Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Псалом Давиду не надписан у евреев 11 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

 

16. Весь день срам мой предо мною есть, и студ лица моего покры мя. Всегда, говорит, находится срам пред мною—народом Твоим, Господи, и стыд покрывает лице мое, поелику я вижу, что враги расхищают имение мое и я расхищен, как пленник между народами.

17. От гласа (лица) поношающего и оклеветающего, от лица вражия и изгонящаго (притеснителя). Стыд, говорит, нам—народу Твоему, Господи! и по причине насмешек словами, произносимыми против нас соседними язычниками и по той причине, что враги смотрят на нас суровыми глазами, тогда как мы не смеем и поднять глаза наши к ним. Клеветника—Акила перевел—злословящего.

18. Сия вся придоша на ны, и не забыхом Тебе, и не неправдовахом в завете Твоем. Во всех, говорит, сих несчастиях, мы находимся; но, не смотря на сие, мы не забыли Тебя, Господи, и не называли Богом, никого, кроме Тебя и не преступили закона Твоего; ибо кто преступаешь закон, тот и несправедлив против закона *).

 

*) И Златоуст: Величайшая неправда—преступать закон, защищающей и непозволяющий, чтобы ближние обижали ближнего и запрещающий зло, быть неблагодарным, против доставляющего столько благ.

 

19. И не отступи вспять сердце наше, и уклонил ecu стези наша от пути Твоего. Сердце, говорит, наше и воля наша не обратились назад, то есть, к злым делам и грехам, не смотря на то, что с нами случилось столько бедствий *). Все это говорят самые богобоязненные из народа, каковы были Маккавеи и другие, при всех своих бедствиях, хранившие заповеди Божии. Словами сими они извиняются и оправдываются пред Богом и за всех других братьев своих и единоплеменных, чтобы побудить и их самих к мужеству и великодушию. Ты однако ж, Господи, говорят они, совратил стопы наши с пути, ведущего в храм Твой, так что мы несчастные не можем более ходить в него, потому что одни из нас взяты в плен, а другие бежали из своего отечества Иерусалима и уже не можем более совершать Богослужения по закону, как говорит Златоуст **).

 

*) Слова Златоуста: Как закон ведет вперед, так и беззаконие оставляет назад; и как закон повелевает ходить прямым путем, так противозаконность поставляет человека на пустынном и непроходимом пути. И Оригена: Не отступило назад сердце наше, как жены Лотовой, или возложившего руку свою на рало, или возвратившихся сердцами в Египет.



**) Симмах переводит: И совращено с пути твоего то, что спрямляет нас. А путем называет закон. Итак он говорит, что движением нашего ума Ты не позволил совратиться с Твоего пути и заповеди. Ибо отрицательное не, по мнению Никиты, должно подразумевать обоим предложениям (речениям) так: не—отступило сердце наше; и Ты—не—уклонил стезей наших, в каковых речениях выразил общее дело добродетели—как сердце наше не отстало от добра, так и Бог не устраняет от правоты произволяющего, но еще и подкрепляет. Если же не брать означенное отрицание за общее, то мысль будет такая: Мы сохранили все, но Ты уклонил стези наши от пути Твоего, то есть, Ты устранил нас от храма Твоего. Ибо путем называется и храм, как руководствующий в богослужении. Согласно с Божественным Кириллом можешь понимать это: Ты уклонил стези наши от пути твоего, и так: Не покорившись Христовым словам Израиль вместе с сим потерял возможность быть счастливым и чрез законное служение. Ибо законная тень прекратилась. О Иеруеалиме негде сказал и чрез одного из пророков: вот Я загражду путь к нему тернами, и застрою пути, и стези к нему не найдут (Ос.2, 6). Так соборище иудейекое вовсе не узнало стезей к счастью в Боге, ибо не узнало Христа, указывающего путь, по которому могли бы войти в жизнь. Фeoдopитa также: Ты окружил нас многими и различными болезненными обстоятельствами, которые могли бы даже совратить нас с пути: и предал нас в рабство нечестивым, поступавшим с нами жестоко и подвергавшим нас смертоносным казням, ибо тению смертною он назвал опасности смертные.



 

20. Яко смирил ecu нас на месте озлобления, и прикры ны сень смертная. Ты, говорит, привел нас в бедственное состояние на месте злострадания, иначе —бегства и плена; и скорбь, имеющая подобие смерти, по своей чрезмерной горечи, налегла на нас. Ибо естественным образом тень имеет сходство с своим первообразом, который ее от себя бросает, и которого она служит очерком.

21. Аще забыхом имя Бога нашего, и аще воздехом руки наша к Богу чуждему.

22. Не Бог ли взыщет сих? Той бо весть тайная сердца. Если, говорит, мы забыли имя Божие, или Бога, назвавшего так пространнее, и если мы простерли руки наши в молитвах ложному чужому богу, если говорю, мы это сделали; то не взыщет ли и не осудит ли Бог за таковые нечестивые дела? Без сомнения осудит за оные, потому что Он знает и тайные глубины сердца и Он свидетель того; мыслим ли мы о подобном *).

 

*) Слова Феодорита: Надобно заметить, что слова сии указывают на два рода лиц, ибо сказав: Бог не взыщет ли за сие? ибо Он ведает тайны сердечные, он прибавил, что за Тебя нас умерщвляют всякий день. А сей замен местоимением содержит и еврейский текст и поместили все прочие толковники. Добродетель сию показали Маккавеи, сообщники Маттафия и семь отроков с матерью и священником Елеазаром; они не преклонились ни ласкательствами, ни наказаниями, но истинное богопочтение сохранили ненарушимым. И это, говорит, Ты, Владыка, знаешь. Ибо Тебе не только известны деда, но и самые движения сердца.



 

23. Зане Тебе ради умерщвляемся весь день; вменихомся яко овцы заколения. По произволении, говорит, мы умираем за Тебя, Господи, ежедневно, поелику имея возможность согласиться в нечестии с идолопоклонниками и проводить жизнь в покое, мы этого не делаем, но как говорит Златоуст, из любви к Тебе и ради имени Твоего, мы подвергаемся всем бедствиям и без смущения мы готовы на понесете заклания за веру и закон Твой, на подобие овец ведомых, и с готовностью без смущения и сопротивления идущих на заколение *).

 

*) Другой некто (быть может Никита) говорит: Ты знаешь, говорит, и самые помышления, при которых каждый день нас умерщвляют за благочестие. Ибо кто решился в произволении при всяком искушении принять за истину смерть, тот в возможности умер. Это и Апостол говорит. Ибо как при частых и непрерывных бывших гонениях и угрожавших ему смертью искушениях, он, по случаю всякого такового искушения, готовился твердо подвизаться до смерти; то и справедливо говорит, что он умирал ежедневно. Мученики суть овцы закалаемые, во первых потому, что они приносятся в жертву Богу, во 2-х потому, что с кротостью, спокойно и не издавая голоса, вступают в мученические подвиги, не негодуя на страдания и не убегая оных, что свойственно овцам, когда их закалают. Потому-то и Павел принимая сии слова в послании к Римлянам в отношении к страждущим за Христа (Рим. 8, 36).

 

24. Востани, вскую спиши, Господи? воскресни, и не отрини до конца. Встань, говорит, Господи, для произведения защиты и подания нам помощи. Для чего Ты покоен и представляешься спящим при чрезмерном и многовременном Твоем долготерпении? Ибо спящий покоен. Встань на помощь нам, и не оставляй нас совершенно и навсегда беспомощными, хотя Ты отчасти и на время оставляешь нас. Слова приличные только человеку, так как Писание, что мы говорили неоднократно, изображает Бога обыкновенно человеческими действиями, потому что иначе немощь и грубость слушателей не в состоянии понимать Его.

25. Всекую лице Твое отвращаеши? забываеши нищету нашу и скорбь нашу? Для чего, говорит, Господи, отвращаешь от нас посещение и промысл Твой, как от недостойных? Или для чего забываешь нищету нашу, то есть, злострадание и скорбь, испытываемые нами? Ибо нищете свойственны злострадание и скорбь. Ты забываешь их, поелику не мыслишь о них нисколько *).

 

*) По словам Дионисия Ареопагита: Скромно так называемый сон Божии есть удаление и несообщимость Его с теми, о которых Он промышлял, а восстание есть доброе промышление Его о наказании или спасении. Итак, когда мы дремаем, говорит Никита, и действуем лениво, тогда Бог представляется спящим: признавая нас недостойными доброго посещения Его; а когда, почувствовав иногда вред от сна, мы скажем: встань, для чего спишь, Господи: то тогда не воздремлет и не уснет хранящий Израиля. Другие как бы отвращают очи Божии гнусными и недостойными очей Божиих делами, но после, раскаявшись, говорят: для чего отвращаешь лице Твое? Есть еще и такие, которые выброшены из памяти Божией и как бы производят в ней забвение об них, таковые говорят: Ты забываешь нищету нашу. Слова Феодорита: Сном называет долготерпение, а восстанием—движение к наказанию. Златоуста: Сном здесь называет бездействие, восстанием—воздаяние, а лицем—заступление, промысл, попечение.

 

26. Яко смирися в персть дута наша, прилепе земли утроба наша. Душа, говорит, наша, то есть мы, названные так пространнее, пали в прах, и чрево наше прилепилось к земли, потому что мы, как рабы и пленники, спим на земле и что поникли всегда к земли от тяжести скорбей. В высшем смысле смиряется в прах и в землю тот, кто прилепился к земному и кто, как говорит Божественный Златоуст, сквернится любодействами и плотским сладострастием *).

 

*) Слова Оригена: Посему мы просим прощения немощи нашей, что душа наша смирилась в прах. Или, поелику мы чрез страсти оземленились, то посему мы сделались пресмыкающимися по земле; сверх того и чрево наше прилепилось к земле, потому что мы ничем небесным не питаемся, но на подобие змея пожираем землю, где чрево означает душевную память, в которой слагаются все уроки (в изд. Своде).

 

27. Воскресни, Господи, помози нам, и избави нас имене ради Твоего. Встань, говорит, Господи, на помощь нам; потому что оставляя нас, терпящих столько зол, без помощи, Ты представляешься сидящим или спящим; избавь нас не за наши добродетели, которые недостойны столь великой милости, но для того, чтобы имя Твое было страшно и славимо всеми, и чтобы не злословилось оно у идолопоклонников *).

 

*) Слова Златоуста: Смотри, чем окончили слово! после тысячи добрых дел, почему просят спасения? по милости, по человеколюбию, ради имени Божия. Феодорита: Это и успели сделать чудные сии мужи: они сими словами умилостивили Бога и под Его предводительством победили врагов и возвратили единоплеменникам прежнюю свободу.

 

Таково изъяснение сего псалма буквальное и историческое. В высшем смысле могут быть произносимы слова сего псалма в отношении ко Христу, притом от лица всех мучеников, которые претерпели бесчисленные страдания и ежедневно были умерщвляемы за Христа. Впрочем и все православные христиане могут произносить их ко Христу, так как они ежедневно бывают оскорбляемы и терпят бедствия от человекоубийц и нечестивых язычников.

 

Псалом 44

 

В конец, о изменяемых. Сыном Кореовым, в разум. Песнь о возлюбленнем.

 

Этот псалом содержит в надписи —в конец» потому, что имеет в себе пророчества, которым надлежало исполниться в конце времен. «О изменяемых» тоже что – о христианах, которые имели измениться чрез возрождение в святом крещении, свергнув с себя ветхого, и облекшись в нового человека. Ибо древнее, говорит Павел, все прошло; вот все сделалось новым (2Кор. 5, 17). Ибо изменение есть пересоздание и перемена жизни*). Надписано еще—«сыном Корея» —потому что этот псалом вверен им Давидом, чтобы пели его, как мы это сказали и в предисловии к сей книге (в гл. 5-й). Псалом еще надписан—в разум потому, что от читающих его требуется разумение по причини сокровенных в нем Божественных мыслей. Он есть песнь (???), потому что пет был не на псалтырном орудии, но только одним голосом. Выражение о Возлюбленнем есть сокращение всей надписи псалма, поелику псалом сей повествует о Христе. Ибо Он возлюблен у Отца, как единородный Сын, а для нас человеков, как попечительнейший Отец наш, по словам Великого Василия. О Нем сказал Отец: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в котором все Мое благоволение (Матф.3, 17).

 

*) По другому переводчику есть надпись: О кринах, или о цветах, что Великий Василий изъясняет так: Скорое увядание цветов он счел соответственным сравнением кратковременности человеческого естества. А св. Григорий Нисский говорит: Надпись «о изменяемых», мне кажется имеет следующую мысль, что одно только Божеское естество выше всякой превратности и перемены. Ибо не для чего делать изменение: злу оно вовсе не причастно, а в лучшее измениться не может, ибо не для чего ему принимать изменение, так как не имеет ничего, что происходило бы его, и во что бы ему перейти. А мы—люди с обеих сторон, подлежа превратности и изменению, чрез изменяющее нас действие, делаемся худшими, или лучшими; худшими когда удаляемся от упражнения в добрых делах,—лучшими когда удостаиваемся изменения в лучшее. Итак, поелику чрез обращение мы соединились с добром, то нам и нужно доброе изменение, чтобы чрез сие последовала перемена в лучшее. Почему у других написало—о цветах, или о кринах (лилиях). Ибо цвет показывает собою превращение зимы в весну, что означает перехождение из порочной жизни в добродетельную. А вид лилии изображает, во что должно быть сделано изменение. Ибо кто чрез изменение делается светлым, тот очевидно из черного и темного получает вид блестящего и снегоподобного. И Феодорита: Симмах—изменяемых назвал цветами, а Акила и Феодотион—кринами. А цветы или лилии суть произведшая весны; весна духовная есть пришествие Спасителя, во время которого, по пророчеству Исаии, древняя пустыня возвеселилась и процвела как лилия. Литин в новонапечатанной своей Псалтири говорит, что сей псалом имеет одно и то же содержание с Соломоновою Песнею Песней и есть сокращение ее. Посему всеми толковниками, не исключая и еврейских, признается брачного песнею, почему должна быть понимаема не плотским образом, но духовным, то есть, о духовном браке Христа с Церковью, умственного жениха с умственною невестою.

 

Ст. 2. Отрыгну сердце мое слово благо. Поелику пророк Давид понял, что он будет пророчествовать о Христе некоторые великие таинства, то посему здесь в самом начале говорит, что он будет изрекать слово доброе и спасительное. При сем заметь, читатель, выразительность содержащуюся в слове—отрыгнуло. Он почти говорит так, что как отрыжка против воли нашей восходит снизу—из желудка и выходит ртом, так, говорит, и слово о Христе изнесло сердце мое из глубины, быв насыщено мысленною и духовною пищею Святаго Духа *).

 

*) Василий, Златоуст, Евсевий и Ориген говорят, что Давид говорил это Христу от своего лица. А великий Афанасий и Кирилл думают, что это сказывается со стороны безначального Отца к Сыну Его, родившемуся от Него, как слово от ума, как Благи из Благого и как Бог от Бога. Слова Вел. Василия: Как в рассуждении отрыжки, то, что при этом бывает, зависит от качества снедей; так и в рассуждении духовного учения, то отрыгал, чем был насыщен... Посему, поелику пища была умственная, то и он отрыгал не пищу и не питие, но то, что сродно умственной трапезе— слово благое о Единородном. Ибо добрый человек из доброго сокровища сердца своего износит доброе. Из сего мы узнаем и ничто другое, именно, что пророки не были подобны волхвам, которые, хотя говорят много, но не понимают, что говорят; а Дух Святый дает сердцу знание произносимых слов. Если бы Давид не знал, то не заметил бы, что он отрыгнул слово благое... Сам Бог говорит: Я умножил видения, а, сообщая видения, Господь не ослепляет ума, Им самим устроенного, но просвещает его, и чрез наитие Духа делает проницательнейшим. Потому-то пророки и были видящие, что прозрение в них как бы усугублялось чрез нашествие просвещавшего их Духа. И Феодорита: Питавшись духовными словами произвожу таковые же (т.е. духовные) и отрыжки и произношу соответственные им слова.

 

Глаголю аз дела мол цареви. Я провозглашаю, говорит, дела мои пред Царем—Христом, то есть, пророчества мои о Христе, ибо дело пророка—сказывать и излагать пророчества *).

 

*) Феодорит: Кого надпись назвала возлюбленным, того начало псалма называете царем. А делами пророчества называется слово истинное, предрекающее будущее.

 

Язык мой трость книжника скорописца. Сими словами Давид открывает, что пророчества о Христе он не говорит от себя: потому, что, как по словам Феодорита, трость, или перо только служит движущей им руке писца, где и как он захочет им двигать; так, говорит, и мой язык есть трость писца, то есть, Святаго Духа и движется, где и как угодно Святому Духу. Сказал: писца, скоропишущего, чтобы показать легкость и скорость, с каковою Дух Святый делает свои наставления*). Люди делают свои внушения другим медленно и пишут с потерею времени на изобретение приличных мыслей и соответствующих им слов для: выражения ими мыслей; потому что ум человечески слаб и немощен: но Дух Святый, будучи выше таковых недостатков, в одно и то же время наставляет и вдыхает, что Ему угодно, без всякой медленности. Окончив сим вступление псалма, далее Давид начинает говорить о совершенствах Христова человечества, обращая к Нему свое слово.

 

*) Слова Златословесного: Как стремление воды бывает быстро и сопровождается великим шумом, так и благодать Святаго Духа, являясь с великою быстротою, все делает равным, все удоборазрешаемым.

 

3. Красен добротоюпаче (всех) сынов человеческих. Здесь недостает—Ты еси, то есть, Ты, Христе, прекраснее всех сынов человеческих. А изящною красотою называет не телесную, но душевную. Потому что Он сохранил ее всецелою и нерасхищенною; ибо один Христос из всех людей был безгрешен. Хотя Исаия и говорит: мы видели Его; и Он не имел ни вида, ни доброты (красоты): но вид Его (был) бесчестный и скудный более, нежели у сынов человеческих (Ис.53,3); но это говорит о теле Его, которое, быв во время страдания измучено, оплевано и подвергнуто бесчисленным страданиям, казалось не имевшим никакой красоты *).

 

*) Заметь, что, по разумению Великого Василия и некоторых других, Господь не был прекрасный по телесному виду; но что Давид называет Господа прекрасным по Божеству. Именует Господа прекрасным по доброте, взирая на Его Божество и насыщаясь исходящими из него зарями. Ибо он воспевает не телесную красоту. Здесь же он приводит во свидетельство и сие: мы видели Его и Он не имел ни вида ни доброты. Но Златоуст, Исидор, Дамаскин и другие думают, что Он был прекрасный и по телесному виду, а слова: не имел вида и доброты, по их мнению сказываются о страдании Его. Слова Златоуста: Не о безобразии телесном, прочь такая мысль! сказал сие пророк, но о том, что Он был легко презираем, то есть, прост и смирен, чтобы попрать человеческую надменность. Феодорит: Красотою Его, говорит, псалом называет не телесную, но—добродетели и всякой правды—не допускавшую никакой скверны греховной.

 

Излияся благодать во устнах Твоих. Евангелист Лука говорит, что народы дивились словам благодати, исходившим из уст Христовых (Лук.4, 22). А под устами, по изъяснению Великого Василия, разумеются также Апостолы, на которых излилась столь изобильная благодать Святаго Духа, что они силою слов своих заграждали уста всем мудрецам и с удобностью удостоверяли желавших сего *).

 

*) Слова Вел. Василия: Потому-то проповедь в короткое время прошла всю вселенную, что нескудная благодать излилась на проповедников евангельского благочестия, которых Писание назвало также устами Божиими. Потому-то проповедь Евангельская в выражениях простых и называемых глупостью у тех, которые вне слова Истины, заключает великую возбудительность и влечение ко спасению, так что всякая душа, убеждаясь в несомненной вере во Христа благодатью, побеждается непоколебимыми истинами учения. Златоуста: Излилась, говорит, благодать, находясь, так сказать, внутри истины. Какая же это благодать? Которою учил, коею производил чудеса. Здесь называет благодатью ту, которая вошла в плоть... Ибо вся благодать излилась на сей храм. Ибо не мерою дает своего Духа; но этот храм получил всецелого. Мы из целого получили только малую некую часть, только каплю оной благодати. Ибо из полноты Его мы все получили; из сего чрезмерного истока и изобилия… Но в столь многих странах раздаваемая благодать, есть некая только часть дара и залог: дав, говорит, залог Духа в сердца наши. Часть, говорит, силы; без сомнения так, ибо утешитель не разделяется.

 

Сего ради благослови Тя Бог во век. За сии, говорит, совершенства Твои, Христе, Бог благословил Тебя, иначе,—прославил Тебя. Так Отец говорит к Сыну: и прославил и снова прославлю (Иоан.12,28). Или—благословил—принимается в смысле—сделал благословенным, чтобы был всегда хвалим и прославляем от благочестивых. Древний Адам был проклят Богом за свое преслушание, а новый Адам, Христос, благословен за свое послушание. Даже благословение Он сообщил и нам, как говорит в другом месте тот же Давид: Благословены вы Господом (Псал.113, 23) *).

 

*) Слова Божественного Василия: Итак кто отнесет благословенье, даемое Господу, к церкви, тот не погрешит. Итак это— благословил Тебя Бог, значит, что члены Твои и тело Твое Он исполнил благами своими, в век, то есть на все бесконечное время.

 

4. Препояши меч твой по бедре Твоей, Сильне! Назвав Господа выше прекрасным, предобрым и облагодатствованным в словах, царе-пророк теперь представляет Его и воином. Те совершенства, то есть, красота и благодать в словах, сказаны в значении безгрешности и учительства Его; а сии—военные вооружения суть знаки брани Его с диаволом. Ибо сими словами Давид призывает Христа на брань с диаволом, дабы, одержав победу над ним, освободил нас порабощенных жестокому владычеству его. Давид вооружает Христа по законам человеческим, чтобы показать Его всем страшным, так как воины к пояснице, или около бедра привязывают меч. Краткая мысль в этом слове следующая: Вооружись, Христе, и срази мучителя диавола. А оружия Христовы, по словам Златоуста, есть наказывающая сила, употребляемая против врагов Его. Назвал Его— сильным—по Божеству, соединенному в одном лице с человечеством *).

 

*) Слова Великого Василия: Бедро есть выражение силы рождения. Итак, Христос называется как жизнью и путем и другими бесчисленными именами, так и мечем, посекающим страстное душевное бедро и умерщвляющим движения похоти. Далее, поелику Бог—Слово имел соединиться с немощью плоти, прилагается название Его—сильным. Ибо то, что Бог возмог соединиться с человеческим естеством, есть величайшее доказательство силы. Не столько открывает силу Бога Слова составление неба и земли, или если представить что либо находящееся выше мирa, или под землею, сколько строение вочеловечения Его, и снисхождение до смирения и немощи человечества. А Исихий мечем называет крест. Ибо действием его, как мечем, Он истребил двух врагов—диавола и смерть. А бедром называет плоть, как частью—целое. Итак, он просит сильного красотою и добротою, то есть, Божеством и человечеством препоясаться в отношении к плоти крестом, чтобы одним восприять на себя страдания за нас, а другим как бесстрастный мог победить страдания. Или под красотою и добротою можем понимать человеколюбие. Ибо ничто столько не составляет благолепия в Боге, как спасение своего создания (в изд. Своде).

 

5. Красотою Твоею и добротою Твоею. Препояшь, говорит, меч Твой с красотою и добротою твоею, чтобы мечем своим Ты устрашал врагов Твоих, а красотою души твоей и добротою добродетелей твоих, привлекал к себе друзей своих. Впрочем ничто не мешает принимать красоту и доброту, за означающая совершенно одно и тоже *).

 

*) Василий Великий говорит: Красотою, то есть, полнотою времен и добротою Твоею—созерцательною Твоею и умственною силою. Ибо истинное добро есть то, постижение чего превосходит всякую человеческую силу и созерцается одним разумом. Эту доброту Его видели на горе сияющею более, нежели сияние солнца и удостоились глазами принять начатки славного Его пришествия Петр и сыны грома.

 

И наляцы (напряги) и успевай и царствуй. Напряги, говорит, и усиль стремление Твое, Господи, и успевай, то есть, соверши и приведи в исполнение, что Тебе угодно, и царствуй, то есть, господствуй над теми, которые восстают на Тебя, где глаголы, имеющие вид повелительных, в самом деле выражают желание, так как Писание часто истинно желательным дает вид повелительных. Так говорит: да святится имя Твое, вместо: если бы святилось; пусть приидет царство Твое, вместо: если бы пришло; и пусть будет воля Твоя, вместо: если бы была! (Матф.6, 9—10.) и другое— подобное тому *).

 

*) Слова Златоуста: Для того в означенном составе выражения употребил оборот повелительный, что у меньших, когда они воспламеняются усердием к большим, есть обыкновение употреблять такие выражения. И глубокомысленный Евстафий: Когда слова сказываются меньшими большим в виде повелительных, тогда имеют значение желательных. И Исихий говорит: Напряги против врагов и успевай с верными, а царствуй над теми и другими, чтобы однихврагов покорить, других—верных—увенчать. Ибо судии и царю это свойственно (в изд. Своде).

 

Истины ради и кротости и правды. Произведи, говорит, все это и побеждай, Господи, потому что Ты и кроток, и истинен, и праведен, как сам Он сказал: Я есмь путь и истина (Иоан.14, 6), также: научитеся от Меня, ибо Я кроток; так надлежит нам исполнить всякую правду (Матф.11,29,3,15). Разумеют и иначе—так: произведи, Христе, все вышеозначенное, чтобы насеять на землю истину, кротость и правду, вместо прежней лжи, жестокости и неправды, как говорит Златоуст.

И наставит Тя дивно десница Твоя. К произведению таковых дел поведет Тебя правота Твоя, то есть, доброе естество Твое; потому что Ты будешь достаточен сам для себя, не нуждаясь в помощи другого, по изъяснению Златоустого. Поистине чудное и великое дело руководствоваться в делах своих самим собою и не иметь нужды в другом *).

 

*) К сему прибавим слова Златословесного: Должно удивляться не только произведениям, но и тому, что они произведены чудно. Ибо смертью разрушена смерть, клятвою уничтожена клятва и даровано благословение; снедию мы извержены прежде, снедию введены опять; дева изгнала нас из рая, чрез деву мы обрели вечную жизнь. Чрез что мы осуждены, чрез то и увенчаны. Посему и Исаия говорил (прибавляет он же): начальство было на рамени Его, не с тем (говорил), чтобы ты разумел плечо,—да минует подобная мысль! Но с тем, чтобы ты знал, что Он не имеет нужды в чьей либо помощи, ибо естество оное и сила достаточны сами для себя и в знании производимого и в приведении оного в исполнение. Слова Феодорита: Упомянув о мечте, далее упоминает и о правой руке; а правая (рука) есть правые намерения, при которых он не может иметь греховного преткновения.

 

6. Стрелы Твоя изощрены, Сильне, (от них) людие под Тобою падут в сердце враг царевых (проникнут). Все толковники говорят, что в сих словах— оборот переложения; правильно они должны стоять в следующем порядке: стрелы Твои, сильный, изощрены в сердце врагов царя. Враги падут под Тобою. Стрелами Христовыми называются, по словам св. Василия, слова Евангелия, с одной стороны потому, что они как стрелы скоро прошли и пролетали вселенную, с другой потому, что удачно и весьма счастливо поразили души людей удобоприводимых в чувство. Стрелы сии изощрены по причине блистательности и остроты Божественных слов, так как слова Божественного Евангелия—истинно светлы и рассекают грех. Сильным называет Христа не только по всесильному Божеству Его, но и потому что силою совершенств своего человечества победил диавола. Сии, говорит, стрелы Божественных слов вонзились в сердце прежде бывших врагов Царя—Бога и уязвили их Божественною любовью столько, что многие из них могут говорить слова плененной невесты: Я уязвлена любовью (Пес.песн.5,8). Ибо стрелы сии, уязвив, не умертвили уязвленных, но напротив того и мертвых оживотворили для добродетели и привлекли их к Божественной любви. Наконец—народы падут под Тобою, значит то, что многие покорятся Тебе, то есть, кто только будет уязвлен Божественными стрелами Твоей любви. Под стрелами Христовыми можно разуметь и апостолов Христовых, как изъясняет Григорий Нисский; они были как бы изощрены, ибо были блистательны по жизни своей, и, на подобие стрел, проникали сердца учеников своих учением своим. Окончив сим рассуждение о человечестве Христовом, Давид, по словам Феодорита, отселе восходит к созерцанию Божества Его.

7. Престол Твой, Боже, в век века. Престол есть знамение царства, посему загадочно он этим выражает царство. Итак Давид говорит Христу: царство Твое, Боже, есть всегдашнее и вечное. Читателю при сем должно заметить, что Давид явно здесь назвал Христа Богом.

Жезл правости, жезл царствия Твоего. Жезл есть знак судебной власти. Итак власть, говорит, суда, которую, Христе, имеешь, есть власть правоты; то есть, Он судит справедливо и праведно, без всякого пристрастия и лицеприятия. В другом смысле жезл означает наказывающую силу Христову, которая также есть сила правоты, как наказывающая справедливо, кого наказывает *).

 

*) Слова Кирилла: Христос между прочим есть царь, поелику и по вочеловечении остается при тех же преимуществах, ибо царствует в правде. Потому то употреблено и выражение, как бы взятое из обыкновенного примера носящих скиптр (жезл) земных царей, ибо жезл есть знамение царствования.


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.039 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты