Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Псалом 103




Читайте также:
  1. В конец. О тайнах сына. Псалом Давида.
  2. В конец. О точилах. Псалом Асафа.
  3. В конец. О точилах. Псалом Давида.
  4. В конец. Песнь. Псалом Давида.
  5. В конец. Песнь. Псалом песни Давида.
  6. В конец. Псалом Давида.
  7. В конец. Псалом Давида.
  8. В конец. Сынам Кореевым. Псалом.
  9. В конец. Чрез Идифума. Псалом Асафа.
  10. В конец. Чрез сынов Кореевых. О тайнах. Псалом.

 

Псалом Давиду о мирстем бытии.

 

Предыдущим псалмом Да­вид славословит Господа, благодаря Ему за те благодеяния, которые Он оказал нам, а сим прославляет Его, весьма удивля­ясь особенно происшедшему от Него созданию твари.

 

*) Феодорита: Благодать всесвятого Ду­ха не только предлагает людям нравствен­ное и догматическое учение, но и наставляет, как должно прилежно хвалить Творца; для сего-то и написала сей псалом, употребив в служение сему блаженного Давида, чтобы знали все, какие песни должно приносить в воздаяние благодетелю.

 

Ст. 1. Благослови, душе моя, Господа! Господи, Боже мой, возвеличился ecu зело. Благослови, говорит, и прославляй душа моя, Господа. Господи, Боже мой! Ты по всем своим Божественным свойствам и совершенствам ока­зался для нас словесных весьма великим; из чего? Из великого произведения тварей и промысла Твоего о них*).

 

*) Слова Златословесного: Не только Бог благословляет человека; но и человек Бога, но не одним и тем же: Бог благо­словляет человека тем, что поставляет его в безопасности и делает его славным, как Авраама; а человек не так, но он делает тогда славным самого себя (т. е. когда благословляет Бога); ибо благо­словляет ли Бог человека, или человек Бога, из того и другого происходит польза для человека, так как Божество не подлежит никаким нуждам. Что же значит: Ты весьма возвеличился? То ли что Он получил новое величие? Как же делается великим тот, кто, будучи всегда велик, не может получать приращения? Когда преданные Ему ведут отличную жизнь, когда и словами и делами восхваляют Его: тогда Он возвели­чивается, не сам получая нечто к своему увеличению, но для незнающих Его оказы­вается великим чрез рабов своих; Феодорита: Будучи велик по естеству Он открывает сие для благочестивых, притом не все величие, но сколько вмещает человече­ское естество посредством величия тварей и промысла и разнообразия.

 

Во исповедание и в велелепоту облеклся ecu. Исповеданием Давид называет здесь благодар­ность, а великолепие приличную великому честь. В то и другое, говорит, Ты облечен, Господи, чрез величественность творений своих; и в благодарность за то, что Ты создал столь удивительные твари, и в честь, поскольку Ты столь великолепный Творец их.*)



 

*) Исихий под исповеданием и великолепием разумеет воплощение Спасителя. Ибо хотя творение ангелов, распростертие неба, основание земли и проч. достаточно являют Бога, но еще достаточнее их открывает воплощение Спасителя—Его вочеловечение и пребывание Богом. Ибо хотя это произошло по порядку, после Бог поставил сие впереди всего прочего, как по всей силе превосходящее все.

 

2. Одеяйся светом, яко ри­зою. Ты, говорит, Господи, весь­ма возвеличился, потому что оде­ваешься светом как одеждою, Ты и покрываешься светом, что согласно с сими словами Павла: «Который обитает в неприступном свете» (1. Тим. 6, 16). А си­ми словами и Давид и Павел показывает, что Бог по естеству невидим и непостижим; и это по словам Феодорита не противоречит следующим словам: положил тьму в покров себе (Пс. 17, 12); потому что свет непри­ступный и невидимый производит то же самое следствие, какое и гу­стая тьма, ибо и то и другое препятствует глазам видеть; толь­ко неприступный свет препятствует зрению по причини чрезмерного блеска, а тьма по причине оскудения и недостатка света. А если то, что вне Божия света, не­доступно и невидимо, то кольми паче то, что внутри самого света. Другие под светом здесь разумеют крайнюю чистоту, а другие —познание*).



 

*) Слова Евсевия: И так как одевающийся чувственною одеждою покрывается ею кругом: так и невозможность раскрыть окружающий Бога свет выражает непости­жимость Его по существу. Златоуста: Что—говоришь, Давид? Евангелист говорит, что Он есть истинный свет; Павел, что Он обитает в неприступном свете, а ты говоришь, что Он облечен светом, как ри­зою? Видишь ли, что хотя бы кто был пророком, хотя бы Евангелистом или Апостолом, не может достигнуть ясности. Но ма­ло помалу восходя от наименований того, что находится у нас, представляют хотя неясное некоторое понятие о неизреченной оной славе; ибо не зная, что Он по существу, они усиливаются из того, что ясно у нас, получить таковое (понятие), сколько-то возможно. Григория богослова о речении одевающийся: и Давид представляет Бога облекшимся в силу..... разве кому угодно будет разуметь под сим преизобилие и вместе как бы ограничение силы, в каком смысле и Бог одевается светом, как ри­зою. Ибо кто устоит пред неограниченным Его могуществом и светом? (слово на Пасху).

 

Простираяй небо, яко кожу. Ты, говорит, весьма возвеличился, потому что распростер небо с такою легкостью, с какою распростирается кем-либо кожа. По словам Феодорита, Давид посредством кожи изобразил легкость, с которою Бог создал небо; а Исаия выразил неподвижность не­ба и вод Его, сими словами: поставивший небо как свод (Ис. 40, 22). А если ты будешь принимать кожу в том значении, что это есть палатка кожевная; то си­ми словами Давид изображает, согласно с Афанасием, и вид неба; ибо как палатка имеет вид свода; так и небо походит на свод. Здесь слово: простираю­щий, употреблено безразлично, вме­сто: распростерший, по замену времен, как должно понимать и ниже следующие причастия*).



 

*)Златословесного: И другую высокую мысль указывает при том, что мы совершаем путь в другую жизнь и что настоя­щее есть тень будущего: и мы не достигаем еще недоступного, но находимся в настоя­щей жизни еще в куще. Ибо куща есть из числа разрушаемых. Так и, по изменении сего неба, наступить другой род жизни, лучший настоящего; и небо будет новое и земля новая. Не сказал: распростерший, но: простирающий, поскольку, по словам Григория богослова, Он распростер его касательно бытия Его одежды, а, по промышлению, распростирает его всегда, как сказано: Отец мой доселе делает, и Я делаю. Подобное место есть и у Иова: творящий созвездие (плееду) и вечернюю (звезду); ибо создав сие однажды, Он промышляет о сохранении его. Почему Златоуст из сих и других слов делает заключение такое, что небо не кругловидно, но только имеет вид свода, и что не подвижно и не круглообращательно, но что в нем движутся только одни светила, или звезды. А божественный Василий и Нисский и Дамаскин представляют его кругловидным, и что быстрым его движением земля связывается со всех сторон и стоит среди его неподвижно. Кругловидным небо представляет кажется и Зоровавель, когда говорит: не быстротечно ли солнце, когда вра­щается в кругу неба и опять восходит на свое место в течении одного дня (3 Езд. 4, 34)? И Георгий Писсидиец говорит в Ямбических стихах:

Хотя оно и вид дыма имеет, по сло­вам некоего имеющего остропроницательное зрение;

И полукружие—на подобие блюда; однако же оно имеет твердость и основание в Тебе.

На неимеющей твердости бездне оно утверждено Тобою, простерший небо, как кожу!

Оно поднялось вверх и по тяжести своей наклоняется вниз; но расстояния у не­ба равны вокруг.

Связует все оно, держась одним То­бою; и как средоточие носит в себе землю:

Ибо, измеряясь неизмеримым небом, в сравнении с Тобою, она тесна как точка.

Зиждитель быстроврающегося крова!

Впрочем мы должны сознаться, что точное понятие о том имеет только созда­тель сего Бог; в рассуждении чего, смотри слова Григория богослова на изречение 8-го псалма: узрю небеса.

 

3. Покрываяй водами превыс­пренняя (горницы) своя. Ты, говорит, высокие части неба покрыл водами, т. е. второе небо, которое писание называет твердью: отде­лил говорит, Бог воду, кото­рая была под твердью, от воды, которая над твердью (Быт. 1, 7), по изъяснении Златоуста. И дей­ствительно преудивительная вещь в том, что вода, которая имеет свойство текучести и стремления вниз, держится, не проливаясь на своде тверди, которая также, как нам представляется с первого взгляда, имеет вид свода*).

 

*) Слова Златоуста: Повелением Божиим утверждена вода на тверди, и не протекает вниз и не сходит с своего места, хотя вода и не такого свойства; но вот сию странность она имеет на небе, так что и вода не погашает солнца, ни солнце, совер­шая столько времени под нею свое течение, не иссушает находящейся над ним воды; почему смело могу сказать, что это не дело природы, но превосходящего природу Промыс­ла. Григория богослова: Некоторые (каков Дидим) предполагают и воды божественные, которыми покрываются горние места и чрез которые прославляется Бог, т. е. добрые Силы, способные, по чистоте владычественного ума, воздавать Творцу должную хвалу. Исихия: Высокие таинства показал в водах крещения.

 

Полагаяй облаки на восхождение свое, ходяй на крилу ветреню. Ты, говорит, Господи, ходишь на облаках и употребляешь их вме­сто колесниц, как Ты явился на горе Синайской; и ходишь на крыльях ветров; каковыми слова­ми Давид выражает вездесущие Божие: ибо ветер есть вещь быстродвижная и весьма скоро протекающая от одного конца миpa до другого и удобно проникающая все.*

 

*)Слова Феодорита: Сими словами указал на все—проницающий Промысел и на начальствование Его над ветрами и облаками и распоряжение и управление ими и произведе­ние в свое время проистекающей из них пользы. О облаках и ветрах ничего не сказал Моисей, но означил их тем, что содержит их. А Давид, говоря подробнее, ведет к большему славословию. Слова Зла­тоуста: Облако есть образ неба; потому-то и Христос возносится на облаках, изображающих Божию силу; ибо нигде никакая другая сила не является на облаках. Исихия: Это сделано Единородным во время вознесения Его на небо, когда облако подняло Его. Прибавим еще из Златоуста: ветер тоньше и легче облака; но он не довольствовался наименованием ветров, но изобразил еще нечто быстрейшее и скорейшее в наименовании крыльев, желая обыкновенными и всевоз­можными выражениями изобразить легкость, точность, быстроту и вездесущие Божие. Или ветер есть быстрое движение воздуха.

 

4. Творяй Ангелы своя духи, (духами) и слуги своя пламень огненный (пылающим огнем). Сими словами проповедует Давид, что Бог есть Творец умной и неви­димой природы; а называет ангелами и духами одних и тех же, выражая сими именами быстродвижность и деятельность их, или изображая и природу и сущ­ность их. Они суть духи, говорит, т. е. умный и невещественный огонь.*)

 

*) Слова Василия: Существо ангелов, быть может, есть воздушный дух или веще­ственный огонь, как написано здесь; посему они занимают место и бывают видимы в образе собственных своих тел, являясь достойным. Между тем освящение извне по­дается существу их; ибо силы небесные не по природе святы, но меру освящения получают, по соразмерности превосходства одной пред другою, от Духа. Слова Григория бого­слова: (заметь, что) мы не можем видеть не телесным образом мысленного и небесного естества, хотя оно и нетелесно. Ибо говорит­ся, что творит Ангелов духами и служите­лей своих пылающих огнем, разве творить значить здесь не более, как сохранять тем способом, каким они созданы; Духом же и огнем называется сие естество с одной сто­роны, как мысленное, с другой как очистительное; потому что и Первое существо т. е. Бог приемлет, как известно, те же наименования. Впрочем пусть будет оно у нас нетелесно, или, сколько можно, близко к тому.... иное (из Ангельских естеств) иным способом, озаряясь по мере естества и чина. Златоуста: Не изображает, что Ан­гелы по существу, но сими стихиями открывает только действие их. Феодорита: Дух, по своему естеству, проницателен и действие огня сильно. Бог, употребляя в служение свое Ангелов, достойным благодетельствует, а недостойных наказывает: посему серафимы, по переводу, означают сожигающих; пото­му-то и упомянул об огне, чтобы выразить сим действие наказания.

 

5. Основаяй землю на тверди ея; не преклонится (она) в век века. Ты, говорит, Господи, основал землю; на какой твердости и каком основании? На определении и повелении Твоем; ибо оно для земли служит вместо твердыни и основания и оно на самом себе утверждает ее. Посему и земля, имеющая основанием своим повеление Твое, никогда не опроки­нется и не сдвинется с места своего*).

 

*)Слова Василия: Как земля стоит твердо и непреклонно? На чем она опирает­ся? И что поддерживает ее? И опять сие чем поддерживается? Ибо разум наш ни на чем не может утвердиться, кроме воли Божией. Златоуста: на какой твердости,—пророк, когда столько воды под нею? Таковое основание не твердо, но слабо. Что составляет твердость ее? Сила Произведшего ее, определение Творца, воля Божия крепче всего. Григория богослова: посему не сказал: Основавший, но основывающий, подобно как не Сотворивший, но Творящий Ангелов, что показывает устроение и соблюдение сотворенных, однажды утвержденных и произведенных. Подобное сему и следующее выражение: утверждать гром и созидать дух, тогда как закон для них данный однажды; действие же и ныне постоянно продолжается. Исидор: Сему не противно следующее: заставляющий ее трястись, также: не наклонится во век. Ибо она хотя не наклонится, но потрясется, и трясением своим показывает рабство, а невыступанием из своего ряда возвещает об определении Божьем. Феодорита: Утвердив ее на самой себе, Он дал ей непод­вижность, и она пребудет в том виде, доколе будет Ему угодно. Так сказано и в другом месте: вешающий землю ни на чем (Иов. 26, 6).

 

6. Бездна, яко риза, одеяние ея (Его). Бездна, говорит, как покров и одежда его, т. е. начального земного вещества (стихии)*); и сия бездна есть множе­ство вод, т. е. море, или океан, которыми окружает всю землю, делая ее как бы островом, сре­ди его находящимся. По словам Дидима, сии слова принимаются и за беспредельное знание и непости­жимую премудрость и силу и промыслительность Божию; почему удивленный ею Давид сказал, что бездна непостижимости есть как бы одежда Его, т. е. Бога; иначе сказать, что Бог облекся непостижимостью, как одеждою; потому что Он в каждом действии своем непостижим.

 

*) По Феодориту и другим, местоимение: Его, принимается за: ее, т. е. земли, по употреблении в еврейском языке мужеских вместо женских; почему и Акила перевел: бездною, как одеждою Ты облек ее, т. е. землю.

 

На горах станут води. На горах, говорит, соберутся воды и из них будут выливаться, при всем том, что по природно­му своему свойству они текут вниз—с высоких мест на низкие. Или, как изъясняет Феодорит: воды, т. е. волны морские будут вздыматься столько, что бу­дут стоять наравне с горами, как несколько ниже говорит сие яснее.

7. От запрещения (грозного повеления) Твоего побегнут, от гласа грома Твоего убоятся. Воды, говорит, которые выливаются на верху гор, от сильного и страшного повеления Твоего, Господи, иссохнут, а вздымающиеся морские волны укротятся и умолкнут; почему тот же Давид и в другом месте говорит: Ты грозно рек Чермному морю, и оно иссохло (Пс. 105, 10); притом вышесказанные воды и морские волны убоятся, почувствовав с некоторым естественным трепетом голос грома; или и убоятся и усми­рятся для нашей пользы. А если воды боятся звука грома, как бы чувствуя некое негодование Божие, то не гораздо ли более должны бояться грома и Божия гнева и удерживаться от зла мы разум­ные люди?*)

 

*) Слова Афанасия: Или, быть может, говорит, для того и громы сотворены, чтобы виды бездны по некоторому противному чув­ству, нам непонятному, принимали некото­рый страх: потому что от сверкания молнии и голоса грома не только ужасаются люди, но и птицы и звери и живущие в водах естественным неким образом утихают; посе­му мы видим, что когда бывают великие дожди и непогоды, при сильном веянии южного ветра, когда сделается гром, время из­меняется, дождь и непогода на море прекра­щаются; каковую перемену мореплаватели называют переменою к лучшему.—Василия великого: Дух, заключающийся в пустотах облаков, разражаясь, производит громовый треск. Феодорита: Как говорит, мы боимся грома, так боится положенного предела море.

 

8. Восходят (возвышаются) горы и низходят (понижаются) поля в место, еже основал ecu им. Горы возвышаются, говорит, т. е. высоки; а поля понижаются, т. е. низки; и таким образом и горы и поля остаются на том месте, которое Ты, Господи, определил им. А если ты будешь по­нимать сии слова о морских водах, то знай, что волны морские восходят, т. е. возвышаются, как горы, и понижаются, т. е. становятся низко, как поля, по словам Феодорита; почему пред го­рами и полями будет недоставать союза: как, который и должно подразумевать.

9. Предел положил ecu, его-же не прейдут, ниже обратятся покрыти землю. Ни горы, говорит, ни волны морские не перейдут за пределы, которые Ты, Гос­поди, положил им, каковые суть божественное Твое повеление и хотение, ибо оно-то содержит их так, что не выйдут из природного своего чина, чтобы покрыть землю—горы, обрушива­ясь на нее, а морские волны, вы­ступая и потопляя ее.

 

*) Почему и Афанасий, разумей сии слова о волнах, говорит: Возвышаемые (волны) могут быть уподоблены горам; но когда они расстилаются, то составляют поле или ровную землю. Слова Евсевия: Ты основал для них место, за которое не могут они выступить; почему и не могут затопить земли; потому что положено им пределом то повеление, в котором говорится: до сего дойдешь и далее сего не пойдешь; но в Тебе сокрушатся вол­ны Твои (Иов. 38, 11). Григория богослова: Что собрало в море воды? Что связало их? Отчего оно и воздымается и стоить на своем месте, как бы стыдясь смежной суши? Отчего и принимает в себя все реки и в одной мере пребывает по преизбытку ли своей величины, или что еще сказать на сие? Златоуста: Не убоитесь ли, говорит Гос­подь, меня полагающего морю пределом песок? Самою слабою вещью—песком обуздывается неукротимое никакою силою и оковы­вается Божиим определением, а предел есть ни что иное, как знак места; почему пророк, чтобы показать, что не крепкой стены, но повеления Божия стыдясь возвращаются назад воды, назвал сие пределом.

 

10. Посылали источники в дебрех; посреди гор пройдут воды. Ты, говорит, Господи, произво­дишь источники в долинах, что­бы находящаяся на них животные пили из них. И среди гор проходят реки*).

 

*)Слова Златоуста: Не плод гор суть источники, но Того, Кто заставляет их вытекать из оных для удовлетворения потребности находящихся на них животных. Потому-то и говорит: посылающий, показывая сим легкость: ибо как посылающий что-либо существующее делает сие с ве­ликою удобностью; так и Он, производя сие из ничего, почему и Павел выражал сию удобность, говоря: который призывает не существующее, как существующее. Другие говорят в нравственном отношении, что Бог посылает источники слез в глаза лю­дей, почему они имеют и выпуклость и устроены на подобие долин.

 

11. Напаяют вся звери сельныя; ждут онагри (дите ослы будут принимать) в жажду свою. Цель, говорит, по которой Ты производишь источники и прово­дишь реки среди гор, есть та, чтобы пили из них все животные, как кроткие, так и полевые. Посему и дикие ослы будут пить сию воду для утоления жажды сво­ей. Ибо дикий осел весьма сух, почему, по словам Феодорита, имеет великую жажду; как и Иеремия, говоря о бездождии, упоминает о нем: дикие ослы стояли на горах и впивали воздух (Иep. 14, 6); а впивают воздух для того, чтобы сколько-нибудь прохладить себя от жажды, по неимению воды*).

 

*) Исихий, изъясняя сии слова в нрав­ственном значении, говорит: Зверями поле­выми, т. е. мирскими, называет грешников: ибо как полевые звери могут сделаться ручными; так и грешники могут переме­ниться. Потому-то они и напояются пророчес­кими водами. А назвал дикими ослами тех, которые уже не носят бремени греха, но свободны от него; почему и представляет их жаждущими умственных вод. О них-то намекнул Бог Иову: кто пустил дикого осла свободным? И кто разрешил узы его? (Иов. 39, 5). Елиан (кн. 4 гл. 1 о свойстве животных) говорит, что дикие ослы Маврусийские столь быстры на бегу, что кажутся крылатыми; но, скоро утомившись, стоят неподвижно, как связанные, и источают из глаз своих мутные слезы, не столько по­тому что могут быть охотниками убиты, сколько по причине слабости ног своих. Вследствие сего охотники, набросив на шею их веревку и привязав их сзади к лошадям своим, влекут их, как пленников. А Маврусяне ныне называются Мо­рянами.

 

12. На тых (при них) птицы небесныя привитают. Близ вод, говорит, и на берегах речных будут жить птицы, т. е. те, которые любят воды, каковы гуси, утки и другие подобные им.

От среды камения дадят глас. Воды, говорит, выходящие из скал, будут издавать голос; потому что они, производя течением своим шум, почти призывают животных, чтобы шли пить из них; а людей побуждают хвалить Бога, щедро источающего из сухих камней влажное веще­ство—воду.*)

 

*) Слова Златословесного: Некоторые сии слова (из среди камней издадут голос) принимают за слова о птицах, каковы ку­ропатки, или о других каких-либо, любящих жить на таковых местах. А другие разумеют воды, издающие голос среди кам­ней. Ибо весьма приятно видеть журчащие потоки, воду, тихий производящую говор и ударяющую в камушки и зефир дышащим и производящим посредством листьев свист. Какие музыкальные орудия они не превосходят? какой лиры, каких гуслей не лучше? и весьма справедливо, ибо стройность их происходит не от струн человеческого искусства, но от стихий и премудрости Божией. Ибо для того им повелено производить звук, чтобы издали как бы приглашать животных нуждающихся к удовлетворению своей потребности.

 

13. Напаяяй горы от превыспренних (высот) своих. Ты, говорит, Господи, напаяешь горы от облаков, которые называет здесь высотами. А если напаяются горы, то явно, что напаяется и вся земля, когда соразмерно подаются Богом свыше чрез облака дож­ди.*)

 

*)Слова Златоуста: Некоторые говорят, что дожди составляются неизъяснимо и для нас неприметно из оной вышене­бесной воды (как и Митрофан Смирнский старается доказать в изъяснении второго послания Петрова, что потопная вода произошла из этой воды); ибо это значить: от высот Его; поскольку и в начале сказал: покры­вающий водами высоты Его, т. е. небо. По словам Евсевия, высоты суть воздух; он говорит: разве кому угодно будет разуметь под высотами Божьими, как сотворенными от Бога, окружающий облака воздух. Исихий в высшем смысле под горами разумеет пророков, которые не от самих себя, но с небес (которые Бог поставил высотами выше твари) получают подаяние Духа.

 

От плода дел твоих насы­тится земля. Вся говорит, земля, т. е. земные и на земли живущие животные будут насыщаться плодами дел Твоих, чем называет все земные плоды, не потому только, что они произрастают по повелению Божию, но и потому, что и самые места, производящие таковые плоды, суть дела и создания Божии. Не­которые же, в числе которых Евсевий, думают, что слова: напаяющий горы от высот, отно­сятся к одним только горам, а сии слова относятся к прочей земле, что и она будет напоена от плода дел Божьих, т. е. от дождя, который есть как бы плод распоряжений Божьих, по которым Бог составляет и собирает облака из паров морских, озерных и речных и всего водного вещества.*)

 

*) Слова Златоуста: Некоторые плодом дел Божьих почитают дождь; а я называю таковым не только оный, но и солнце, и воздух и изменение времен; ибо «ели бы земля не была насыщена всем сим, то не могла бы доводить плодов до совер­шенства. Исихий делами Божьими называет не только творения, но и знамения и чудеса, которых плод есть Евангелие, которым (Бог) насытил человека богопознанием. Тоже почти говорит и Евсевий.

 

14. Прозябаяй траву скотом и злак (зелень) на службу человеком. Здесь Давид говорит о той потребности, для которой бывают дожди. Итак, некоторые травою называют траву растущую на невозделанных местах и лугах, а злаком ту, которая растет на возделанных местах; и трава, по их мнению, дана на пищу свободным и диким питаю­щимся оною животным, а злак на пищу животным рабочим и служащим человеку, т. е. рога­тому скоту, коням, ослам, козам и другим подобным им. Ибо все сии названы от Давида служ­бою человека; так как они служат, по словам Златоуста и Феодорита, людям и различным нуждам их. Другие опять изъясняют сие и иначе; и травою называ­ют ту траву, которая не приносит никакого полезного плода для пищи людей, а злаком приносящую по­лезный для пищи людей плод; и трава по мнению их растет для пищи скота; а злак для людей, и службы людей, поскольку земля служит людям и создана для них.*)

 

*) Слова Григория Нисского: Здесь при­лично сказать порабощающему единоплеменных: одна служба для людей есть бессловесное животное; но для тебя и их недовольно, почему ты, разделив природу (человеческую) на рабов и господ, заставил ее самой себе быть рабою и госпожою—того, который создан по образу Божию и начальствует над всею землею. Кто может продавать и покупать его? Одному Богу это возможно, или лучше сказать, ни самому Богу; ибо да­ры Его непреложны. А если и Бог не порабощает свободного, то кто может по­ставлять свою власть выше Бога? Григория Богослова: Довольно для свободных рабства, довольно и того различия, что созданные из одной персти, кто властвует, а кто состоит под властью. Не будем отягчать сего ига и наказания за первый наш грех.

 

(Чтобы) извести хлеб от земли. Земля, говорит, будет насыщаться дождем, для чего? дабы произращать пшеницу и посредством пшеницы доставлять хлеб, как приготовляемый из пше­ницы.

 

*) Златоуста: Почему Давид, сказав: Произращающий траву для скота, прибавил: чтобы произвести хлеб из земли? Потому, что одно и то же семя бывает общею пищею и человекам и скотам. Заметь же, что пше­ница, бывшая доселе пищею человеческою, когда, быв посеяна, произрастет, доставляет плод и для скота. Ибо как животные получили самое бытие свое для нас, так и пища их получает свое начало от нашей пищи. Великого Василия: Сперва прозябение и зелень, потом трава в своем росте, а наконец совершенство ее—семя. Исихия: Под землею разумеет Тело Господне: ибо из нее Он произвел таинствен­ный Хлеб.

 

15. И вино веселит сердце че­ловека. И вино, говорит, веселит сердце человека, успокаивая, питая, согревая и производя в нем удовольствие и радость. И вино есть также плод земли; так как из земли произрастает виноградная лоза, а из плодов ее делается вино.*)

 

*)Слова божественного Кирилла: Есте­ственное и трезвое и необходимое для жаждущих питие есть вода. А вино—полезно. И весьма хорошо смешивать вино с большим количеством воды. Ибо, будучи горячительно и заключая в себе приятные соки, когда рас­творяется в надлежащем количестве, своею теплотою разводит гнусные излишества, острые и худые соки растворяет своими благо­вонными. Посему хорошо сказано: в радость для души и веселие сердца вино создано в начале, когда испивается во время в довольном количестве, а в горечь для души вино, испиваемое много во время раздражения и несчастия (Сир. 31, 33). Златоуста: Не сказал: питает тело, хотя и это оно производит; но, показывая сугубое действие его, говорит: веселит сердце. Исидора: Вино бывает врачевством и некоторым утешением, когда употребляется умеренно, и соразмерно нужде телесной, и будучи принято без нужды получает название блудного, обидливого и необузданного. Ибо необузданно вино и обидливо пьянство (Притч. 20, 1). Посему когда ты выйдешь из границ и выпьешь не в меру, оно делается для тебя ядом. Исихия: Оче­видно говорит о таинственном вине; почему оно и не веселит тела, а сердце, ибо достав­ляет прощение грехов (т. е. простительных); чем особенно веселится сердце лю­дей.

 

(Дабы) умастити лице елеем. Земля, говорит, насыщается дождем, чтобы напаялись им мас­лины, и чтоб из маслин произвести елей, умягчающий и делающий блестящим сделавшееся жестким лице человека, употребляющего его в пищу, или в помазание себя.

И хлеб сердце человека укрепит. Вино доставляет сердцу че­ловека веселие и радость; а хлеб укрепляет его во время измождения его от трудов и голода. И хлеб также есть плод земли; потому что Бог, как творец всех тварей, промышляет о всех и бессловесных и словесных, и одушевленных и бездушных. По­сему Он насыщает землю дождем, дабы утучнившись и укре­пившись оным, могла произвести нужное для всех животных пропитание.*)

 

*)Златоуста: Сперва вспомянуты те вещи, которые более служат к поддержанию жизни нашей, и которые, снабжая человека своими плодами, приготовляют для него бо­гатый стол: хлеб доставляет жизнь, вместе с сим вино подает утешение в печали, елей поддерживает здоровье и подкрепляет силы, когда употребляем его для помазания. Слова Евсевия: Лице внутреннего человека де­лается миловидным и просветляется питательным для божественного света и уничтожающим душевные болезни и изнеможения елеем, умственно только различающимся от изъясненного вина. Ибо Слово Божие есть как виноградная лоза, так и маслина: Я, говорит, как маслина плодоносная в дому Божием и учение Его в различных отношениях есть и вино и масло и хлеб. Исихия: Дарованием подаваемого Духа, так как Им просветляются лица верующих, и плод Ду­ха есть любовь, радость, как и Павел го­ворит. А таинственный хлеб укрепляет сердце, подавая ему уверенность, что и мы делаемся Христовым телом чрез приобщение таинственного Хлеба.

 

16. Насытятся древа польская (полевые), кедры Ливанстии, ихже ecu насадил. Дождем, гово­рит, которым имеет насытиться земля, насытятся и произведут зелень и все растения земли и различные деревья, а равно и кедры так называемой горы Ливана; где посредством кедров, как значительных дерев, Давид указал и на все разных видов деревья. Ты, говорит, Господи, насадить их Своим повелением.*)

 

*)Златословесного: И бесплодные деревья суть Божии, а говоря, что Он насадил, сим показывает, что не от труда людей и не от старания земледельца, но от повеления Божия зависит то, что семя вверенное недрам земли приносит такое прозябение. Евсевий говорит, что еврейский и другие перево­ды именуют деревья Господними, потому что они сами собою растут и не суть произведения рук, но растут по повелению Божию. В высшем смысле Исихий под деревьями разумеет поучающихся в законе день и ночь насажденных на подобие дерева при исходищах вод и насыщающихся богопознанием; а под кедрами Ливана понимает произошедших из язычников, которых представляет Ливан, как полный идолов. Они то, быв насаждены при воде святого крещения и поучившись закону Божию, насыщаются богопознанием. Кирилла: Здесь слова не столько о деревьях, сколько об укорененных в вере и приносящих плод правды святых (в изд. своде).

 

17. Тамо птицы вогнездятся (совьют гнезда), еродиево (аиста) жилище предводительствует ими (предупреждает их). На деревьях, говорит, и кедрах малые птицы устроят гнезда свои, где под именем малых птиц разу­мей, возлюбленный, и прочие птицы; так как деревья не только по­лезны для людей тем, что подают им вещество для строения домов и кораблей, но нужны и для птиц, чтобы прилетая к ним садились на них, пели и приготовляли на них свои гнезда. А так назы­ваемый еродий прежде всех прочих птиц устрояет на них гнездо свое.

 

*) И великий Афанасий говорит, что еродий устраивает гнездо свое на высочайших елях. Златоуст: И это дело премудрости Божией, что не все деревья способны для всех в жилище, но как пища, действия и образ жизни различны у птиц; так и жилища их. К сему присовокупляет и божественный Максим, что еродий (как говорят естество­испытатели) имеет такое целомудрие, что до сожития с другим полом своего рода плачет и рыдает сорок дней, и равно и по совокуплении рыдает 40 дней других. Притом он полагает гнездо свое на высоком месте, чтобы не было затеняемо кем либо - жи­вое изображение целомудрия, которое выше и превосходнее многих добродетелей. Исихий: Под птичками разумеет души, гонимые за благочестие диаволом и содействующими ему, и не возмогшие избегнуть сетей его; о таких и Давид сказал: душа моя, как птичка, из­бавилась от сети ловящих. Еродием же называет Петра, как последовавшего Христу непрестанно; и как еродий предупреждает птиц; так и Петр - прочих учеников и Апостолов. И как еродий показывает птицам, как должно отлетать от сетей ловцов: так и Петр, запутавшись в сеть отречения и избегнув сей сети, своим покаянием учит приносить покаяние и других.

 

18. Горы высокия еленем, ка­мень прибежище заяцем. Здесь примечай, читатель, что и самые высокие горы и камни полезны. Ибо Бог промышляет, печется и о всех своих творениях до самых малейших и ничтожных животных: потому что если бы горы и скалы не были произве­дены для того, чтобы могли в них укрываться животные, то, без сомнения, давно не стало бы различных родов травоядных животных, поскольку были бы истреблены плотоядными зверями.*)

 

*)Слова Златословесного: Поскольку есте­ственная робость изменяет оленям и зайцам и делает их удоболовимыми для ловцов: то (Бог) даровал им быстроту ног и безопасные места; так что если бы одного из них недоставало, то бесполезно было бы и другое. Божествен. Максим в высшем смысле: Оленю подобен и различительный ум, стремящийся, как на горы, к высотам Божественных познаний и суждением ума истребляющий, как ядовитых животных, гнездящихся в природе существ страсти. Василия: Твердыня веры во Христа бывает прибежищем и камнем для зайцев, о которых сказано: Ты на камень вознес меня. Дидима: Олени по своему свойству враждебны змеем, ибо стараются истребить их. Таковы и все ученики Христовы, готовые отмстить за всякое непослушание: они получили и силу против мысленных змей от Того, который дал им власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражию. Исихия: Оленями называет праведников; так как олени суть чистые животные; а зайцами - язычников и грешников, поскольку зайцы из числа нечистых и слабых животных: не ешьте, гово­рит, верблюда, свинью и имеющего ноги по­крытая густою шерстью, т. е. зайца (Вт. 14, 7); почему и Симмах говорит: Камень при­бежище ежам; а ежи суть нечистые живот­ные. Посему и Соломон говорит: И ежи не крепкие животные, они сотворили себе дома в камнях—(Прит. 30, 26).

 

19. Сотворил есть луну во времена. Бог, говорит, создал луну для освещения во время ночи; потому тот же Давид в другом месте сказал: луну и звезды во власть ночи (Пс. 135, 9).

Солнце позна запад свой. Солн­це, говорит, знает, когда садиться, и знает сие, не как одушев­ленное и разумное, но как не преступающее предала, положенного ему Богом, чтобы светило днем, и скрывалось ночью, но на подобие разумного, по словам Феодорита, знает повеление Божие. А глагол: позна. перенесен от словесных к бессловесным и бездушным. Он означает здесь: совершает восток и за­пад свой.*)

 

*)Златоуста: Луна, говорит, произве­дена не для чего другого, как только для счисления и различения месяцев и дней; ибо речение: во времена, означает сие. И в книге Бытия написано о светилах: да будут в знамения и во времена; в знамения, по сло­вам Василия, дождя, засух и перемены ветров; во времена—в изменения времен, зи­мы, весны, лета и осени. Исихия: Под луною разумеет иудейскую синагогу, которую поло­жил Бог до окончания времен закона и пророков; а под солнцем—Христа, Кото­рый познал запад свой; ибо Он знал вре­мя, в которое надлежало Ему пострадать, так что до наступления его Он говорил: еще не пришел час, а когда наступил в надлежащее время час, Он сказал: при­шел час прославиться Сыну человеческому.

 

20. Положил ecu тму и бысть нощь. Ты, говорит, Господи, поло­жил, чтобы была тьма, которая наступает по захождении и закате света солнечного, и тьма сделалась ночью; почему и Моисей сказал: и нарек Бог свет днем, а тьму нарек ночью (Быт. 1, 5).

 

*) Златоуста: И это не меньший дар— благодеяние посредством света, доставляющий покой человеку тем, что уступает но­чи. Великого Василия: Что тень днем, то, должно думать, по всей природе тьма ночью; ибо она по своему свойству есть ничто иное, как тень земли. А тьма не есть существо, а случайность: она есть недостаток света, ибо сие лишение света Бог назвал тьмою. Афанасия: Это говорит он для того, чтобы мы не почитали иного творцом дня, а другого ночи. Исихия: Очевидно говорит о вре­мени креста, в которое зашло наше Солнце, ибо тогда была тьма от часа 6-го до 9-го.

 

В нейже пройдут вcu зверие дубравнии (лесные). Замечай здесь, возлюбленный читатель, какую пользу составляет ночь; она не только успокаивает людей и чрез сон и покой делает их крепче, когда застанет их утомленными от дневных трудов; но и самим зверям подает смелость ходить для снискания нужной им пищи.

 

*) Златословесного: Когда, говорит, зайдет солнце, тогда соберутся звери. Надобно удивляться смотрению Божию и распределению о самих зверях. Ибо когда ты спишь, тогда они ходят по пустыни, и ночь тебе доставляет покой, а зверям свободу для наполнения алчных их утроб. Василий Великий в высшем значении говорит: Божественное Писание лесом обыкновенно называет вещест­венную человеческую жизнь, питающую раз­личные виды страстей, в которой гнездятся и укрываются губительные звери, природа которых будучи при свете солнца бездейственна, во тьме получает силу. Ибо по захождении солнца, говорит пророк (Давид), и по наступлении ночи, лесные звери выходят из своих логовищ; ибо время для злоумышления против душ у темных врагов есть ночь и тьма, в продолжении которой достают себе пищу из стад Божиих.

 

21. Скимни (молодые львы) рыкающии, (чтоб) восхитити и взыскати от Бога пищу себе.Во время, говорит, ночи ходят львенки—дети львов, рыкающие и диким голосом взывающие для того, чтобы похитить и найти нуж­ную себе пищу, находящуюся во власти Божией, или подаваемую им от Бога. Ибо от Бога пода­ется пища всем животным; по­чему и Давид в другом месте сказал: дающий пищу всякой пло­ти (Пс. 135, 25).*) Или говорит так, что львы своим ревом некоторым образом просят у Бога пищи себе; так как многие люди многократно замечали и видели, что многие животные во время алч­бы и жажды своей поднимают к небу головы свои и непонятным для нас способом призывают Творца о подаянии им пищи; по­сему и Давид в другом месте сказал: дающему скотам пищу их, и птенцам воронов, призывающим Его (Пс. 146, 9).

 

*) Слова божест. Кирилла: Говорят, что львы, когда увидят какое либо слабое животное, сперва рыкают, и таким обра­зом устрашив его наскакивают на него и поймав как свою добычу, делают его сво­ею пищею. Потому-то и сказано здесь, что львы рыкают, чтоб похитить. Исихий лесными зверями и львенками называет демонов, которые во время страдания Господа рыкали, думая, что они тогда имели ловлю; ибо видели, что Иуда предал Господа, что Петр отрекся, прочие Апостолы разбежались и рассеялись. Итак, демоны рыкали, чтобы похитить и испросить у Бога Апостолов, почему и Господь сказал: Симон! Симон! се сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу. Но Я молился за тебя, чтобы не оскудела вера твоя.

 

22. Возсия солнце, и собрашася, и в ложах своих лягут. По воссиянии, говорит, утром солнца, все животные и звери тотчас собираются и скрываются в логовищах, или жилищах своих, зная по природе, по словам Златоуста, определенное для хождения их время.

23. Изыдет человек на дело свое и на делание свое до вечера. По восхождении, говорит, солнца бессловесные и дикие животные собираются в свои логовища; а словесный человек, восстав от сна, выходит из дому своего для делания дела по своему роду для занятия до вечера; ибо тогда он опять возвращается в дом свой для успокоения от труда. Он знает, что день определен Богом для человека и для кротких животных, а ночь для диких, чтобы смешиваясь кроткие с ди­кими, первые не были истребляемы от последних, по словам Златословеснаго.*)

 

*)Златословесный прибавляет и сие: Когда владыки—люди спять, тогда встают звери, а когда те встают, то сии уходят. Видишь ли творческое благоустройство? Встает владыка, и уже ничего не находит погубляющего, но солнце наперед прогоняет все, могущее вредить. Ибо они как беглецы и бродяги удаляются и при появлении владыки, уходят при восхождении солнца в свои скрытные места. А человек, отложивший работу прошедшего дня и предавшийся сну, обновив силы свои, тотчас охотно вы­ходить на свои дела. Григория Богослова: Ночь,—и человек связан сном, а звери получают свободу, и каждый ищет пищи, какую дает ему Творец; день,—и звери собираются, и человек поспешает на делание,—так уступаем место друг другу в порядке, по закону и уставу природы. Исихий, держась своего изъяснения в высшем значении, говорит, что по воскресении Христовом собрались, т. е. как перевел Симмах, тайно ушли звери и демоны в мрачные свои пещеры, а Апостолы, которые доселе скрывались, по опасении от иудеев, вышли и явились, получив смелость по причине Воскресения Христова. И все также верующие до вечера, т. е. до конца жизни упражняются в своем деле, т. е. добродетели, ко­торую дал нам Господь для делания. И в самом высоком значении принимал сии сло­ва Божеств. Григорий Фессалонитский, сказы­вая так в послании к Ксении: а по рассвете дня и по восхождении утренней звезды в сердцах наших, по словам верховного Апостола, исходит, по выражению пророка, истинный человек на истинное делание свое и по пути света восходит, или возводится на вечные горы, на горы делания при сем свете, не принадлежащих к сему миру. О чудо! Он делается зрителем до разлучения, или по разлучении с сопряженным с ним в начале веществом, как знает тот, ко­торый есть Путь.

 

24. Яко (как) возвеличишася дела Твоя, Господи! Вся премудростию сотворил ecu. Пророк Давид, удивляясь здесь делам Божиим, взывает с любовью: так удивительны дела, или творения твои, Господи; ибо все они будучи сравниваемы, по словам Григория Богослова, одни с дру­гими и все со всеми, хорошо идут к составу и полноте мира. И все свои Творения Ты создал с непостижимою мудростию, ибо ни одно из них даже самое малейшее не создано напрасно и из­лишне, но все имеют причины и цели, для которых созданы, удивительные, хотя они для нас и непостижимы.*)

 

*)Слова Великого Василия: Когда услышим о Бое, что Он сотворил все премудро, мы узнаем творческое художество. А Апостол премудростью называет Сына, ко­торый делается для нас премудростью от Бога. Итак, Им создано все. Златоуста: Христос Божия премудрость, которою создано и украшено все и малое и великое и дикое и кроткое, плодоносное и бесплодное, высоты, поля, долины, места и все прочее, о чем и Моисей говорил, что все, что ни со­творил, весьма хорошо, и о чем согласно с ним говорит и сей (псалмопевец), что все премудростью Ты сотворил; почему и Георгий Писидийский говорит в ямбических стихах:

Ты, который стол великому составу неба сложил ни на чем не утвержденную глубину.

Ты испещряешь ночь и украшаешь день, уясняешь свет и очерняешь ночь.

Возделываешь в земле огонь и рассеваешь воду, разливаешь тонковещественный воздух

—Сие изобильное течение, безмездный дар, из которого ни богатый, ни бедный, не может похитить

Лишнего количества дыхания. Ты создал сего великана—солнце

—Общий глаз, всенадзирающую зе­ницу, которая есть общий побудитель дольних к делам.

Ты не светлую свечу луны возжег огнесветлым солнцем;

Чтобы было совокупление как в браке и по сопряжении сих двух для рождения,

Произвела прекрасные плоды посеенных семян, Луна, приняв пламенного же­ниха.

Приводишь стихии в чин, держишь бразды времен, в седмикружиях дней об­текаешь.

Кто не видит непостоянного моря, ко­торое часто кипя хладным кипением,

Ударяя со всех сторон в землю и гневаясь на нее, свирепствует и расширяет уста,

Но отражается, бьется и остается в своем месте. Как возвеличилось в творениях Божиих

Вседетельное и премудрое произведение!

Слова Феодорита: Размыслив о каждом из упомянутых творений и познав великое попечение Божие о них, пророк среди повествования воссылает песнь, называет все творения Божии удивительными, достохвальными и исполненными премудрости. Ибо он нашел, что весьма полезная ночь порицается некоторыми нечестивцами, а равно и бесплодные деревья, приносящие пользу другого рода и животные нужные для людей. Посему и Григорий Богослов, изъясняя, почему Сын называется Словом, говорит: но не погре­шит в слове, кто назовет сие слово Сло­вом Божиим, как соприсущее всему суще­му. Ибо что стоит не Словом? (Слово 2-е о Сыне). Также Сын называется премудростью, как ведение Божиих и человеческих дел. Ибо сотворившему возможно ли не знать законов сотворенного Им? (там же).

 

Исполнися земля твари Твоея. Вся, говорит, земля наполнена удивительными и добрыми тварями Твоими, Господи, как сказал Феодорит.*)

 

*)Весьма прилично написано и у Никиты: Сказав: исполнилось, сим выражает, кажется, следующее: о земле и о тварях ее сказано нами довольно: исполнилось (полно) о ней слово и кончено. Теперь перейдем к соседственному с нею морю. Слова Исихия в высшем значении: твари суть возрождения и обновления. Ибо кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое.

 

25. Сие море великое и про­странное, тамо гади (пресмыкающиеся), ихже несть числа, жи­вотная малыя с великими. Вот, говорит, это видимое нами море, сколь оно велико и сколь прост­ранно и обширно? Потому что в нем находится столько пресмыкаю­щихся, т. е. столько рыб и китов, что, по своему количеству, неисчислимы; так—в море, на­ходятся животные малые и великие*).

 

*)Златословесного: Бог создал не пустые пространства; но наполнил животными всякого рода воздух, землю и море, и первый только птицами, вторую—четвероногими и крылатыми, а третье бесчисленными рыбами, из которых одни больше, а другие меньше, и меньшие бывают пищею для больших и при всем том род их не истребляется. Феодорита: И это знак Божественного про­мысла, что малые животные обитают вместе с великими и что не совершенно истребля­ются ими. Ибо сильнейшие поедают слабейших и прибыль не уменьшается, но превышает убыток. Василия: Сим (т. е. рыбам) уподобляются те люди, которые поглощают слабейших. Но там не есть преступление, то что случается с ними, но естественное дело; а ты безответен, когда, быв украшен разумом и законом, низводишь себя в ряд бессловесных.

 

26. Тамо корабли преплавают, змий (дракон) сей, егоже создал ecu (чтобы) ругатися ему. Там, говорит, в море плавают и проходят различного вида корабли. Там находится змей, т. е. кит, которого Ты создал, Господи, иг­рать в нем т. е. в море, где драконом назвал кита, потому что он из морских рыб и животных есть самый огромный, по­добно тому, как и дракон (змей) из числа земных животных есть, по словам Феодорита, весьма огромный*).

 

*) Слова Феодорита: Чрез искусство кораблестроения и умение управлять кораблем мы заимствуемся друг у друга нужным; и рождающиеся у нас плоды передаем другим, а произведения других получаем себе; так что ни избыток не бесполезен, ни недостаток не без восполнения. Кирилла: Кораблю уподобляет единую, святую, соборную цер­ковь, а кораблями называет частные церкви; морем — человеческую жизнь, пресмыкающими­ся—разнообразное и многоразличное множест­во людей; а пловцами—освященных и верных христиан. Ибо церкви, как корабли, принимают верующих и, переплывая мыслен­ное сие море, переносят их как бы в дру­гую землю или страну, в царство небесное и отечество святых. С сими пловцами нахо­дится и Христос. Итак, когда случится на море волнение и буря, а Христос, по усмотрению Своему, покажется спящим; тогда должно взывать: встань, для чего спишь, Господи? И Он встанет и запретит ветрам и морю, и настанет тишина. Златоуста: Назвал море великим потому, что оно больше земли, если она одевается им, как ризою. Исихия: Под великим морем в высшем значении разумеет великую благодать крещения, как заключающую в себе великие тай­ны: пространным потому, что оно приемлет всех людей; пресмыкающимися—грешников тех, которые омывают в крещении грехи свои; далее животными великими с малыми— умеренных и чрезвычайных праведников. Ибо крещение принимает всех; и не только грешники, но и праведники имеют нужду в сем омовении и возрождении, потому что кто не возродится водою и духом, не войдет в царство Божие. Василий: Кораблями называет волнуемых посредством тел слаными вол­нами сей жизни; где преплавающими кораблями именует корабли, проходящие море, но не останавливающиеся в нем и не погружаемые волнами: потому что находящиеся во плоти, но не воинствующие по плоти совершают, попирая волнами жизни, делание в водах многих, пускаясь в оное, чтобы приобрести тех, которые погружаются в нем. А о змие драконе говорит Златословесный так: Ты создал дракона—ругаться над ним, т. е. диаволом. И Он не пожалел для тебя сей власти; ругайся и ты, если хочешь. Ибо и ты можешь связать его, как птичку. Василий: Итак, общий наш враг создан для того, чтобы ругались ему святые; a ныне, окружив нас, посредством ругательств, он стал господствовать над нами, чему напротив надлежало бы случиться с ним. Афанасий и Кирилл под драконом разумеют левиафана, т. е. начальствующего над живущими в водах, по словам Иова, иначе сказать, сата­ну.... и драконом не столько называют ки­та, сколько началозлобного сатану, который создан, как сказано, не для чего другого, как для того, чтоб ругаться над ним, как говорит и Иов: нет, говорит, ничего подобного ему на земле; он создан, чтобы ругались над ним Ангелы мои (Иов. 41, 25); он остр и ядовит, и сверх того боязлив; ибо всегда ему свойственно убегать; он и ужасен и любит злодейство; извивается, как зверь. Но при конце он будет погублен мечем Божиим. Написано: чтобы ру­гаться (играть) ему, вместо: в нем, т. е. в море, поскольку, по Феодориту, Еврейский и Сирский перевод называют его в мужеском роде, как и выше сказал: бездна как риза одеяние его (αύτου) вместо его, т. е. моря (αύτης). И блаженный Августин, в 15 молитве: он, Господи, есть тот великий и красный дракон, начальный змей, назван­ный сатаною и диаволом, имеющий семь голов и десять рогов, которого Ты создал, чтоб он ругался великому сему и про­странному морю и кораблям на море, в котором (море) пресмыкающиеся, которым нет числа, и животные малые с великими — различные роды демонов, ничего другого не делающих, как только ходящих и ищущих кого поглотить, если Ты не изба­вишь.

 

27. Вся к Тебе чают, дати пищу им во благо время. Все, говорит, животные и словесные и бессловесные и птицы и земноводные ожидают от Тебя, Господи, чтобы Ты дал им нужную для них пищу. Ибо и самые бессло­весные некоторым естественным способом надеются получить во время потребности от Бога свою пищу, как мы сказали, изъясняя слова: чтоб испросить у Бога пищу себе.

28. Давшу Тебе им, соберут; отверзшу Тебе руку, всяческая исполнятся благости. Когда, говорит, Ты, Господи, дашь животным необходимую пищу; тогда они соберут ее и утолят голод свой. И когда отверзешь руку свою, т. е. подающую и всещедрую силу Твою, тогда все твари, словесные и бессловесные, насытятся Твоим промыслом, и благостью.*)

 

*)Слова Златоуста вместе с Феодоритовыми: Писанию свойственно принимать ру­ку за действие удаления. Так и здесь рукою назвал силу, удаляющую благо; и глаголом: отверзать, выразил легкость подаяния благ: как легко протянуть наклоненные к ладони пальцы (т. е. отворить руку); так не трудно Ему и дать изобилие всех благ. (Сказывают, что подобное чудо было от руки честного Предтечи, когда она разверзалась и рас­простиралась, то сие было знакомь, что в том году имело быть благополучие; а когда она смыкалась, то сие означало, что в том году имело быть неблагополучие). Исихия: Все блага содержатся в Твоей руке, Боже; так что когда Ты отверзешь ее, все испол­няется и насыщается благостью. Отверстием рук Его должно также почитать и распростертие их на кресте, чрез каковое все исполнилось благости, т. е. человеколюбия; поскольку всякий грех прощен чрез крест.

 

29. Отвращшу же Тебе лице, возмятутся, отимеши дух их, и исчезнут, и в персть свою воз­вратятся. Когда, говорит, Ты, Господи, отвратишь лице Твое от твари; т. е. надзор и промысел Твой, тогда твари Твои, лишаясь Твоего промысла и благости, смутятся, печалясь о таковом лишении своем. И когда Ты отнимешь у людей дух, т. е. душу, отделив ее от тела, тогда тела их сделаются мертвыми и разрешатся в землю, из которой созданы. Ибо здесь говорится в частности о людях, а не о других животных.*)

 

*) Слова Афанасия: Сими словами показы­вает, что Он есть Владыка смерти и жизни. Максима: Жизни бессловесных и растений не божественны, но имеют свойство вещественного огня и духа. О сих-то говорится у Да­вида: отнимешь дух их, и они умрут и проч. Ибо великий Дионисий принимает сии слова только о чувственной и растительной душе; а о жизни разумных, т. е. нашей, он не разумеет их. Ибо Бог, создав сию жизнь существенно для бессмертия разумных существ и наших душ, не может отнять жизни их (в изд. своде).

 

30. Послеши Духа Твоего, и созиждутся. Ты, говорит, Господи, пошлешь животворящего и Святого Твоего Духа, и действием Его будут восстановлены все люди. Или можно понимать и иначе, что Ты, Господи, пошлешь Духа Твоего, наитие которого бывает на христиан чрез святое крещение; и таким образом принимающие Его будут созданы новою и духовною тварью и новым народом, со­влекши, по словам Исихия, ветхого человека. Посему сии слова отно­сятся и к воскресению мертвых и к возрождению чрез святое крещение.

 

И обновиши лице земли. Посылаемым, говорит, Тобою Св. Духом Твоим, Господи, Ты об­новишь лице, или красоту земли, которую составляют созданные, по словам Златоуста и Севира, из земли люди. Можно понимать иначе, что и земля обновится, освободившись, по словам Павла, от рабства и тления, как и Петр сказал: по обетованию Его ожидаем новой земли (2 Пет. 3, 13.).*)

 

*)Слова Василия: Посланием Духа называет сошествие Его к действию, а не перехождение с места на место: ибо Дух Гос­подень наполнил вселенную и им обнов­ляется лице земли. Божест. Дионисия Ареопагитского: И животные и растения и при последнем отголоске жизни имеют бытие. Но когда она отнимается, по сему выражению (Да­вида), жизнь совершенно оскудевает; а ког­да оскудевшим чрез немощь и неучаствование в ней она возвращается опять, они де­лаются животными. А по истине самое Боже­ственное есть данное обещание переселить всех нас, т. е. души совокупно с телами в совершенную жизнь—вещь, быть может по причине ветхости представляющаяся про­тивоестественною, но в самом деле и бо­жественная и выше естества, впрочем только нашего, а не Всесильного, для которого нет никакой противоестественной или сверхъестественной жизни; почему да будут отвергну­ты касательно сего безумные и противные слова Симона. Кирилла: Слышу, что некто го­ворит: Дух Божий создал меня, и Давид также поет о том, что находится на земле: пошлешь Духа Твоего, и созиждутся. Итак, когда Дух творит и обновляет разрушившееся, приводя сие в первобытное состояние; а зиждущее все естество есть одно высочай­шее и верховнейшее; то как несправедливы те, которые поставляют Духа ниже престолов Божьих и считают сотворенным и рабским того, кто свободен по своему естеству!

 

31. Буди слава Господня во веки. Да будет, говорит, слава Господу вечною и бесконечною за то, что Он одни из вышеупомянутых благодеяний уже совер­шил, другие совершает до ныне, а иные имеет совершить в будущем веке.*)

 

*) Григория Нисского: Быть может, упомянув о воскресении, присовокупил к нему славу Господа, имеющую открыться в будущем веке, когда преклонится пред Ним всякое колено. А мы, в короткое время узнав чрез пророка действие благодати (т. е. воскресения) из слов: пошлешь Духа Твоего, и созиждутся, скажем с пророком: буди слава Господу во веки за те упомянутые дела, которые Он сделал, делает и имеет сделать.

 

Возвеселится Господь о делех своих. Господь, говорит, возве­селится, как о творении и создании мира, так и о тех делах, которые совершил и имеет со­вершить чрез домостроение свое во плоти*).

 

*)По словам Дидима и Григория Нис­ского, Бог привел в бытие твари, не потому, чтобы Он нуждался в чем-нибудь, но чтоб они участвуя в Нем, по мере спо­собности, насладились оным, а Он веселил­ся, видя их веселящимися. Так как веселие Бога бесстрастно, ибо и божество бесстрастно. Ибо в том, у кого не может быть ничего неожиданного, над кем не имеет власти никакое зло, и с кем неразлучна всякая добродетель, и всякое, какое только возможно, добро,—могло быть веселие только по разуму, бесстрастное и неизменное; ибо добродетель и благость соединены с веселием. Златословесного: Давид сим означает то, что Бог радуется жизни существ, а не погибели. Он не утешается погибелью живущих. Феодорита: Сими словами предсказал о будущем богопознании людей. Ибо, по освобождении людей от прежнего заблуждения и принятия ими богопознания, Бог возвеселится не пото­му, что Ему покланяются, но потому, что видит спасающихся.

 

32. Призирай на землю, и творяй ю трястися. Сие исполняется при землетрясениях: потому что Бог по причине человеческих грехов смотрит на землю со гневом; а земля, не перенося гневного Божия взора, трясется и трепещет по некоторому естествен­ному, или лучше сказать, сверхъестественному и непонятному сочувствию, как говорит Афанасий.*)

 

*)Златословесного: Помысли, сколь ог­ромное тело своим воззрением на него при­водить в сотрясение и заключай отсюда о неизреченной силе Его. Царь, когда хочет перекопать каменную гору, не употребив для сего машин, не может сделать сего; а Он одним воззрением своим на землю приво­дить ее в трепет, как бывает во время землетрясения. Афанасия: Быть может, сказав о воскресении, здесь присовокупляет и о всеобщем суде, который во всех находя­щихся на земле произведет страх. А горами называет противные силы, которые и сожжет во время суда, что выражается дымом.

 

Прикасаяйся горам, и дымят­ся. Бог, говорит, прикасается, или приближается к горам, и они, не перенося приближения Божия, дымятся, как дымится трава, когда придвигается к ней огонь, что действительно случилось с горою Синайскою, которая, как говорит Писание, вся дымилась: гора Синай дымилась вся по причине схождения на нее в виде огня Бога; и восходил дым, как дым из печи (Исх. 19, 18). Впрочем выражения: призирающий и прикасающийся, должно понимать богоприлично.

33. Воспою Господеви в животе моем, пою (буду бряцать) Богу моему, дондеже есмь. Доколе, говорит, живу и существую в сем мире, буду петь и бряцать Богу моему. А делая повторения слов для большей ясности и выражения пламенной расположен­ности к Богу, Давид выражает одну и ту же мысль,*) ибо слова: буду петь Господу в жизни моей, и слова: буду петь и бряцать Богу моему, пока я есмь, означают одно и то же.

 

*) Слова Златоуста: Песнею называет здесь не производимую словами, но делами. Так как Давид нашел себя должником пред Богом во многом, а достойного воздаяния не могущим принести никакого; то приносить то, что имеет, а именно обещает­ся непрестанно петь и в сем проводить всю жизнь. Да слышат сие те, которые всякий день гниют в заботах и винных продажах, и никогда не обращаются на молитву, сколь они виновны пред Богом! Прославление Бога есть стяжание жизни. Для сего-то и должно жить. Феодорита: Прилично присовокупил слова: В жизни моей, также: Пока я есмь. Ибо в смерти нет воспоминающего о Нем; и в аде кто будет прославлять Его. Сие прибавление, по словам Евсевия, выра­жает великую расположенность и близость к Богу; ибо не сказал: буду петь и бряцать Богу, но Богу моему, говоря как бы так: создавшему и пропитавшему меня и бывшему для меня виновником всех благ. A песнею называет здесь не производимую словами только, но и делами.

 

34. Да усладится Ему беседа моя; аз же возвеселюся о Господе.Да будет, говорит, приятен Богу разговор мой, производимый посредством песней и псалмов, т. е. собеседования и рассуждения мои; ибо если угодно будет Богу собеседование мое; то возвеселюсь и я собеседующий, или разговаривающий с Ним, так как Бог будет доволен оным.*)

 

*) Что же значит, да будет усладитель­на, это изъясняет Златословесный. Да будет благоприятна, благоугодна, да окажется пред Богом и усладительнейшею и приятнейшею. Посему молитва есть не что иное, как раз­говор с Богом. Из сего ты должен за­ключать, что псалмопение есть само в себе воздаяние; ибо что может сравниться с собеседованием с Богом? Слова Василия: Посему Давид почувствовав, что он беседует с Богом, говорит: да будет услади­тельна Тебе беседа моя. Ибо когда входят в споры и любопрения о вещах, тогда этот разговор неприятен, а огорчителен. Опять Златословесного: Прекрасно и то, что видим; усладительно и небо и увеселительно солнце, и земля производит семена и растения: но я более всего веселюсь о сотворившем все сие; это для меня услаждение, это увеселение, это удовольствие, это заменяет бесчисленные бла­га. И еще того же Златоуста: Как может усладиться Бог нашею беседою? Если жизнь будет чиста, если душа будет стремиться к мудрости. Ибо когда проведешь весь день в молитве, но не содействует ей поведение, то не можешь быть легко услышан, не только ты, но и другой, более тебя занимающийся сим. Я это говорю не для того, чтобы не молились, и не для того, чтобы не пели, но для того, чтобы с пением псалмов мы сое­диняли старание о жизни и поведении. Исихия: Ибо если Богу будут угодны наши слова, тогда и мы можем веселиться о Нем, одни блага уже принимая от Него, а других еще ожидая и тогда то мы можем исполнять сло­ва: радуйтесь всегда о Господе.

 

35. Да исчезнут грешницы от земли и беззаконницы, якоже не быти им. О если бы погибли, говорит, грешники и беззаконники с земли, грешники, сделавшись праведниками, и беззаконники хранящими закон, так чтобы не были таковыми грешниками и беззаконниками более, но изменились чрез покаяние. Итак, пророк, по словам Златоуста и Феодорита, мо­лится не о том, чтоб исчезли и погибли люди, но чтобы истреби­лось в людях зло. Или греш­ными и беззаконными называет демонов. Или желает, чтобы погибли те, которые во зле неизле­чимы и неисправимы; потому что они сообщают свою порочность и другим добрым; подобно тому как находящиеся в заразе могут заразить и здоровых*).

 

*) Златословесного: Он желает не истребления существа и не предания грешников совершенной погибели, но истребления зла и развращения. Да исчезнет грешник, чтобы не был грешником, но чтоб из­менился; да не существует беззаконный, что­бы не был беззаконным, но чтобы покаял­ся. Таковы души святые: они возносят мо­литвы не о себе только, но и о всей вселен­ной, Феодорита: Как будто исчезнут в то время, ибо услышат: подите от Меня про­клятые! Нисского: Быть может изображает чрез Давида состояние (людей) по воскресении, когда, по его словам, будет веселиться Господь о делах своих; когда исчезнут грешники с земли. Ибо как может кто либо получить название от греха, когда не будет греха?

 

Благослови, душе моя, Господа. Давид окончил псалом тем, чем начал. По словам Злато­уста, Феодорита и Исихия, он на­чал славословием и окончил тем же. Таково изъяснение мое на сей псалом. Я знаю сделанные некоторыми на сей псалом и иносказания. Но я с намерением оставил их, не поместив здесь, как принужденные и такие, которые не легко могут быть при­няты.*)

 

*) Слова Исихия: постараемся и мы тща­тельно всегда так благословлять Бога; ибо непрестанное благословение приведет наши житейские дела в хорошее состояние.

 

 


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.052 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты