предварительного следствия, или органом дознания. Причем иногда говорят: следствие ведется таким-то следственным подразделением (следственным отделением, отделом, управлением) такого-то правоохранительного органа (например, райотдела, горотдела внутренних дел, управления внутренних дел, МВД республики), а то и просто - таким-то правоохранительным органом, в (при) структуре которого функционирует данное следственное подразделение (например, Главным управлением внутренних дел города Москвы). Это неверно. Субъектом процессуальных правоотношений, обладающим всей полнотой правомочий на расследование данного уголовного дела в данной форме, является следователь - "должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом" (п. 41 ст. 5 УПК РФ) <1>. Подобно судье, процессуально самостоятельный следователь несет полную единоличную ответственность за выбор направления досудебного производства по уголовному делу, находящемуся в его производстве, и за принимаемые процессуальные решения: ни следственное подразделение, в состав которого он входит, ни тем более правоохранительный орган, в структуру которого входит данное подразделение, субъектом уголовно-процессуальных правоотношений по конкретному уголовному делу не являются, и участниками судопроизводства обжалуются действия не следственного подразделения и не правоохранительного органа, а следователя.

--------------------------------

<1> Что это за полномочия, объяснить не представляется возможным. Можно лишь предположить, что имеется в виду производство следователем дознания, что в виде исключения предусмотрено п. 7 и 8 ч. 3 ст. 151 УПК РФ.

 

Тот, кто сейчас называется следователем, в уголовном судопроизводстве участвовал всегда, потому что должен был, прежде чем судить, собрать доказательства, разыскать, задержать и привлечь к суду лицо, чью вину должен был признать или отвергнуть суд, подготовить уголовное дело к торжественному обряду судоговорения и разрешения его по существу. Изначально эта деятельность от судебного разбирательства обособлялась лишь в малой степени, государственный служащий, который ее осуществлял, входил в структуру и штат судебного органа и принадлежал ему даже тогда, когда судебные и административные функции сосредоточивались в руках одного субъекта власти. Еще по Судебнику 1497 г., разработанному и принятому во время царствования Ивана III (1440 - 1505 гг.), когда суд вершили наместники и волостели, в штат судебных деятелей входили недельщики, которые обязаны были разыскивать, "хватать злодеев", допрашивать, подыскивать поручителей.



В эпоху Петра Великого в России возникли "канцелярии розыскных дел", производившие расследование по крупнейшим уголовным делам силами штаб-офицеров гвардии. В соответствии со Сводом законов Российской империи 1832 г. к середине XIX в. роль органа расследования преступлений прочно закрепляется за полицией, а само расследование подразделяется на предварительное, состоящее из действий по обнаружению преступлений, осмотров и освидетельствований, собирания вещественных доказательств, в том числе путем производства обыска и выемки, и формальное, включающее допрос обвиняемого, свидетелей, производство очных ставок, собирание письменных доказательств, получение заключений от "сведущих людей".



Судебная реформа 1864 г. возвратила предварительное расследование на его изначальное историческое место - в суд, учредив одновременно институт полицейского дознания. Следователь в Российской империи последней трети XIX и начала XX в. был судебным деятелем, который при участии полиции формировал доказательственную базу по делу "с полным беспристрастием", приводя "в известность как обстоятельства, уличающие обвиняемого, так и обстоятельства, его оправдывающие" (ст. 265 Устава уголовного судопроизводства), а по окончании производства объявлял всем участвующим в деле лицам, что следствие "закончено", испрашивал у обвиняемого, не желает ли он представить еще что-либо в свое оправдание" (ст. 476 Устава), и отсылал "все производство к прокурору или его товарищу" (ст. 478 Устава). Прекращать уголовное дело следователь уполномочен не был. Если материалы следствия позволяли прекратить или приостановить уголовное преследование, прокурор выносил соответственно заключение о прекращении или приостановлении дела. Затем эти заключения направлялись в суд для разрешения дела по существу. Окончательное же разрешение дела имело место только в суде.

Сформировавшийся в царское время институт судебных следователей советская власть взять с собой в будущее не могла и поэтому разгромила по принципиальным соображениям: независимый, облеченный статусом судебного деятеля следователь тоталитарному государству не только не нужен, но и вреден, опасен. В Республике Советов следователь некоторое время все еще числился в ведомстве губернского, а затем областного суда (ст. 126, 127 УПК РСФСР 1922 г.), но все больше и больше подпадал под прокурорскую власть, а затем (в 1928 г.) совместным Постановлением Всероссийского центрального исполнительного комитета (верховный законодательный, распорядительный и контролирующий орган РСФСР, действовавший в период между Всероссийскими съездами Советов) и Совета народных комиссаров РСФСР (Правительство) советские следователи (их именовали народными) были переданы в полное подчинение прокуратуре <1>, тогда как расследование по делам о контрреволюционных преступлениях производили своими собственными силами и методами органы государства, которые сейчас принято называть спецслужбами, чья история и деятельность к нашей теме не имеет прямого отношения.



--------------------------------

<1> Собрание узаконений РСФСР. 1928. N 117. С. 733.

 

В Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. (ст. 28) и в УПК РСФСР 1960 г. (ст. 125) получило закрепление уже сложившееся к тому времени положение, согласно которому предварительное следствие в стране производится следователями прокуратуры и органов государственной безопасности. Однако уже в 1963 г. собственный следственный аппарат был создан в системе Министерства охраны общественного порядка РСФСР <1> - в ведомстве, которое с таким наименованием приняло на себя наследство реформированного сталинско-бериевского НКВД СССР. Спустя 5 лет (в 1968 г.) оно возвратило себе и статус союзного министерства, и историческое название. Так сложился следственный аппарат Министерства внутренних дел СССР. Постепенно принимая на себя в законодательном порядке подследственность от прокуратуры, он к концу XX в. стал самым крупным следственным аппаратом, расследующим большинство уголовных дел.

--------------------------------

<1> Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 6 апреля 1963 г. "О предоставлении права производства предварительного следствия органам охраны общественного порядка" // Ведомости Верховного Совета СССР. 1963. N 16. Ст. 181.

 

Советский следователь наряду с функцией установления фактических обстоятельств преступления и уголовного преследования виновных получил право прекращать уголовные дела, причем не только по реабилитирующим, но и по нереабилитирующим основаниям, предполагающим констатацию окончательного вывода о виновности в совершении преступления, в том числе по таким, которые являются не обстоятельствами, исключающими производство по уголовному делу, а обстоятельствами, позволяющими (с согласия прокурора) освободить виновного от уголовной ответственности. Это предусмотренные ст. 6 - 9 УПК РСФСР 1960 г. в его первоначальной редакции изменение обстановки, передача уголовного дела в товарищеский суд, передача дела в отношении виновного в комиссию по делам несовершеннолетних и передача виновного на поруки <1>. Еще более наглядным свидетельством особых, необычных функций советского следователя можно считать также предоставленное ему законом (ст. 10 УПК РСФСР в первоначальной редакции) <2> и широко применявшееся 36 лет право, не возбуждая уголовного дела и вообще не предъявляя никакого обвинения, но тем не менее основываясь на выводе о виновности лица в совершении преступления, направлять материалы об этом преступлении для применения мер общественного воздействия.

--------------------------------

<1> Три последних основания упразднены в связи с изменениями и дополнениями, внесенными в УПК РСФСР Федеральным законом от 21 декабря 1996 г. (СЗ РФ. 1996. N 52. Ст. 5881), последовавшими за принятием нового (1996 г.) УК РФ.

<2> Исключена вышеупомянутым Федеральным законом от 21 декабря 1996 г.

 

В 1995 г. "свой" следователь появился в только что созданных федеральных органах налоговой полиции, которые были упразднены в 2003 г. В учрежденном в логической связи с этим упразднением новом правоохранительном ведомстве Российской Федерации - Государственном комитете по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (Госнаркоконтроль) - также существует собственный следственный аппарат, возглавляемый Главным следственным управлением Госнаркоконтроля <1>.

--------------------------------

<1> С 2004 г. ведомство именуется Федеральной службой РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (Указ Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" // РГ. 2004. 11 марта).

 

Таким образом, последние четыре года в России в условиях относительной стабильности общественной жизни, но в крайне напряженной криминальной обстановке предварительное следствие производилось следователями прокуратуры, следователями органов федеральной службы безопасности, следователями органов внутренних дел <1> и следователями органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, что определялось не УПК РФ, а законодательством об организации деятельности перечисленных правоохранительных органов государства. Правом возбуждения уголовного дела и производства по нему предварительного следствия в полном объеме, а также правом участия в предварительном следствии по любому уголовному делу, находящемуся в производстве поднадзорного ему любого следователя любого ведомства, наделялся и прокурор, т.е. руководитель каждого из звеньев вертикальной системы органов прокуратуры, который, в свою очередь, мог делегировать это право и поручить производство предварительного следствия под своим надзором своему первому заместителю, заместителю, старшему помощнику, помощнику, прокурору отдела, прокурору-криминалисту либо следователю данного звена прокуратуры, а при необходимости создать для расследования конкретного преступления или преступлений следственную группу. Причем следственный аппарат прокуратуры как состоящий непосредственно "под рукой" у прокурора пользовался законным приоритетом в том смысле, что прокурор мог изъять любое уголовное дело у любого органа расследования и передать его следователю прокуратуры (п. 9 ч. 2 ст. 37 УПК РФ в первоначальной редакции).

--------------------------------

<1> Согласно Положению об органах предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденному Указом Президента РФ от 23 ноября 1998 г. (РГ. 1998. 26 нояб.), следственный аппарат функционирует при органах внутренних дел, т.е. не входит в структуру этих органов. В УПК РФ законодатель называет этих должностных лиц следователями органов внутренних дел (см. ст. 151 о подследственности). В изданном в связи с реформированием МВД РФ Указе Президента РФ от 19 июля 2004 г. N 927 "Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации" (РГ. 2004. 21 июля) опять повторяется, что Следственный комитет данному Министерству разрешено иметь при себе, а не в своей структуре, а в некоторых решениях по уголовным делам Верховного Суда РФ эти должностные лица именуются следователями милиции (см. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 января 2005 г. N 69-о05-1 по делу Киричека и Шитова). В настоящей книге применяется терминология закона (УПК РФ).

 

Одновременно прокурор наделялся широчайшими полномочиями по надзору за процессуальной деятельностью следователей всех четырех ведомств; они ограничивались лишь судебной прерогативой по контролю за законностью и обоснованностью следственно-прокурорских решений и действий, сопряженных с вторжением в сферу конституционных прав и свобод личности участника уголовного судопроизводства (ст. 29, 125 и 165 УПК РФ в первоначальной редакции), да еще процессуальной самостоятельностью следователя, который в определенных законом случаях мог, не согласившись с действиями, решениями или указаниями прокурора, противоречащими его внутреннему убеждению, правосознанию или совести по наиболее принципиальным вопросам уголовного дела, представить уголовное дело вышестоящему прокурору с изложением своих возражений (ч. 3 ст. 38 УПК РФ в первоначальной редакции). Объем этих полномочий может быть определен как надзорное полновластие прокурора в досудебном производстве по уголовным делам, служившее правовым средством обеспечения его главной функции - уголовного преследования виновных в совершении преступления (ч. 2 ст. 1 Федерального закона от 17 января 1992 г. "О прокуратуре Российской Федерации" (в ред. 1995 г.)) <1> и означавшее такое положение, при котором в досудебном производстве по уголовным делам не существовало вопроса, в решение которого не мог бы на законном основании вмешаться прокурор и который бы он не мог решить именно так, как считает необходимым <2>.

--------------------------------

<1> Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 8. Ст. 366; СЗ РФ. 1995. N 47. Ст. 4472, с послед. изм. и доп.

<2> Законодательный материал на эту тему еще не состарился и свеж в памяти живущих юристов, словом, еще не стал историко-правовым и поэтому подробно в данной книге не освещается. С ним можно ознакомиться в любом издании УПК РФ 2001 г., вышедшем в свет до июня 2007 г., не говоря уже о том, что об этом можно прочесть в любом учебнике или учебном пособии по уголовному процессу, а также в комментариях к УПК РФ (см., в частности, Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). 6-е изд., перераб. и доп. М.: КНОРУС, 2007).

 

Законодатель изменил эту ситуацию в 2007 г. Федеральным законом от 5 июня 2007 г. "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" <1> в системе прокуратуры РФ учрежден Следственный комитет при прокуратуре РФ, в который входят Главное следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ, следственные управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъектам Федерации и приравненные к ним специализированные следственные управления, в том числе военные следственные управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по военным округам, флотам, ракетным войскам стратегического назначения, а также следственные отделы Следственного комитета при прокуратуре РФ по районам, городам и приравненные к ним специализированные следственные отделы, в том числе военные следственные отделы по объединениям, соединениям, гарнизонам и др. (ст. 20.1 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", в редакции вышеназванного Федерального закона от 5 июня 2007 г.). Таким образом, Следственный комитет при прокуратуре РФ - это не коллегиальный орган, руководящий определенной (в нашем случае - следственной) деятельностью, как это должно было быть, если бы понятие комитета употреблялось в соответствии с его строго определенным словарным значением <2>, а вся вертикальная система территориальных, военных и иных специализированных следственных подразделений при прокуратуре РФ, словом, один из четырех ведомственных следственных аппаратов целиком. Но теперь этот аппарат находится не в прокуратуре, а при ней, т.е. обладает самостоятельностью, которая выражается в том, что и весь Следственный комитет, и отдельные звенья его вертикали не подчинены руководителям органов прокуратуры - прокурорам и их заместителям, в том числе Генеральному прокурору РФ. Новую структуру, о которой идет речь, возглавляет Председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ, который назначается на должность и освобождается от должности Советом Федерации Федерального Собрания РФ по представлению Президента РФ, а первый заместитель и заместители Председателя назначаются на должность и освобождаются от должности Президентом РФ по представлению Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ (ч. 3 ст. 20.1 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", в редакции Федерального закона от 5 июня 2007 г.).

--------------------------------

<1> РГ. 2007. 8 июня. Данный Федеральный закон вступил в законную силу по истечении 90 дней после дня его опубликования.

<2> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1981. С. 255.

 

Вместе с тем Председатель Следственного комитета по своей должности является первым заместителем Генерального прокурора РФ, иначе говоря, подчиненным последнего, а работники Следственного комитета являются прокурорскими работниками (ч. 3 и 8 ст. 20.1 того же Федерального закона).

В связи с этими организационно-правовыми мерами путем "сквозного" редактирования норм УПК РФ, имеющих отношение к данному вопросу (и в этом главное), законодателем существенно изменено процессуальное положение прокурора в досудебном производстве по уголовному делу. Он лишен процессуальных полномочий, связанных не только с личным участием в предварительном следствии и уголовном преследовании, но и с руководством этой деятельностью, осуществляемой следователями как прокуратуры, так и других ведомств: возбуждать уголовные дела и лично производить предварительное следствие, поручать расследование или участвовать в нем, давать письменные указания следователю, санкционировать его решения, проверять ход расследования, поддерживать ходатайства следователя перед судом, давать следователю обязательные для исполнения письменные указания, отменять его постановления, прекращать уголовные дела, пересоставлять обвинительное заключение и др. Эти полномочия переданы руководителю следственного органа - должностному лицу, возглавляющему следственное подразделение, а также его заместителю (п. 38.1 ст. 5 УПК РФ, в редакции Федерального закона от 5 июня 2007 г.), т.е. участнику досудебного производства по уголовному делу, аналог которого известен под названием "начальник следственного отдела" (ст. 39 УПК РФ в первоначальной редакции) и который существовал в следственных подразделениях органов федеральной службы безопасности, органов внутренних дел и органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и отсутствовал в органах прокуратуры.

Прокурор же, будучи по-прежнему обременен функциями-задачами уголовного преследования и надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия (ни ст. 1 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", ни ч. 1 ст. 37 УПК РФ, посвященные данному вопросу, в связи с Федеральным законом от 5 июня 2007 г. не претерпели никаких изменений), наделен новым арсеналом процессуально-правовых надзорных средств, специфика которых теперь определяется тем, что в штате каждого следственного подразделения каждого из четырех ведомств имеется свой собственный орган надзора и руководства с огромными процессуальными полномочиями.

Более детальное описание реформы российской прокуратуры 2007 г. не входит в нашу задачу; это дело авторов специальных научных исследований. Впрочем, как представляется, им тоже в данном случае делать нечего. Современное соотношение судебной, прокурорской, следственной и милицейской (полицейской) деятельности в России в целом настолько запутано, а законодательное решение этого вопроса находится настолько далеко в стороне от мирового опыта и выверенных в историческом процессе теоретических воззрений на этот предмет, что анализу с позиций юридической науки вообще не поддается. Цели, задачи и мотивация реформы, о которой идет речь, неясны; в Федеральном законе от 5 июня 2007 г., на котором она базируется, нет даже преамбулы. Резкое усиление процессуальной власти "ведомственных прокуроров" - руководителей следственных органов - примирить с концепцией демократического правового государства невозможно. Получается, что осуществляющий надзор и поднадзорный в сфере уголовного судопроизводства находятся в военизированных отношениях власти и подчинения, принадлежат к одному и тому же виду государственной службы, носят один и тот же мундир (в том числе контрразведчика в органах федеральной службы безопасности и полицейского в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ), получают офицерское денежное содержание в одной кассе и состоят на учете в одном отделе кадров. Остается, однако, надеяться, что предпринятая реформа - часть стратегического замысла государства, отдающего себе отчет в том, что от решающей схватки с коррупцией и разгула насильственной преступности ему не уйти.

С учетом вышеизложенного современное процессуальное положение российского следователя выглядит следующим образом.

Круг уголовных дел, расследование которых относится к компетенции следователей каждого из перечисленных ведомств (иначе говоря, подследственность), определяется ст. 151 УПК РФ. Процессуальное же положение, т.е. права и обязанности любого следователя в работе по конкретному уголовному делу, абсолютно одинаково и не зависит ни от того, к какому ведомству данный следователь относится, ни от должности в рамках родового понятия "следователь" (младший следователь, следователь, старший следователь, следователь по особо важным делам, старший следователь по особо важным делам), ни от характера расследуемого преступления, ни от сложности дела и объема следственной работы.

При наличии законных поводов и оснований следователь вправе возбудить уголовное дело своей подследственности, принять его к своему производству и приступить к производству расследования, самостоятельно определяя его направления соответственно выдвигаемым следственным версиям. Следователь самостоятельно решает, какие следственные действия необходимо произвести в целях собирания доказательств и кого вызвать для участия в этих действиях, в частности в допросах и очных ставках, кому поручить экспертное исследование и какие меры уголовно-процессуального принуждения (задержание, заключение под стражу, иные меры пресечения, наложение ареста на имущество, временное отстранение от должности и др.) подлежат применению; он вправе и обязан применить их или же возбудить перед судом ходатайство о принятии соответствующего решения либо обратиться к начальнику следственного органа, в котором состоит на службе, за согласием и лишь после этого выполнить соответствующее процессуальное действие (ст. 38 УПК РФ).

Процессуальная самостоятельность следователя, кроме судебной прерогативы на применение мер процессуального принуждения, связанных с причинением ущерба конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства (ст. 29, 125 и 165 УПК РФ), ограничена также указаниями начальника следственного органа о направлении расследования, производстве отдельных следственный действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения (п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ). Эти указания, данные в письменной форме, обязательны для исполнения следователем, но могут быть обжалованы руководителю вышестоящего следственного органа. Это значит, что обжалование по общему правилу не приостанавливает исполнения указаний. Исключением являются указания руководителя следственного органа: о передаче уголовного дела; привлечении лица в качестве обвиняемого; квалификации преступления; об объеме обвинения; избрании меры пресечения; о производстве следственных действий, которые допускаются только по судебному решению; направлении дела в суд или его прекращении. Не соглашаясь с такими указаниями, следователь вправе представить руководителю вышестоящего следственного органа материалы уголовного дела и письменные возражения на них. Обжалованию не подлежат также письменные указания руководителя следственного органа, которым этот руководитель предписывает исполнить поступившие в его адрес требования прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия (ч. 3 и 4 ст. 39 УПК РФ).

Существенным нововведением являются правила, согласно которым указания прокурора сами по себе не являются обязательными для следователя; все зависит от позиции руководителя следственного органа. Если следователь не согласен с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, и начальник следственного органа солидарен со своим подчиненным, он под свою ответственность информирует прокурора о письменных возражениях следователя, представленных руководителю следственного органа (ч. 3 ст. 38 УПК РФ), и только. А если следователь не согласен с возвращением прокурором поступившего к нему с обвинительным заключением уголовного дела для производства дополнительного расследования, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков (п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ) и руководитель следственного органа солидарен с ним, следователь вправе обжаловать решение прокурора вышестоящему прокурору, а при несогласии с его решением - Генеральному прокурору РФ с согласия Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти), т.е. Следственного управления Федеральной службы безопасности РФ, Следственного комитета при МВД РФ или Главного следственного управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ РФ. Вышестоящий прокурор в течение 72 часов с момента поступления соответствующих материалов обязан вынести одно из следующих постановлений:

1) об отказе в удовлетворении ходатайства следователя;

2) об отмене постановления нижестоящего прокурора о возвращении уголовного дела следователю.

В этом случае вышестоящий прокурор утверждает обвинительное заключение и направляет уголовное дело в суд (п. 5 ч. 2 ст. 38, п. 2 ч. 4 ст. 221 УПК РФ). В последнем случае нижестоящий прокурор, потерпевший поражение в процессуальном споре с ведомственным следственным аппаратом и его руководством, принимает функцию уголовного преследования под свою единоличную власть и ответственность и должен быть готов к тому, чтобы государственное обвинение в суде поддерживать на основании следственных материалов, которые он считает не готовыми к судебному разбирательству.

По отношению к органу дознания следователь обладает определенной властью. По расследуемым им делам он вправе давать органам дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также требовать содействия при их производстве самим следователем (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ). Не будь такого правила, следователь-одиночка в целом ряде случаев, прежде всего при расследовании крупных и сложных дел об организованных групповых преступлениях, оказался бы не в состоянии выполнить свои обязанности. Ему, кабинетному работнику-юристу, одному не по плечу производство трудоемких обысков, выемок, следственных экспериментов, проверок показаний с выездом на место и т.д. и, конечно же, задержаний подозреваемых, которые в наше время все чаще носят характер боевого столкновения. Нынешний следователь в своей работе повседневно нуждается в помощи сильного, хорошо оснащенного военизированного органа государства, располагающего и оперативно-розыскными, и силовыми полномочиями, средствами и возможностями, а также людьми, способными решать разнообразнейшие задачи, диктуемые современной криминальной обстановкой.

Постановления следователя, вынесенные в соответствии с законом по находящимся в его производстве уголовным делам, обязательны для исполнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами.

Следователь не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

1) является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

2) участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также - в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу;

3) является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу;

4) в случаях если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно заинтересованы в исходе данного уголовного дела (ст. 61 УПК РФ).

При наличии указанных обстоятельств следователь обязан устраниться от участия в производстве по уголовному делу (ч. 1 ст. 62 УПК РФ), подав об этом рапорт руководителю следственного органа.

По указанным в законе основаниям отвод следователю может быть заявлен подозреваемым, обвиняемым, защитником, а также потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями. В этих случаях вопрос об отводе следователя разрешается руководителем следственного органа (ч. 1 ст. 67 УПК РФ). Участие следователя в предварительном следствии, которое производилось ранее по данному делу (например, до возвращения дела прокурором для дополнительного расследования), основанием для отвода не является.

По уголовному делу, принятому им к своему производству, следователь на основе собранных доказательств во взаимодействии с органом дознания обязан достоверно установить все факты, образующие предмет доказывания (ст. 73 УПК РФ): событие преступления; виновность лица в его совершении; обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; характер и размер вреда, причиненного преступлением; обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказания; обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности; обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. Установив подозреваемого, следователь обязан объявить и разъяснить последнему сущность подозрения, а при наличии достаточных для этого данных - привлечь лицо в качестве обвиняемого, обеспечив ему реальную возможность защищаться от инкриминируемого всеми законными способами; применить меры процессуального принуждения, исключающие возможность (со стороны обвиняемого) скрыться, помешать производству по делу или продолжать преступную деятельность, и обеспечить исполнение приговора применением меры пресечения и мер обеспечения гражданского иска, заявленного по уголовному делу, а также возможной конфискации имущества как вида уголовного наказания. Если в ходе предварительного следствия появятся основания для изменения предъявленного обвинения, следователь вправе и обязан предъявить новое обвинение, если такие изменения ухудшают положение обвиняемого, или же прекратить уголовное преследование в той части, в которой ранее предъявленное обвинение не получило подтверждения и "отпало". Причем вся эта следственная деятельность осуществляется им не только по собственной инициативе, но и под воздействием позиции стороны защиты (подозреваемого, обвиняемого, их защитников и законных представителей) - ее замечаний, заявлений и ходатайств, каждое из которых следователь не только обязан рассмотреть в кратчайший срок (не позднее трех суток со дня обращения), но и удовлетворить ходатайство, если обстоятельства, об установлении которых путем производства следственных действий просит сторона защиты, а равно потерпевший или гражданский истец и их представители, имеют значение для данного дела (ст. 159 УПК РФ). Иными словами, следственная деятельность протекает в условиях состязательности сторон.

По окончании предварительного следствия следователь при наличии к тому законных оснований, предусмотренных ст. 24, 25, 27 и 28 УПК РФ, вправе, а в определенных случаях, когда такое основание представляет из себя обстоятельство, исключающее дальнейшее производство по уголовному делу, обязан прекратить уголовное преследование или же уголовное дело в целом, а уголовное преследование в отношении данного лица в частности. Причем прекращение уголовного преследования за отсутствием события преступления, за отсутствием состава преступления, ввиду непричастности обвиняемого к совершению преступления во всех отношениях абсолютно равнозначно постановлению оправдательного приговора и означает разрешение уголовного дела по существу с реабилитацией обвиняемого, порождающей целый комплекс восстановительно-компенсационных правоотношений между государством и реабилитированным гражданином.

Признав, что все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения, следователь, выполнив необходимые предшествующие процессуальные действия, составляет обвинительное заключение и направляет уголовное дело (материалы следственного производства) прокурору для последующего направления его в суд.

Из вышеизложенного явствует, что следователь, будучи названным в законе (ч. 1 ст. 21 УПК РФ) органом уголовного преследования, осуществляет следующие функции.

1. Исследование фактических обстоятельств уголовного дела (дела о преступлении), которое выражается в уголовно-процессуальном доказывании (установлении), а также логическом обосновании обстоятельств, образующих предмет доказывания по каждому уголовному делу (ст. 73 УПК РФ), по отдельности и в их совокупности.

2. Уголовное преследование, которое выражается в выдвижении, формулировании и обосновании первоначального подозрения и обвинения, привлечении лица к участию в уголовном деле в качестве подозреваемого и обвиняемого, изменении обвинения при наличии к тому законных оснований, составлении обвинительного заключения и направлении уголовного дела прокурору для последующего направления в суд.

3. Разрешение уголовного дела или обвинения по существу, которое выражается в прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении отдельного лица по основаниям, тождественным основаниям оправдательного приговора, т.е. за отсутствием события преступления, за отсутствием состава преступления и ввиду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ).

Следователь участвует также в осуществлении функции защиты, что выражается в добывании по ходатайствам стороны защиты оправдательных доказательств, полностью опровергающих предъявленное обвинение, например, подтверждающих алиби обвиняемого или наличие обстоятельства, исключающего преступность и наказуемость деяния (необходимой обороны, крайней необходимости и др. - ст. 37 - 42 УК РФ), обстоятельств, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания, или, по крайней мере, обстоятельств, смягчающих уголовное наказание (ст. 61, 75, 76 и др. УК РФ).

Особого рассмотрения заслуживает право следователя прекращать уголовные дела и уголовное преследование по нереабилитирующим основаниям, а именно: за истечением сроков давности, в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого, при отсутствии заявления потерпевшего, наличии акта амнистии, в связи с примирением сторон, в связи с деятельным раскаянием и некоторым другим (п. 3 - 6 ч. 1 ст. 24, ст. 25, п. 3 - 5 ч. 1 ст. 27, ст. 28 УПК РФ). Специфика такого прекращения заключается в том, что оно производится или в условиях, когда вопрос о виновности лица остается вообще не решенным, или даже решается с положительным выводом о виновности обвиняемого в совершении определенного преступления, как это имеет место при прекращении уголовного дела и уголовного преследования, за примирением сторон и в связи с деятельным раскаянием.

Это право является особенно важной характеристикой многогранной и многофункциональной деятельности современного российского следователя, который не только устанавливает фактические обстоятельства дела, осуществляет уголовное преследование, но и участвует в осуществлении прямо противоположной процессуальной функции - защиты, а еще и разрешает уголовное дело по существу путем его прекращения с реабилитацией обвиняемого и даже (с согласия руководителя следственного органа) с выводом о виновности обвиняемого в совершении инкриминируемого преступления.

 

1.2. ОРГАНЫ ДОЗНАНИЯ

 

Органами дознания являются правоохранительные органы государства, на которые возлагаются следующие процессуальные задачи:

- производство дознания по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно;

- выполнение неотложных следственных действий по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК РФ к органам дознания относятся: органы внутренних дел Российской Федерации, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности. Формулировка "...а также иные органы исполнительной власти, наделенные полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности" таит в себе проблему. Во-первых, наличие в УПК РФ норм, которые отсылают к другим нормативным правовым актам (отсылочные нормы), нельзя признать положительным явлением. По смыслу ст. 1 УПК РФ этот Кодекс является единственным основанным на Конституции РФ источником уголовно-процессуального права, значит, в ней обязательны исчерпывающие ответы на все вопросы и о субъектах уголовно-процессуальных правоотношений, и об их содержании. Во-вторых, в числе органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, перечень которых установлен ст. 13 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", имеются и такие, которые к органам дознания отнести никак нельзя, потому что полномочиями возбудить уголовное дело и расследовать его они не наделены и собственной подследственности не имеют. Это оперативные подразделения федеральных органов государственной охраны <1> и Службы внешней разведки Российской Федерации <2>.

--------------------------------

<1> Деятельность Федеральной службы государственной охраны Российской Федерации имеет своей задачей обеспечение личной безопасности высших должностных лиц государства, а также безопасности зданий, строений и сооружений, в которых размещены органы государственной власти, и строится на основании Федерального закона от 27 мая 1996 г. "О государственной охране" (СЗ РФ. 1996. N 22. Ст. 2594, с последующими изменениями и дополнениями) и подзаконных нормативных актах, изданных на его основе.

<2> Согласно Федеральному закону от 10 января 1996 г. "О внешней разведке" (СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 143) названная Служба является составной частью сил обеспечения безопасности государства и функционирует в целях: обеспечения Президента, Федерального Собрания и Правительства РФ разведывательной информацией, необходимой им для принятия решений в политической, экономической, оборонной, научно-технической областях; обеспечения условий, способствующих успешной реализации политики Российской Федерации в сфере экономики; содействия экономическому развитию, научно-техническому прогрессу и военно-техническому обеспечению безопасности государства.

 

Проблемно и общее указание закона на то, что органами дознания являются органы внутренних дел. Эти органы представляют собой звенья единой огромной, подчиненной Министерству внутренних дел РФ системы органов исполнительной власти, осуществляющих свою юрисдикцию на определенной территории (территориальные органы внутренних дел) или же на определенном участке железнодорожного, водного, воздушного путей (органы внутренних дел на транспорте), а также на режимных объектах (три вертикали системы). Почти в каждое звено входят как милицейские, так и немилицейские службы. Оперативно-розыскную деятельность в органах внутренних дел осуществляют милицейские подразделения уголовного розыска, борьбы с экономическими и налоговыми преступлениями, с организованной преступностью и др. Поэтому уголовно-процессуальное понятие органа дознания прежде всего, и не без основания, ассоциируется с милицией <1>, которая подразделяется на территориальную и транспортную, на криминальную и милицию общественной безопасности. Каждое милицейское звено осуществляет свою юрисдикцию на определенной территории (район, город, их части, область, край, республика) <2> или на объектах и территории железнодорожного, водного и воздушного транспорта <3>. Эта юрисдикция определяется Законом РСФСР от 18 апреля 1991 г. "О милиции" и Положением о милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации <4> и детализируется в ведомственных нормативных актах (инструкциях, приказах, наставлениях, уставах), регламентирующих деятельность различных милицейских подразделений.

--------------------------------

<1> По УПК РСФСР 1960 г. к органам дознания относились не органы внутренних дел как таковые, а милиция, которая в исчерпывающем перечне органов дознания (ст. 117) была указана первой. Полномочиями органа дознания обладали начальники криминальной милиции и милиции общественной безопасности (местной милиции), а также территориальных и линейных отделов (отделений) милиции и их заместители. Из такой позиции в своей деятельности исходили и Генеральная прокуратура, и МВД России (см. совместные Разъяснения названных ведомств от 9 сентября 1993 г. "О процессуальных полномочиях руководителей органов внутренних дел" // Вопросы расследования преступлений: Справ. пособие. М.: Спарк, 1996. С. 26), и Верховный Суд РФ (см.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 5. С. 16, 17).

<2> А юрисдикция относительно недавно (в 90-е гг. прошлого столетия) созданных региональных управлений по борьбе с организованной преступностью распространяется сразу на несколько административно-территориальных единиц.

<3> См.: Дознание в органах внутренних дел: Учеб. пособие. М.: Высшая школа МВД СССР, 1968. С. 7.

<4> Утверждено Указом Президента РФ от 12 февраля 1993 г. // СЗ РФ. 1993. N 7. Ст. 562, с послед. изм. и доп.

 

Причем "в чистом виде" органы милиции функционируют лишь в крупных мегаполисах в виде, как правило, отделений милиции. За этим исключением милиция входит в состав районных и городских отделов внутренних дел, краевых, областных и городских управлений и главных управлений внутренних дел, министерств внутренних дел республик в составе Российской Федерации, отделов и управлений внутренних дел на транспорте. Эти органы внутренних дел, каждый на своей территории, и являются органом дознания, а Министерство внутренних дел Российской Федерации - орган дознания, чья компетенция распространяется на всю Россию.

Служба в органах внутренних дел вообще и в милиции в частности строится на принципе единоначалия, а требования, предъявляемые к дисциплине, приближены к воинским. Поэтому вся законная власть в органах внутренних дел сосредоточена в руках их начальников - от начальника отделения милиции до Министра внутренних дел России. Сказанное относится и к осуществлению функции дознания. Начальник органа внутренних дел полновластен в деле организации как оперативно-розыскной, так и процессуальной деятельности в возглавляемом им государственном учреждении и в первую голову ответствен за состояние дел в этой сфере и перед гражданами и организациями, и в порядке подчиненности ("по начальству"), и перед прокурором, осуществляющим надзор за исполнением законов. Но при нынешнем объеме деятельности, о которой идет речь, начальник органа внутренних дел, тем более крупного, не в состоянии ежечасно контролировать ее и поэтому делегирует свои полномочия заместителям соответственно их функциональным обязанностям, прежде всего руководителям криминальной милиции и милиции общественной безопасности, т.е. основных милицейских служб, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Вышеизложенное позволяет предложить следующее определение: орган внутренних дел как орган дознания - это самостоятельное звено в системе территориальных и транспортных органов государства, входящих в систему МВД России, в лице его руководства, т.е. в лице начальника данного органа (от начальника отделения милиции и райотдела внутренних дел до Министра внутренних дел России), а также первых заместителей и заместителей, возглавляющих криминальную милицию и милицию общественной безопасности. Именно в таком контексте следует понимать определение, содержащееся в п. 17 ст. 5 УПК РФ: начальник органа дознания - должностное лицо органа дознания, в том числе заместитель начальника органа дознания, уполномоченное давать поручения о производстве дознания и неотложных следственных действий, предусмотренных УПК РФ.

Подследственность милиции уголовных дел "по линии" дознания законом четко не определена. Но ее несложно установить методом вычитания: милиция вправе возбудить уголовное дело и произвести дознание о любом преступлении, за исключением тех, которые относятся к компетенции других органов дознания, перечисленных в ст. 40 УПК РФ. Таким образом, на долю криминальной милиции и милиции общественной безопасности приходится подавляющий объем работы по дознанию, отчего данный орган дознания принято называть основным. Изложенное позволяет заключить, что в качестве органа дознания в законе следовало бы указать (как и в УПК РСФСР 1960 г.) не органы внутренних дел, а милицию (в лице их подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность). Это способствовало бы более точному пониманию и единообразному применению УПК РФ на практике.

К органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, и в силу этого признака к органам дознания относятся также следующие органы.

1. Органы федеральной службы безопасности, компетенция которых определяется Федеральным законом от 3 апреля 1995 г. "О федеральной службе безопасности" <1>. Статья 8 этого Закона выделяет следующие направления деятельности: а) контрразведывательная; б) борьба с терроризмом; в) борьба с преступностью; г) пограничная деятельность; д) обеспечение информационной безопасности. Исчерпывающим образом компетенция органов федеральной службы безопасности в уголовно-процессуальной сфере определена п. 2 ч. 2 ст. 157 и п. 2 ч. 2 ст. 151 УПК РФ. Прежде всего это дела о преступлениях против государственной безопасности, выявленных в ходе контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности данного органа.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1995. N 15. Ст. 2469; 2000. N 1. Ч. 1. Ст. 9, N 46. Ст. 4537; 2001. N 53. Ч. 1. Ст. 5030; 2002. N 19. Ст. 1794, N 30. Ст. 3033; 2003. N 2. Ст. 156, N 27. Ч. 1. Ст. 2700; РГ. 2006. 27 июля.

 

2. Пограничные органы Федеральной службы безопасности как органы дознания - это оперативные органы и органы морской охраны, входящие в систему Федеральной пограничной службы РФ. Те и другие осуществляют свою уголовно-процессуальную юрисдикцию по делам о преступлениях, с которыми они сталкиваются в своей повседневной оперативно-розыскной и административной деятельности. Эти органы вправе возбудить уголовное дело и произвести дознание по делам о нарушении режима Государственной границы Российской Федерации, пограничного режима в пунктах пропуска через Государственную границу Российской Федерации, по делам о преступлениях, совершенных на континентальном шельфе Российской Федерации, наиболее распространенными из которых являются незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации (ст. 322 УК РФ), нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе (ст. 253 УК РФ), а также о контрабанде (ч. 1 ст. 188 УК РФ), задержанной в отсутствие таможенных органов.

3. Таможенные органы - федеральные органы исполнительной власти, уполномоченные в области таможенного дела, которое представляет собой совокупность методов и средств обеспечения соблюдения мер таможенно-тарифного регулирования, а также запретов и ограничений, установленных законодательством о внешнеторговой деятельности, связанных с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу (ч. 2 ст. 1 и п. 11 ч. 1 ст. 11 ТК РФ 2003 г.). Эти органы управомочены производить дознание по уголовным делам о контрабанде (ч. 1 ст. 188 УК РФ) и об уклонении от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК РФ).

4. Согласно п. 8 ст. 13 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" право осуществления такой деятельности предоставлено оперативным подразделениям Федеральной службы исполнения наказаний. В силу этого обстоятельства по буквальному смыслу отсылочного пункта 1 ч. 1 ст. 40 УПК РФ эти подразделения относятся к органам дознания. В других нормах УПК РФ, имеющих характер "непосредственно работающих" (а не просто определяющих понятия), эта идея конкретизируется следующим образом: функцией дознания в системе Минюста России наделены начальники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, входящих в данную систему (п. 5 ч. 2 ст. 157 УПК РФ). Прежде всего здесь имеются в виду начальники исправительных учреждений: колоний-поселений, исправительных колоний общего, строгого и особого режима; воспитательных колоний, тюремных и лечебных исправительных учреждений (ст. 74 УИК РФ). Органом дознания является также начальник следственного изолятора, т.е. учреждения, предназначенного для содержания подозреваемых и обвиняемых (подсудимых и осужденных) по уголовному делу, в отношении которых в качестве меры пресечения применено заключение под стражу, а также для исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию <1>. Компетенция органов дознания, о которых идет речь, ограничена делами о преступлениях против установленного порядка несения службы, совершенных сотрудниками исправительных учреждений или следственных изоляторов в связи с исполнением ими служебных обязанностей, а также о преступлениях, совершенных в расположении указанных учреждений иными лицами, в том числе и в первую очередь отбывающими наказание и лицами, в отношении которых заключение под стражу избрано в качестве меры пресечения.

--------------------------------

<1> См.: п. 1.1 Положения о следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации. Утверждено Приказом Минюста России от 25 января 1999 г. N 20 // РГ. 1999. 18 марта; 2001. 7 апр.

 

5. Согласно п. 9 ч. 1 ст. 13 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" к числу осуществляющих такую деятельность относятся органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, которые соответственно своей основной задаче - противодействовать незаконному обороту названных средств и веществ (Положение о Федеральной службе Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденное Указом Президента РФ от 28 июля 2004 г. N 976) - наделены правом производства дознания по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в данной области.

6. Согласно ч. 3 ст. 40 УПК РФ возбуждение уголовного дела и выполнение неотложных следственных действий возлагаются также:

- на капитанов морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, - по уголовным делам о преступлениях, совершенных на данных судах;

- руководителей геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, указанных в ч. 1 настоящей статьи, - по уголовным делам о преступлениях, совершенных по месту нахождения данных партий и зимовок;

- глав дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации - по уголовным делам о преступлениях, совершенных в пределах территорий данных представительств и учреждений.

Причем органами дознания перечисленные участники уголовного процесса даже не называются. Существование такого уголовно-процессуального правила обусловлено необходимостью производства неотложных следственных действий в обстановке полного временного отсутствия физической возможности у правоохранительных органов осуществлять свою юрисдикцию в данном месте и в данное время.

7. Согласно п. 2 ч. 1 ст. 40 УПК РФ к органам дознания относятся: главный судебный пристав Российской Федерации, главный военный судебный пристав субъекта Федерации, их заместители, старший судебный пристав, старший военный судебный пристав, а также старшие судебные приставы Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Эти должностные лица находятся в ведении Департамента судебных приставов и службы судебных приставов Управления военных судов названного Министерства и осуществляют свои обязанности на основании Федерального закона от 21 июля 1997 г. "О судебных приставах" <1>. В качестве органов дознания они вправе и обязаны возбуждать уголовные дела и производить дознание по делам об относительно немногочисленной группе преступлений против правосудия, исчерпывающий перечень которых приводится в п. 4 ч. 3 ст. 151 УПК РФ.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3590; 2000. N 46. Ст. 4537.

 

8. Согласно п. 3 ч. 1 ст. 40 УПК РФ органами дознания являются:

- командиры воинских частей, т.е. организационно самостоятельных боевых, административных или хозяйственных единиц (полк, отдельный батальон и т.д.), имеющих собственное цифровое наименование (например, войсковая часть 55555);

- командиры соединений воинских частей;

- руководители военных учреждений (например, военного учебного заведения);

- начальники гарнизонов, т.е. воинских частей, военно-учебных заведений и учреждений, расположенных постоянно или временно в определенном населенном пункте или районе с установленными границами.

Вышеперечисленные военачальники как органы дознания вправе возбудить уголовное дело и произвести по нему неотложные следственные действия, если преступление совершено подчиненными им военнослужащими <1>, а также лицами гражданского персонала в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей или в расположении данной воинской части, соединении, военно-учебном заведении или гарнизоне (п. 3 ч. 2 ст. 157 УПК РФ). Предоставление права производства дознания военачальникам является частным проявлением общего обыкновения, согласно которому в Вооруженных Силах и других военных формированиях функционирует своя собственная система уголовной юстиции (военный орган дознания - военный следователь - военный прокурор - военный суд), что основывается на глубинных исторических российских традициях, согласно которым Вооруженные Силы всегда играли и играют особую роль, занимали и занимают особое положение в государстве, пользовались и пользуются особым вниманием с его стороны.

--------------------------------

<1> О понятии военнослужащего см.: Федеральный закон от 28 марта 1998 г. "О воинской обязанности и военной службе" // СЗ РФ. 1998. N 13. Ст. 1475, с послед. изм. и доп.

 

9. Согласно п. 4 ч. 1 ст. 40 УПК РФ к органам дознания относятся органы Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (МЧС России), которые вправе возбуждать уголовные дела о преступлениях, непосредственно связанных с их повседневной служебной деятельностью, подчиненной общей задаче защиты жизни и здоровья людей, имущества от пожаров, осуществления государственного пожарного надзора в Российской Федерации за соблюдением требований пожарной безопасности и пресечения их нарушений.

Из содержащегося в ст. 40 УПК РФ перечня органов дознания явствует, что функциями и правомочиями такого органа наделены, во-первых, руководящие должностные лица (командиры воинских частей, соединений и военных учреждений, начальники пенитенциарных учреждений, капитаны морских судов и начальники зимовок), а во-вторых, государственные органы внутренних дел, федеральной службы безопасности, органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенные органы, которые с преступлениями определенной категории, как правило, соприкасаются раньше других по роду своей повседневной деятельности. В первом случае эти правомочия персонифицированы. Осуществлять их может только конкретный государственный служащий, который в настоящее время занимает соответствующую должность, проще говоря, тот, кто может предъявить служебное удостоверение личности, подтверждающее эту должность. В тех случаях, когда функциями дознания наделен орган, а не должностное лицо, такой персонификации нет. На практике, сложившейся еще при применении УПК РСФСР 1960 г., в обоих случаях занятые повседневными делами и заботами руководители (начальники), в лице которых были сосредоточены права органа дознания, обычно делегировали часть своих прав и обязанностей юридически подготовленным подчиненным, которые выполняли всю необходимую текущую работу по дознанию под контролем начальника или сотрудника специализированных подразделений по дознанию (таковые существуют, в частности, в органах внутренних дел). Они назывались лицами, производящими дознание, и выполняли всю основную работу по собиранию доказательств, производили допросы, очные ставки и другие следственные действия. Но все решения по уголовному делу, которые определяли направления его движения (о возбуждении дела, о предъявлении обвинения, об окончании предварительного расследования), а равно решения о производстве следственных действий, предполагающих применение уголовно-процессуального принуждения (о задержании подозреваемого, о применении меры пресечения, о производстве обыска, выемки, освидетельствовании и т.п.), принимались начальником органа или, по крайней мере, по согласованию с ним, с одобрения и согласия последнего.

УПК РФ ввел в оборот понятие дознавателя, определив его в п. 7 ст. 5 следующим образом: дознаватель - это должностное лицо органа дознания, правомочное либо уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также осуществлять иные полномочия, предусмотренные данным Кодексом, прежде всего производить неотложные следственные действия по делам, по которым обязательно производство предварительного следствия (ст. 157 УПК РФ). Правомочными (по должности) производить дознание являются руководители органов дознания (начальники и их заместители) и штатные дознаватели. Кроме того, начальник органа дознания может в разовом порядке, делегируя ему свои правомочия, поручить производство дознания своему подчиненному. В органах внутренних дел это наиболее подготовленные, юридически грамотные лица начальствующего состава (офицеры милиции) - сотрудники уголовного розыска, подразделений по борьбе с налоговыми и экономическими преступлениями, ГИБДД, участковые уполномоченные и другие, для которых такое поручение (по характеру преступления) непосредственно связано с их повседневными служебными обязанностями.

Согласно ст. 41 УПК РФ на дознавателя начальником органа дознания возлагаются полномочия органа дознания. При этом возложение полномочий по производству дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия, не допускается.

Дознаватель уполномочен:

самостоятельно производить следственные и иные процессуальные действия и принимать процессуальные решения, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ на это требуются согласие начальника органа дознания, санкция прокурора и (или) судебное решение;

осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК РФ.

Указания прокурора и начальника органа дознания, данные в соответствии с УПК РФ, обязательны для дознавателя. При этом дознаватель вправе обжаловать указания начальника органа дознания прокурору, а указания прокурора - вышестоящему прокурору. Обжалование данных указаний не приостанавливает их исполнения.

Содержание этой статьи заслуживает пояснений. Заложенные в ней правила, согласно которым полномочия органа дознания возлагаются на дознавателя и последний не имеет правомочий на проведение оперативно-розыскных мероприятий, а занимается чисто следственной ("кабинетной") работой, принципиально новы, причем не только по сравнению с институтом дознания по УПК РСФСР 1960 г. Они конструируют существенно иной институт дознания, вкладывая в это понятие совсем другое содержание, нежели то, которое сформировалось исторически и признаками которого являются следующие положения:

1) дознание есть "малобумажное" полицейское расследование преступлений по горячим следам, сильной стороной которого является сосредоточение в одних руках оперативно-розыскных, административно-правовых и уголовно-процессуальных средств и возможностей;

2) субъектом правоотношений с гражданами и организациями в сфере дознания, ответственным за все просчеты, ошибки и злоупотребления в этой сфере и за причиненный вред, является орган дознания как таковой (Н-ский отдел внутренних дел, Н-ская таможня и т.д.) в лице его руководителя (начальника), а конкретное должностное лицо, производящее дознание, - лишь исполнителем поручений последнего. Теперь же в силу законоположения ч. 1 ст. 41 УПК РФ, согласно которому полномочия органа дознания возлагаются на дознавателя, что означает наличие органа дознания внутри органа дознания, причем с чисто следственным характером деятельности (еще один ведомственный следственный аппарат, только "второго сорта").

Из приведенной формулировки "...на дознавателя возлагаются полномочия органа дознания" (ст. 41 УПК РФ) следовало бы заключить, что дознаватель, подобно следователю, обладает процессуальной самостоятельностью. Однако в отличие от следователя он не вправе не выполнять указания начальника органа дознания и прокурора, каких бы вопросов эти указания ни касались. Получается, что дознаватель, будучи самостоятельным органом расследования, вместе с тем обязан против своей воли, подчиняясь указаниям, даже привлечь невиновного в качестве обвиняемого, квалифицировать его действия вопреки своему убеждению и направить дело для предания невиновного суду и лишь затем обжаловать эти указания.

Но дело не только в этом крайнем случае. Важно не упускать из виду общую принципиальную схему уголовно-процессуальных правоотношений, которая приобретает решающее значение в спорных, а то и конфликтных ситуациях с участием дознавателя. При наличии признаков процессуально обособленной фигуры, которыми его снабдил законодатель, дознаватель был и остается подчиненным руководителя органа, функционирующего в условиях повышенных требований к отношениям власти и подчинения. В органах федеральной службы безопасности и воинских частях и соединениях дознаватели - военнослужащие, связанные с начальником органа дознания отношениями воинской дисциплины, а в органах внутренних дел и органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ дознаватели - милицейские (полицейские) офицеры, которые по характеру своих служебных отношений с единоначальником - руководителем органа - находятся в положении, приближенном к военной службе.


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 15; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.058 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты