Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Реальное поведение участников правоотношения в соотношении с их правами и обязанностями




Читайте также:
  1. III. ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ УЧАСТНИКОВ И ЗРИТЕЛЕЙ
  2. IV. Обеспечение безопасности участников
  3. IV.ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ УЧАСТНИКОВ И ЗРИТЕЛЕЙ
  4. Q: Типы рынков по количеству участников (по возрастанию)
  5. Агрессивное поведение и пол.
  6. Агрессия и агрессивное поведение
  7. Агрессия и делинквентное поведение
  8. Аддиктивное поведение
  9. Аддиктивное поведение
  10. Аддиктивное поведение. Алкоголизм, наркомания, игромания.

Исследование реального поведения участников правоотношения в соотношении с их правами и обязанностями раскрывает соотношение формы и содержания, соответствие реального поведения установленной правом модели. Иными словами, именно здесь можно увидеть результат действия нормы, определить ее место в системе факторов, мотивирующих поведение, наметить пути повышения эффективности нормы. Вряд ли нужно доказывать, насколько такой анализ необходим для того, чтобы возможности воздействия, специфические для права, были максимально использованы.

Соотношение реального поведения с моделью, закрепленной в правах и обязанностях, можно рассматривать и со стороны модели, т. е. как осуществление прав и выполнение обязанностей. Именно таков традиционный под-


ход в юридической литературе. При этом в процессе изучения особенное внимание уделяется обычно проблеме злоупотребления правом, определения «границ» в осуществлении права 1. Вопросы же выполнения обязанностей исследовались главным образом в связи с выполнением договорных обязательств 2.

Такое направление исследования, несомненно, полезно. Оно раскрывает степень воздействия нормы, препятствия к осуществлению модели (анализ причин злоупотребления правом, неисполнения обязанностей), подсказывает правильное направление практики применения нормы. Но здесь мы отправляемся от права к действительности. Модель принимается как данное, как адекватная форма, которая должна быть реализована. При всем значении подобных исследований они не дают полной картины соответствия модели возможностям общества, реальным условиям и целям.

Анализ реального поведения в соотношении с правами и обязанностями можно вести, отправляясь не от правовой формы, а от содержания, рассматривая реальное общественное отношение во всей его полноте, в соотношении с моделью, закрепленной в правах и обязанностях.

1 См. М. М. А г а р к о в, Проблемы злоупотребления правом в советском гражданском праве, «Известия АН СССР. Отделение экономики и права» 1946 г. № 6; М. О. Бару, О статье 1 Гражданского кодекса, «Советское государство и право» 1968 г. № 12;

С. Н. Б р а т у с ь, О пределах осуществления гражданских прав, «Правоведение» 1967 г. № 3, стр. 79—86; М. И. Ц у к е р м а н, Некоторые вопросы применения ст. 5 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, «Правоведение» 1967 г. № 3, стр. 87—93; О. С. Иоффе, В. И. Грибанов, Пределы осуществления субъективных гражданских прав, «Советское государство и право» 1964 г. № 7; В. И. Грибанов, Основные проблемы осуществления и защиты гражданских прав, автореферат докт. дисс., М., 1970; В. А. Т а р х о в, Осуществление гражданских прав, «Развитие прав граждан СССР и усилениеихохраны на современном этапе коммунистического строительства», Саратов, 1962; С. Т. М а к с и м е н к о, Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей, автореферат канд. дисс., Саратов, 1970.



2 См. В. К. Р а и х е р, Правовые вопросы договорной дисциплины в СССР, Л., 1958; Б. С. А н т и м о н о в, Основания договорной ответственности социалистических организаций, Госюриэдат, 1962; 3. Г. Крылова, Исполнение договора поставки, «Юридическая литература», 1968; «Гражданско-правовая охрана интересов личности», «Юридическая литература», 1969.


Такой анализ позволяет более глубоко раскрыть возможности правового регулирования, соответствие модели его целям.



Отправляясь от содержания в соотношении реального поведения с правами и обязанностями, можно выяснить степень урегулированности данного отношения. Здесь нет презумпции адекватности модели. Анализ может показать недостатки модели, подсказать пути совершенствования не только практики применения нормы, но и самой нормы. Так, анализ отношений отдельных колхозов с обслуживающими их отделениями «Сельхозтехники» подсказал необходимость существенного изменения модели отношений — взаимных прав и обязанностей. В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР об образовании объединения «Союзсельхозтехника» 1 и постановлением Совета Министров СССР от 17 сентября 1963 г. об утверждении Положения о Всесоюзном объединении «Союзсельхозтехника»2 были определены основные функции этой системы и установлено, что объединения продают колхозам и совхозам необходимые им машины, запасные части, удобрения и т. и.

Если подходить к реальным отношениям колхозов с отделениями «Сельхозтехники» с точки зрения осуществления прав и выполнения обязанностей по договору купли-продажи, заключавшемуся между ними, то вряд ли удалось бы обнаружить значительные отклонения. Но рассмотрение реального поведения, содержания отношений в соотношении с правами и обязанностями раскрыло серьезные недостатки этой формы3 и дало возможность более детального и соответствующего характеру отношений правового регулирования, что нашло отражение в утвержденном 23 июня 1966 г. Положении «Об имущественной ответственности объединений «Сельхозтехника», а также колхозов, совхозов и других сельскохозяйственных предприятий и организаций за нарушение обязательств по заказам на сельскохозяйственную технику и иные материально-технические средства» 4.



1 СП СССР 1961 г. № 3, ст. 18.

2 СП СССР 1963 г. № 18, ст. 187.

3 См. Р. Халфина, Г. Хайдас, Вопросы улучшения организации и материально-технического снабжения сельского хозяйства, «Вопросы экономики» 1965 г. № 5, стр. 15—21.

4 СП СССР 1966 г. № 12, ст. 118.


Сопоставление реальных связей и отношений предприятия с его правами и обязанностями, закрепленными в законодательстве, действовавшем до 4 октября 1965 г., показало необходимость расширения прав предприятий, освобождения их от мелочной опеки и ограничений, связывавших их инициативу. Здесь приведены лишь отдельные примеры, число их можно было бы умножить. Дальнейшее развитие правовых исследований в ряде областей должно пойти по пути сопоставления реального поведения с правами и обязанностями в плане не только осуществления прав и выполнения обязанностей, но и соответствия прав и обязанностей реальным условиям и выполнению задач правового регулирования.

Исследование соотношения реального поведения с правами и обязанностями дает возможность определить адекватное соотношение различных методов правового регулирования. Если отправляться от прав и обязанностей, рассматривая их осуществление и выполнение, то изучение ограничивается отношениями, регулируемыми той или иной отраслью права. Между тем конкретные реальные отношения часто регламентируются различными отраслями права. При этом существенное значение имеет и соотношение прав и обязанностей, основанных на нормах различных отраслей права. Так, отношения по кредитованию колхоза опосредствуются нормами колхозного, финансового и гражданского права 1. Реальное, конкретное поведение отделения банка и колхоза соотносится с правами и обязанностями, основанными на нормах указанных отраслей. Исследование реального поведения в соотношении с этими правами и обязанностями может показать, насколько согласованы нормы и институты различных отраслей права в воздействии на данное отношение.

Анализ рассматриваемого структурного элемента правоотношения может показать, насколько применение методов правового регулирования, свойственных той или иной отрасли права, соответствует содержанию отношений. Так, в период с 1950 по 1959 год отношения проектных организаций с заказчиками регулировались лишь нормами административного права. Это противоречило со-

1 См. А. Т. А щ е у л о в, Кредитные правоотношения колхозов, «Юридическая литература», 1970.


держанию деятельности проектных организаций, так как они выполняли хозяйственные функции, которые в условиях товарно-денежных отношений должны опосредствоваться адекватными правовыми формами — формами гражданского права. Нарушение объективно обусловленной необходимости соответствия правовой формы содержанию отношений вызвало снижение ответственности проектных организаций за своевременное обеспечение строек проектами и сметами, препятствовало контролю за стоимостью изготовления проектной документации. Согласно постановлению Совета Министров СССР от 20 февраля 1959 г. «Об улучшении проектного дела в строительстве» отношения проектных и изыскательских организаций с заказчиками стали осуществляться на основе договоров1. Именно сопоставление реального содержания отношений с их моделью позволило совершенствовать модель.

Исследование реального поведения в соотношении с правами и обязанностями находит все более широкое применение в работах, посвященных конкретным проблемам правового регулирования. Вместе с тем представляются необходимыми дальнейшее значительное углубление этого направления исследований и разработка общеметодологических его основ. Важное значение имеет использование конкретно-социологических методов исследования, статистических данных, данных соответствующих общественных и естественных наук.

Именно в рассматриваемой области особенно важно обеспечить связь правовых исследовании с исследованиями других областей науки. Ведь для суждения о реальном поведении, о его оценке требуется глубокое знание законов той области, в которой осуществляются данные отношения. Поэтому связь правовой науки с другими науками для решения задач правового регулирования является объективной необходимостью. Точно так же и для реализации решений, основанных на данных экономических, технических и других наук, нужна связь с правовой наукой. Ни одно решение, выработанное той или иной наукой для его практического осуществления, не может считаться завершенным до тех пор, пока оно не облечено в соответствующую правовую форму. От того, насколько адекватна

1 СП СССР 1959 г. № 3, ст. 18.


выбранная форма, зависит нередко и реализация решения.

В этой связи следует со всей остротой поставить вопрос о недопустимости противопоставления правового метода экономическим, социологическим, психологическим и т. и. методам. Между тем такое противопоставление наблюдается в литературе, посвященной проблемам управления. Несомненно, большим достижением науки является тщательная разработка различных аспектов управления, выявление значения таких моментов, как «климат» производственного коллектива, значение малых групп, психологического побуждения и т. и. Но не следует забывать, что результаты исследования разнообразных мотиваций поведения могут быть использованы для решения практических задач лишь тогда, когда они получат соответствующее правовое оформление. Даже тогда, когда результат исследования приведет к выводу, что решение определенных вопросов надо предоставить самому коллективу, общественному мнению, моральному воздействию и т. и., реализация такого предложения требует правового оформления. Отказ от правового регулирования тех или иных отношений в области управления, изъятие их из сферы действия общих норм права является определенным правовым решением. Тем большее значение имеет правовое оформление тех решений, которые требуют установления конкретного порядка, что означает установление определенных прав и обязанностей. Необходимость сложного процесса правового опосредствования подобных решений особенно наглядно выступает при анализе правоотношения как единства содержания и формы.

Авторы, пытающиеся противопоставить экономические методы правовым, вносят ряд предложений по совершенствованию управления производством, но реализация таких предложений требует определенного правового закрепления. Причем в ряде случаев закрепление решения в виде постановления соответствующего государственного органа не может обеспечить его осуществление, если не соблюдены требования о соответствующем распределении прав и обязанностей, установлении управомоченного и обязанного, закреплении средств, обеспечивающих осуществление модели поведения, согласовании данной нормы со всей системой действующего права. Более того, рассматривая экономические методы управления вне


их правовой формы, авторы в ряде случаев отправляются от экономических отношений в том виде, в каком они уже урегулированы правом. Так, в книге, посвященной методам управления в социалистическом производстве, рассматриваются экономические методы и показатели на разных уровнях управления народным хозяйством. Но сами уровни — отрасли народного хозяйства, территориально-экономического комплекса, подотрасли, промышленного объединения — принимаются как объект исследования в том виде, в каком они закреплены правом, что не всегда соответствует экономическому содержанию. Так, уровень отрасли народного хозяйства рассматривается как уровень министерства. Между тем, как уже отмечалось, в настоящее время ни одно министерство не представляет в чистом виде отрасль. Сказанное в полной мере относится и к подотрасли, и к промышленному объединению. Существующая система отраслей и уровней не только экономическое явление. Она отразила и результаты определенного правового регулирования. Таким образом, невозможно рассматривать «чистые» экономические методы, полностью абстрагируясь от правовой формы1.

Отношения в области управления выступают главным образом как правоотношения. Неразрывная связь .формы и содержания в них должна учитываться при любом решении. Это приобретает особенное значение в настоящее время в связи с широким внедрением систем автоматического управления. Речь идет не только о правовых средствах или, как принято сейчас говорить, правовом обеспечении деятельности этих систем — правовом положении данной системы, значении её решений, ответственности за неправильное решение и т. и. Вопрос стоит шире. В процессе программирования той или иной деятельности необходимо учитывать и опосредствуемую правом связь лиц, осуществляющих данную деятельность, включение системы в общую систему правоотношений, опосредствующих разнообразные связи предприятия или организации, как внутренние, так и внешние.

Так, при составлении программы и модели автоматического управления предприятием следует учитывать

1 См. «Методы управления в социалистическом производстве», «Экономика», 1971, стр. 33—77.


варианты использования труда в соответствии с нормами трудового права, варианты принимаемых решений в соответствии с компетенцией вышестоящего органа, а также функциональных органов, решения которых в различных областях деятельности предприятия являются для него обязательными (органы Министерства финансов, местные органы власти, Комитет цен, Комитет народного контроля и др.). Сама структура органов и их взаимоотношения с предприятием берутся в том виде, в каком они урегулированы нормами права. Это относится и к связям предприятия «по горизонтали».

В процессе программирования и моделирования деятельности предприятий и организаций могут выявиться противоречия в правовом регулировании различных сторон отношений, несогласованность или пробелы. Таким образом, применение системы автоматического управления выявляет на уровне микроэкономики потребность во внесении изменений в нормы, регулирующие организацию аппарата управления, правовое положение предприятий и организаций, их связи 1.

Попытки рассматривать (в том числе моделировать) экономические отношения вне их правовой формы могут привести к созданию нереальных, неработающих моделей и схем.

Для исследования реального поведения участников правоотношения необходимо прежде всего определить критерии, по которым выделяется то или иное отношение. Если отправляться от осуществления прав и выполнения обязанностей, то единое по своей природе отношение оказывается расчлененным на отдельные отношения, не имеющие определенного объема.

Как известно, понятие правового института не дает количественного показателя для установления объема ре-

1 Так, изучение управленческого процесса на практике свидетельствует о необходимости улучшения правовой регламентации деятельности и, в частности, внедрения принципа системности в правовое регулирование тойили иной группы отношений (см. «Управление, социология, право», «Юридическая литература», 1971, стр. 100—126). Внедрение принципа системности, о котором пишут авторы, вряд ли может быть универсальным средством. Существенное значение имеют внешние связи, которые не могут регулироваться для каждой отдельной системы. Поэтому важно обеспечить сочетание системных актов с общими нормами закона, распространяемыми на связи различных систем.


гулируемых отношений. Правовым институтом является, например, право собственности, право личной собственности, охрана права собственности, виндикация. Объем каждого из этих понятий различен, однако до сих пор не выработаны критерии, позволяющие определить, на каком уровне обобщения возникает правовой институт и какими уровнями он ограничивается. В последние годы предпринимаются попытки конструирования комплексных правовых институтов исходя из содержания отношений. Эти попытки, несомненно, заслуживают внимания и могут оказаться полезными для совершенствования нормотворческой деятельности. Но правовой институт, норма права по своей природе должны быть абстрактными и общими. Правоотношение же всегда конкретно. Реальность правоотношения обусловливает и определенность его объема. Это отношение между конкретными субъектами в конкретной области. Отношение может быть реализацией одной нормы права, но в подавляющем большинстве случаев оно является реализацией ряда норм нередко различных отраслей права. Так, не может быть правоотношения собственности. Реальное правоотношение возникает между определенными субъектами, и поэтому может возникнуть правоотношение государственной, колхозной или личной собственности. Не может быть бюджетного правоотношения: это либо правоотношение между союзной республикой и Союзом ССР по поводу формирования доходной части бюджета республики, либо взаимоотношение местного бюджета с больницей в связи с финансированием ее по смете и т. и. Научную абстракцию представляет собой понятие земельного, колхозного, трудового, гражданского и т. д. правоотношения. Реальное же правоотношение всегда имеет свой определенный объем. В зависимости от конкретных условий и участников отношения определяется режим фонда земли, первичный или вторичный характер землепользования, назначение земельного участка.

Определенность объема конкретного правоотношения дает возможность сопоставить реальное поведение участников с тем комплексом их прав и обязанностей, которые установлены нормами, регулирующими различные стороны данного правоотношения. Можно рассматривать, таким образом, определенный блок единой системы общественных отношений.


В определении объема правоотношения значительную роль играет и правовая норма. Так, широкое понятие обмена товаров (товарно-денежных отношений в сфере обращения) суживается в зависимости от юридических признаков различных видов обмена. В соответствии с законом различаются: поставка, купля-продажа, контрактация, государственная закупка сельскохозяйственной продукции. Необходимо, однако, иметь в виду, что правовые особенности в конечном счете обусловлены материальным содержанием отношений. Критерии для различения отдельных видов внутри единого отношения обмена могут быть различными. Это — участники отношений (отношения поставки возможны только между социалистическими организациями), характер товаров. Таким образом, в выделении данного общественного отношения как правоотношения имеют значение не только материальные, но и юридические признаки. Некоторые правоотношения, как упоминалось выше, возникают и реализуются в соответствии с определенной нормой права либо группой норм одной отрасли права. Так, гражданин осуществляет свое активное и пассивное избирательное право в соответствии с нормами государственного права. В уголовном, процессуальном, налоговом правоотношении поведение участников соотносится с нормой или группой норм уголовного, Процессуального, финансового права.

Однако значительный круг правоотношений, особенно те, которые возникают в процессе активной деятельности в различных областях экономики и культуры, гораздо сложнее. Поведение участников регламентируется нормами различных отраслей права. Возникающие в соответствии с этими нормами права и обязанности участников в их комплексе создают модель поведения. Так, трудовое отношение регулируется не только нормами трудового права. В процессе трудовой деятельности гражданина возникают отношения, регулируемые административным, гражданским, финансовым, а иногда и земельным правом. Эти различные отношения составляют единство, обусловленное материальным содержанием отношения. Вместе с тем соотношение элементов данного единства — норм различных отраслей права, на основании которых моделируются отношения, имеет существенное значение для отношения. Проследим это на примере одного из важнейших институтов советского права, опосредствующих эко-


номические отношения,— плановом договоре поставки продукции.

В соответствии с планом машиностроительный завод обязан поставить партию станков с программным управлением для химического завода. Отношения поставщика и потребителя регулируются нормами административного и гражданского права, материальное содержание отношений едино. Вместе с тем в процессе выполнения обязанностей поставщиком и потребителем возникают отношения, регулируемые различными нормами и отраслями права: обязанность заключить договор, основанная на административном акте; соответствие договора условиям, содержащимся в плановом акте; заключение договора перевозки; получение потребителем финансирования на приобретение станков; расчетные отношения поставщика и потребителя друг с другом и с отделениями банков, обслуживающих их. Здесь могут быть также отношения экспедиции, связи с поставщиками комплектующего оборудования по кооперации и т. д. Фокусом применения норм различных отраслей права является данное отношение.

На примере планового договора можно увидеть особенно ясно значение соотношения норм различных отраслей права для формирования правоотношения. С предвоенных лет и до середины 50-х годов превалирующее значение в этой области имели нормы административного права. На протяжении длительного периода отношения сторон регулировались главным образом индивидуальными административными актами. Постановление Совета Министров СССР от 21 апреля 1949 г. установило обязанность заключения договоров и показало те существенные недостатки в организации производства и распределения, которые были связаны с игнорированием гражданско-правовых средств воздействия 1. Дальнейшее развитие пошло по пути усиления гражданско-правовых методов в регулировании данных отношений. Однако, как отмечалось в литературе, чрезмерно подробное регулирование отношений средствами административного права препятствовало возможности использования средств гражданско-правового регулирования. Слишком детальное установление в административных актах основных условий, определяю-

1 СП СССР 1949 г. № 9, ст. 68.


щих права и обязанности сторон, препятствовало эффективному использованию договорной формы отношений1.

Постепенное повышение удельного веса норм гражданского права, регулирующих данные отношения, имело большое положительное значение, так как способствовало более полному учету потребностей общества в процессе планирования производства и распределения, рациональному использованию ресурсов, развитию инициативы производителей и потребителей.

Конечно, такой сложный процесс, как изменение соотношения методов различных отраслей права в регулировании отношений, не совершается с молниеносной быстротой и без каких-либо конфликтов. Изменение соотношения норм различных отраслей права в рассматриваемых случаях отражает глубинную закономерность соотношения централизованного управления и инициативы автономных субъектов — предприятий и объединений. Динамика этого соотношения определяется уровнем развития производительных сил общества. Именно поэтому в условиях развитого социализма проблема соотношения централизованного руководства и инициативы исполнителей приобретает особую актуальность.

Изменение соотношения норм различных отраслей права, регулирующих данные общественные отношения, в значительной мере обусловлено содержанием отношений, их развитием и вместе с тем представляет собой тот инструмент, посредством которого государство воздействует на развитие отношений. В определении соотношения норм различных отраслей права, регулирующих данное общественное отношение, выражается воля государства, детерминированная законами развития общества. Чем полнее познаны закономерности соотношения правовой формы и реального содержания, объективная обусловленность форм, методов и правовых средств воздействия на поведение, тем эффективнее это воздействие.

В советской юридической литературе предпринимались попытки раскрыть объективную обусловленность

1См. М. Г. Масевич, Н. Г. Гвоздев, Б. В. Покровский, Вопросы материально-технического снабжения предприятий совнархоза, Алма-Ата, 1962, стр. 130; М. Г. Масевич, Договор поставки и его роль в укреплении хозрасчета, Алма-Ата, 1964, стр. 123—148; «Ученые записки ВИЮН», вып. 10, 1967, стр. 64—66; «Государство, право, экономика», стр. 396—419.


правовых форм содержанием конкретных отношений в области воздействия на экономику1. Представляется, что такие исследования целесообразно проводить и в других областях правового регулирования.

В литературе высказывалось мнение о том, что сложное правоотношение нужно исследовать, раздробив его на составляющие правоотношения, что поможет в конечном счете анализировать правоотношение в целом2. Как уже упоминалось, к анализу правоотношения можно подходить в аспекте осуществления отдельных прав и обязанностей, входящих в его структуру, либо с позиции соотнесения всего фактического общественного отношения с его моделью, что представляет собой более глубокий пласт раскрытия структуры. В первом случае расчленение сложного правоотношения на дробные части и анализ каждой из них может дать определенный результат для суждения о достоинствах и недостатках той или иной нормы. Во втором случае исследование позволяет судить об эффективности всего комплекса правовых средств, способствующих развитию данных отношений в направлении, соответствующем целям общества. И то и другое направления полезны для практики. Но именно второе направление, исследующее правоотношение во всей его сложности, раскрывает эффективность не только отдельно взятой правовой нормы, но и всех норм в их сочетании, соотношении в конкретном приложении. При этом речь идет о сочетании норм не только одной отрасли права, но и, что особенно важно, различных отраслей права.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление для постановки вопроса во всей его остроте. В последние годы большое внимание уделяется проблемам системы права. Значительное расширение сферы правового регулирования, особенно тех его отраслей, где право опосредствует творческую, созидательную деятельность в различных областях жизни общества, привело к попыткам создания новых «отраслей права», формируемых по признаку содержания регулируемых отношений. Так, предлагается создать сельскохозяйственное право, природоохранительное, право научно-технического про-

1 См. «Государство, право, экономика», стр. 47—68, 115—182. 2Z. Ziembinski, 0 metodzie analizowania «stosunku prawnego», «Panstwo i prawo», 1967, № 2, ss. 193—203.


гресса и т. д. В действительности речь идет об объединении норм различных отраслей права, регулирующих определенную группу отношений. Но объединение норм по такому признаку, зачастую полезное, или даже необходимое, ни в какой мере не означает создания отрасли права. Система права не создается произвольно. Она обусловлена закономерностями соотношения формы и содержания, средств воздействия общества на поведение его членов — индивидуальных и объединенных в коллективы. Система права строится на базе научной абстракции содержания основных видов общественных отношений (предмет правового регулирования) и определяемых содержанием средств правового регулирования (метод). При этом устанавливаются основные черты данного вида общественных отношений и метода их регулирования 1. Это дает возможность установить общие закономерности правового регулирования конкретного вида отношений, определить соответствующие правовые средства воздействия, совершенствовать регулирование отношений в главных, определяющих чертах. Такое формирование основных отраслей права обеспечивает также внутреннее единство, взаимную согласованность регулирования того или иного вида общественных отношений во всех отдельных, частных областях их проявления.

Так, трудовые отношения, как бы значительно они ни отличались в различных областях хозяйства и культуры, имеют общие черты, благодаря которым они составляют единый предмет правового регулирования. Особенности применения труда в различных областях учитываются в конкретных нормах (главным образом подзаконных актах). Но, несмотря на различие труда строителя, металлурга, животновода, актрисы, ученого и т. и., их объединяют основные черты отношения по применению труда. Это внутреннее единство данного вида общественных от-

1 Подробный анализ дискуссии по проблемам системы права см. С. С. Алексее в. Общие теоретические проблемы системы советского права, Госюриздат, 1961. К сожалению, в дальнейшем автор отступил от некоторых положений этой интересной работы, отказавшись от определенности объективных критериев построения системы права и, по существу, снимая различие между системой права и систематизацией законодательства (см. С. С. Алексеев, Об отраслях права, «Советское государство и право» 1972 г. № 3, стр. 10—17).


ношении и является основанием для выделения их как предмета правового регулирования, определяющего и специфический метод регулирования.

Как бы ни разнилось по своему характеру управление школами, предприятиями различных отраслей хозяйства, научно-исследовательскими институтами, больницами и т. и., отношения в процессе управления по своей сущности едины — это исполнительно-распорядительная деятельность органов государства. При всем различии конкретных ее проявлений она составляет определенное единство — предмет правового регулирования 1. Средства борьбы с общественно опасными деяниями, признаваемыми преступлением, применяются в столь разных областях, как охрана личности, имущества, природной среды, борьба со злоупотреблениями властью и т. и. Но внутреннее единство отношений государства и личности в связи с наказанием за совершенные общественно опасные деяния определяет единство предмета правового регулирования и специфику его метода.

В отдельных областях деятельности организации и граждане вступают в различные виды отношений, урегулированных различными отраслями права. Объединение норм этих отраслей, относящихся к данному виду деятельности, можно видеть в ряде законодательных актов, таких как, например, Воздушный кодекс, Кодекс торгового мореплавания, Положение о предприятии. Каждый из этих актов объединяет нормы административного, гражданского, финансового и других отраслей права. Такое объединение возможно также в учебной, справочной литературе, в научных исследованиях и т. и. Однако объединяемые таким образом нормы различных отраслей не меняют своего характера. Четкое различие их дает воз-

1 В практике нередко преувеличивается специфика тех или иных отношений в различных областях деятельности. Так, при подготовке проекта Положения о государственном социалистическом производственном предприятии высказывалось мнение о том, что специфика организации и деятельности государственных предприятий в различных отраслях хозяйства настолько велика, что не дает возможности урегулировать в одном нормативном акте правовое положение государственного социалистического предприятия. Опыт применения Положения показал, что этот акт лишь с незначительными изменениями применяется для предприятий во всех отраслях народного хозяйства, и не только в области производства, но и в сфере обслуживания.


можность определения оптимального соотношения различных методов и правовых средств регулирования. Совершенствование правового регулирования, его динамика может заключаться не только в изменении содержания норм, но и в изменении соотношения норм различных отраслей права, регулирующих данное отношение.

Попытки конструирования бесчисленных новых «отраслей права» ведут к размыванию системы, к излишней дифференциации правового регулирования, ослаблению связей внутри системы права. Совершенствование всей системы правового регулирования предполагает развитие отраслей права, регулирующих основные виды общественных отношений и развитие правовых форм регулирования отношений в отдельных областях жизни общества путем применения (с детализацией в необходимых случаях) норм отдельных отраслей права с учетом специфики каждой из них.

Объединение норм различных отраслей права по признаку вида деятельности ни в какой мере не означает «интеграции», «амальгамирования» этих норм, их «сплава» в целое. Иногда эти звучные слова таковыми и остаются, а нормы различных отраслей права применяются в соответствии со спецификой и характерными особенностями каждой отрасли. В этом случае страдает не практика воздействия права на отношения, а лишь наши знания, представления о характере этих отношений.

Гораздо хуже другой вариант, при котором на основании «слияния», «интеграции» пытаются лишить норму данной отрасли права ее характерных черт. Это может иметь отрицательные последствия для самого правового регулирования. «Стертые» нормы не могут служить основой прав и обязанностей, эффективно воздействующих на поведение и обеспеченных возможностью применения соответствующих санкций. Так, в нашей литературе предпринималась попытка конструировать хозяйственное обязательство как единую форму, опосредствующую хозяйственные отношения 1. Но конструкция обязательства необходима тогда, когда в отношениях двух равноправных субъектов один обязан совершить определенное действие или воздержаться от действия, а другой имеет соответст-

1См. И. А. Танчук, В. И. Ефимочкин, Т. Е. Абова, Хозяйственные обязательства, «Юридическая литература», 1970.


вующее право, обеспеченное возможностью применения государственного принуждения. Для возникновения и развития указанных отношений между равноправными субъектами необходимы такие правовые средства и соответствующие им понятия, как основание возникновения обязательства, определенные виды юридических фактов, волеизъявление участников и т. и. Но никакой специальный правовой институт не нужен для того, чтобы обосновать обязанность предприятия или организации выполнить указания органа, которому они подчинены. Точно так же и права подчиненных предприятий в отношении вышестоящих органов определяются компетенцией вышестоящего органа, правами предприятия. Здесь совершенно иной характер отношений, для правового опосредствования которых нет надобности в понятии обязательства.

Эти особенности отношений настолько ярко выражены, что, когда авторы предложенной конструкции приступают к изложению конкретного материала, им приходится различать обязательства товарно-денежного характера (т. е. обязательства, регулируемые нормами гражданского права), управленческие обязательства, где по существу рассматриваются регулируемые административным правом отношения, и внутрихозяйственные обязательства — отношения внутреннего хозрасчета цехов. Там, где анализируются договорные обязательства между социалистическими организациями, ничего нового по сравнению с имеющимся в литературе по гражданскому праву не предлагается. К тому же авторы ограничиваются рассмотрением только договорных обязательств, хотя между социалистическими организациями в процессе их хозяйственной деятельности обязательства возникают и из других оснований. Что же касается попыток распространить гражданско-правовые и гражданские процессуальные институты на отношения в области управления, то результаты их вряд ли могут иметь практическое значение.

В качестве примера можно привести предложение о распространении исковой давности на требование вышестоящего органа об изъятии средств подчиненного предприятия по установленным законом основаниям. Возникают вопросы, какой аппарат будет проверять своевременность предъявления вышестоящим органом распоряжения о взыскании; допустимо ли оставлять у предприятия излишние средства только потому, что вышестоящий


орган не взыскал их в течение трех месяцев. Поставленная проблема далека от жизни, так как в практике вышестоящие органы обычно предъявляют требования об изъятии средств не с опозданием, а с «опережением».

Мы остановились на вопросе о системе права потому, что решение его непосредственно связано с формированием модели поведения и реальным поведением в конкретном правоотношении. Четко разграничивая характер прав и обязанностей, относящихся к различным отраслям права, можно проследить воздействие каждого из факторов на реальное поведение и, что особенно важно, установить оптимальное соотношение прав и обязанностей, относящихся к различным отраслям права.

Исследование соотношения реального поведения с моделью — совокупностью всех прав и обязанностей участников отношений позволяет установить, насколько степень детализации модели соответствует требованиям эффективного воздействия на поведение. В гл. II рассматривалась проблема «степени армированности»: насколько подробно данные отношения моделируются в соответствии с нормами права. Для ответа на этот, один из серьезных вопросов правового регулирования, существенное значение имеет изучение исследуемого элемента структуры.

Степень детализации модели данного отношения определяется характером отношения. Так, в области процесса (как уголовного, так и гражданского, включая и арбитражный) все действия участников урегулированы нормами права. Каждое процессуальное действие, как и воздержание от него, влечет конкретные правовые последствия, точно установленные законом. Принцип диспозитивности — один из демократических принципов гражданского процесса — также воплощается в правовых нормах, предусматривающих конкретное проявление этого принципа. Таким образом, реальное поведение в большинстве случаев соответствует одному из вариантов модели. Если поведение не соответствует ни одному из них, налицо правонарушение, последствия которого тоже предусмотрены законом. Строгость требований о соответствии поведения модели и детализация последней обусловлены тем, что рассматриваемые отношения связаны с осуществлением правосудия, где требуется особенно четкое урегулирование прав и обязанностей участников и их охрана.


В некоторых других отношениях, главным образом в тех, участником которых выступает государство, модель также отличается большой степенью подробности и строгостью. Примером могут служить отношения, связанные с уплатой налогов, составлением и исполнением государственного бюджета, осуществлением избирательных прав граждан и др.

Вместе с тем в очень широком круге отношений, как, например, отношения в области исполнительно-распорядительной деятельности органов управления, хозяйственной, культурной деятельности и др., модель отношения оставляет достаточно места для выбора лицом или коллективом того или иного варианта поведения, с тем чтобы в конечном счете «выйти на модель» — выполнить обязанность, осуществить право. Устанавливая требования, которым должна соответствовать данная продукция, стандарт не предписывает технологический процесс. Он указывает, каким должен быть результат процесса. Самый же процесс может разрабатываться производителем. В отношениях по перевозке груза транспортная организация обязана доставить груз в полной сохранности, в установленный срок и в надлежащее место. Это обязанность, которой должно соответствовать реальное поведение. Но каков будет маршрут, по которому пойдут вагоны с грузом, или в какие порты и пристани зайдет судно, как будет формироваться поезд или в какие отсеки трюма будет помещен груз — решение всех этих вопросов предоставляется железной дороге, пароходству, станции, порту и т. д. Таким образом, между моделью и реальным поведением лежит известная область, в которой лицо или коллектив принимает решения, избирает вариант поведения, с тем чтобы в конечном счете выполнить свои обязанности.

Конечно, в приведенном выше примере (обязанности по доставке груза) многое в поведении транспортной организации, ее органов, должностных лиц, рабочих и служащих регулируется правом: техническими нормами о маршрутизации, формировании составов, погрузке и разгрузке; правилами погрузки и расположения грузов в трюмах судов; законодательством о труде рабочих и служащих; правилами техники безопасности; правилами, относящимися к перевозке тех или иных грузов, и др. Но вместе с тем при всей детализации правового регули-


рования различных сторон рассматриваемого отношения остается достаточно места для инициативы исполнителей и выбора варианта решения. В этой связи возникают определенные отношения, которые можно определить как внутриорганизационные. В пределах, установленных нормами права, соблюдая права и обязанности, основывающиеся на нормах различных отраслей, участники отношений регулируют поведение входящих в состав данной организации подразделений и отдельных лиц.

В современных условиях в связи с расширением инициативы и прав предприятий расширяется и область внутриорганизационных отношений. Это не могло не привлечь внимания ученых в различных областях знания. При этом выявились два противоположных направления:

1) внутриорганизационные отношения как часть отношений по управлению рассматриваются независимо от их соотношения с правами и обязанностями, установленными нормой права. Реальное поведение отрывается, таким образом, от модели 1;

2) все внутриорганизационные отношения пытаются охарактеризовать как правоотношения, придавая внутренним решениям, принимаемым автономным субъектом в порядке осуществления своих прав и обязанностей, характер правовой нормы, в соответствии с которой реализуются правоотношения2.

1 Такой подход характерен для ряда работ по теории управления. К сожалению, эта позиция иногда некритически воспринимается и учеными-правоведами. Так, В. С. Основин считает, что наука управления имеет свой предмет исследования — управленческие отношения, их закономерности (см. В. С. Основин, Основы науки социального управления, Воронеж, 1972, стр. 15). Он указывает на то, что наука управления связана с такими юридическими науками,как государственное и административное право, которые изучают «определенную область управленческих отношений, урегулированных нормами права: организацию государства, государственного аппарата и государственного управления» (там же). Автор необоснованно суживает область правового регулирования отношений по управлению. В действительности все стороны этих отношений в той или иной мере урегулированы нормами права, что имеет существенное значение для содержания отношений. Переходя в дальнейшем к анализу отдельных сторон социального управления, автор, по существу, анализирует отношения, урегулированные правом.

2 См. В. В. Лаптев, Внутрихозяйственные отношениянапредприятии, «Юридическая литература», 1965; А. Г. Б ы к о в, Имущественные санкции и внутрихозяйственный расчет, «Совет-


Оба варианта подхода к решению проблемы игнорируют действительное соотношение реального поведения с правами и обязанностями. В первом случае делаются попытки решать вопросы так, как будто нормы права и, в частности, нормы, определяющие компетенцию органов управления, внешние связи данного предприятия или организации, права и обязанности предприятия, компетенцию должностных лиц, отношения, связанные с применением труда, и ряд других сторон управленческой деятельности, не существуют либо не оказывают никакого влияния и могут быть изменены в любом направлении «управленческим решением». Между тем сама возможность принять такое решение, область, в которой оно применяется, сила воздействия в значительной мере определяются наличием модели, состоящей из прав и обязанностей, воздействующих на поведение в различных аспектах отношения.

При втором варианте искусственно создается система, имеющая видимость правоотношения, но не являющаяся в действительности таковой. Существование данной системы, ее реализация, обеспечение выполнения принятых решений — иными словами, способ реализации отношения устанавливается предприятием, организацией или звеном управления, которым предоставлено право такого установления.

В действительности внутриорганизационные отношения — это те отношения, в которых решение конкретных вопросов предоставляется участникам отношений в пределах, урегулированных правом. Это та область, которую действующее право оставляет для проявления инициативы участников в принятии решений, с тем чтобы в результате надлежащим образом осуществлялись права и выполнялись обязанности в различных правоотношениях.

Внутриорганизацпонные отношения могут быть урегулированы правом, и тогда они выступают как правоотношения, а могут быть и теми реальными отношениями,

ское государство и право» 1967 г. 10, стр. 88—90; А. Б. Г о д е с, Регулирование внутрихозяйственной деятельности предприятий, «Советское государство и право» 1968 г. № 9, стр. 112—116;

Н. С. М а л е и н, Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях, «Наука», 1968, стр. 168—170.


которые лишь в конечном счете должны «выйти на модель». Так, закон устанавливает режим фондов предприятия порядок их формирования, цели, на которые они могут расходоваться, порядок расходования, процент отчисления в резерв промышленного объединения, главка, министерства и т. и. Решение вопросов о том, какие именно объекты будут возведены за счет фонда развития предприятия, какие критерии будут применяться для выдачи премий из фонда материального стимулирования, предоставляется предприятию. В своих решениях предприятия должны строго соблюдать режим фондов. В этом смысле они должны «выходить на модель», но в пределах, установленных режимом, они не связаны нормой права. Как правило, такие решения принимаются с широким участием общественности, что дает возможность наиболее полно учитывать конкретные условия каждого предприятия.

Реальное поведение, таким образом, либо представляет собой непосредственное выполнение обязанностей или осуществление права, либо в конечном счете приводит к закрепленному в модели правоотношения результату. Анализ поведения с точки зрения того, насколько подробно права и обязанности опосредствуют его, дает возможность судить о необходимости более подробного правового регулирования либо об отказе от слишком детального регулирования.

Установленная правом модель поведения оказывает непосредственное воздействие на поведение, являясь фактором, влияющим на его мотивацию. В юридической литературе была предпринята интересная попытка разработать схему механизма воздействия правовой нормы на общественные отношения. Предлагалась даже графическая схема такого воздействия 1. Представляется, что для суждения об эффективности нормы требуется дальнейшее углубление исследования, раскрывающего психологический, мотивационный механизм ее воздействия. А такой материал может быть почерпнут из исследований соотношения модели правоотношения с реальным поведением.

1 См. В. Р. К н а и и, О возможности использования кибернетических методов в праве, «Прогресс», 1965, стр. ИЗ—114;

В. И. Никитинский, Эффективность норм трудового права, стр. 91—99.


При этом важно учитывать удельный вес различных факторов, относительную силу воздействия каждого из них. Такие сведения могут быть получены лишь в результате комплексных социальных исследований, проводимых юристами совместно с психологами и специалистами других отраслей науки.

Эмпирически можно установить, что меры уголовной репрессии как санкция за общественно опасное поведение имеют большее мотивационное значение, чем другие виды санкций. Но это только гипотеза, которая нуждается в серьезной проверке. В литературе по уголовному праву неоднократно отмечалось, что усиление репрессий далеко не всегда приводит к исчезновению правонарушений. Опыт показывает, что установление мер уголовного наказания как средства борьбы с отрицательными явлениями в области экономики также далеко не всегда приносит положительные результаты.

Выше отмечалось, что для соответствия поведения модели необходимо правильное определение положения участников, подлинная заинтересованность управомоченного в осуществлении своего права и исполнении обязанности. Существенное значение имеет также санкция нормы и способы, обеспечивающие осуществление права и выполнение обязанностей. Если право не обеспечено эффективной санкцией на случай его нарушения, то у обязанного лица (лиц) нет достаточного стимула для следования установленной модели. Если санкция предусмотрена, но практика ее применения затруднена, то мотивационное воздействие модели также ослаблено. В том случае, когда нормы различных отраслей права в применении к данному отношению создают несогласованные, а иногда и коллизирующие права и обязанности, такая модель также не получит своего реального воплощения.

Наличие прав и обязанностей воздействует на поведение, формируя его мотивы, помогая определить цели и средства их достижения. Сознание долга, чувство ответственности за выполнение обязанности, стремление избежать отрицательных последствий невыполнения или ненадлежащего выполнения обязанности — все это влияет на принимаемые решения и линию поведения.

Не следует, однако, забывать, что указанные факторы воздействуют на поведение совместно с другими фактора-


ми моральной, материальной и иной заинтересованностью, представлением о справедливом и множеством иных мотивов, определяющих поведение. Исследовать весь сложный механизм воздействия различных факторов на поведение, выделить непосредственное влияние прав и обязанностей данного лица или коллектива — одна из ответственных задач, которая может быть решена совместными усилиями юристов, психологов, экономистов, биологов и представителей других наук.

Воздействие прав и обязанностей на поведение участников правоотношения зависит в значительной мере и от того, какими средствами обеспечено осуществление права и принуждение к исполнению обязанностей, если реальное поведение участников отклоняется от модели за пределы, допускаемые законом. Известное указание В. И. Ленина о том, что не так важна тяжесть наказания, как его неотвратимость, имеет гораздо более широкое значение, чем ему обычно придается. В результате любого нарушения прав или неисполнения обязанностей должны наступать установленные законом последствия. Если такие последствия не наступают, воздействие на поведение существенно снижается. Отсюда — проблема точного определения последствий нарушений прав и обязанностей и органов, призванных обеспечивать неуклонное наступление таких последствий.

Одним из средств, обеспечивающих эффективность воздействия прав и обязанностей на реальное поведение, является расширение судебного порядка охраны прав и принуждения к исполнению обязанностей. Такие предложения подробно обосновывались в советской юридической литературе !. Независимость судей и подчинение их только закону, особое положение суда в системе органов государства обусловливают эффективность судебной защиты. Такой же принцип должен быть положен и в основу защиты прав и принуждения к исполнению обязанностей в отношениях между социалистическими организациями. В этой связи выдвигались предложения о существенном расширении функций органов Государствен-

1 См. М. С. С т р о г о в и ч, Основные вопросы советской социалистической законности, «Наука», 1966; «Личность, общество, государство», «Наука», 1966, стр. 231—247; Н. Г. Салищева, Гражданин и административная юрисдикция СССР, «Наука», 1970, стр. 118-130.


ного арбитража в области обеспечения законности в отношениях между социалистическими организациями 1.

Во многих областях общественных отношений нормы, регулирующие их, создают определенный механизм, действующий автоматически, так что участники далеко не всегда замечают правовую сторону своих взаимоотношений. В процессе повседневной жизни граждане вступают в бесчисленное множество правоотношений, возникающих, развивающихся и прекращающихся в соответствии с нормами права. Лишь в случае отклонения от модели, нарушения прав или обязанностей вспоминают о том, что эти отношения урегулированы правом, и применяют соответствующие правовые средства. Это же относится и к деятельности предприятий и организаций, к отношениям в сфере управления и др.

Как уже говорилось, отклонение реального поведения от его модели иногда связано с тем, что поведение сторон отвечает более высоким требованиям, чем те, которые установлены моделью. Отклонение реального поведения от модели в положительную сторону может выразиться и в лучшем выполнении обязанности. Так, поставщик может поставить продукцию досрочно, проектно-конструкторское бюро — разработать проект строительства в более короткий срок и экономичнее, чем предусмотрено заданием, предприятие — выпустить продукцию, отвечающую более высоким требованиям, чем установленные стандартом. Такие отклонения выражают более высокий уровень моральных требований, успехов в развитии производства, чем те, которые закреплены в норме. При таких отклонениях цель, на достижение которой была направлена норма, реализована, и результатом отклонения могут быть меры морального, а иногда и материального поощрения либо положительная общественная оценка, благоприятный психологический климат.

Необходимо, однако, и в случаях отклонения в положительную сторону предусматривать положительный или отрицательный эффект отклонения в данных условиях.

1 См. «Государство, право, экономика», стр. 169—172; М. К. Воробьев, Природа производства арбитража и место норм, регулирующих его в системе советского права, «Вопросы теории советского права», Новосибирск, 1966, стр. 95—101; Р. Ф. Каллистратова, Государственный арбитраж, «Юридическая литература», 1973, стр. 4—48, и др.


Так, досрочная поставка товара может быть связана со значительными трудностями у потребителя (отсутствие складских помещений, «замораживание» денежных средств). Поэтому такая отгрузка допускается лишь с согласия потребителя. Экономичность проекта может быть связана с необходимостью такого технологического процесса, для которого на данном строительстве нет условий. Выпуск продукции, качество которой выше стандарта, в некоторых условиях может оказаться ненужным для производства финального продукта. Это может только повысить его себестоимость, не давая положительного эффекта. Таким образом, в каждом случае следует четко определять, является ли данное отклонение в конкретных условиях отношений управомоченного и обязанного положительным или отрицательным.

Рассматривая соотношение реального поведения с правами и обязанностями участников как элемент структуры правоотношения, мы берем последнее в его статике. Между тем наиболее полно это соотношение раскрывается в процессе возникновения и развития правоотношения — в его динамике. Именно здесь выявляется соответствие поведения модели или его отклонение. Отклонения могут быть выявлены не только в момент возникновения отношений, но и в процессе их развития (как это обычно бывает).


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.068 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты