Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 9. ОКОНЧАНИЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ




Читайте также:
  1. I. Криминалистическое и специальное лабораторное оборудование и техника для подготовки специалистов в области расследования и исследования пожаров
  2. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  3. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  4. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  5. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  6. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  7. ВОПРОС№56:Освобождение Б от захватчиков. Окончание 2 мировой войны. Ее итоги.
  8. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  9. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  10. Глава 0. Чувство уверенности в себе

 

9.1. ПРЕКРАЩЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

 

9.1.1. Понятие и основания прекращения уголовного дела

и уголовного преследования

 

Под прекращением уголовного дела в стадии предварительного расследования понимается такое окончание следственного производства в целом, которое осуществляется в силу наличия обстоятельств, исключающих дальнейшее производство по уголовному делу, либо оснований для освобождения лица от уголовной ответственности. С прекращением уголовного дела процессуальная деятельность по нему полностью заканчивается, дальнейшее движение дела исключается, если, конечно, постановление о прекращении не отменено в установленном законом порядке. Прекращенное уголовное дело подлежит сдаче в архив на хранение. Исключением из этого положения являются случаи прекращения дел ввиду непричастности обвиняемого к совершению данного преступления. Такое прекращение означает, что преступление имело место, однако кто его совершил, осталось невыясненным. Реабилитация обвиняемого, который в этой связи выбывает из числа участников уголовного процесса, влечет одновременное приостановление предварительного расследования на основании п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ ("лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено"). Никакие соображения типа "больше некому" (совершить данное преступление) или "он невиновен, он сумел выйти сухим из воды" юридического значения не имеют. Уголовное дело, как и любое другое, производство по которому приостановлено по указанному основанию, в архив не сдается и хранится у следователя, который в соответствии со ст. 209 УПК РФ обязан продолжить по нему деятельность по раскрытию преступления, установлению лица, его совершившего, привлекая к этой деятельности органы дознания с их гласными и негласными оперативно-розыскными возможностями. В пределах сроков давности привлечения к уголовной ответственности в подобных случаях не огражден от внимания спецслужб и сам реабилитированный ввиду недоказанности его участия в преступлении (что юридически равнозначно непричастности), однако все уголовно-процессуальные правоотношения с ним полностью обрываются. Пока производство по уголовному делу не возобновлено, никакие правоограничения к нему применены быть не могут.



Обоснованное прекращение уголовного дела представляет собой вариант необходимого и законного результата расследования. Далеко не каждое прекращенное дело свидетельствует о том, что по нему имелись какие-то упущения или что дело было необоснованно возбуждено. На момент возбуждения дела невозможно предвидеть наличие обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, они, как правило, устанавливаются лишь в результате расследования. Поэтому было бы неправильно рассматривать каждое прекращенное дело без учета конкретных обстоятельств как брак в работе следователя или дознавателя, как свидетельство неисполнения или ненадлежащего исполнения ими служебных обязанностей.

Согласно ст. 24 УПК РФ уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:

- отсутствие события преступления;

- отсутствие в деянии состава преступления;

- истечение сроков давности уголовного преследования;

- смерть подозреваемого или обвиняемого;

- отсутствие заявления потерпевшего;

- отсутствие заключения суда о наличии признаков состава преступления в действиях лица, в отношении которого установлен особый порядок производства по уголовному делу, либо отсутствие согласия Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ или квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого лица, в отношении которого установлен особый порядок производства по уголовному делу.



За отсутствием события преступления дело подлежит прекращению лишь в тех редких случаях, когда оказалось, что не существует самого деяния, по поводу которого было начато и велось производство. Так, уголовное дело, возбужденное по признакам взяточничества, подлежит прекращению за отсутствием события преступления, если выяснится, что самой передачи денег и их получения не было, сведения об этом оказались ложными или не подтвердились, но и не опровергнуты (что в свете презумпции невиновности равнозначно). Отсутствие (неустановление, недоказанность) события преступления - реабилитирующее основание прекращения уголовного дела и уголовного преследования; неустановление события преступления в стадии судебного разбирательства уголовного дела в суде первой инстанции влечет постановление оправдательного приговора. Такое прекращение означает невиновность лица, в отношении которого велось уголовное преследование (подозреваемый, обвиняемый); оно во всех случаях признается жертвой следственной ошибки, что влечет восстановительно-компенсационные правоотношения, возникающие на основе правовых норм, закрепленных в гл. 18 "Реабилитация" (ст. 133 - 139 УПК РФ).

За отсутствием состава преступления уголовное дело подлежит прекращению в тех случаях, когда само деяние, по поводу которого возбуждено дело, налицо, однако в этом деянии отсутствует какой-либо признак преступления, относящийся к объекту, объективной стороне, субъекту или субъективной стороне. Обычно это такие случаи, когда расследуемое деяние оказывается не предусмотрено уголовным законом или совершено без вины либо при наличии необходимой обороны, крайней необходимости, добровольного отказа либо других обстоятельств, исключающих преступность деяния (ст. 31, 37 - 42 УК РФ). Отсутствие состава преступления - также реабилитирующее основание. Хотя в определенном смысле "похуже", чем отсутствие события. Если в последнем случае исключается не только уголовная ответственность, но и всякая другая (не было деяния - значит, не было ничего), то отсутствие состава преступления, означая невиновность подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, не исключает гражданско-правовой, например имущественной, ответственности, а также моральной, поскольку определенные действия реабилитированным все-таки совершены и они могут быть порицаемы.



Согласно ч. 3 ст. 27 УПК РФ уголовное преследование в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния предусмотренного УК РФ возраста, с которого наступает уголовная ответственность, подлежит прекращению за отсутствием состава преступления (мыслится - отсутствие субъекта преступления). За отсутствием состава преступления подлежит прекращению уголовное преследование и в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного УК РФ (так называемая ограниченная вменяемость). Эти правила в теоретическом отношении спорны. "Презумпция неразумения", на которой базируются нормы об освобождении от уголовной ответственности лиц, не достигших определенного возраста, и отсутствие состава преступления - явления принципиально различные. Отсутствие состава преступления - реабилитирующее основание освобождения от уголовной ответственности. Его применение означает, что гражданин оказался жертвой судебной, следственной или прокурорской ошибки (или всех вместе взятых ошибок) и что государство по отношению к такому гражданину является должником, чего никак нельзя сказать ни про одиннадцатилетнего убийцу, ни про ограниченно вменяемого семнадцатилетнего насильника, ни про тринадцатилетнего разбойника. Прекращение уголовного дела за отсутствием состава преступления означает невиновность, которая влечет комплекс восстановительно-компенсационных правоотношений между государством, с одной стороны, и безвинно пострадавшим гражданином - с другой, тогда как извинения со стороны государства по адресу указанных лиц и возмещение причиненного им вреда выпадают из формулы справедливости и противоречат здравому смыслу <1>.

--------------------------------

<1> В УПК РСФСР (п. 5 ч. 1 ст. 5) недостижение лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность, предусматривалось как самостоятельное обстоятельство, исключающее производство по уголовному делу.

 

Уголовное дело подлежит прекращению по рассматриваемому основанию сразу же, безотлагательно, как только выяснится, что данное деяние совершено лицом, которое в силу своего возраста по закону (ст. 20 УК РФ) не несет уголовную ответственность за совершенное. Необходимость в доказывании других обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ, отпадает.

Особо, в виде самостоятельной ч. 2 ст. 24 УПК РФ, предусмотрено, что уголовное дело подлежит прекращению за отсутствием состава преступления в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом. Данное процессуальное законоположение производно от уголовно-правового принципа, согласно которому уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу (ч. 1 ст. 10 УК РФ). Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, своей обратной силой декриминализирует его, вследствие чего уголовное судопроизводство по поводу такого деяния действительно теряет смысл и состав преступления на данный момент отсутствует. Но он (состав преступления) не отсутствовал, а наличествовал в момент совершения деяния, что придает этому обстоятельству существенный и специфический нереабилитирующий оттенок, отличающий его от отсутствия состава преступления как основания реабилитации, в частности оправдания по суду. Здесь нет судебно-следственной ошибки, нет ее жертвы и нет ответственности государства перед нею.

Вследствие истечения сроков давности уголовное дело в стадии предварительного расследования подлежит обязательному прекращению, если истекли следующие сроки:

- два года со дня совершения преступления небольшой тяжести;

- шесть лет со дня совершения преступления средней тяжести;

- десять лет со дня совершения тяжкого преступления;

- пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления (ст. 78 УК РФ).

Нормы уголовно-правового института давности и уголовно-процессуального института прекращения дела за давностью основываются на гуманистической идее, согласно которой угроза уголовной ответственности не может довлеть над человеком в течение всей его жизни. Привлечение к уголовной ответственности по истечении определенного срока превращается в неоправданную месть и поэтому теряет смысл и необходимость с точки зрения общей и специальной превенции, хотя объективно совершенное лицом деяние полностью не утратило своей общественной опасности. Нецелесообразность привлечения к уголовной ответственности в подобных условиях вытекает из презумпции, что раз по прошествии определенного времени данное лицо не совершает нового преступления, оно уже не представляет общественной опасности либо эта общественная опасность незначительна. Кроме того, совершенное действие или бездействие со временем утрачивает общественный резонанс, оно сглаживается в памяти людей, и ворошить его вновь бессмысленно с точки зрения нравственности и гражданского правосознания. С течением времени сглаживается и память о фактических обстоятельствах преступления, утрачиваются, подвергаются порче и разрушаются вещественные следы преступления, возникают порой непреодолимые трудности с собиранием образцов для экспертного исследования. Словом, время создает серьезные практические препятствия для успешного раскрытия, расследования, судебного рассмотрения и разрешения уголовного дела. Эти препятствия относятся к области работы с доказательствами и носят уголовно-процессуальный и криминалистический характер. Однако в причинно-следственной связи с освобождением от уголовной ответственности вследствие истечения сроков давности эти обстоятельства не состоят.

Согласно ч. 4 ст. 78 УК РФ вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом. Это означает, что прекращение уголовных дел о таких преступлениях в стадии предварительного расследования не допускается. Не допускается также прекращение уголовных дел о преступлениях против мира и безопасности: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны (ст. 353 УК РФ), применение запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356 УК РФ), геноцид, т.е. действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, расовой или религиозной группы (ст. 357 УК РФ), и экоцид, т.е. массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов, а также совершение иных действий, способных вызвать экологическую катастрофу (ст. 358 УК РФ), потому что сроки давности к лицам, совершившим такие преступления, не применяются вообще (ч. 5 ст. 78 УК РФ).

Для прекращения уголовного дела вследствие истечения сроков давности не обязательно, чтобы была доказана виновность определенного лица в совершении преступления, установлены все фактические обстоятельства дела, перечисленные в ст. 73 УПК РФ (полный предмет доказывания), а также выполнены все процессуальные действия, связанные с привлечением лица в качестве обвиняемого. Для законного и обоснованного завершения расследования в указанной форме и по указанному основанию необходимо лишь достоверно установить, что: а) за данное деяние, которое исследуется по данному уголовному делу, никто и ни при каких обстоятельствах не может нести уголовную ответственность из-за истечения сроков давности или же б) за данное деяние данное лицо не может ни при каких обстоятельствах нести уголовную ответственность из-за истечения названных сроков.

Истечение сроков давности - нереабилитирующее основание прекращения уголовного дела и уголовного преследования, оно не означает признания подозреваемого и обвиняемого невиновным, не влечет постановления оправдательного приговора и не порождает восстановительно-компенсационных правоотношений, возникающих из факта реабилитации. Поэтому, если подозреваемый или обвиняемый не согласен с таким нереабилитирующим окончанием уголовного дела, ему открыт путь к правосудию. Согласно ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного преследования вследствие истечения сроков давности не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В таком случае досудебное производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке, завершается составлением обвинительного заключения и направлением в суд, где обвиняемый получает возможность защищаться от предъявленного обвинения и добиваться своей реабилитации в условиях, максимально благоприятных для этого (устность, гласность, состязательность).

Вследствие смерти обвиняемого уголовное дело в стадии предварительного расследования в обязательном порядке подлежит прекращению в тех случаях, если в ходе расследования достоверно установлено, что лица, совершившего расследуемое преступление, нет в живых и этот факт удостоверен в законном порядке, т.е. свидетельством о смерти, выдаваемым органами записи актов гражданского состояния, или судебным решением. При этом когда наступила смерть, значения не имеет. Не имеют значения и многие юридические детали, характеризующие состав преступления, по признакам которого возбуждено уголовное дело, в частности оттенки психического отношения субъекта к содеянному. Достоверно должно быть установлено лишь то, что совершенное деяние является преступлением, предусмотренным УК РФ, и что совершено оно данным, ныне покойным лицом и никем другим. Полное расследование всех обстоятельств уголовного дела в подобных случаях выходит за рамки смысла и назначения уголовного судопроизводства, ибо, как говорили древние, mors omnia solvit - смерть решает все вопросы. Но поскольку такое прекращение не является реабилитацией и порочит имя покойного, его близкие родственники, защитник, а равно любое другое лицо или организация, которым это имя дорого, считая покойного невиновным, могут ходатайствовать перед органом расследования о продолжении производства по делу в обычном порядке. Это значит, что орган расследования должен завершить производство по делу составлением обвинительного заключения и направить это дело через прокуратуру в суд, где все обстоятельства дела подлежат исследованию в заочном судебном процессе в условиях устности, гласности и непосредственности и защищающая сторона получает возможность добиваться реабилитации в максимально благоприятных процессуальных условиях.

По действующему российскому законодательству смерть человека юридически удостоверяется свидетельством о смерти, выдаваемым органами записи актов гражданского состояния (загс). Таким образом, прекращению уголовного преследования на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в обязательном порядке предшествует приобщение к уголовному делу в качестве документального доказательства факта смерти надлежащим образом заверенной копии названного свидетельства. Для органа расследования факт смерти, удостоверенный таким образом, имеет преюдициальное значение и влечет его процессуальную обязанность прекратить уголовное преследование; никакие иные уголовно-процессуальные правоотношения далее немыслимы.

Сказанное в полной мере относится и к случаям, когда смерть подозреваемого или обвиняемого наступила во время расследования и пребывания указанных лиц под стражей. Следователь не вмешивается в события, связанные с официальной констатацией смерти и погребением умершего заключенного; это забота администрации следственного изолятора и лиц, принявших на себя обязанности, связанные с погребением <1>.

--------------------------------

<1> См.: Инструкция о порядке погребения лиц, умерших в период отбывания уголовного наказания и содержания под стражей в учреждениях ФСИН России. Утверждена Приказом Министра юстиции РФ от 23 июня 2005 г. N 93 // РГ. 2005. 19 июля. ФСИН - Федеральная служба исполнения наказаний.

 

Иначе складываются правоотношения, связанные с прекращением уголовного преследования лиц, смерть которых наступила в результате пресечения совершенной или террористической акции, иначе сказать - террористов, погибших в ходе спецопераций. В этих случаях прекращение уголовного преследования предшествует официальному свидетельству органов загса о смерти определенного лица, потому что такое признание, а также погребение указанных лиц обладают определенной спецификой; во избежание новых противоправных акций их тела не выдаются ни близким покойного, ни другим лицам. (О действиях следователя в такой ситуации более подробно говорится в подразделе 9.1.3, посвященном процедуре прекращения уголовного дела и уголовного преследования, и в Приложении 6.)

Вследствие отсутствия заявления потерпевшего уголовное дело в стадии предварительного расследования подлежит прекращению в обязательном порядке, если обнаружится, что это дело вопреки требованию закона возбуждено при отсутствии письменного заявления (жалобы) потерпевшего или же протокола его устного заявления, содержащего ясно выраженную просьбу о привлечении своего обидчика к уголовной ответственности. Сказанное касается уголовных дел частно-публичного обвинения, т.е. дел об изнасиловании, совершенных при отсутствии квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 131 УК РФ), о нарушении авторских и смежных прав, совершенных при отсутствии квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 146 УК РФ), и о нарушении изобретательских и патентных прав, также при отсутствии квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 147 УК РФ), которые по общему правилу возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего и (в отличие от дел частного обвинения <1>) проходят стадию предварительного расследования в общем порядке. Отсутствие заявления потерпевшего является нереабилитирующим обстоятельством; оно не связано с категорией невиновности. Прекращение уголовного дела не влечет обязанности органа, осуществляющего уголовное преследование конкретного лица, принимать меры к его реабилитации и возмещению причиненного вреда (ч. 2 ст. 212 УПК РФ) <2>.

--------------------------------

<1> Производство по таким делам по общему правилу от начала до конца ведется у мирового судьи, минуя стадию предварительного расследования.

<2> В явном противоречии с данным положением находится содержание п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ.

 

Согласно ст. 23 УПК РФ уголовные дела о злоупотреблении полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации (ст. 201 УК РФ), злоупотреблении полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК РФ), превышении полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ч. 203 УК РФ) и коммерческом подкупе (ст. 204 УК РФ), при условии что преступление причинило вред исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам общества или государства, возбуждаются только по заявлению руководителя соответствующей коммерческой или иной организации или с его согласия. В этом отношении такие дела представляют собой специфическую разновидность дел частно-публичного обвинения. Если в ходе расследования выяснится, что ни заявления, ни согласия компетентного лица на возбуждение подобного дела не было, оно подлежит обязательному прекращению также со ссылкой на п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

И наконец, последнее в общем списке оснований прекращения уголовного дела обстоятельство означает отсутствие особого условия, предусмотренного законом для уголовного преследования:

- членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы;

- Генерального прокурора РФ;

- судей Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, судей федерального суда общей юрисдикции и федерального арбитражного суда;

- иных судей;

- депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Федерации;

- следователей, адвокатов, прокуроров и некоторых других категорий лиц (ст. 447 и 448 УПК РФ).

Возбуждение уголовного дела в отношении вышеперечисленных лиц предполагает участие судебной власти. Отсутствие согласия суда на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемых указанных лиц влечет отказ в возбуждении уголовного дела, а если оно возбуждено - его прекращение.

Кроме того, согласно ст. 451 УПК РФ уголовное преследование подлежит прекращению в случае, когда Совет Федерации или Государственная Дума не удовлетворили ходатайство о согласии на направление в суд уголовного дела по обвинению члена Совета Федерации или депутата Государственной Думы. Те же последствия влечет:

- отказ Государственной Думы в согласии на привлечение к уголовной ответственности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации;

- отказ Государственной Думы в согласии на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее об особенностях уголовного судопроизводства по делам некоторых категорий лиц см. гл. 52 УПК РФ (ст. 447 - 452).

 

Уголовное дело также подлежит прекращению, если расследованием будет установлено, что преступление совершено лицом, обладающим по российским законам дипломатическим иммунитетом от уголовного преследования. Такое прекращение производится со ссылкой на соответствующий международно-правовой акт, на основании которого данное лицо пользуется этим иммунитетом (Конвенция о привилегиях и иммунитетах 1946 г., Конвенция о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений 1947 г., Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г., Венская конвенция о консульских сношениях 1963 г.), а также ч. 3 ст. 1 УПК РФ, согласно которой общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью российского законодательства, регулирующего уголовное судопроизводство. Данное самостоятельное основание прекращения уголовного дела относится к нереабилитирующим.

 

9.1.2. Понятие и основания прекращения

уголовного преследования

 

От прекращения уголовного дела, т.е. всего досудебного производства, следует отличать прекращение уголовного преследования, т.е. производства в отношении конкретного лица, подозреваемого или обвиняемого в преступлении, иначе говоря, уголовно-процессуальной функции, выражающейся в выдвижении и обосновании подозрения и обвинения, инкриминируемого конкретному лицу. Согласно ч. 3 ст. 24 УПК РФ прекращение уголовного дела влечет одновременное прекращение уголовного преследования, но не всякое прекращение уголовного преследования влечет за собой полное прекращение всего дела. Так, если по делу обвиняется несколько лиц, а основания для прекращения установлены только в отношении одного из них, прекращение уголовного преследования в отношении данного обвиняемого не означает полного прекращения следственного производства по уголовному делу, которое в обычном порядке продолжается в отношении остальных обвиняемых.

Действующий УПК РФ (ст. 27) устанавливает собственный перечень оснований прекращения уголовного преследования. Этот перечень включает в себя все основания прекращения уголовного дела, а кроме того:

- непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;

- акт амнистии;

- наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;

- наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела.

Непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления как основание прекращения уголовного преследования означает, что:

- сам факт преступления имел место, он доказан;

- в деле имеется подозреваемый (ст. 46 УПК РФ) или обвиняемый (ст. 47 УПК РФ);

- установлено, что инкриминируемое преступление совершено не подозреваемым, не обвиняемым, а другим лицом.

Разновидность подобной ситуации выражается в том, что:

- сам факт преступления имел место, он доказан материалами дела;

- в деле имеется подозреваемый или обвиняемый;

- собранных доказательств недостаточно для достоверного вывода, что расследуемое преступление совершено подозреваемым, обвиняемым, а не кем-либо другим;

- все возможности для собирания дополнительных доказательств полностью исчерпаны.

В силу презумпции невиновности и вытекающих из нее правил о том, что все сомнения толкуются в пользу обвиняемого, а недоказанная виновность равнозначна доказанной невиновности, вывод о недоказанности участия обвиняемого в преступлении равнозначен выводу о непричастности данного лица (обвиняемого) к преступлению, по поводу которого возбуждено данное уголовное дело и которое ему вменялось в вину, и означает, что данное преступление совершал кто-то другой.

Вследствие акта амнистии уголовное преследование в стадии предварительного расследования подлежит прекращению, если выяснится, что расследуемое преступление подпадает под действие акта высшего органа государственной власти (в наше время и в нашей стране - Государственной Думы Федерального Собрания РФ), который принимается в отношении индивидуально-неопределенного круга лиц и который, не отменяя уголовного закона, карающего за данное преступление, предписывает либо прекратить начатое уголовное преследование, либо если оно еще не начато, то и не начинать его. В отличие от акта помилования, относящегося к одному конкретному лицу или к нескольким, но всегда индивидуально-определенным лицам, акт амнистии носит нормативный характер; он всегда касается целой категории преступлений или групп субъектов, не обозначенных индивидуально. Эти категории определяются по различным признакам: по составу или тяжести совершенного преступления, по признакам субъекта преступления и т.д.

По общему правилу акт амнистии распространяется на преступления, совершенные до его издания. К лицам, совершившим длящиеся преступления, амнистия применяется лишь в том случае, если весь комплекс действий, составляющих это преступление, был реализован до даты, установленной актом амнистии (дата издания, дата вступления в законную силу). Поэтому действие лица, например совершившего побег из-под стражи, не подпадает под амнистию, если оно не задержано или не явилось с повинной на момент, указанный в акте амнистии. Аналогичен механизм действия акта амнистии и в отношении продолжаемых преступлений: этот акт применяется лишь в том случае, если преступное действие совершено до издания акта амнистии или даты, специально указанной в этом акте, и не применяется, если хотя бы одно из преступных действий было совершено после его издания или указанной даты. Освобождение от уголовной ответственности вследствие акта амнистии означает прощение государством виновного, а не его реабилитацию.

Вышесказанное приводит к лежащей на поверхности мысли, что прекращение уголовного преследования вследствие акта амнистии допустимо лишь при полной доказанности виновности обвиняемого, когда установлены все основные фактические обстоятельства, составляющие предмет доказывания по уголовному делу, а именно и по крайней мере: событие преступления, детали, характеризующие субъективную сторону состава преступления, характер и размер вреда, причиненного преступлением, а также обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, которые, в отличие от акта амнистии, являются реабилитирующими (пп. 1 - 5 ч. 1 ст. 73 УПК РФ).

Эта мысль неверна. Такое прекращение законно не только при доказанности виновности амнистируемого в совершении преступления, но и в других ситуациях, когда тот, в чьем производстве находится данное уголовное дело в данный момент (дознаватель, следователь), на основании следственных материалов вправе сделать следующее логическое заключение: деяние, по поводу которого ведется производство по данному уголовному делу, больше не наказуемо по воле законодателя, независимо от того, кем оно совершено, и даже независимо от того, имело ли оно место в действительности. А если акт амнистии распространяется на деяния, совершенные лицом, к которому предъявляются определенные возрастные или иные требования (участник Великой Отечественной войны, ранее не судим, мать несовершеннолетних детей и т.д.), предпосылка для решения о прекращении уголовного преследования варьируется следующим образом: совершенное данным лицом деяние, по поводу которого ведется производство по данному уголовному делу, больше не наказуемо по воле законодателя, независимо от наличия каких бы то ни было других элементов предмета доказывания и даже от того, имело ли оно место в действительности. Словом, решение о незамедлительном прекращении уголовного преследования вследствие акта амнистии является законным и обоснованным во всех случаях, когда по материалам уголовного дела становится ясно, что данный случай "подпадает" под условия, установленные этим актом, и уголовное дело лишено всякой судебной перспективы; обвинительным приговором производство по нему завершиться не может. А раз так, то это производство становится бессмысленным с точки зрения его целей и задач, т.е. назначения уголовного судопроизводства, и должно быть прекращено во избежание неоправданных затрат сил, средств и времени. Если же в ходе расследования и уголовного преследования лицу причинен вред, хотя бы моральный, а это лицо считает этот вред неправомерным, а себя - невиновным, вступает в действие правило, согласно которому прекращение уголовного дела вследствие акта амнистии не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В этом случае производство по делу продолжается в обычном порядке. Это значит, что следователь, дознаватель, несмотря на акт амнистии, должны завершить производство по делу составлением обвинительного заключения и направить дело прокурору, а тот - в суд, где в условиях гласного судебного разбирательства обвиняемый получает максимальные возможности добиваться своей публичной реабилитации. От наказания же он по-прежнему надежно огражден актом амнистии: даже если суд признает обвиняемого виновным, он обязан вынести обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

Вследствие наличия вступившего в законную силу судебного приговора по тому же обвинению либо определения или постановления суда о прекращении дела по тому же обвинению уголовное преследование в стадии предварительного расследования подлежит прекращению в тех относительно редких ситуациях, если выяснится, что оно необоснованно возбуждено, потому что данное дело является вторым по счету по поводу одного и того же преступления, а первое уже разрешено в установленном законом судебном порядке в одном из судов первой, кассационной или судебно-надзорной инстанций. В основе указанных правил находится известное положение, согласно которому никто не может отвечать дважды за одно и то же (non bis in idem). Данное положение признано мировым сообществом и получило закрепление в Международном пакте о гражданских и политических правах, ч. 7 ст. 14 которого гласит: "Никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны".

Вследствие наличия неотмененного постановления органа дознания, следователя о прекращении дела по тому же обвинению уголовное преследование подлежит прекращению также в редких случаях, когда в процессе расследования будет установлено, что это уже второе уголовное дело о том же самом преступлении, а первое получило свое законное разрешение в досудебных стадиях уголовного процесса в результате отказа в возбуждении уголовного дела или же прекращения дела и что соответствующий уголовно-процессуальный акт вступил в законную силу и не отменен.

Как только при расследовании уголовного дела будет установлено наличие судебного приговора или постановления органа расследования либо прокурора о прекращении ранее существовавшего уголовного дела по поводу того же деяния, которое исследуется по данному уголовному делу, дальнейшее установление каких бы то ни было обстоятельств, составляющих предмет уголовно-процессуального доказывания, в том числе виновность определенного лица, теряет всякий смысл; повторно возбужденное уголовное дело подлежит прекращению незамедлительно. Если же при расследовании уже были установлены обстоятельства, ставящие под сомнение законность и (или) обоснованность ранее вступившего в силу судебного приговора или постановления органа расследования о прекращении уголовного дела, они могут послужить основанием для их отмены в порядке, предусмотренном УПК РФ, и возобновления производства по "старому" уголовному делу. "Новому" же делу не быть и при этих обстоятельствах.

В системе оснований прекращения уголовного дела и уголовного преследования особое место занимают те, что предусмотрены ст. 25 и 28 УПК РФ.

Согласно ст. 25 УПК РФ, озаглавленной "Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон" <1>, суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа и орган дознания или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред. Если речь идет о вреде имущественном, т.е. об убытках, заглаживание означает их возмещение путем денежной компенсации или восстановления своими силами и за свой счет поврежденного имущества. Моральный вред может быть заглажен извинениями и адекватным опровержением не соответствующих действительности и порочащих сведений, от которых в соответствующих кругах пострадала честь или деловая репутация (имидж, реноме) потерпевшего. В соответствии с действующим гражданским законодательством моральный ущерб, причиненный преступлением, может быть компенсирован и в денежной форме. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон даже при соблюдении всех требуемых законом условий не является обязательным исходом данного дела. Суд, следователь и дознаватель вправе принять решение о таком прекращении, но и вправе направить его для рассмотрения в суде в обычном порядке. Такое решение может быть мотивировано любым соображением публичного свойства (сложная криминогенная обстановка, сомнение в добровольном характере заявления потерпевшего о примирении, отчетливо выраженный кабально-"покупной" характер примирения и др.).

--------------------------------

<1> В противоречии с этим заголовком находится содержание ч. 2 ст. 27 УПК РФ, в которой примирение потерпевшего с обвиняемым ассоциируется с прекращением не уголовного дела, а уголовного преследования, из чего можно лишний раз заключить (об этом уже говорилось выше), что и в законодательстве нет достаточной ясности по поводу того, чем же основания прекращения уголовного дела достоверно отличаются от оснований прекращения уголовного преследования.

 

Согласно ст. 28 УПК РФ суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа и дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести в случаях, предусмотренных ст. 75 УК РФ, которая (ч. 1) гласит, что лицо, впервые совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления. Основание для такого освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного преследования называется деятельным раскаянием.

Прекращение уголовного дела за примирением потерпевшего с обвиняемым, а равно вследствие деятельного раскаяния последнего предполагает доказанность виновности обвиняемого в совершении инкриминируемого преступления, а данное обстоятельство, в свою очередь, говорит о том, что до прекращения следственного производства по этим основаниям определенному лицу должно быть предъявлено обвинение, а обвиняемый должен быть допрошен. Минуя эти процедурные этапы, нельзя юридически значимо зафиксировать ни примирение, ни деятельное раскаяние, потому что в обоих случаях участником правоотношений выступает обвиняемый. Прекращение уголовного дела в порядке ст. 25 и 28 УПК РФ означает официальную констатацию того факта, что преступление имело место в действительности и что оно раскрыто, виновный установлен и уголовное дело может быть передано в суд, но не передается по законному усмотрению органа расследования и прокурора.

Из сравнения перечней оснований прекращения уголовного дела с основаниями прекращения уголовного преследования и вышеизложенной характеристики содержания каждого явствует, что такое громоздкое, дублирующее изложение законодательного материала вряд ли оправданно. Ничем особенным основания прекращения уголовного преследования не обладают, и отделять их от оснований прекращения следственного производства в целом никакой необходимости нет. Уголовное преследование может быть прекращено в отношении конкретного обвиняемого или подозреваемого практически по всем основаниям, которые в законе обособляются в качестве оснований прекращения всего следственного производства в целом: и за отсутствием события преступления, и за отсутствием состава преступления, и вследствие истечения сроков давности уголовного преследования (что явствует даже из уголовно-правовой формулировки данного обстоятельства, включающей в себя понятие уголовного преследования), и из-за смерти подозреваемого и обвиняемого (что явствует даже из самого смысла данного обстоятельства, которое имеет в виду конкретное лицо, ушедшее из жизни), и по другим основаниям, именуемым основаниями прекращения уголовного дела.

Единственное исключение представляет собой непричастность обвиняемого, подозреваемого к совершению преступления, которая в качестве основания окончания следственного производства всегда имеет адресный характер; она всегда означает прекращение уголовного преследования в отношении конкретного лица и никогда не влечет прекращения уголовного дела в целом, независимо от того, сколько обвиняемых или подозреваемых "проходит" по этому делу. О сущности такого прекращения речь уже шла выше (ч. 4 ст. 24 УПК РФ), это положение отражено в следующей формулировке: уголовное дело подлежит прекращению (в целом - Б.Б.) в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех обвиняемых или подозреваемых, за исключением случаев, когда установлена непричастность лица к совершению преступления.

 

9.1.3. Порядок прекращения уголовного дела (уголовного

преследования) и возобновления расследования

 

Уголовное дело прекращается по постановлению следователя, копия которого направляется прокурору. В постановлении указываются:

- дата и место его вынесения;

- должность, фамилия, инициалы лица, его вынесшего;

- пункт, часть, статья УК РФ, предусматривающие преступление, по признакам которого было возбуждено уголовное дело;

- результаты предварительного следствия с указанием данных о лицах, в отношении которых осуществлялось уголовное преследование;

- применявшиеся меры пресечения;

- пункт, часть, статья УПК РФ, на основании которых прекращаются уголовное дело и (или) уголовное преследование;

- решение об отмене меры пресечения, а также наложения ареста на имущество, корреспонденцию, временного отстранения от должности, контроля и записи переговоров;

- решение о вещественных доказательствах;

- порядок обжалования данного постановления.

В случаях когда в соответствии с УПК РФ прекращение уголовного дела допускается только при согласии обвиняемого или потерпевшего, наличие такого согласия отражается в постановлении. Следователь вручает либо направляет копию постановления о прекращении уголовного дела лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику. Если уголовное дело прекращено по основаниям, не исключающим гражданско-правовой имущественной ответственности, потерпевшему, гражданскому истцу разъясняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства. Если основания прекращения уголовного преследования относятся не ко всем подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу, следователь выносит постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица, а производство по уголовному делу продолжается.

Прекратив уголовное дело (преследование) ввиду смерти лица, наступившей в результате пресечения совершенной этим лицом террористической акции, должностное лицо, производившее расследование, направляет в специализированную службу по вопросам похоронного дела необходимые для погребения сопроводительные документы, в том числе постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, а в орган загса по последнему месту постоянного жительства - заявление о смерти. (Такие службы в соответствии с общим законодательством о погребении и похоронном деле и предписаниями п. 3 Положения о погребении лиц, смерть которых наступила в результате пресечения совершенной ими террористической акции <1>, создаются органами исполнительной власти субъектов Федерации или органами местного самоуправления.)

--------------------------------

<1> Утверждено Постановлением Правительства РФ от 20 марта 2003 г. N 164 // РГ. 2003. 25 марта. Текст Положения приведен в Приложении 6.

 

Заявление о смерти лица, не имевшего постоянного места жительства, направляется в орган загса по месту наступления смерти. О смерти иностранных граждан извещается посольство соответствующих государств (через Департамент консульской службы МИДа России). Родственники покойного уведомляются о том, в какой орган записи актов гражданского состояния им надлежит обратиться за получением свидетельства о смерти. По решению должностного лица, производившего расследование, родственникам могут быть предоставлены копии документа о смерти, выданного медицинской организацией, и акта патолого-анатомического вскрытия (если оно производилось), а также переданы не подлежащие изъятию вещи покойного. Специализированная служба по вопросам похоронного дела составляет акт о произведенном погребении, который подлежит приобщению к уголовному делу (п. 5 - 8 упомянутого выше Положения о погребении лиц, смерть которых наступила в результате пресечения совершенной ими террористической акции).

Признав постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, прокурор вносит мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления о прекращении уголовного дела. Признав постановление дознавателя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу (ч. 1 ст. 214 УПК РФ). Если суд признает постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, он выносит в порядке, установленном ст. 125 УПК РФ, соответствующее решение и направляет его для исполнения руководителю следственного органа. Решение о возобновлении производства по уголовному делу доводится до сведения обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, а также прокурора, такое решение означает восстановление прежнего подозрения или обвинения, предъявленного лицу, возобновление уголовного преследования на основе состязательности сторон обвинения и защиты.

 

9.2. РЕАБИЛИТАЦИЯ НЕВИНОВНЫХ В СТАДИИ

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

 

9.2.1. Общие положения

 

Согласно Конституции РФ (ст. 53) каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Это положение базируется на концепции демократического правового государства, в котором, в отличие от господствующего в тоталитарном государстве бесчеловечного правила "Лес рубят - щепки летят", во главу угла выдвигаются интересы личности, и само государство, подчиняясь требованию верховенства закона, ответственно перед каждым из своих граждан за нормальную работу всего механизма власти и управления. Особое значение это положение имеет в сфере уголовного судопроизводства, где решается вопрос о виновности в совершении преступления и о применении уголовной репрессии и речь идет в конечном счете о чести, свободе, имуществе, словом, о судьбе человека.

В отечественной теории и практике уголовного судопроизводства сложилось двоякое определение понятия реабилитации. Иногда оно трактуется как сам факт признания невиновным гражданина, подвергавшегося уголовному преследованию; в других случаях в содержание данного понятия включаются также и правовые последствия признания невиновным, а именно - возмещение безвинно пострадавшему причиненного вреда, восстановление его в прежних правах, возвращение имущества, званий и наград. Такую двойственность допускает и действующий УПК РФ. Так, из содержания ч. 1 ст. 133 УПК РФ явствует, что право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, а в ч. 1 ст. 135 УПК РФ говорится о возмещении имущественного вреда реабилитированному, т.е. тому, кто признан невиновным, но еще не получил от государства компенсации за свои незаслуженные страдания.

Правильнее, логичнее было бы, конечно, именовать реабилитацией только сам факт официального признания государством невиновным данного гражданина, обвиняемого или подозреваемого в совершении преступления, а восстановительно-компенсационные правоотношения, которые порождаются таким признанием, - правовыми последствиями реабилитации, включающими возмещение вреда реабилитированному. Во-первых, такое содержание данного понятия сложилось исторически. В течение последнего полувека миллионы наших сограждан получили коротенькие официальные скорбные документы, содержание которых включает слова "Ваш муж (сын, брат, отец и т.д.) реабилитирован", что означает прекращение уголовного дела в надзорном порядке за отсутствием состава преступления в отношении репрессированного по политическим мотивам в 30 - 40-е гг. и в начале 50-х гг. прошлого столетия.

Кроме того, только с такой позиции можно вразумительно ответить на вопрос, кем является тот, кто по суду оправдан, чье доброе имя уже восстановлено приговором, публично и торжественно провозглашенным именем государства, но вопрос о возмещении вреда никем не ставится, потому что таковой вообще отсутствует или же оправданный не ходатайствует о его возмещении. Очевидно, что реабилитация состоялась. Оправданный возвращается в общество полноправным гражданином, не имеющим формальных претензий к государству, которое признало свою ошибку оправдательным приговором. Словом, гражданин реабилитирован в судебном порядке, иначе не скажешь и нереабилитированным или недореабилитированным его не назовешь.

Важнейшей отличительной особенностью правового института, о котором ведется речь, является субъектный состав правоотношений, которые складываются на его основе. Вред, причиненный невиновному гражданину вследствие его уголовного преследования, возмещается не должностными лицами (дознавателем, следователем, прокурором, судьей), в причинной связи с действиями которых этот вред образовался, и не органами государства, на службе в которых названные должностные лица состоят, а государством, причем независимо от вины должностных лиц и независимо от того, в каком звене правоохранительной системы произошел сбой, где, на каком этапе движения уголовного дела допущенная ошибка усугублена, кто и в какой мере причастен к этой ошибке или злоупотреблению, повлекшему уголовное преследование невиновного и связанные с этим лишения. В такой юридической конструкции заложен глубокий философский, политический и нравственный смысл. Свою судьбу в сфере обеспечения правопорядка и отправления правосудия гражданин вверяет не Н-скому райотделу внутренних дел, Н-ской районной прокуратуре и Н-скому суду, а государству, которому принадлежит прерогатива (исключительное право) уголовного преследования. Потому восстановительно-компенсационные правоотношения, возникающие из причинения вреда уголовным преследованием невиновного, имеют субъектный состав "государство - гражданин".

 

9.2.2. Основания реабилитации в стадии

предварительного расследования

 

Из текста ст. 133 УПК РФ явствует, что понятие реабилитации в стадии предварительного расследования связывается с прекращением в отношении подозреваемого или обвиняемого уголовного преследования: а) за отсутствием события преступления; б) за отсутствием в деянии состава преступления; в) за отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, когда такое дело на законном основании (ч. 4 ст. 20 УПК РФ) возбуждено в порядке публичного обвинения ввиду того, что преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами; г) ввиду отсутствия заключения суда о наличии признаков преступления в действиях лица, в отношении которого установлен особый порядок уголовного судопроизводства, или же отсутствия согласия Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной комиссии судей на возбуждение уголовного дела в отношении такого лица или привлечение его в качестве обвиняемого (имеются в виду члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, судьи Конституционного Суда РФ, судьи судов общей юрисдикции и арбитражных судов, депутаты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Федерации, прокуроры, следователи и адвокаты); д) ввиду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; е) ввиду наличия в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; ж) ввиду наличия в отношении данного подозреваемого неотмененного постановления органа расследования о прекращении уголовного преследования по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела; з) вследствие отказа Государственной Думы Федерального Собрания РФ в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказа Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица <1>. Причем, если уголовное преследование по указанным основаниям прекращается по делу, возвращенному прокурору судом кассационной или надзорной инстанции после отмены обвинительного приговора, это означает, что во внесудебном порядке властью самого органа уголовного преследования реабилитируется осужденный <2>.

--------------------------------

<1> Вышеизложенные законоположения об основаниях и условиях реабилитации относятся к числу спорных. Они контрастируют и с теоретическими воззрениями, и с накопленным опытом применения института реабилитации в прошлом, и с внутренним смыслом реабилитации как правоотношения, органически связанного с двумя основополагающими категориями - невиновности и справедливости; реабилитирующие и нереабилитирующие обстоятельства здесь перепутаны. Однако эта теоретическая проблема выходит за рамки жанра нашей книги.

<2> Действующий УПК РФ (ст. 237) предусматривает возвращение уголовного дела прокурору только со стадии назначения судебного разбирательства, по результатам предварительного слушания по данному делу. Однако по главному смыслу Постановления Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. по делу о проверке конституционности статей 125, 219, 227, 236, 237, 239, 246, 271, 378, 405 и 408, а также гл. 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан (РГ. 2003. 23 дек.) подобное возвращение допускается и с других стадий судебного производства, в которых выявлены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или стеснения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства способствовали постановлению незаконного, необоснованного или несправедливого приговора.

 

В постановлении о прекращении уголовного преследования по любому из вышеперечисленных оснований следователь, дознаватель обязаны отдельным пунктом постановления о прекращении уголовного преследования признать за лицом, в отношении которого состоялось такое прекращение, право на реабилитацию (ч. 1 ст. 134 УПК РФ) и вручить или направить реабилитированному копию постановления о прекращении уголовного преследования (ч. 4 ст. 213 УПК РФ), а также извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием невиновного.

Ни "запирательство" обвиняемого на допросах, т.е. умолчание о таких фактах, которые, будь они своевременно сообщены следователю, исключили бы уголовное преследование и, следовательно, причинение ему вреда, ни пассивность стороны защиты в осуществлении своей процессуальной функции, ни даже попытка обвиняемого скрыться от следствия и суда и (или) помешать производству по уголовному делу, словом, никакая так называемая процессуальная вина не признается обстоятельством, исключающим право на реабилитацию и возмещение вреда, иначе говоря, не снимает с государства ответственности за судебную или следственную ошибку ни при каких обстоятельствах. Единственное обстоятельство, которое по смыслу действующего законодательства исключает право невиновного на реабилитацию, заключается в том, что обвиняемый умышленно и добровольно оговорил себя в личных целях или даже инсценировал преступление. (В практике имел место случай, когда алкоголик, отчаявшись в борьбе со своим пороком, инсценировал ограбление в помещении сберегательной кассы, чтобы оказаться под стражей и вылечиться <1>.) В подобных случаях вред причиняется самому себе и лишается обычного юридического содержания, поэтому возмещению, естественно, не подлежит.

--------------------------------

<1> См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1972. N 5. С. 27, 28.

 

9.2.3. Правовые последствия реабилитации

 

Восстановительно-компенсационные правоотношения, связанные с реабилитацией невиновного (правовые последствия реабилитации), складываются в зависимости от вида вреда, причиненного в связи с уголовным преследованием. По поводу возмещения имущественного вреда, иначе говоря, убытков, получивший извещение реабилитированный гражданин или его законный представитель, а в случае смерти реабилитированного - его наследники в течение трех лет (общий срок исковой давности, установленный ст. 196 ГК РФ) вправе обратиться к следователю, дознавателю, принявшему решение о прекращении уголовного преследования, с требованием о возмещении имущественного вреда, который включает в себя:

1) заработную плату, пенсию, пособия, другие средства, которых реабилитированный лишился в результате уголовного преследования;

2) конфискованное или обращенное в доход государства на основании приговора или решения суда его имущество;

3) штрафы и процессуальные издержки, взысканные с него во исполнение приговора суда;

4) суммы, выплаченные им за оказание юридической помощи;

5) иные расходы (ч. 1 ст. 135 УПК РФ).

Исходя из общего правила, в соответствии с которым имущественный вред возмещается реабилитированному гражданину в полном объеме, следует заключить, что он вправе рассчитать, документально обосновать и потребовать от государства денежной компенсации любых убытков, происхождение которых находится в причинной связи с уголовным преследованием невиновного и представляет собой дефект определенного материального блага лица, а равно упущенную им выгоду, в том числе в сфере предпринимательской деятельности.

Тот, кому адресовано требование реабилитированного о возмещении ущерба (следователь, дознаватель), обязан в течение месяца определить обоснованность самого требования и его размеров, если это необходимо, проверить их расчеты с привлечением соответствующего специалиста и вынести постановление о производстве выплаты определенной суммы реабилитированному гражданину, его наследникам или иждивенцам. Но в окончательном виде требование о возмещении имущественного вреда реабилитированному гражданину разрешается судебной властью. Независимо от того, какой орган признал гражданина невиновным и вынес постановление о производстве выплат, а также от иных обстоятельств требование о возмещении ущерба реабилитированному гражданину принимается судьей в порядке, установленном для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговоров (ст. 399 УПК РФ).

Таким образом, вся процедура разрешения вопроса о возмещении имущественного вреда реабилитированному гражданину от начала до конца принципиально отличается от искового гражданского судопроизводства, свойственного разрешению имущественных споров. Она построена на публичных началах и представляет собой звено в общей цепи исполнительного производства по делу, оконченному решением о невиновности гражданина. И незамедлительное возвращение государством свободы невиновному, и восстановление его чести, и возвращение изъятого при обыске, и возмещение понесенных убытков - составляющие единого механизма реабилитации, реализация которого подчинена общему принципу: гражданин, оказавшийся жертвой судебной, следственной или прокурорской ошибки, не должен обивать пороги казенных учреждений в целях восстановления справедливости, а также нести бремя доказывания и вносить государственную пошлину. Демократическое правовое государство обязано само принять скорые, эффективные и исчерпывающе полные меры для исправления допущенной ошибки, в результате которой от действия ее органов пострадал невиновный. Уголовно-процессуальные решения органа расследования о возмещении имущественного вреда реабилитированному могут быть обжалованы в общем порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством (ст. 137 УПК РФ). В область исковых гражданских процессуальных отношений подобные вопросы вообще не переносятся.

Из текста ст. 136 УПК РФ "Возмещение морального вреда" явствует, что здесь закреплена правовая основа для: а) восстановления чести реабилитированного, пострадавшей в результате уголовного преследования невиновного; б) денежной компенсации физических и душевных страданий, причиненных таким преследованием. В основе уголовно-процессуального института "моральной реабилитации" лежат испытанные временем нормы гражданского права на эту тему, а также опыт их применения.

Восстановить честь и достоинство реабилитированного - значит огласить в том же кругу лиц, в котором он был опорочен самим фактом уголовного преследования, сообщение о том, что произошла ошибка, что гражданин невиновен и является жертвой такой ошибки. В этих целях комментируемая статья, во-первых, устанавливает, что прокурор обязан от имени государства принести реабилитированному гражданину официальные извинения за причиненный моральный вред, т.е. за душевные страдания и переживания, испытанные невиновным в связи с уголовным преследованием. Закон не указывает, какой именно прокурор должен сделать это. Такое указание с учетом мнения реабилитированного должно содержаться в судебном постановлении о возмещении морального ущерба данному лицу <1>. Но во всяком случае при решении данного вопроса не должны приниматься во внимание никакие личные счеты безвинно пострадавшего с конкретным должностным лицом. Вступить в правоотношения с реабилитированным гражданином и от имени государства извиниться перед ним, с нашей точки зрения, должен руководитель того звена централизованно-вертикальной системы органов прокуратуры, которое осуществляло функцию уголовного преследования гражданина, оказавшегося невиновным, и осуществляло надзор за расследованием уголовного дела по его обвинению (по упомянутому делу Федоренко так и было). Во-вторых, по требованию реабилитированного, а в случае его смерти - его родственников следователь и дознаватель обязаны в срок не позднее 14 суток направить письменные сообщения по месту работы, учебы или жительства реабилитированного гражданина, четко и ясно указав, что в соответствии со вступившими итоговыми решениями по уголовному делу данный гражданин невиновен в преступлении и чист перед законом. При этом может быть предписано огласить данное сообщение на собрании определенного коллектива, т.е. именно того круга лиц, в чьих глазах репутация гражданина пострадала в связи с уголовным делом. Сообщение может быть распространено и любым другим способом. В-третьих, если сведения об уголовном преследовании впоследствии реабилитированного гражданина были опубликованы в печати, распространены по радио, телевидению или в иных средствах массовой информации, то по требованию реабилитированного, а в случае его смерти - его родственников или по письменному предписанию органа расследования или суда средство массовой информации обязано сделать сообщение о реабилитации гражданина.

--------------------------------

<1> См.: Определение Судебной коллеги по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 апреля 2003 г. по делу Федоренко // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 1. С. 13.

 


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 12; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.063 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты