Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Ответственность как средство, направленное на обеспечение соответствия реального поведения правам и обязанностям




Читайте также:
  1. I. Конструктивно-технологические особенности изготовления деталей информационных радиоэлектронных средств (ИРЭС) и обеспечение качества их изготовления
  2. II. Организация и обеспечение авиационной безопасности в аэропорту
  3. III. ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ УЧАСТНИКОВ И ЗРИТЕЛЕЙ
  4. IV. Обеспечение безопасности участников
  5. IV. Ответственность
  6. IV. Ответственность за нарушение договора
  7. IV. Учебно-материальное обеспечение
  8. IV.ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ УЧАСТНИКОВ И ЗРИТЕЛЕЙ
  9. S: Ответственность за производство общественных благ несет
  10. VI. Организация и обеспечение предполетного досмотра воздушных судов

Несмотря на то что проблеме ответственности посвящено много работ, по ряду вопросов нет еще общепризнанных решений, начиная с понимания термина «ответственность».

В последние годы делаются попытки толковать этот термин с точки зрения его филологического значения. С указанных позиций ответственность трактуется как осознание личностью собственного долга перед обществом, классом, отдельным коллективом, понимание долга, смысла и значения своих поступков и т. и. 1.

Между тем в праве термин «ответственность» давно приобрел вполне определенное содержание, отличающееся от общеупотребительного.

При всем различии отдельных определений рассматриваемого понятия в юридической науке оно применяется для обозначения отрицательных последствий для лица или организации, допустивших противоправный посту-

1 См. И. Е. Н е д б а и л о, Система юридических гарантий применения советских правовых норм, «Правоведение» 1971 г. 3, стр. 44—50; И. А Галаган, Административная ответственность в СССР, Воронеж, 1970, стр. 11—12. Обоснованную критику такого понимания ответственности см. О. С. Иоффе, Вина и ответственность по советскому праву, «Советское государство и право» 1972 г. № 9, стр. 35-36.

316


пок 1. Не останавливаясь на различиях в определении ответственности, отметим важность установления точного значения этого термина как специального юридического термина, обозначающего определенное правовое понятие. Это связано с ролью терминологии в науке и действующем праве.

Если принять понятие ответственности в том широком смысле, в каком оно применяется в повседневной жизни и в философской литературе, то теряется специфика юридического понимания ответственности и возникает потребность в новом термине, обозначающем то, что сегодня включается в понятие ответственности в юридическом смысле. Вряд ли такая замена термина может дать сколько-нибудь полезный результат. Необходимость же специального юридического понятия ответственности полностью оправданна, поскольку оно обозначает один из важнейших институтов права, и четкая его характеристика, определение, отграничение от других правовых явлений имеют существенное значение как для теории, так и для практики. Поэтому предложения о безграничном расширении понятия ответственности, о применении этого понятия в его общеупотребительном смысле нельзя считать приемлемыми.



Рассмотрим содержание данного понятия. В советской юридической литературе ведется дискуссия о том, включаются ли в содержание понятия ответственности все случаи применения правового принуждения для выполнения организацией или лицом своих обязанностей либо только те случаи, когда при нарушении обязанности на организацию или лицо возлагаются дополнительные обязанности либо у них возникают новые обязанности.

Сторонники первой точки зрения включают в понятие юридической ответственности все случаи государственного

1 См. И. С. Самощенко, М. X. Фарукшин, Ответственность по советскому законодательству, «Юридическая литера< тура», 1971, стр. 6—14. Они предлагают разграничивать ответственность в активном и ретроспективном аспекте. Последнее означает ответственность за прошлое поведение, за поступки, противоречащие определенным социальным нормам (см.там же, стр. 6—7). В отношении юридической ответственности подчеркивается, что она может быть только ретроспективной. На наш взгляд, вряд ли стоит так легко отказываться от понимания ответственности как специального юридического термина.



317


принуждения к исполнению требований права1. При такой трактовке понятие юридической ответственности чрезмерно расширяется. Обязанность незаконного владельца вернуть вещь собственнику; административное выселение лица, незаконно занявшего жилое помещение; изъятие земельного участка у организации или лица, незаконно захвативших участок, находившийся в пользовании другого; обязанность администрации восстановить на работе незаконно уволенного работника и т. и.— все это включается в единое понятие ответственности. Между тем рассматриваемые меры государственного принуждения существенно отличаются от мер, применяемых тогда, когда правоотношение не может быть восстановлено в единстве реального поведения и соответствующих прав и обязанностей. В этом случае наступают определенные последствия, связанные с видоизменением первоначального отношения, возникновением дополнительных обязанностей у участника, чье поведение отклонилось от прав и обязанностей.

Другое дело, что в процессе принудительного исполнения обязательства могут быть выявлены основания для применения мер ответственности. Восстанавливая на работе незаконно уволенного, суд вправе вынести решение о возложении оплаты за вынужденный прогул на лицо виновное в незаконном увольнении. Выселяя гражданина, самовольно занявшего чужое помещение, можно установить в его действиях состав преступления и привлечь к уголовной ответственности. Но во всех подобных случаях ответственность возникает как самостоятельное отношение и далеко не всегда сопутствует принудительному осуществлению права управомоченного. Это новое правоотношение, как правило, с новыми участниками и новым содержанием. Перечисленные же выше меры государственного принуждения к исполнению обязательства восстанавливают правоотношение и обеспечивают возможность достижения предусмотренного правового результата. Это существенно отличается от тех случаев, когда восстановление первоначального отношения невозможно



1 См. О. Э. Л е и с т. Санкции в советском праве, Госюриздат 1962, стр. 85—91; «Общая теория советского права», «Юридическая литература», 1966, стр. 417—424; И. С. С а м още н к о М Х Фару к ш и н, указ. работа, стр. 42—60.

318


А — юридический факт,

Z — правовой результат,

G — вмешательство государства, направленное на достижение правового результата,

S — G — осуществление управомоченным своего права, направленное на достижение результата,

V — правовой результат, отличающийся от первоначально установленного,

R — дополнительные обязанности, возложенные на виновного в отклонении поведения,

——— — схема поведения, соответствующая правам и обязанностям участников,

— — — — реальное поведение участников


и применяются дополнительные меры, призванные в максимальной степени возместить потери, связанные с видоизменением правоотношения. Сопоставление графических изображений соотношения реального поведения с правами и обязанностями участников (рис. 6) помогает наглядно увидеть это различие.

Представляется более плодотворной точка зрения, согласно которой юридическая ответственность включает в себя лишь такие последствия правонарушения, которые выражаются в возникновении новых обязанностей либо в видоизменении обязанностей, возникших из существующего правоотношения. Эти видоизменения, как и новые обязанности, должны быть связаны с определенными отрицательными последствиями для правонарушителя 1.

Выделение ответственности как особого института, не включающего в себя применения рассмотренных выше мер государственного принуждения к исполнению существующей обязанности, обусловлено содержанием возникающих в данном случае отношений. Принуждение к исполнению обязанности нельзя считать ответственностью, поскольку государственное принуждение направлено лишь на обеспечение существующей обязанности. Здесь нет дополнительной обязанности, являющейся результатом правонарушения. Отклонение поведения от требований права исправляется с помощью государственного принуждения, но не связано с возникновением особых, новых обязанностей — санкцией за допущенное правонарушение. С помощью государственного принуждения участники приводятся в то положение, в котором они должны были находиться в соответствии с требованиями закона.

В отдельных случаях это может быть связано с известными отрицательными последствиями для того, чье поведение отклонилось от требований закона, а затем было приведено в соответствие с законом средствами государственного принуждения. Так, лицо, незаконно вселившееся, могло произвести ряд расходов, связанных с занятием жилого помещения. Этих расходов ему никто не

1 См. О. С. Иоффе, М. Д. Шаргородский, указ. работа, стр. 312—326; С. С. Алексеев, Общая теория социалистического права, вып. 2, Свердловск, 1964, стр. 182—192.


компенсирует. Но его выселение не является мерой ответственности, это восстановление нарушенного права. И если нарушитель потерпел определенный ущерб, то он вызван его собственными неправильными действиями.

В этой связи следует упомянуть и о попытках выделить экономическую ответственность как категорию, противопоставляемую юридической ответственности 1. Под экономической ответственностью понимается претерпевание предприятием отрицательных результатов своей деятельности. Нетрудно убедиться в том, что применение понятия ответственности в данном случае не имеет под собой достаточно веских оснований.

В процессе деятельности любой человек или организация испытывает результаты своих целесообразных, разумных, правильных или ошибочных, неразумных решений. Большое значение имеет обратная связь — информация о результатах принятого и осуществленного решения. Если рабочий, пренебрегая правилами техники безопасности, или водитель автомашины, нарушив правила уличного движения, получили травму, то нельзя считать, что травма есть ответственность за нарушение правил. Это отрицательные последствия нарушения, которые они претерпевают. Понятие ответственности возникает тогда, когда в процессе связи между двумя или несколькими субъектами возникают или изменяются отношения, обусловленные тем, что действия одного субъекта нарушили интересы другого. В таких случаях ответственность в сфере имущественных отношений всегда будет и экономической, и юридической.

Высказывалось также мнение о том, что в понятие юридической ответственности следует включить в качестве его элемента общественное осуждение правонарушителя2. Данное предложение необоснованно сужает понятие ответственности. Действительно, в подавляющем большинстве случаев противоправное поведение связано с общественным осуждением. Лицо, нарушающее право, не только несет отрицательные последствия своего поступка,

"См. В. К. Мамутов, В. В. Овсиенко, В. Я. Юдин, Предприятие и материальная ответственность, «Наукова думка», Киев, 1971, стр. 29-31.

2 См. О. С. Иоффе, Ответственность по советскому гражданскому праву, стр. 17; О. С. Иоффе, М. Д. Шаргородский, указ. работа, стр. 316.


но и подвергается общественному осуждению. Однако в некоторых случаях противоправное поведение может быть связано с такими обстоятельствами, которые исключают общественное порицание, хотя и возлагают на нарушителя определенную ответственность. Например, лицо, причинившее ущерб вследствие крайней необходимости, обязано возместить этот ущерб. Оно несет ответственность за совершенное им правонарушение. Вместе с тем это не вызовет общественного порицания, поскольку условия крайней необходимости означают, что данное правонарушение было допущено для того, чтобы избежать гораздо более тяжелых и опасных последствий.

В области гражданского права возможны случаи, когда возложение ответственности является способом справедливого распределения понесенного ущерба без каких бы то ни было признаков осуждения. Поэтому вряд ли нужно ограничивать понятие ответственности только теми случаями, когда противоправное поведение связано с общественным осуждением 1.

Рассматривая вопрос об ответственности, важно иметь в виду существенное различие двух ее видов: 1) ответственности за противоправное поведение, являющееся юридическим фактом, порождающим правоотношение; 2) ответственности за нарушение обязанности в существующем правоотношении.

В первом случае имеется в виду ответственность за противоправное поведение, которое служит основанием для возникновения правоотношения. Сюда относятся: совершение уголовного преступления; причинение вреда;

посягательство на охраняемые законом блага, не влекущие за собой уголовной ответственности, а создающие другие правовые последствия, например распространение

1 Некоторые авторы предлагают рассматривать такие случаи не как ответственность, а как возложение законом определенной обязанности на одно лицо возместить ущерб, причиненный другому лицу (см. Н. Г. Александров, Законность и правоотношения в советском обществе, Госюрпздат, 1956, стр. 168;

М. И. Брагинский, Влияние действий других (третьих) лиц на социалистические гсажданско-правовые отношения, автореферат докт. дисс., Л., 1962).Это положение было подвергнуто обоснованной критике в статье Е. А. Флейшиц «Общие начала ответственности по Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик» (см. «Советское государство и право» 1962 г. 3, стр. 34-37).


сведений, порочащих честь и достоинство граждан и организаций.

В перечисленных случаях правонарушение служит основанием возникновения и развития правоотношения. Ответственность заключается в том, что на лицо, совершившее правонарушение, возлагаются обязанности в возникшем отношении. Так, совершение уголовного преступления является основанием возникновения уголовного правоотношения; ответственность лица, совершившего преступление, выражается в том, что, становясь субъектом данного правоотношения, оно несет все возлагаемые этим правоотношением обязанности. В случае причинения вреда противоправное поведение причинителя есть основание для возникновения обязательства возместить причиненный вред. Нарушение правил охоты, незаконная ловля рыбы (если здесь нет состава уголовного преступления) являются основанием возникновения обязанности по уплате соответствующего штрафа. Таким образом, ответственность состоит в том, что возникает правоотношение, цель которого — применение соответствующих мер воздействия к лицам, нарушившим норму права.

Иное положение складывается при правонарушении, выразившемся в ненадлежащем осуществлении права или неисполнении обязанностей в правоотношении. Здесь правоотношение возникло и между участниками его установилась определенная связь. Применение мер ответственности направлено на то, чтобы в случае, когда восстановление нарушенного правоотношения в натуре невозможно, так изменить права и обязанности сторон, чтобы в конечном счете был достигнут предусмотренный при возникновении правоотношения результат, а потери и ущерб, причиненные нарушением обязанностей, были возмещены виновным лицом. Так, установление неустойки или возмещения убытков при неисполнении обязательства по договору при условии соблюдения принципа реального исполнения имеет в виду достижение результата (поставка товаров, выполнение работ) и возмещение заказчику ущерба, причиненного неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств. Следовательно, ответственность за нарушение обязанностей в существующем правоотношении имеет целью обеспечить приведение реального поведения в соответствие с моделью правоотношения.


В гл. II мы останавливались на различии поведения в тех случаях, когда правонарушение является основанием возникновения правоотношения и когда правонарушение происходит в процессе правомерной деятельности. Этому различию соответствует различие ответственности как юридического факта и ответственности за нарушение существующей обязанности. Различия в содержании отношений обусловливают и различия рассматриваемых видов ответственности. Так, различен характер противоправности в каждом из указанных случаев. При ответственности как юридическом факте — основании возникновения правоотношения лицо, допускающее противоправное поведение, не находится в предшествующем правоотношении с лицом или лицами, права которых оно нарушило. Здесь непосредственно нарушается норма права, обеспечивающая охрану прав и благ, гарантированных государством, либо абсолютное субъективное право потерпевшего. При ответственности за нарушение прав и обязанностей в существующем правоотношении противоправное поведение заключается в нарушении относительного права, в отклонении реального поведения от модели, закрепленной в правоотношении.

В рассматриваемых видах ответственности различается и характер противоправного поведения, служащего основанием для установления ответственности. При ответственности как юридическом факте противоправным является обычно действие лица, его активное поведение. Ответственность за бездействие в подобных случаях редкое явление. Это дало основание некоторым юристам отрицать возможность признания бездействия причиной наступления общественно опасного последствия 1. В нашей литературе убедительно обосновывается возможность причинной связи при бездействии2. Но не случайно во-

1 См. М. Д. Шаргородский, Причинная связь в уголовном праве, М., 1947, стр. 183—188; Б. С. А н т и м о н о в, Значение вины потерпевшего при гражданском правонарушении, М., 1950, стр. 144—152; его же, Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, М., 1952, стр. 119—126; Е. А. Ф л е и ш и ц, Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения, М., 1951, стр. 70—72.

2 См. Т. В. Церетели, Причинная связь в уголовном праве, М., 1963, стр. 252—282; Г. К. Матвеев, Основания гражданско-правовой ответственности, «Юридическая литература», 1970, стр. 24-27, 114-136.


прос о каузальности бездействия возникает в области уголовного права и в отношениях, связанных с возмещением причиненного вреда. Именно здесь основным видом преступного поведения является действие, порождающее соответствующее правоотношение; бездействие может иметь место лишь в ограниченном круге случаев. Характерно и то, что причинная связь между бездействием и общественно опасными последствиями признается тогда, когда бездействие — результат невыполнения определенного действия, которого можно ожидать в соответствии с социалистическим правопорядком.

Существенно иной характер противоправного поведения в тех случаях, когда ответственность возлагается за нарушение прав и обязанностей в существующем правоотношении. Здесь противоправное поведение, как правило, заключается именно в бездействии. Например, строительная организация своевременно не завершила строительство объекта, железная дорога не доставила груз, рабочий не выполнил указания начальника цеха и т. п.

Существенные различия в характере противоправного поведения определяют и последствия его. Так, в отношении ответственности за совершение уголовного преступления установлена презумпция невиновности. Ответственности за нарушение прав и обязанностей в существующем правоотношении присуща презумпция виновности лица, не исполнившего обязанность или нарушившего право. Это определяется и тем, что нормы, регулирующие рассматриваемые виды ответственности, преследуют различные цели. Установление ответственности за противоправное поведение, выражающееся в возникновении правоотношения, имеет целью стимулировать соблюдение правопорядка, уважение чужого права, воздержание от действий, нарушающих общественный порядок. Ответственность за нарушение прав и обязанностей в существующем правоотношении стимулирует активную деятельность участника правоотношения, направленную на то, чтобы выполнить лежащие на нем обязанности и обеспечить соответствие поведения участников правоотношения его модели. Представляется, что в исследованиях проблемы юридической ответственности необходимо учитывать различия между указанными видами юридической ответственности.


Однако несмотря на различия имеются и некоторые общие черты, дающие основание рассматривать юридическую ответственность как единое правовое явление. Ряд проблем, как, например, условия ответственности, противоправность, причинная связь, вина решаются на основании общих положений, а затем выводы могут быть конкретизированы в соответствии с видами ответственности.

Рассматривая правовые средства, обеспечивающие соответствие реального поведения участников правоотношения его модели, следует остановиться на ответственности за нарушение прав и обязанностей в существующем правоотношении. Как уже упоминалось выше, цели такой ответственности состоят в том, чтобы: а) побудить участника правоотношения к выполнению лежащей на нем обязанности; б) компенсировать управомоченное лицо за несвоевременное или ненадлежащее исполнение контрагентами своей обязанности; в) воздействовать на поведение, с тем чтобы стимулировать в дальнейшем надлежащее осуществление прав и выполнение обязанностей. Таким образом, можно говорить о компенсационной, штрафной и превентивной роли норм, устанавливающих ответственность за нарушение прав и обязанностей в существующем правоотношении.

Проблема ответственности как средства, побуждающего к соблюдению прав и обязанностей в процессе правомерной деятельности, разрабатывалась наиболее полно применительно к экономическим отношениям. В советской литературе по гражданскому праву исследовались формы ответственности в виде применения имущественных санкций при неисполнении обязательств. Эта проблема рассматривалась чаще всего в связи с обеспечением исполнения договоров 1.

1 См. М. М. А г а р к о в. К вопросу о договорной ответственности, «Вопросы советского гражданского права», изд-во АН СССР, 1945, стр. 114—156; Г. К. Матвеев, Об определении размеров договорного убытка в отношениях между социалистическими организациями, «Юридический сборник Киевского гос. ун-та», 1948 г. № 3; И. Д. К а м и н с к а я. Основания ответственности по договорным обязательствам, «Вопросы гражданского права», изд-во МГУ, 1957; К. А. Граве. Договорная неустойка в советском праве, Юриздат, 1950; В. К. Р а и х е р. Правовые вопросы договорной дисциплины в СССР, изд-во ЛГУ, 1958; «Стимулирование исполнения хозяйственных договоров», Минск, 1968, ртр. 28—111; Б. С. Антимонов, Основания договорной ответ-


Различия между ответственностью за нарушение существующей обязанности и ответственностью за противоправное поведение, служащей основанием возникновения правоотношения, нашли свое отражение в литературе по гражданскому праву как различение договорной и внедоговорной ответственности. Но при таком различении оказывается «в нейтральной зоне» ответственность за нарушение существующих прав, возникших из установленных законом оснований, но не относящихся ни к договору, ни к деликту (например, нарушение авторских, изобретательских прав и т. и.). В известной мере это может быть оправдано тем, что права и обязанности в договорных отношениях отличаются по своему характеру от таких абсолютных прав, как права автора, изобретателя, лица, сделавшего научное открытие. Эти отличия могут служить объектом самостоятельного исследования ответственности за нарушение рассматриваемых прав. Можно также предположить, что понятие деликта в широком смысле охватывает нарушения всех абсолютных субъективных прав, включая авторские, изобретательские и т. и. Однако исследования в области деликтной ответственности с полным для этого основанием ограничиваются той областью отношений, когда вред причинен не в процессе определенной связи между участниками отношения, а когда правонарушение является основанием возникновения обязательств.

Различение имущественной ответственности не по признаку того, договорная ли она или внедоговорная, а в зависимости от того, устанавливается ли она за нарушение существующей обязанности или же является основанием возникновения правоотношения, дает возможность более полного охвата всех возможных случаев гражданских правонарушений и четкого разграничения различных по своему характеру отношений. В частности, это дало бы возможность избежать применения положений, относящихся к одному из видов ответственности, при решении вопросов, относящихся к другому виду.

 

Исследования договорной ответственности, ее форм и значения в организации и осуществлении хозяйственности социалистических организаций, Госюриздат, 1962;

Н. И. Краснов, Реальное исполнение договорных обязательств, Госюриздат, 1959; М И. Брагинский, Общее учение о хозяйственных договорах, Минск, 1967, стр. 214—257,


ных связей в социалистической экономике сыграли значительную роль в законодательном и ином нормативном регулировании экономических связей. Эта проблема рассматривалась во многих работах, посвященных договору, ответственности, санкциям и т. и. В этих работах были раскрыты роль имущественной ответственности в осуществлении хозяйственных связей, ее стимулирующее значение, цели, принципы установления и реализации, основания и т. и. Тщательное изучение позволило разработать сложный юридический инструментарий, который еще далеко не полностью используется в хозяйственной практике. Так, научная разработка рассматриваемых проблем дала возможность установить принцип полного возмещения убытков как основу определения объема ответственности за нарушение обязательства, установить различные варианты соотношения возмещения причиненных убытков с неустойкой, установить в качестве общего основания ответственности принцип вины и т. и. Закрепленные в Основах гражданского законодательства и подзаконных нормативных актах, названные принципы способствуют осуществлению хозяйственных связей, использованию механизма товарно-денежных отношений для развития экономики.

Следует, однако, отметить, что в практике возможности определения объема ответственности, ее условий и основания в соответствии с конкретными особенностями отношений данных участников используются еще далеко не полностью. Действующие ныне Положения о поставках предоставляют сторонам право устанавливать ответственность за соблюдение таких условий договора, ответственность за которые не предусмотрена в Положениях. Стороны вправе также повышать размеры штрафов и неустойки за нарушение отдельных условий договора. Однако возможности индивидуализации ответственности применительно к конкретным условиям отношений сторон почти не используются в современной хозяйственной практике.

Изучение эффективности имущественной ответственности, в том числе причин, по которым созданные правом возможности воздействия используются далеко не полностью, имеет существенное значение для совершенствования управления народным хозяйством, более полного использования экономического стимулирования. Поэтому большую актуальность приобретают комплексные иссле


дования эффективности экономических санкций в управлении производством 1. Эти исследования находятся еще в начальной стадии, однако уже выявляются новые и интересные аспекты. В частности, представляется плодотворной постановка вопроса о связи санкций с хозрасчетными интересами участников хозяйственных связей и с общегосударственными интересами. Несомненно, плодотворным является анализ всех форм отражения имущественной ответственности на экономическом положении участников отношений. Глубокий конкретный анализ реальных форм отражения имущественной ответственности на экономическом положении предприятия или организации, нарушивших обязательство, несомненно, поможет выработке правовых средств, повышающих эффективность имущественных санкций.

Представляется в то же время необходимым для получения плодотворных результатов исследования использовать все, что разработано по данному вопросу в юридической науке, а главное, исследовать эту проблему во всей сложности ее взаимосвязей. Так, следует согласиться с В. К. Мамутовым и Г. Л. Знаменским в том, что для эффективного использования имущественных санкций необходима заинтересованность предприятий или организаций в применении санкций к их неисправным контрагентам 2. Эта точка зрения более соответствует задачам применения санкций, чем бытовавшее много лет положение о том, что осуществление права участником отношений является вместе с тем его обязанностью перед государством 3. Вызывает, однако, сомнение попытка изолировать отдельно взятое обязательственное отношение и представить его в виде системы, в которой управляющим элементом выступает кредитор, а управляемым — должник4.

1См. В. К. Мамутов, В. В. Овсиенко, В. Я Юдин, указ. работа; «Хозяйственно-правовые проблемы управления промышленностью», Донецк, 1972.

2 См. В. К. Мамутов, Г. Л. Знаменский, Эффективность экономических санкций в управлении производством, «Хозяйственно-правовые проблемы управления промышленностью1), стр. 12—45.

3 См. гл. IV настоящей работы.

4 См. В. К. Мамутов, Г. Л. 3 н а м с н с к и и, указ. работа;

В. К. Мамутов, В. В. Овсиенко, В. Я. Юдин, указ. работа, стр. 34 и след.


Прежде всего, об «управляющем» и «управляемом». В условиях бурного роста социалистического хозяйства, имеющих место отдельных диспропорций, а иногда в результате излишней централизации распределения эта схема далеко не всегда отражает реальную действительность. Нередко потребитель или заказчик, который по схеме должен был бы рассматриваться как управляющий, выступает в роли просителя перед поставщиком или подрядчиком (который должен быть управляемым). Особенно наглядно это проявляется в тех случаях, когда «управляемым» является поставщик — контора материально-технического снабжения, выделяющая фонды «управляющему» предприятию.

Разительный контраст между положением «управляющего» и «управляемого» в предлагаемой модели договора и реальной действительностью свидетельствует о неприменимости методов моделирования иерархической системы к горизонтальной саморегулирующейся системе, каковой является договор. Необходимое условие функционирования этой системы — равенство участников, а гомеостатика системы обеспечивается тем, что малейшее нарушение равенства вызывает соответствующие отрицательные последствия у нарушившего.

Формальный характер такого равенства, допускающий фактическое экономическое неравенство, является одной из причин того, что при капитализме договор становится правовой формой отношений эксплуатации как в сфере производства, так и в сфере обращения. Это тот правовой инструмент, который использовался буржуазией не только для эксплуатации трудящихся, но и для разорения мелких и средних собственников, для колониальной экспансии, а в современных условиях — и при различных формах неоколониализма. Неразрешимые противоречия государственно-монополистического капитализма находят свое выражение, в частности, в тех серьезных изменениях, которым подвергается система договорных отношений 1.

В социалистическом обществе форма договора как одного из важных правовых инструментов, опосредствующих товарно-денежные отношения, дает возможность использовать в системе социалистического хозяйства этот

1 См. «Государственно-монополистический капитализм и буржуазное право», «Наука», 1969, стр. 27—90.


эффективный инструмент воздействия на экономику. Для эффективного использования договора в процессе руководства народным хозяйством необходимо определить оптимальную связь между актами управления и системой договорных связей, построить систему договорных связей как саморегулирующуюся систему, действующую в соответствии с параметрами, установленными актами управления 1.

Следует также иметь в виду, что выделение хозрасчетного интереса как единственного момента, определяющего применение санкций, может не дать достаточного результата. На мотивацию поведения кредитора, как известно, оказывают влияние не только соображения о том, как применение санкций в данном случае отразится на его имущественном положении и показателях деятельности (что не всегда совпадает), но и соображения о том, какие последствия это может иметь в его взаимоотношениях с контрагентом или с другими организациями (фондодержателем, планирующим органом и т. и.). Здесь происходит определенная оценка интересов, и далеко не всегда хозрасчетный интерес оказывается решающим.

Как один из этапов исследования может оказаться полезным исследование одной связи и значения одного мотива, но для конечного результата, для теоретических и практических выводов важен полный учет всех сложных связей и мотивов, в результате которых принимается решение.

Мы остановились на имущественной ответственности как одном из средств, способствующих осуществлению оптимальных моделей поведения, поскольку это приобретает особенное значение в современных условиях. Необходимо также учитывать, что установление ответственности за отдельные отклонения в процессе правомерной деятельности создает возможность корректировать поведение сторон на всех этапах осуществления этой деятельности, в самом ходе ее. Большое значение имеет и то, что такое воздействие может оказываться с самого начала возникновения правоотношения, при формировании его модели.

Заключая договор, стороны тем самым дают основание для применения установленных законом санкций за нару-

1 См. «Государство, право, экономика», стр. 378—429.


шение отдельных условий договора. Они могут также предусмотреть санкции за нарушение отдельных условий и тогда, когда правовая норма таких санкций не содержит. Это позволяет определять важность соблюдения тех или иных условий договора в зависимости от интересов сторон и обеспечивать достижение целей в той последовательности их значения, которая соответствует интересам сторон. Дифференциация санкций, использование их как при формировании модели правоотношения, так и в процессе его развития обусловливают внимание к этому виду ответственности и необходимость комплексной разработки указанных проблем юристами и экономистами. В совершенствовании форм имущественной ответственности в процессе хозяйственных связей, порядка их применения, их количественных и качественных характеристик заложены большие резервы совершенствования организации хозяйственных связей.

Совершенствование форм, видов и порядка ответственности имеет большое значение и в других областях правового регулирования. Необходимость в таком совершенствовании обусловлена развитием и усложнением общественных отношений и их правовой формы. Так, в процессе научно-технической революции нарушение требований норм (зачастую норм с техническим содержанием) приобретает большую опасность и требует установления адекватных мер ответственности. Нарушение технологического процесса, несоблюдение правил техники безопасности, нарушение экологического равновесия могут вызвать не только огромные убытки, но и катастрофу, человеческие жертвы, отравление окружающей среды. Поэтому возникает потребность в таких эффективных мерах ответственности, которые служили бы надежной гарантией соблюдения всех требуемых наукой мер, обеспечивающих использование достижений научно-технического прогресса для пользы человека, а не во вред ему.

Практика диктует необходимость применения новых видов и форм ответственности на этапе разработки и принятия решения. Так, нередко загрязнение окружающей среды, водоемов связано с тем, что при проектировании соответствующих сооружений не были соблюдены требования, обеспечивающие нормальное функционирование предприятия без вредных последствий для водоемов, воздуха и т. и. Нельзя, конечно, требовать, чтобы при


вынесении того или иного технического решения были предусмотрены все возможные отдаленные последствия, которые при данном уровне развития науки не могут быть еще выявлены. Но принятие всех мер предосторожности, возможных на том или ином этапе человеческого знания, является необходимым при принятии решений, связанных с деятельностью во всех областях хозяйства и культуры. Установление адекватных форм ответственности за нарушение этого требования представляется непременным элементом правового регулирования отношений, связанных с научно-техническим прогрессом.

Проблема совершенствования форм ответственности, ее дифференциации возникает и в ряде других областей правового регулирования. Так, в области управления существующие формы административной и дисциплинарной ответственности не всегда обеспечивают строгое соблюдение законности. На наш взгляд, в области управления должны найти более широкое применение специфические формы ответственности в виде запрещения занимать определенные должности на определенный период либо другие меры ответственности, связанные с перемещением виновного лица по служебной лестнице, и т. и.

В литературе справедливо отмечалось, что вопрос о видах юридической ответственности органически связан с проблемой правового регулирования, что различные способы обеспечения прав и обязанностей участников общественных отношений являются одним из элементов метода правового регулирования 1. Вместе с тем вряд ли можно согласиться с попытками классифицировать ответственность по отраслям права2. Несомненно, общественные отношения, регулируемые той или иной отраслью права, имеют свои особенности, которые выражаются и в характере ответственности3. Но одни и те же виды

1 См. С. С. Алексеев, Общие теоретические проблемы системы советскогоправа, Госюриздат, 1961, стр. 61—71; И. С. Са-мощенко, М. X. Фарукшин, указ. работа, стр 179—184.

2 См. С. С. Алексеев, Проблемы теории права, т. 1, стр. 394—395. Более общую классификацию предлагает О. Э. Лейст, различая уголовную, административную, дисциплинарную и имущественную ответственность (см. О. Э. Лейст, Санкции в советском праве, Госюриздат, 1962, стр. 91—93).

3 См. В. Ф. Яковлев, Гражданско-правопой метод регулирования общоствгппых отношений, Свердловск, 1972; С. С. Алексеев, Проблемы теории права, т.1, стр. 394.


ответственности могут применяться в отношениях, регулируемых различными отраслями права. Предложения, основывающиеся на различиях видов ответственности в зависимости от отрасли права, в конечном счете приводят к классификации, отражающей специфику далеко не всех отраслей. По указанным основаниям предлагается, в частности, выделять следующие виды ответственности: уголовную, административную, дисциплинарную, гражданско-правовую, материальную ответственность рабочих, служащих и колхозников. И. С. Самощенко и М. X. Фарукшин дополняют эти виды указанием на отмену незаконных актов и решений государственных органов, а также общественных организаций и их органов 1. Однако для выделения такого вида ответственности принято другое основание. Вместе с тем представляется весьма плодотворной попытка рассматривать виды ответственности с точки зрения характера ответственности.

Действительно, в предлагаемую схему не укладываются такие виды ответственности, как лишение родительских прав, представляющее собой крайнюю меру ответственности лиц, не соблюдающих своих обязанностей по воспитанию детей. Не укладываются сюда и такие меры, как прекращение финансирования (закрытие кредитов) при финансовом правонарушении. Трудно определить в предлагаемой классификации место для таких видов ответственности, как запрещение определенной деятельности (лишение водительских прав, изъятие разрешения на охоту и т. и.) как результат злоупотребления этими правами.

В пределах настоящей работы трудно классифицировать все возможные виды ответственности. Это должно быть предметом специального исследования. Представляется плодотворным направлением изучение форм ответственности в соответствии с их характером и специфики применения каждой из форм в правовом регулировании различных областей общественных отношений. Это дало бы возможность применения в различных отраслях права более широкого набора форм ответственности и способствовало бы более эффективной мотивации поведения бла-

1 См. И. С. Самощенко, М. X. Ф а р у к ш и н, указ. работа, стр. 187.


годаря осознанию возможных отрицательных последствий того или иного действия пли бездействия.

В связи с проблемой ответственности возникает ряд вопросов, которые могут быть решены в результате специальных исследований с широким использованием данных философии, психологии, экономики. Остановимся на одном из этих вопросов, имеющем существенное значение для воздействия на поведение. Это вопрос о вине как условии ответственности.

Для решения вопроса об ответственности как средстве воздействия на поведение чрезвычайно важен следующий аспект: является ли вина необходимым условием ответственности, либо ответственность может наступить и при отсутствии вины.

В советской юридической литературе неоднократно подчеркивалась воспитательная роль ответственности, ее превентивное значение. Одна из важнейших функций ответственности заключается в том, что, испытывая отрицательные последствия своего противоправного поведения либо осознавая возможность таких последствий в случае правонарушения, лицо может сделать соответствующие выводы и в дальнейшем избегать совершения подобных действий либо, если еще не поздно, воздержаться от их совершения. Но меры ответственности оказывают воспитательное воздействие, если они применяются при наличии вины. Когда противоправность поведения не зависела от воли лица или лицо не имело умысла и не допустило неосторожности, а правонарушение произошло по причинам, находящимся вне его власти, то установление ответственности за такое правонарушение не выполняло бы воспитательной функции.

Почти во всех отраслях права вина является непременным условием ответственности. Особенно четко применение вины как необходимого условия ответственности выражено в уголовном праве. В ст. 3 Основ уголовного законодательства установлено, что уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении преступления, т. е. умышленно или по неосторожности совершившее предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние.

По мнению А. А. Ппонтковского, «учение о вине является одним из основополагающих элементов теории советского уголовного права. Без вины не может быть


уголовной ответственности по социалистическому уголовному праву. Правильное понимание вины имеет большое значение в борьбе за укрепление социалистической законности»1.

Вина как условие ответственности признается и в случаях применения мер административного и дисциплинарного воздействия. Однако в очень важной области — в имущественных отношениях возможно возложение ответственности в случае правонарушения независимо от вины нарушителя 2. В настоящей работе не рассматриваются во всех тонкостях конструкция «ответственности за чужую вину», основания ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, и т. и. Однако для решения этих вопросов необходимо обоснование общего принципа и критический подход к точке зрения о том, что имущественные отношения якобы требуют в известных пределах установления ответственности без вины.

Особый подход к ответственности в отношениях, регулируемых гражданским правом, определяется тем, что меры ответственности в этой области выполняют не только воспитательную, превентивную функцию, но и восстановительную, компенсационную. Когда возникает вопрос о том, кто должен нести отрицательные имущественные последствия правонарушения, причиненного без вины, законодателю в интересах справедливости приходится выбирать между потерпевшим, не допустившим правонарушения, и лицом, допустившим правонарушение не по своей вине. Не удивительно, что именно в области имущественной ответственности возникают конструкции ответственности без вины.

В условиях капитализма установление такой ответственности, например в случаях причинения вреда здоровью и жизни, следует признать справедливым, поскольку лечение, протезирование, возмещение утерянного зара-

1 «Курс советского уголовного права», т. 2, стр. 257. 2 См. О. С. Иоффе. Ответственность по советскому гражданскому праву, стр. 156—201; Г. К. Матвеев, Основания гражданско-правовой ответственности, стр. 83—87; О. А. Красавчиков, Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, «Юридическая литература», 1966, стр. 151—199; Б. С. А н-т и м о н о в, Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, Госюриздат, 1952.


ботка целиком зависят от возможности получить возмещение ущерба от лица, причинившего вред 1.

В условиях социализма имущественная ответственность причинителя далеко не всегда является основным источником возмещения вреда. Бесплатная медицинская помощь, социальное страхование н социальное обеспечение позволяют решать вопрос об ответственности причинившего вред жизни и здоровью, не связывая решения с необходимостью удовлетворить нужды потерпевшего или его семьи. Тем не менее в ряде случаев, особенно когда вред причинен имуществу, проблема возмещения вреда, причиненного потерпевшему, за счет причинителя сохраняет свое значение. Поэтому следует признать, что в области гражданско-правовой ответственности остается еще необходимость в сохранении в некотором, по нашему мнению, очень узком круге случаев ответственности за причинение вреда при отсутствии вины.

В литературе высказывалось мнение о том, что ответственность может основываться только на вине, а обязанность возмещения ущерба в некоторых случаях является не ответственностью, а обязательством, возникающим из других оснований. Государство может возложить обязанность возмещения на лицо независимо от его вины, и такая обязанность не является ответственностью.

Данная конструкция вряд ли является плодотворной. От того, что не будут названы ответственностью те случаи, когда лицо возмещает вред, причиненный его противоправными действиями, но без вины, такое возмещение не перестанет быть ответственностью. Ведь распределение ущерба основывается на том, что действия одного лица причинили вред другому и причинивший обязан возместить вред. Это полностью совпадает с понятием ответственности. Если сузить понятие ответственности, признавая таковой только виновную, то тем самым отпал бы

1 Тем не менее в буржуазном праве допускается возможность по договору ограничить ответственность или даже освободить от ответственности одну из сторон за причиненный вред даже тогда, когда этот вред причинен по ее вине. Особенно широкое распространение такая практика получила в Англии, где железнодорожные, пароходные и авиационные компании зачастую включают в договоры соответствующие оговорки. Особенно часто это применяется при продаже экскурсионных, льготных и удешевленных билетов (см. Р. О. Халфина, Договор в английском гражданском праве, стр. 78—86).


вопрос о том, правомерно или неправомерно для данного вида отношений устанавливать ответственность без вины.

Между тем основное значение проблемы заключается в том, чтобы определить, в какой мере закономерно сохранение ответственности без вины в том или ином круге отношений, на основе чего может решаться эта проблема. Как уже упоминалось, ответственность оказывает наиболее полное воспитательное воздействие тогда, когда она основывается на принципе вины как необходимом ее условии. Так, В. И. Ленин неизменно требовал привлекать к ответственности лиц, виновных в тех пли иных нарушениях. В письме к Д. И. Курскому он писал: «Нужно научиться притягивать и примерно сурово наказывать как раз ответственных виновников этих «организационных дефектов», а не каких-то других лиц» 1. В письме Н. И. Горбунову по поводу задержки заказа на водяные турбины В. И. Ленин указывал: «Обязательно найдите виновных...» 2. В многочисленных его записках, письмах, указаниях, в которых содержится богатейший материал, характеризующий ленинские принципы руководства хозяйством, вопрос об ответственности ставится всегда как вопрос об ответственности виновных в тех или иных нарушениях 3.

Значение вины как необходимого условия ответственности для эффективного применения этого института в правовом регулировании дает возможность определить и направление развития законодательства и практики в этой области. Таким направлением является постоянное сужение той области отношений, где применяется еще ответственность без вины, и постепенный переход к тому, чтобы ответственность базировалась на принципе вины как непременном ее условии.

Процесс систематического расширения применения принципа вины как условия ответственности можно проследить на опыте развитии гражданского законодательства. Так, ст. 14 Основ гражданского законодательства, устанавливая имущественную ответственность за исполнение сделки, противоречащей интересам общества и государства, придает решающее значение вине стороны. Штрафные последствия, установленные ч. 6 этой статьи,

1 В. И. Ленин, Поли. собр. соч., т. 54, стр. 119. * В. И. Л е н и н, Полн, собр. соч., т. 53, стр. 163. » См. т а м же, стр. 164—166.


несет лишь сторона, умышленно совершившая такую сделку. Действовавшими ранее нормами Гражданского кодекса РСФСР и гражданских кодексов других -союзных республик, устанавливавшими ответственность за совершение сделок, противоречащих закону, такое различие не было предусмотрено.

Последствия совершения сделок, противоречащих интересам государства и общества, установленные ст. 14 Основ, отличаются от последствий, предусмотренных предшествующим законодательством, и том, что они наступают для виновной стороны независимо от того, исполнила ли она свои обязательства по сделке либо только приняла исполнение. В этом очень важном вопросе в Основах гораздо более последовательно проводится ответственность по принципу вины, чем в действовавших ранее нормах гражданских кодексов. В Основах четко установлено, что ответственность за нарушение существующего обязательства (ст. 37), так же как и ответственность за причиненный вред (ст. 88), базируется па принципе вины. Таким образом, принцип ответственности за вину закреплен в законе как основной принцип гражданской ответственности.

Ряд статей Основ (ст. ст. 74, 75, 89, 93) существенно расширяет применение принципа вины в различных областях гражданского права. Принцип вины как условие ответственности является, таким образом, общим правилом, из которого могут допускаться отдельные исключения 1. Рассмотрим эти исключения и степень их необходимости.

1 В советской юридической литературе вопрос о вине как основании ответственности имел длинную и сложную историю. На протяжении ряда лет считалось, что основанием ответственности по советскому праву в противоположность буржуазному принципу вины является принцип причинения. Несостоятельность этой точки зрения была раскрыта в работах X. И. Шварца «Значение вины в обязательствах из причинения вреда» (Юриздат, 1939) и М. М. Агаркова «Обязательства из причинения вреда» («Проблемы социалистического права» 1939 г. № 1).

В дальнейшем высказывалось мнение о наличии двух оснований ответственности в гражданском праве — принципа вины и принципа причинения (см., например, Б. С. А н т и м о н о в. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, Госюриздат, 1962). Большинство цивилистов признают ответственность по принципу вины общим правилом и вместе с тем считают, что в некоторых областях может быть установлена ответственность по принципу причинения.


В качестве традиционного примера ответственности, основанной не на принципе вины, а на причинении, обычно приводят ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. Широко распространен взгляд, что в этой области нет места для ответственности за вину. Однако такое мнение не соответствует действительности. В интересах потерпевшего установлена расширенная ответственность владельца источника повышенной опасности за вред, причиненный в связи с его деятельностью. Однако и в этой области принцип вины как необходимого условия ответственности также находит большое применение. Начнем с того, что организации и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью, не обязаны возмещать вред, если докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Следовательно, ответственность таких лиц не безгранична. Они обязаны принимать все меры, известные на современном уровне технического развития, изыскивать новые способы для предотвращения вредоносных последствий их деятельности. Если же, несмотря на все принятые меры, вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего, они ответственности не несут. Таким образом, и здесь в конечном счете ответственность зиждется на принципе вины. При безупречности поведения, соблюдении всех мер предосторожности вред в подавляющем большинстве случаев либо не возникает, либо если возникает, то по вине потерпевшего или вследствие таких обстоятельств, которые могут быть отнесены к понятию непреодолимой силы 1.

Непосредственным применением принципа вины как условия ответственности и в этой группе отношений яв-

1 Тщательное исследование отношений, связанных с ответственностью за вред, причиненный источником повышенной опасности, показывает, что ответственность, как правило, связана с виной владельца, выражающейся в том, что по неосторожности, невниманию, небрежности не были приняты меры, обеспечивающие безопасность деятельности, связанной с данным источником. О. А. Красавчиков в кн. «Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности» показал на ряде примеров, что в подавляющем большинстве случаев такая ответственность устанавливается при наличии вины (стр. 132—133). Вместе с тем автор выделяет случаи субъективно случайного и объективно случайного причинения, считая, что в последних случаях ответственность обосновывается риском.


ляется предусмотренный ст. 93 Основ гражданского законодательства учет вины потерпевшего и степени вины причинителя вреда. Здесь определение размера возмещения ставится в прямую зависимость от вины потерпевшего и вины причинителя. Ответственность по принципу вины имеет место и тогда, когда вред причинен в результате действия двух источников повышенной опасности1. Вина как основание ответственности выражается и в праве владельца источника повышенной опасности, возместившего потерпевшему причиненный вред, обратиться с регрессным иском к лицу, виновному в обстоятельствах, вследствие которых вред был причинен.

Таким образом, даже в той области, которая традиционно рассматривалась как область ответственности без вины, обращение к принципу вины для правильного определения субъектов ответственности, ее размеров, возложение (в порядке регрессных исков) ответственности в конечном счете на виновного — явление достаточно распространенное. Но остается известная область, где трудно вменить в вину лицу, на которого возлагается ответственность, причиненный им вред. Если все принятые на уровне современного знания меры предосторожности не помогли предотвратить вред, если причиной была небрежность потерпевшего, обязанность возмещения лежит на лице (или организации), чья деятельность связана с повышенной опасностью для окружающих. Закон в этом случае отдает предпочтение интересам потерпевшего. Но это исключение, необходимое (и, надо надеяться, временное) из общего правила. Нет оснований строить общую теорию ответственности на этом исключении.

С дальнейшим развитием советского общества применение принципа вины как основания ответственности и в рассматриваемых отношениях, видимо, будет расширяться. По мере того как общество будет все более полно удовлетворять потребности граждан за счет общественных фондов, все в меньшей степени будет нужна такая мера, как удовлетворение интересов потерпевшего за счет невиновного причинителя. Что касается случаев

1 О. А. Красавчиков в упомянутой работе приводит ряд примеров, наглядно иллюстрирующих широкое применение принципа вины при установлении ответственности за вред, причиненный в результате действия нескольких источников повышенной опасности (стр. 170—177).

341


причинения вреда социалистическим организациям, то дальнейшее совершенствование хозрасчета также связано с расширением принципа вины как необходимого условия ответственности.

Мы остановились на ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, потому, что именно такие отношения чаще всего приводятся в качестве примеров ответственности, возлагаемой независимо от вины. Но в этих случаях речь идет о возникновении правоотношений. Причинение вреда является юридическим фактом, порождающим правоотношения в области уголовного, трудового, колхозного, гражданского и других отраслей права.

Каково значение вины как условия ответственности при исполнении обязанностей и осуществлении прав в правоотношении? Меры ответственности, как уже упоминалось, имеют целью побудить участников правоотношения, чье поведение отклонилось от модели правоотношения, изменить свое поведение так, чтобы в конечном счете был достигнут предусмотренный результат; возместить (в той мере, в какой это соответствует характеру отношений) потери и ущерб, причиненные отклонением, в случае же невозможности достигнуть результата — возместить потери, связанные с тем, что он не был достигнут, и понести последствия своего неправомерного поведения.

Каково значение в этой системе принципа вины как основания ответственности? Как уже говорилось, применение принципа вины дает возможность эффективно воздействовать на поведение, побуждает участников отношения во избежание ответственности использовать все возможности для выполнения своих обязанностей. Применение данного принципа усиливает стимулирующую роль ответственности. Однако в широком и имеющем важнейшее экономическое значение круге отношений вопрос о вине как основании ответственности до последних лет не находил надлежащего разрешения. Речь идет о договорных отношениях социалистических организаций. В связи с задачей повышения эффективности экономических санкций этот вопрос приобретает особенное значение. Поэтому необходимо хотя бы коротко остановиться на нем.


На основании постановления СНК СССР от 19 декабря 1933 г. о заключении договоров на 1934 год на организацию, нарушившую обязательства по поставке продукции, возлагалась имущественная ответственность во всех случаях, за исключением непоставки, связанной с тем, что подлежащая поставке продукция не была включена в план перевозки 1. Норма этого постановления была воспринята как общий принцип, и на протяжении многих лет арбитраж, как правило, довольствовался доказательствами факта нарушения договорного обязательства, не входя в обсуждение причин неисполнения и не устанавливая вину должника. Это обосновывалось необходимостью укрепления плановой и договорной дисциплины. Бытовало мнение, что, если предприятие будет знать, что ответственность наступит во всех случаях неисполнения, оно примет все возможные меры для исполнения обязанностей. Лишь в исключительных случаях, когда становилось очевидным, что исполнение обязательства невозможно по причинам общего характера, Советы Министров союзных республик принимали отдельные постановления об освобождении от ответственности за нарушение определенных категорий обязательств. При этом, однако, стиралась грань между теми предприятиями, которые действительно не были виновны в неисполнении, и теми, которые имели возможность исполнить обязательство, но не исполнили его по своей вине.

Автоматическое применение мер имущественной ответственности независимо от вины обязанного лица послужило одной из причин того, что имущественная ответственность не играла роли стимула надлежащего исполнения обязательства. Предприятия и организации уплачивали суммы, иногда весьма значительные, в тех случаях, когда они приняли все меры для надлежащего выполнения обязательств и неисполнение от них не зависело. В результате вырабатывалось фаталистическое отношение к имущественным санкциям. Уплаченные предприятием штрафы и пени, возмещенные им убытки рассматривались как неизбежное зло, как обязательная статья баланса. Они ни в какой мере не могли служить критерием оценки деятельности предприятия или организации. В результате в общей сумме уплаченных штрафов, пени

1 СЗ СССР 1933 г. «Ns 73, ст. 445.


и т. и. за суммами, уплата которых не зависела от вины предприятия, прятались суммы, уплаченные по его вине — из-за бесхозяйственности, нераспорядительности, пренебрежения к экономической стороне деятельности.

Признание вины необходимым условием имущественной ответственности усиливает воспитательное значение последней, способствует укреплению хозрасчета. Суммы штрафов, уплаченных по вине предприятия, свидетельствуют о действительных недостатках в его работе и отражаются на его стимулирующих фондах. Основы гражданского законодательства устанавливают как общий принцип ответственности за нарушение обязательства ответственность за вину. Различные формы гражданской ответственности — возмещение убытков, уплата штрафов, пени, неустойки — призваны стимулировать своевременное и надлежащее исполнение обязательств.

Применение принципа вины как необходимого условия ответственности постепенно внедряется в практику хозяйственных организаций. Госарбитраж СССР требует от своих органов последовательного применения этого принципа при рассмотрении имущественных споров. Признание вины основанием ответственности дает возможность теснее связать ответственность с формами экономического стимулирования коллектива предприятия. Так, в литературе вносились обоснованные предложения о том, чтобы суммы уплаченных штрафов, пени, возмещенных убытков соответственно уменьшали фонды предприятий (отражаясь на них непосредственно, а не через прибыль). Но такая мера возможна лишь в том случае, если ответственность предприятия была результатом его вины. Вряд ли можно непосредственно сокращать фонды, если обязательство было нарушено без какой бы то ни было вины предприятия.

В настоящее время, как уже указывалось, предпринимаются исследования эффективности имущественных санкций и их использования в общем процессе совершенствования управления народным хозяйством. Несомненно, помимо исследования экономической стороны существенное значение имеет и изучение вопроса о значении вины как основания имущественной ответственности и ряда конкретных проблем, связанных с применением этого принципа.


Ответственность относится к основным средствам, направленным на обеспечение соответствия реального поведения участников правоотношения его модели. Большой интерес, который привлекает эта проблема в последние годы, несомненно, поможет выявлению новых сторон и возможностей воздействия мер ответственности на поведение. Исследование общих проблем ответственности необходимо сочетать с ее дифференциацией, обусловленной ролью и местом ответственности в различных областях общественных отношений. В частности, большое значение имеет исследование значения ответственности в мотивации поведения участников правоотношений.

* * *

В развитом социалистическом обществе важное значение приобретает творческая, координирующая, организующая функция права как средства управления обществом. Именно в этой области правоотношение является основным средством реализации нормы. Государственное решение, воплощенное в абстрактной норме права, реализуется в конкретных актах поведения отдельных лиц и коллективов для достижения поставленной цели. Поэтому представляется актуальным исследование общих, наиболее важных аспектов правоотношения, его структуры, динамики на современном этапе развития общества. Одна из основных целей исследования — раскрыть природу данного явления общественной жизни, показать его место в системе научного управления обществом, наметить возможности практического применения результатов исследования.

В настоящее время в теории ряда отраслевых правовых наук широкое внимание уделяется изучению правоотношений в соответствующих областях правового регулирования. Такие исследования имеют и теоретическое, и практическое значение. Органическая связь теории государства и права и теории отраслевых правовых наук в исследовании общих черт правоотношения как единства и специфики правоотношений в различных областях жизни общества призвана способствовать совершенствованию правового регулирования общественных отношении развитого социалистического общества.


ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ...................................................................................................................................................................................... 3

Глава первая. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТЕОРИИ ПРАВООТНОШЕНИЯ..................................... 9

Место правоотношения в понятийном аппарате правовой науки........................................................... 9


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.061 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты