Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 2 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

--------------------------------

<1> Пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 г. N 28 "О судебной экспертизе по уголовным делам".

 

Негосударственные судебно-экспертные учреждения отличаются от неэкспертных учреждений прежде всего тем, что судебно-экспертная деятельность является для них основной, о чем говорится в учредительных документах учреждения. Сотрудники этих учреждений осведомлены о процессуальных, организационных и методических особенностях судебно-экспертной деятельности. Таким образом, руководитель оценочной или аудиторской организации, не являясь руководителем судебно-экспертного учреждения, не вправе предупреждать эксперта об уголовной ответственности. Делать это должны суд или следователь.

Переложение судом своих функций по выбору персоны негосударственного эксперта, проверке его компетенции, разъяснению ему процессуальных прав и ответственности на руководителя неэкспертного учреждения недопустимо. Но во многих случаях НИИ, вузы и другие организации, не являющиеся судебно-экспертными учреждениями, принимают к исполнению постановления и определения, вынесенные следователями и судами, их руководители позиционируют себя как руководители судебно-экспертных учреждений, фактически таковыми не являясь, не имея ни полномочий, ни соответствующих навыков и знаний.

Верховный Суд, рассмотрев эту проблему, разъяснил, что во избежание следственных, судебных и экспертных ошибок суд также вправе поручить проведение судебной экспертизы не государственной организации, а "сотруднику научно-исследовательского учреждения, вуза, иной организации, обладающему специальными знаниями и имеющему в распоряжении необходимое экспертное оборудование. Поэтому назначать можно только не НИИ, вузу как юр. лицу, а конкретным сотрудникам, работающим в этих учреждениях" <1>.

--------------------------------

<1> Пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 г. N 28 "О судебной экспертизе по уголовным делам".

 

Процессуальным нарушением является также отсутствие во вводной части заключения сведений об эксперте. Более того, в ряде случаев эти сведения, затребованные при назначении экспертизы согласно Постановлениям Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ <1>, содержат искаженную информацию о компетентности эксперта. Речь идет в первую очередь о смешении понятий "стаж работы по специальности" и "стаж экспертной работы", которые не всегда совпадают. Проиллюстрируем это на примере. Негосударственный эксперт, произведший в 2003 г. по резонансному делу судебную фоноскопическую экспертизу, указал в своем заключении, что стаж его работы как эксперта-фоноскописта составляет 30 лет. Однако участвующий в судебном заседании специалист разъяснил, что этого быть не может, поскольку фоноскопические экспертизы начали производиться лишь в начале 90-х гг. К этому времени относятся и пионерские работы отечественных ученых в этой области. Тогда эксперт заявил, что он имел в виду свой стаж работы в качестве радиоинженера по звукозаписи, а на вопрос, сколько он сделал судебных экспертиз, ответил - три.



--------------------------------

<1> Там же, п. 3; п. 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2006 г. N 66 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе".



 

Или другой пример: эксперт окончил Институт судебных экспертиз Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина по специальности "судебная экспертиза" со специализацией "судебные экономические экспертизы", но начал производить почерковедческие экспертизы, не пройдя обучения и не обладая необходимой квалификацией.

Заключения многих негосударственных экспертов, как уже указывалось выше, выполнены как отчеты о проделанной работе, часто не содержат исследовательской и синтезирующей части ссылок на методики исследования. Более того, нередки случаи, когда руководитель неэкспертной организации сам утверждает заключение и подписывает его вместо экспертов, в то время как согласно ст. 7 ФЗ ГСЭД при производстве судебной экспертизы эксперт независим от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Воздействие на эксперта со стороны лиц, участвующих в деле, и иных лиц не допускается. Лица, виновные в оказании воздействия на эксперта, подлежат уголовной ответственности (ст. 302 УК). Важнейшей стороной независимости эксперта является его процессуальная самостоятельность, которая гарантируется порядком назначения и производства судебной экспертизы. Даже руководитель государственного судебно-экспертного учреждения может только рекомендовать эксперту воспользоваться тем или иным методом, средством, применить ту или иную методику, однако право выбора остается за экспертом.

Остановимся в заключение этого раздела на экспертных ошибках процессуального характера, связанных с производством комплексных экспертиз.



По одному уголовному или гражданскому делу можно производить комплекс различных судебных экспертиз как в отношении одного и того же объекта, так и группы объектов. Однако нередко такие экспертизы назначаются как комплексные. Например, по документу, содержащему рукописный текст, подпись и печать, была назначена комплексная дактилоскопическая, почерковедческая и судебно-техническая экспертиза документов, хотя должен был быть назначен комплекс судебных экспертиз:

- судебная дактилоскопическая экспертиза следов рук на документе (не оставлены ли эти следы конкретными лицами);

- судебная почерковедческая экспертиза рукописного текста (не выполнен ли текст данным лицом);

- судебно-техническая экспертиза документов (для проверки подлинности подписи и печати).

Ошибочно рассматривать и оформлять данные исследования как комплексную экспертизу. Следственная ошибка назначения такой экспертизы как комплексной нередко приводит к процессуальной экспертной ошибке, когда эксперты, производившие никак не связанные между собой исследования, подписали общий вывод. Судебные экспертизы выполнялись самостоятельно, но были оформлены единым заключением. Несмотря на то что никаких общих вопросов эксперты не решали, все они подписали раздел "выводы", не разделяя своего участия. В результате эксперт-почерковед, не будучи компетентными в вопросах дактилоскопии, один был вызван в суд для разъяснения вопросов исследования следов рук на документе, поскольку выводы были подписаны всеми тремя экспертами. Естественно, он не мог дать ответов на поставленные судом вопросы по дактилоскопической экспертизе.

Здесь имеет место ошибка руководителя экспертного учреждения, обязанностью которого является решение вопроса о последовательности производства этих судебных экспертиз, поскольку при осуществлении экспертных исследований в объект экспертизы могут быть внесены изменения <1>, и контроле за оформлением заключения экспертов.

--------------------------------

<1> Россинская Е.Р. Еще раз о проблеме комплексности в судебной экспертизе // Воронежские криминалистические чтения. 2010. Вып. 12.

 

В рамках экспертизы одного рода (вида) может выполняться комплексное исследование одних и тех же вещественных доказательств с использованием различных методов, однако такое исследование не является комплексной экспертизой, даже если оно выполнено комиссией экспертов. Например, по делу о пожаре изъяты провода. Решение вопроса о том, произошли ли их оплавления в результате коротких замыканий (до или во время пожара) или термического действия пожара, осуществляется с использованием таких современных инструментальных методов, как растровая электронная микроскопия, рентгеноструктурный, металлографический и газовый анализы <1>. Исследование может производиться как одним экспертом-металловедом, владеющим этими методами, так и разными экспертами, каждый из которых специализируется в каком-то одном методе, но все они, являясь специалистами в области металловедческих экспертиз, владеют и другими методами исследования. Несмотря на то что в постановлениях о назначении подобных экспертиз часто фигурирует термин "комплексные", они таковыми не являются и представляют собой экспертизы с использованием комплекса методов в пределах одного и того же вида судебной экспертизы. Это утверждение коррелирует с классификаторами судебных экспертиз, утвержденными приказами различных ведомств для проведения аттестаций государственных судебных экспертов. Напомним, что в соответствии с общей теорией судебной экспертизы современные классификации судебных экспертиз осуществляются не по методам экспертных исследований, которые во многом являются общими для разных родов экспертиз, а по исследуемым объектам в совокупности с решаемыми задачами <2>.

--------------------------------

<1> Россинская Е.Р. Рентгеноструктурный анализ в криминалистике и судебной экспертизе. Киев, 1992.

<2> Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза. Курс общей теории. М., 2006; Россинская Е.Р., Галяшина Е.И., Зинин А.М. Теория судебной экспертизы. Учебник для вузов. М., 2009.

 

Комплексной является такая экспертиза, при производстве которой решение вопроса невозможно без одновременного совместного участия специалистов в различных областях знания в формулировании общего вывода <1>. Каждый судебный эксперт, участвующий в производстве комплексной экспертизы, производит исследования и подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность. Выводы, сделанные экспертом самостоятельно, без участия специалистов иных областей знания, должны подписываться им единолично. Выводы по общим вопросам, которых, как правило, в комплексной экспертизе немного, подписываются всеми участвовавшими в экспертизе экспертами. При этом каждый эксперт обладает не только узкой специализацией, но и знаниями в пограничных областях наук, которые использованы при даче заключения.

--------------------------------

<1> Россинская Е.Р., Галяшина Е.И., Зинин А.М. Теория судебной экспертизы: Учебник для вузов.

 

Иной позиции придерживаются некоторые ученые-процессуалисты. Так, профессор Ю.К. Орлов полагает, что "комплексная экспертиза является разновидностью комиссионной. Именно так она определена Федеральным законом "О государственной судебной экспертной деятельности" - ст. ст. 22, 23 <1>. Он справедливо указывает, что признаками комплексной экспертизы является участие в ее производстве экспертов разных специальностей и дача ими совместного заключения на основе не только лично проведенных исследований, но и по результатам исследований, проведенных другими экспертами. Но далее Ю.К. Орлов указывает, что "в составлении синтезирующей части и формулировании общих выводов могут принимать участие не все эксперты, а только эксперты широкого профиля, компетентные в общем предмете исследования. Эксперты узкого профиля, не компетентные в этом предмете, после формулирования ими промежуточных выводов в дальнейшем исследовании не участвуют". Что имеется в виду под широким профилем, нам неясно. В общей теории судной экспертизы и в криминалистике такое понятие отсутствует. Нет его и в уголовно-процессуальной науке. Скорее всего, речь идет о разных экспертных специализациях.

--------------------------------

<1> Орлов Ю.К. Комплексная экспертиза, комплексное исследование и комплекс экспертиз: соотношение понятий // Материалы 2-й Международной научно-практической конференции "Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях" (г. Москва, 24 - 25 июня 2009 г.). М., 2009.

 

Мы совершенно согласны с Ю.Г. Коруховым, что формулировать вывод может наиболее опытный эксперт, а остальные лишь участвуют в этом <1>. Действительно, при производстве сложных комплексных экспертиз на практике текст синтезирующей части пишет сначала кто-то один, как правило, самый опытный эксперт, обладающий разносторонними знаниями. Но это не значит, что другие эксперты не принимают участия в подготовке текста заключения и формулировании выводов.

--------------------------------

<1> Корухов Ю.Г. Проблема комплексности в судебной экспертизе (К вопросу о законодательной регламентации) // Теория и практика судебной экспертизы. 2009. N 3 (15).

 

Ю.К. Орлов приводит пример из области почвоведческой экспертизы: "Если в почве обнаруживаются инородные объекты (ГСМ, лакокрасочные материалы, уголь, известь и т.п.), то к экспертизе подключаются соответствующие специалисты, которые исследуют эти объекты и дают лишь промежуточные выводы, а в формулировании конечных выводов не участвуют, поскольку в общем предмете исследования - почвоведении - не компетентны. Эти их выводы используются затем экспертами-почвоведами в качестве одного из идентификационных признаков". Но в данном случае очевидно, что исследование включений в почву должно производиться в рамках отдельных судебных экспертиз ЛКП, ГСМ и пр. В предмет судебной почвоведческой экспертизы не входит изучение вышеуказанных включений в почву. Пример явно неудачен. Здесь имеет место такой же комплекс экспертиз, как и в следующем примере, приведенном Ю.К. Орловым, когда "на исследование направляется документ и ставятся вопросы, на этом ли принтере он отпечатан, этой ли печатью оставлен оттиск и этим ли лицом выполнена подпись. В данном случае производятся три отдельные экспертизы, никак между собой не связанные".

Полагаем, что оба примера описывают аналогичную ситуацию. Ведь цель назначения экспертиз в последнем примере - идентификация документа, а цель комплекса экспертиз, связанных с почвой, - идентификация почвенных наслоений. Полученные по каждому из указанных объектов идентификационные признаки могут составлять совокупность, необходимую для формулирования экспертного вывода только по каждому объекту в отдельности. Суммирование идентификационных признаков, относящихся к разным объектам, ничего не добавляет при идентификации этого объекта (подписи, печати, принтера). Естественно, что по сути подобная экспертиза комплексной не является и может быть заменена комплексом экспертиз.

Другое дело, если при производстве судебной автотехнической и транспортно-трасологической экспертиз решается диагностическая задача о механизме дорожно-транспортного происшествия. Объектом исследования в данном случае является само место ДТП и находящиеся там транспортные средства. Эксперты - трасолог и автотехник, исследуя место ДТП, решают диагностические и идентификационные задачи, каждый в области своего рода судебных экспертиз, а затем формулируют общий вывод о механизме ДТП, поскольку обладают специальными знаниями на стыке этих экспертных специализаций, а нередко оба - и свидетельствами на право производства и автотехнических, и транспортно-трасологических экспертиз. Заметим, что при решении данной задачи могут быть привлечены и другие эксперты, например, металловед, специалист в области лакокрасочных покрытий или ГСМ, но они в формулировании конечного вывода не участвуют, а подписывают только свою часть заключения. Эксперт-металловед, исследуя, например, причину излома ступицы колеса автомобиля, устанавливает, что имели место хрупкий излом или усталость металла. Однако решение вопроса о причинно-следственной связи излома и возникновения ДТП находится в компетенции эксперта-автотехника и эксперта-трасолога. Поэтому заключение металловеда может быть оформлено как отдельная экспертиза, так и как "вложенная" часть комплексной экспертизы. В этом случае эксперт для обеспечения возможности оценки и использования в доказывании промежуточного вывода должен объяснить в заключении, какую именно информацию он дает для использования ее другим экспертом в последующем исследовании.

Серьезной экспертной ошибкой являются интерпретация и разъяснения одним экспертом результатов исследования другого в одном и том же заключении, если, как пишет, например, Ю.К. Орлов, вывод эксперта понятен только другому эксперту. На практике бывают случаи, когда легковесные, не подкрепленные исследованиями, выводы даются в псевдонаучной форме, затрудняющей понимание или попросту делающей его невозможным.

 

1.2. Гносеологические и деятельностные (операционные)

экспертные ошибки

 

Гносеологические ошибки коренятся в сложностях процесса экспертного познания. Они могут быть допущены при познании сущности, свойств, признаков объектов экспертизы, отношений между ними, а также при оценке результатов познания, итогов экспертного исследования, их интерпретации.

Как известно, познание может быть содержательным и оценочным. Ошибки гносеологического характера связаны с процессом экспертного исследования, который строится с учетом законов логики и определенных правил. Они делятся на логические и фактические (предметные) <1>.

--------------------------------

<1> Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. М., 2001. С. 188.

 

Логические ошибки связаны с нарушением в акте мышления законов и правил логики, некорректным применением логических приемов и операций, например смешение причинной связи с простой последовательностью во времени или обоснование тезиса аргументами, из которых данный тезис логически не вытекает. Такие ошибки обычно связаны с различными логическими операциями и видами умозаключений. Так, можно выделить ошибки в делении понятий, в определении понятий, ошибки в индуктивном выводе, ошибки в дедуктивных умозаключениях, ошибки в доказательстве: по отношению тезису, аргументу, демонстрации <1>.

--------------------------------

<1> Ивин А.А., Никифоров А.Л. Словарь по логике. М.: Гуманит. изд. центр "ВЛАДОС", 1997. С. 261.

 

В литературе приводятся и иные формально-логические ошибки, встречающиеся в экспертных заключениях, как, например:

- вывод не является логическим следствием осуществленного экспертом исследования;

- отсутствует логическая обусловленность последовательности стадий экспертного исследования;

- по одному и тому же предмету даны противоречивые выводы экспертов;

- заключение внутренне противоречиво;

- выводы эксперта недостаточно мотивированы <1>.

--------------------------------

 

КонсультантПлюс: примечание.

Монография Е.Р. Россинской, Е.И. Галяшиной "Настольная книга судьи: судебная экспертиза" включена в информационный банк согласно публикации - Проспект, 2011.

 

<1> Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи. Судебная экспертиза. М., 2010.

 

Проиллюстрируем это примером. По делу о пожаре в универмаге в ходе комплексной экспертизы исследовались оплавленные медные провода. Эксперт-металловед сделал вывод, что причиной оплавления проводов явилось короткое замыкание, которое имело место до начала пожара. Основываясь только на этом, пожарно-технический эксперт заключил, что пожар возник из-за короткого замыкания в электропроводке. При оценке заключения эксперта судом был допрошен специалист, который показал, что короткое замыкание и возникновение пожара могли возникнуть последовательно, но независимо друг от друга. Эксперт пожарно-технической экспертизы должен был выявить наличие причинно-следственной связи между коротким замыканием в электропроводке и возникновением пожара. В частности, путем расчетов следовало установить возможность загорания от капель расплавленного металла объектов, находящихся непосредственно под проводом. А в случае положительного результата сопоставить полученную информацию со следовой картиной на месте пожара, например, очаговыми признаками или путями распространения огня. В данном же случае выводы эксперта были к тому же явно недостаточно мотивированы.

Распространенными логическими ошибками является несоответствие выводов и исследовательской части заключения. Здесь возможны следующие логические ошибки:

- исследовательская часть формулируется в вероятной форме, а выводы - в категорической, что из исследования не вытекает;

- исследовательская часть заключения не служит логическим основанием для экспертных выводов, т.е. отсутствует логическая обоснованность этих выводов промежуточными результатами;

- ответ на вопрос приведен только в выводах, а в исследовательской части обоснование этого ответа вообще отсутствует.

К логическим ошибкам нельзя причислять ошибки словесного выражения суждений эксперта. К числу последних относится широко известная омонимия - смешение или подмена понятий, происходящие вследствие того, что разные понятия часто выражаются похожими словами и словесными оборотами.

Логические ошибки следует отличать от фактических ошибок. Последние обусловлены не нарушением правил логики, а незнанием предмета, фактического положения дел. Фактические (предметные) ошибки проистекают от искаженного представления об отношениях между предметами объективной действительности. Следует подчеркнуть, что, как отмечают авторы учебника по криминалистике <1>, предметные ошибки, которые относятся к содержанию экспертного умозаключения, могут быть замечены и исправлены только тем, кто знаком с самим предметом, о котором идет речь. На практике имеют место случаи использования для обоснования экспертного вывода выявленных при исследовании одного объекта-носителя экспертами разных специальностей (или одним экспертом, владеющим специальными знаниями из разных специальностей) признаков, которые не могут образовывать совокупность, но должны анализироваться отдельно для каждого вида (рода) экспертиз. Поясним это на примерах.

--------------------------------

<1> Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика: Учебник для вузов. Изд. 3-е, перераб. и доп. М., 2010. С. 397.

 

При идентификационном исследовании окурка со следами зубов и пальцев рук экспертом-трасологом, даже если он имеет право выполнять судебные дактилоскопические экспертизы и судебные трасологические экспертизы следов зубов, идентификационные признаки зубов в следах, которых недостаточно для категорического вывода об индивидуальном тождестве не могут быть дополнены признаками папиллярных узоров, также не образующих совокупность, необходимую для индивидуальной идентификации. Объектами исследования в данном случае будет не окурок, но следы. То же самое относится и к случаям, когда при идентификации орудия взлома по признакам следа-отображения вывод о тождестве делается и на основании исследования состава следов металлизации или следов лакокрасочного покрытия.

Деятельностные (операционные) ошибки связаны с осуществляемыми экспертом операциями (процедурами) и могут заключаться в:

а) нарушении предписанной последовательности этих процедур; б) неправильном использовании средств исследования или использовании непригодных средств, например, использование аппаратуры, давно не проходившей поверку; в) получении некачественного сравнительного материала и т.п.

Во многих случаях фактические ошибки сопровождаются деятельностными, и наоборот, деятельностные - фактическими, поскольку и те и другие связаны с профессиональной компетенцией эксперта и могут быть выявлены, как правило, только лицами, обладающими соответствующими специальными знаниями. Поэтому целесообразно рассматривать эти ошибки в комплексе по стадиям экспертного исследования как совокупности осуществляемых в определенной последовательности операций, действий, выполняемых на основе специальных знаний в связи с проведением исследования каких-либо объектов, являющихся вещественными доказательствами в целях поиска ответов на поставленные перед экспертом вопросы.

Технология экспертного исследования складывается из ряда составляющих, а именно:

- знания методических основ экспертного исследования;

- структуры экспертного заключения;

- критериев оценки промежуточных данных, получаемых в ходе исследования;

- формирования убеждения эксперта в обоснованности выводов;

- формулирования окончательных выводов;

- оформления результатов экспертизы.

Экспертное исследование основывается на методиках производства экспертиз различных классов, родов и видов, являющихся результатом специальных научных разработок. Методика экспертного исследования представляет собой систему познавательных средств, определяющих содержание и структуру исследования.

Решение задачи, поставленной перед экспертом, как правило, происходит в проблемной ситуации, в которой исход исследования и ответ на поставленный вопрос неочевидны и эксперту предстоит альтернативный выбор. Проблемные ситуации предопределяют характер процесса исследования как мыслительный и творческий характер, поскольку этот процесс порождает новое знание о фактах, имеющих значение для расследования и судебного разбирательства. Сущность и содержание процесса экспертного исследования как творческого акта зависят от вида задачи, вида объекта, степени и характера методической обеспеченности этого процесса.

Задачи, решаемые экспертом, могут быть типовыми, стандартными (чаще всего встречающимися) и творческими (эвристическими), требующими нестандартного подхода, разработки новой или модернизации действующей методики. Если задача типовая и решается с помощью стандартной методики, то она поддается алгоритмизации, формализующей процесс экспертного исследования. Эвристическая задача требует от эксперта высокой квалификации, совершенного владения методиками, умения находить нестандартное ее решение. Таким образом, познавательная деятельность эксперта представляет собой соотношение творческого начала и стандартности, зависит от научного уровня разработанных методик и методов решения задач экспертизы определенного рода и вида.

На современном уровне развития судебно-экспертной науки полная стандартизация и алгоритмизация всего процесса экспертного исследования невозможны. На долю эксперта всегда будет оставаться первоначальный анализ исходных данных (проблемная ситуация) и осмысление результатов проведенных исследований перед формулированием окончательного вывода, даже если само исследование осуществлялось по стандартной методике с высоким уровнем программирования деятельности эксперта на этапе собственно исследования объекта.

Процесс экспертного исследования сочетает в себе как стандартизованные компоненты, так и компоненты, определяющие действия эксперта ориентировочно, приблизительно, в общих чертах. Методика всегда содержит рекомендации и обязательные правила по узловым моментам, определяющим схему исследования. Все содержание конкретного экспертного исследования не может предусмотреть ни одна методика. Поэтому творческие компоненты обычно присутствуют в каждом экспертном исследовании.

Рассмотрим основные фактические и деятельностные экспертные ошибки по четырем стадиям экспертного исследования.

На подготовительной стадии эксперт знакомится с постановлением о назначении экспертизы, другими исходными материалами, уясняет задачи экспертизы, производит предварительный экспертный осмотр объектов исследования и сравнительных образцов и устанавливает их пригодность и достаточность для решения поставленных вопросов, выдвигает экспертные версии, намечает план экспертного исследования и выбор метода, группы методов или типовой методики, необходимой для осуществления судебной экспертизы.

Наиболее распространенные ошибки этой стадии:

- непригодность объектов для исследования;

- неверное представление об объектах исследования;

- недостаточное количество или низкое качество сравнительных образцов;

- ошибочные экспертные версии, которые впоследствии не были уточнены;

- выбор методов или методик исследования, не соответствующих объектам.

Ошибки этой стадии обычно трудно исправить на последующих стадиях экспертного исследования. Например, при исследовании больших объемов вязких, порошкообразных и жидких объектов неоднородной консистенции (нефтепродуктов, пищевых продуктов и пр.) недостаточно бывает отобрать образец только с одного участка, но отбирается несколько образцов с разных участков объема (с середины, края и т.д.) и средняя проба: взятые части объема объектов смешиваются, и эксперту передается часть этой смеси. В противном случае об объекте может сложиться неправильное представление.

В вышеприведенном примере, где исследовались оплавленные медные провода, пожарно-технический эксперт допустил не только логическую, но фактическую ошибку, не связав данные провода с электропроводкой универмага, т.е. не проверил, являлись ли представленные на исследование фрагменты частью электропроводки универмага. С этой целью он должен был запросить у следователя дополнительные материалы: электросхему объекта и характеристики электропроводки, фрагмент протокола осмотра места пожара с описанием процесса обнаружения и изъятия фрагментов электропроводов.

При производстве комплекса экспертиз по одному и тому же объекту, например, вышеуказанному окурку, ошибки могут быть связаны с неверной последовательностью проведения различных экспертиз, когда один эксперт, осуществляя свое экспертное исследование, разрушает невольно следы-объекты исследования другой экспертизы. Это ошибки руководителя экспертного учреждения или эксперта-организатора (ведущего эксперта), руководящего работой.

Здесь уместно остановиться на проблеме выбора метода экспертизы с точки зрения наименьшего разрушения объекта исследования. Одну и ту же информацию об объекте можно получить, применяя различные общеэкспертные методы. Например, элементный состав металлической частицы можно установить методами химического микроанализа, рентгеноспектрального анализа, эмиссионного спектрального анализа и др. Однако возможности методов неодинаковы. Методы обладают различной чувствительностью, избирательностью, могут быть качественными и количественными, относительными, требующими паспортизованных стандартных образцов и методами абсолютных измерений. Очевидно, что в зависимости от задачи, стоящей перед экспертом при производстве экспертиз, и существования соответствующих методик он должен в каждом конкретном случае выбирать метод или комплекс методов экспертного исследования.


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.03 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты