Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Анвил. Особняк с привидениями и прочие неприятности.




Читайте также:
  1. В ОСОБНЯКЕ ФЕНЛИ
  2. В.Орта. Особняк Тасселя на улице Турин в Брюсселе
  3. Глава XV. ОСОБНЯК ПЛУГАСТЕЛЬ
  4. Прочие виды деятельности
  5. Прочие группы
  6. Прочие девайсы
  7. Прочие девайсы (конский волос, венгерка)
  8. Прочие и общехозяйственные затраты
  9. Прочие названия.

Зима почти миновала, а Мартин все не мог отыскать ключ к разгадке второй пары предметов. Я был предоставлен сам себе с наказом не реже, чем раз в две недели появляться у Лютера - на случай, если что-то прояснится.

Каким ветром меня занесло в Анвил, я уже и не припомню. Видимо, сказалось то, что у меня неожиданно оказалось слишком много свободного времени. К тому же подстёгивало проснувшееся любопытство - это был единственный город Сиродиила, в котором я ещё не побывал. Там я и совершил вторую самую большую глупость в своей жизни после выполнения задания Сангвина. Хотя нет, уже третью. Самая первая моя глупость отзывается на имя Кирану Дротан. Хотя, если разобраться, именно благодаря ей я многое приобрёл. И я не имею в виду этот дэйдров особняк! Да-да, я купил знаменитый анвильский особняк Бенируса, оказавшийся "домом с привидениями", а его покупка, сожравшая почти все золото, что у меня было - третьей самой большой сделанной мною глупостью. Мне стоило бы подумать о том, почему такой немаленький дом, пусть и изрядно обветшалый, продаётся так дёшево...

Однако я как раз успел полюбоваться знаменитым анвильским закатом и поразмышлять о том, что буду делать после того, как закончится вторжение Обливиона. Белизариус и Ролианд - рыцари, их место при Мартине. И после его коронации они это место с честью займут. А моё? Где моё место? Стану ли я, как некогда мой соотечественник Драм в правление Тайбера Септима, личным ассасином Императора? Нужно ли мне это? Да, я убийца. Обученный и теперь уже даже опытный. Одна резня в святилище Дагона чего стоит. Но... я подумал о Синдерионе и понял, что завидую пожилому алхимику. Бутылочка со "слабым эликсиром исследования", как он назвал то, что у него получилось из принесённых мной "корней Нирна", лежала у меня в сумке, и я уже успел осторожно выяснить его полезные свойства. И, естественно, согласился поискать для него ещё - в обмен на более сильную версию эликсира, которая, если верить обещаниям алхимика, будет обладать большим набором полезных свойств. Именно тогда я подумал, что все-таки не всегда буду лазить по развалинам старых крепостей. И что жить в Храме Повелителя Туч с моей нелюбовью к морозам тоже не смогу. Да и не место мне там, если разобраться. Я мечтал о собственном доме, пусть небольшом, но только моём. А тут, как на грех, кто-то из гуляющих по пристани горожан упомянул, что некий Велвин Бенирус продаёт свой родовой особняк...



Сам дом я видел, и степень его заброшенности успел оценить. Часть черепицы унесло ветрами, некогда празднично-светлая штукатурка на стенах пошла трещинами и плесенью и местами отвалилась, обнажая каменную кладку. О состоянии окон можно было только строить предположения - ставни были наглухо закрыты и заколочены. Но, надо полагать, оно тоже было не лучшим. Особенно, если верить слухам, твердящим, что особняк заброшен сто лет назад. Причём в самом прямом смысле. Правда, те же слухи предупреждали, что с ним не все так просто...

Велвина Бенируса я нашёл в гостинице "Графский герб". Запрошенная им цена, которой я поинтересовался больше из любопытства, припомнив, сколько заломили за дом в Скинграде, оказалась до смешного низкой, и я тут же выложил требуемые пять тысяч монет, став обладателем старого, но ещё вполне крепкого двухэтажного дома в хорошем, если верить горожанам и "Путеводителю", районе. В похудевшем кошеле теперь сиротливо позванивали чуть больше двух десятков золотых, но я считал, что совершил удачную покупку.



Пересчитав оставшиеся в кошеле деньги, я пришёл к выводу, что ночевать в гостинице для меня - непозволительная роскошь. Особенно, если принять во внимание, что у меня теперь имеется собственное жилье. Да, старое и заброшенное, но кровать в хозяйской спальне оказалась крепкой, а белье, после того, как я, как мог аккуратно, снял с неё покрывало - не слишком пыльным. Во всяком случае, задохнуться во сне мне вроде не грозило. Оставив свои вещи возле неё, я наколдовал освещение - свечи в канделябрах давно подчистую сожрали мыши - и отправился изучать своё приобретение.

В подвале нашлось несколько бутылок вина, одной из которых позднее нашлось применение, и какие-то непонятные светящиеся знаки на стене в самом дальнем помещении. Один из знаков пересекала длинная вертикальная трещина, внимательно рассмотрев которую в свете заклинания, я обнаружил что-то, похожее на створки двери. Попытки открыть её ни к чему не привели, и я вернулся наверх, на всякий случай, заложив дверь подвала засовом и пообещав себе, как только появятся деньги, нанять рабочих и выломать эту дверь, чтобы узнать, что она скрывает. Сюрпризы мне не нужны.

Я как раз изучал состояние дымохода, методично собирая на физиономию пласты жирной сажи, когда в дверь кто-то постучал. В том, как устроен камин, я разбирался так же хорошо, как в кораблестроении - то есть не разбирался вовсе, а сравнение пришло в голову после того, как я налюбовался в порту на пришвартованные суда - но, после того, как дым, вместо того, чтобы уходить вверх, начал заполнять залу, даже мне было понятно, что с ним что-то явно не в порядке. Стук повторился и я, кое-как оттерев лицо попавшей под руку пыльной ветхой шторой и гадая, кто это мог быть, пошёл открывать.



За дверью обнаружилась молодая и весьма привлекательная редгардша. Увидев моё лицо, измазанное пылью и сажей и выражающее, что угодно, только не дружелюбие, она захлопала глазами и попятилась.

- Э-э... прости. Я, кажется, не вовремя...

Я вздохнул, чихнул и пожал плечами.

- Да ладно... Говорите, раз уж пришли. Или вы просто хотели полюбоваться на нового владельца особняка?

Женщина закусила губу, внимательно глядя на меня.

- Н-нет, не хотела... То есть хотела, но... Мне надо поговорить с тобой, но, кажется, я выбрала неподходящее время...

- Да говорите уже, ради всех богов, - не выдержал я, заметив тощую старуху-бретонку, торопливо ковыляющую от дверей собора в сторону особняка, не сводя светящихся каким-то хищным любопытством глаз с моего лица.

Редгардша проследила за моим взглядом и нахмурилась, встретившись глазами со старухой.

- Здесь не самое подходящее место для таких разговоров. Если ты не против, я приглашаю тебя в гости. Сразу после наступления темноты.

Видимо, выражение моего лица было достаточно красноречивым - вот так взять и пригласить в гости совершеннейшего незнакомца? В портовом городе? Поздним вечером? Чем, позвольте спросить, эта женщина зарабатывает себе на жизнь?

- Я и мой муж Гоган будем рады принять тебя у нас в доме. К тому же там нам никто не помешает. Нам не нужны лишние сплетни.

Муж. Угу... Я не понимал, чего от меня хотят, и поэтому идея прийти к кому-то в гости мне не нравилась. Особенно в предложенное время. С какой стати я должен им доверять?

- Пожалуйста, - редгардша подошла ближе и, оглянувшись на застрявшую напротив особняка старуху, понизила голос, - нам нужна твоя помощь.

- Чем может вам помочь чужак, который только накануне приехал в город? - меня грызли сомнения. - Денег у меня нет, я все отдал за дом.

- Нет-нет, - редгардша замотала головой. - Не надо денег. Нам... мне и моему мужу просто нужна помощь. Мы не замышляем ничего плохого, поверь!

- Хорошо, - сдался я. - Я приду. Только, если позволишь, приведу себя в порядок. Не хотелось бы пугать стражу вот этим, - мазнув рукой по лбу, продемонстрировал испачканные сажей пальцы.

- Да, конечно. Хотя наша стража, - по полным губам скользнула короткая усмешка, - не из пугливых.

Объяснив мне, где искать дом Гогана и Мейлоны - моя посетительница напоследок все же соизволила представиться - она удалилась. Я запер дверь и отправился за вещами наверх, размышляя, как исхитриться добраться до пристани, попавшись на глаза как можно меньшему количеству горожан. Мыться в доме было попросту негде. То есть, соответствующее помещение, конечно, имелось, но, учитывая, в каком оно было состоянии - впечатления от рухнувшей в столовой огромной люстры, валяющейся на обломках обеденного стола, при виде того, что я увидел в мыльне, мгновенно померкли - пользоваться им было невозможно.

 

Гоган оказался немногим старше Бауруса и походил на него, как брат. Хотя, возможно, это только на мой взгляд. Потому что, если сравнивать Бауруса с тем же Арктурусом, сходства между ними столько же, сколько между мной и Фарвилом Индарисом. А мы с ним совершенно не похожи. Правда, это не помешало лейавинской знати нас перепутать...

Судя по взглядам, которыми обменивались супруги: сердитыми - Мейлона и пристыженными - её муж, что-то было неладно. Я озадачился и собрался, было, уйти, извинившись, что я, кажется, все-таки не вовремя, но она меня остановила:

- Нет-нет, все нормально. Просто мой непутёвый муж, - ещё один уничтожающий взгляд в сторону Гогана, - был настолько глуп, чтобы попасться на удочку этих... женщин!

- Каких женщин? - опешил я. - И причём тут я?

- Ты не знаешь? - глаза Мейлоны, и без того большие, как у большинства редгардов, стали огромными. - В Анвиле появилась банда. Женщины. Они заманивают мужчин, а потом грабят их. Поскольку большинство мужчин женаты и довольно известны в городе, они предпочитают молчать о своём позоре. Я тоже так ни о чем и не догадалась бы, но этот глупец оставил у них моё кольцо! Кольцо моей матери, подаренное ему на нашу свадьбу!

Гоган что-то угрюмо проворчал себе под нос и вышел из комнаты. Мейлона скорчила сердитую гримаску - получилось довольно мило, и я едва сдержал улыбку - и проводила его взглядом.

- На чем мы остановились? - она повернулась ко мне. - Ах, да... Так вот, мой глупый муж тоже стал жертвой этих... хищниц. Видимо, их прелести привлекали его больше, чем мои, - с этими словами она подбоченилась и слегка подалась вперёд, демонстрируя полную грудь, едва удерживаемую глубоким декольте, и даже на вид бархатистую кожу.

А уж фигуру я рассмотрел ещё при первой встрече. Но...

Я сглотнул и напомнил себе, что за стеной находится законный владелец этого великолепия, старательно гоня мысль о том, какую "помощь" мог бы оказать Мейлоне, будь мы здесь одни. Пришлось напомнить себе о другой женщине, имеющей не менее, а то и более роскошное тело... которое она умело использовала, чтобы держать меня на коротком поводке. До тех пор, пока я был ей полезен. О ком я? О Кирану Дротан, разумеется. Воспоминание об этой суке подействовало не хуже ведра ледяной воды в штаны. Чего я, собственно, и добивался. Если уж эта красавица чего-то от меня хочет, пусть говорит открыто, без женских уловок.

- Твой муж действительно дурак, - справившись с собой, произнёс я. - Но какая помощь требуется от меня? Надеюсь, - я позволил себе вопросительно приподнять бровь, - в твои планы не входило использовать меня, чтобы отомстить ему, э-э, в том же ключе?

Редгардша смерила меня долгим взглядом, значения которого я так и не разобрал. Потом отодвинулась и накинула на плечи шёлковое покрывало. Я украдкой облегчённо вздохнул - Мейлона была весьма привлекательна, и после устроенного ею небольшого представления я чувствовал себя несколько... неуютно.

- Нет, - медленно ответила она, - не входило. Я... я хотела тебя попросить вернуть моё кольцо. Забрать его у этих женщин. У сирен. Пока новость о том, что мой муж попался на уловки этих... на их уловки, не облетела весь Анвил. Люди и так уже судачат, но пока они не знают, кого именно эта банда успела ограбить... кроме тех, кто сам попал к ним в сети.

Я вздохнул. Судя по всему, мне предлагалось добровольно засунуть голову в петлю и надеяться, что она не затянется.

- Почему я?

Вопрос был риторическим, но Мейлона на него ответила.

- Потому что ты явно умеешь за себя постоять. Мой муж хороший человек, - она с лёгкой улыбкой посмотрела в сторону двери, в которую вышел Гоган, - но он... ему это не по плечу.

Разговор с самим Гоганом оказался весьма информативным. Оплошавший муж после того, как Мейлона, наградив его ещё одним уничтожающим взглядом и не менее уничтожающим фырканьем, сообщила, что идёт спать, якобы для того, чтобы не мешать "мужским разговорам", сначала совсем, было, скис. Потом посмотрел на меня, на лестницу, ведущую на верхний этаж... подумал и вытащил из шкафа бутылку вина.

- Выпьешь? Я выпью - так мне будет проще рассказывать.

Я согласно кивнул.

После первого кубка настала моя очередь киснуть. А все, потому что Гоган, не решившись сразу перейти к болезненной для него теме, поделился местными новостями, в том числе сплетней о том, что Велвин Бенирус нашёл-таки покупателя на свой особняк, хотя никто не верил, что ему это удастся - больно уж слава у дома нехорошая. На мой вопрос, какая именно, сначала смерил меня настороженным взглядом и заявил, что не хотел бы это обсуждать со мной. Пришлось признаваться, что я и есть тот самый "счастливый" владелец родового особняка Бенирусов.

- Да, парень, не повезло тебе, - настороженный взгляд стал сочувствующим. - Почитай, в море деньги выбросил.

- Почему? Я слышал какие-то сплетни краем уха, но верить сплетням - сам понимаешь...

- Это не сплетни, - Гоган покачал головой. - Это часть истории Анвила.

Он долил вина в металлические кубки - я, кстати, в который раз поразился тому, что в Сиродииле нет стеклянной посуды, как в Морровинде - и тяжело вздохнул:

- Деньги свои ты теперь не вернёшь, так и знай. Сколько ты за него отдал?

Я назвал цену.

- Цена справедливая, - кивнул Гоган, - если бы не проклятие, Велвин его меньше чем за пятнадцать тысяч золотых септимов не отдал бы. А то и все двадцать запросил бы - дом в хорошем районе построен, да и сам... уже успел оценить?

- Успел, - кивнул я.

- То-то. Если бы не проклятие...

- Да что за проклятие на нем? - не выдержал я.

- Жить в нем нельзя, - припечатал редгард. - Как сто лет назад старый Бенирус пропал, так и с домом неладно стало. Родственники-то поначалу обрадовались - этакий домина освободился. Старик Лоргрен ведь в нем один жил. А как заселиться попытались, так, говорят, в ту же ночь в одном исподнем из дома сбежали. И возвращаться не стали, благо имелось у них жилье и кроме этого дома. И говорить никому не говорили, что там с ними приключилось. Да только народ не слепой - ночами огни в окнах колдовские мелькали, да слышалось людям разное. Кто говорит, стоны слышал под пение замогильное, а кто-то крики, да такие, словно бедолагу на кусочки режут. Неладно там.

- А чем этот Лоргрен занимался-то? - поинтересовался я.

Смутные догадки у меня уже были. И они мне не нравились.

- Магом, говорят, он был. Учёным, из тех, которые... - Гоган помахал рукой, подбирая слова, - не от мира сего. Вот и он таким был. А потом и вовсе рехнулся...

Сумасшедший маг. И я, кажется, даже знаю, к какой Школе он принадлежал...

- Правда и горожане не без вины. Когда в городе стали пропадать нищие, никто ведь даже не почесался, - продолжал Гоган, не забывая прикладываться к своему кубку, пока я нянчил свой в ладонях. - Только после того, как кто-то разорил кладбище при соборе, народ начал шевелиться, - он замолчал, прервавшись на то, чтобы долить себе вина.

- Гоган, - тихо сказал я. - Лоргрен Бенирус оказался некромантом, так?

- А ты откуда знаешь? - редгард удивлённо замер, не донеся наполненный кубок до рта.

- ...!!! - я залпом проглотил то, что было в моем кубке. - Твою ж мать!..

Схватив бутылку, налил себе ещё и снова выпил. Правда, на этот раз не залпом. Гоган проследил за моими действиями, покачал головой, никак не прокомментировав.

- И угораздило же меня... Чем там закончилась история с Лоргреном?

- Тогдашние члены анвильского отделения Гильдии Магов отправились в особняк. Там нашли свидетельства того, что старик практиковал некромантию, и, говорят, расправились с ним самим. Утверждают, что именно он напал на гильдейцев первым, так что у них вроде как выбора не было. Да и насчёт тела старого Бенируса тёмная история. Он же так и остался не похороненным - не осталось от него ничего. Поговаривают, что оно исчезло, когда гильдейцы его одолели. Теперь-то уже концов не сыщешь...

- Ясно, - пробормотал я.

Было очевидно, что гильдейские маги не довели дело до конца. Иначе семейству Бенирусов не пришлось бы покидать родовой особняк в такой спешке и "в одном исподнем". Впрочем, я в нем находился и после наступления темноты - и ничего. Может, все-таки сплетни? Очень уж мне не хотелось думать, что я в очередной раз лопухнулся - сколько ж можно танцевать на граблях? Хватит того, что до меня в этом доме было логово некроманта. Не похороненного некроманта. Дремора знает, какие эксперименты он мог ставить над самим собой. С другой стороны, тело ведь не нашли... может, действительно, потому что искать было нечего? А люди потом напридумывали разное...

По-хорошему особняк вообще стоило бы снести к Шеогорату или позвать Ординаторов... только где я в Сиродииле возьму храмовников Трибунала? Которого больше не существует. Теперь, надо полагать, уже совсем - в том же портовом районе я слышал, что Лорд Вивек, последний из живых богов Трибунала, отправился с Нереварином, отплывшим на Акавир "с экспедицией". В чем цель экспедиции, никто не знал, но звучало весомо. Вот только тот же человек потом добавил, что с тех пор от них не было никаких известий...

- А с этими бандитками? Как там их - сирены, кажется? - спросил я, свернув тему особняка вместе с собственными размышлениями.

В конце концов, я и пришёл-то, чтобы выяснить, чего от меня понадобилось этим двоим...

- Моя жёнушка совершенно не умеет держать язык за зубами, - помрачнел Гоган. - Но это даже к лучшему. Мне стыдно вспоминать случившееся, но не настолько, чтобы не просить тебя о помощи. Гораздо важнее для меня сохранить то, что еще осталось от моего брака...

 

Вернулся я, когда колокол на соборе Дибеллы пробил час пополуночи, будучи немного навеселе. Запер входную дверь, проверил окна и вход в подвал и, ничего подозрительного не обнаружив, немного успокоился - чему поспособствовала принесенная ранее из подвала бутылка вина - и лёг спать, рассчитывая утром взяться за более внимательную оценку купленного жилья, с тем, чтобы хотя бы приблизительно знать, во сколько мне обойдётся его ремонт. Насколько я ошибался, я понял только тогда, когда меня разбудил жуткий холод. Открыв глаза, я увидел в паре ладоней от своего лица чью-то недружелюбную физиономию и, прежде чем сообразил, что в ней не так, заорал и скатился с постели, подняв тучу пыли.

Обладателем физиономии оказался призрак. Осознав сей факт, я мгновенно вспомнил разговор с Гоганом об этом доме и понял, что таки влип, и сплетни об этом доме ни хрена не сплетни. Нет, с призраком я справился быстро, сказался опыт, полученный в Санкр-Торе, и наличие "Обесценивателя", который я, памятуя, кем был предыдущий владелец дома - старый некромант Лоргрен, а не его потомок Велвин, все же положил рядом с собой и в котором ещё оставались крохи магии, но проблема в том, что гость оказался не один. Хуже того, справившись с теми, которые встретили меня на втором этаже, и спустившись на первый, я увидел, как из собственноручно запертой мною на засов двери в подвал выплывают ещё несколько! А простое оружие против них бесполезно...

Как я вывалился из дома наружу, буквально проломившись сквозь ряды атакующих меня привидений, впоследствии вспоминалось с трудом. Помню лишь, что как только я привалился спиной к двери, колокол на соборе прозвонил три часа пополуночи. Мой сон продлился менее двух часов.

Все тело от холода сводило судорогой, и вообще чувствовал я себя преотвратнейше. Меня колотило так, что, пытаясь убрать оказавшийся бессильным против нежити "Северный Ветер" в ножны, я едва не отрезал собственную руку, эти самые ножны державшую, а о том, чтобы запереть входную дверь, вообще речи не шло - попасть ключом я сейчас мог куда угодно, только не в замочную скважину. К тому же этот самый ключ ещё надо было суметь удержать. К счастью, атаковавшие меня в доме призраки выбираться наружу не спешили. Хотя, случись такое, вряд ли деревянное полотно стало бы для них непреодолимой преградой.

Немного отогревшись, я все-таки запер дверь - не от призраков, от идиотов, которым может взбрести в голову залезть в заселённый озлобленной нежитью особняк - и остаток ночи просидел в соборе Дибеллы, находящемся буквально в двух шагах. Хорошо все-таки, что попасть в имперские храмы можно в любое время дня и ночи - предполагается, что кто-то может пожелать помолиться даже в неурочный час. Или, как я, просто скоротать время, разглядывая витражи и думая, что цветное стекло в Сиродииле все же делают, но почему-то только плоское. Толстое, судя по тому, как неохотно оно пропускает свет, и наверняка зачарованное - в Кватче, в храме Акатоша витражи почти не пострадали, кроме того, который разбился, когда упал шпиль храма. Сильно сомневаюсь, что дэйдра - те же дремора и кто там ещё был - не пытались их расколотить, чтобы добраться до горожан, укрывшихся в стенах собора. Значит, зачарованы. И на совесть. Возможно, вместе со стенами. Несколько напитанных силой рун в простенках между оконными проёмами, плиты пола, стропила... надо же, какие порой знания можно обнаружить в собственной голове, когда больше нечем заняться. Правда, проверять свои выводы лень. Да и не факт, что я что-то найду - строители явно не дураки, любой мало-мальски сведущий в магии человек или мер, углядев на стенах руны, сообразит, что божественная сила тут ни при чём. А кто-то наверняка еще и оскорбится. Впрочем, вряд ли храмы изначально рассматривались, как убежище. Скорее, это просто для того, чтобы замедлить обветшание и уменьшить риск внезапного обрушения крыши. В том же Кватче, когда все закончится, надо будет только восстановить рухнувший шпиль, да разбитые его падением ступени. Ну и ещё что-то - наверняка, как это обычно бывает, обнаружится куча мелких, но трудоёмких разрушений. А Мартин молодец. Видимо, он знал о наличии чар, иначе вряд ли повёл бы людей в собор, в котором, ворвись туда дэйдра, они оказались бы в ловушке. На имперских богов в ту ночь он, по его собственному признанию, мало надеялся...

С Кватча мысли переползли на Гнисис и Обливион. Был ли искренен Джоффри, сказав, что не знает о судьбе Альд'Руна? Врата Обливиона открываются по всему Тамриэлю, это подтверждали и те Клинки, кто вернулся, принеся в Храм Повелителя еле слышно звенящие черные шары Сигилов - ключи от уничтоженных врат. Сам я, если и проезжал мимо них, то, видимо, слишком далеко, чтобы ощутить их присутствие. Врата заметно искажали реальность вокруг себя, вспомнить хотя бы багровые небеса Мёртвых Земель, раскинувшиеся над всё тем же злополучным Кватчем. Такое сложно пропустить. Впрочем, они не только открываются, но и закрываются тоже - не только Ролианд побывал на лавовых пустошах, насколько я знаю. А некоторые братья там и остались. Но здесь, в Сиродииле, чем-то помогала Гильдия Бойцов, в чем-то - загадочная компания "Чёрный лес"... А дома? Легионы еще несколько лет назад частично отозваны из провинций и находятся неизвестно где. Во всяком случае, патрульные отряды не увеличены и никто не говорит о том, что они где-то заняты на отражении атак из Обливиона. А самих Клинков слишком мало, поэтому после двух подряд неудачных экспедиций грандмастер запретил такие вылазки, кроме тех случаев, если врата откроются опасно близко к Храму Повелителя Туч. Всем, кроме меня. Сам я в них не полезу... или полезу? Наверное, все-таки полезу, если придётся. И ведь наверняка придётся - с моим-то везением... тем более, Джоффри меня уже предупредил.

На рассвете, не дожидаясь, пока меня увидят сонные служители Дибеллы, я вернулся в дом за оставленными в спешке вещами, ожидая атаки буквально с порога. Однако никто на меня так и не напал, если не считать того, что, когда я возвращался, мне со шкафа едва не на голову свалился какой-то горшок. Увернувшись от него, я увидел среди осколков свернутый лист пергамента и что-то, подозрительно напоминающее высушенную человеческую кисть. Но, пока я раздумывал над тем, что это может быть и какого дремора оно тут оказалось, в зал вплыли сразу пять призраков, и мне снова пришлось спешно улепётывать. Вспомнив добрым словом последнего владельца, который наверняка знал о потусторонней жути, творящейся за стенами его "родового гнезда", и при продаже дома ни словом об этом не обмолвился, я решил не возвращаться за находкой, пока не подготовлюсь к встрече с обитателями особняка должным образом. В конце концов, чем бы это ни было, никуда оно не денется.

Меж тем мой кошелёк злорадно показывал мне кукиш - большая часть монет, которые в нем пока ещё звенели, тем же вечером должны были отправиться в карман к Вилбуру - два раза подряд ночевать в соборе на деревянной скамье я не рискну - а на то, что должно было остаться после уплаты за комнату, невозможно было даже нормально пообедать. Я начал всерьёз прикидывать, что из моего снаряжения могу продать, пока не найду способ заработать, тихо радуясь тому, что именную катану оставил в Повелителе - не хватало ещё опуститься до этого... О том, чтобы продать "Северный Ветер", вообще не могло быть и речи - хоть его прежний владелец и был хамом, память давно погибшего Клинка я уважал. Из того, что я все же мог продать, были Обесцениватель, мои доспехи из толстой кожи - новые, сменившие угробленные в Санкр-Торе, на которые, по словам Ролианда, нельзя было смотреть без слёз и... и все. Так что предложенные Гоганом и Мейлоной сто золотых за возвращение колечка были очень даже кстати. Вот только их надо было для начала заработать.

Гоган говорил, что встретил "сирен" в "Полном кубке". По его словам, они были вдвоём - северянка и имперка - и это были самые красивые женщины, которых он когда-либо видел. А если учесть, что его собственная жена очень хороша собой... остаётся только надеяться, что наши с ним представления о женской красоте сильно различаются.

 

В "Полном кубке" было немноголюдно. За стойкой скучал сонный босмер. Увидев меня, он оживился:

- Угадай, кто я - Кэнлорн или Мэнлорн?

- Ты идиот? - опешил я.

- И все-таки? Кэнлорн или Мэнлорн?

Почти бессонная ночь, сдобренная дешёвым вином и войной с призраками в проклятом особняке, давала о себе знать. Я хотел спать, а не играть с длинноухим придурком в угадайку. А ещё мне нужны были деньги. Точнее, информация, с помощью которой я смогу их заработать. Но босмер выжидательно пялился на меня, словно, кроме моей сообразительности - или её отсутствия - ничего его не интересовало. Пришлось думать. С трудом припомнив, кого упоминал Гоган, как владельца этой таверны, я неуверенно ответил:

- Э-э... Мэнлорн?

- Точно, - длинноухий расплылся в улыбке. - Ты помнишь!

- Угу, - мрачно промычал я.

Думал я в этот момент о том, излечит ли возникшую от напряжённых раздумий головную боль крепкий удар по черепу трактирщика. Судя по тому, что он у меня спрашивает, большого урона я не нанесу - босмеры все чокнутые, все до единого, у моего отца и то были странности, теперь, пообщавшись с другими представителями этой расы, я это ясно понимаю. Как и то, что я, нравится мне это или нет, унаследовал от него эту дурацкую склонность к сумасбродству, всегда доставлявшую мне кучу неприятностей. Просто он старался быть достойным моей матери и тщательно себя контролировал, чтобы не позорить её и Дом, в который его приняли. И этот Мэнлорн такой же инфантильный идиот, как и остальные босмеры. Не зря их порой именуют не "древесными", а "деревянными". Ума у них немногим больше, чем у дубового пня. Зато мне станет легче. Хотя бы потому, что тогда голова будет болеть не только у меня. Правда, о сотне золотых тогда, скорее всего, придётся забыть - трактирщик не скажет мне ни слова, да ещё, возможно, стражу позовёт.

Заказав вина под предлогом похмелья, я пристал к босмеру с разговорами. Обсудили отъезд Нереварина на Акавир, бесконечный набор рекрутов в Гильдию Бойцов, какого-то Марка Гулитта, любителя бросать огнешары - куда он их в городе бросал, интересно? - и особняк Бенируса. На последнем я невольно напрягся, но личность покупателя Мэнлорну известна не была. Он только покачал головой и вздохнул:

- Не повезло парню с покупкой. Деньги в море...

- Кстати, - я решил перейти к цели моего визита, - я что-то слышал про женскую банду, которые грабят мужчин. Это правда?

- Правда, - важно кивнул босмер. - У нас многие уже пострадали. Правда, никто не знает, кого именно ограбили, но слухи ползут. Хотя лично я краем уха слышал, что последний раз опозорился Гоган. То-то Мейлона шипит на всех, как сдуревшая кошка.

- Любопытное сравнение, - криво усмехнулся я.

- Да я, как её вчера увидел, вспомнил, как на днях любимица Хейнриха из трюма на мачту взлетела - шерсть дыбом, глаза выпучены... Капитан, кстати, сунулся было за юнгой, чтоб тот зверушку снял, пока не сорвалась, но тут же выскочил обратно - белый, как снег. Кошку с мачты снял сам - мы животы надорвали, глядя, как он за ней лез - и больше на корабль не поднимался. Теперь всем говорит, что судно на ремонте, но я-то вижу, что никто его не ремонтирует. И команда куда-то подевалась. Сам Хейнрих не говорит, что там увидел, а смельчаков лезть без спроса нет - рука у капитана тяжёлая. Только Варула зачем-то целыми днями торчит на верхней палубе. Но ей Хейнрик не указ...

- Постой, кошка - это животное? - перебил я.

- Ну, да, - удивился трактирщик. - Обычная зверушка. Хотя и сообразительная, как настоящий альфик, но... постой, а ты о чем подумал? Ах, да... я и забыл. Кошки живут только в Хай Роке, в других регионах Тамриэля они почему-то не приживаются. А альфики только в Эльсвейре и у меня на родине.

- То есть альфик - это тоже... кошка? - я мучительно соображал, пытаясь уложить новую информацию в гудящую от недосыпа голову.

- Дибелла сохрани! Альфик - это каджит! Разве ты не знаешь... хотя откуда? Это только мы, дети Валенвуда, кроме, конечно, самих каджитов, знаем. Просто запомни, что каджиты бывают разные - одни почти как люди, другие, вроде альфиков - маленькие, похожие на кошек.

Я окончательно запутался и решил вернуть болтливого босмера к интересующей меня теме, пока мозг не взорвался от вываливаемых на меня совершенно ненужных мне сейчас сведений:

- Дэйдра с ними, с альфиками... Ты мне лучше про Гогана расскажи. Что у него там стряслось?

- Что-что, - хмыкнул Мэнлорн, - попался он этим... грабительницам. Говорят, через весь Анвил без портков бежал.

- Кто говорит? - заинтересовался я, мысленно посочувствовав неудачливому редгарду.

- Ну... - замялся трактирщик, - люди говорят.

- Ну, мало ли, что люди говорят... Сами придумывают и сами же верят.

- Твоя правда, - закивал он с такой готовностью, отчего мне невольно пришло в голову, что про портки именно он и придумал, причём только что.

В этот момент дверь открылась и кто-то зашел в таверну. По внезапно остекленевшим глазам трактирщика я понял, что это не кто-то из завсегдатаев. А когда его рот начал медленно расползаться в глуповатую улыбку, я сообразил, что стоит посмотреть, кто мог вызвать такую реакцию. И обернулся.

Их было две. Все так как и рассказывал Гоган - две самые красивые женщины, которых я когда-либо встречал. Брюнетка-имперка и белокурая северянка. По сравнению с ними красавица Мейлона, на которую я вчера едва не начал пускать слюни, выглядела потрёпанной, блёклой и неинтересной. Я начал понимать, что имел в виду Гоган, когда сказал:

"Я всего лишь мужчина! Как я мог сопротивляться?"

Брюнетка неторопливо обвела взглядом зал таверны. Увидев меня, она едва заметно нахмурилась - не сердито, а скорее задумчиво. Оглядела ещё раз - готов поклясться, что слышал звон монет, когда она подсчитывала стоимость моего наряда и висящего на поясе эльфийского кинжала, сменившего мой трофей из святилища "Мифического Рассвета" - и, переглянувшись с северянкой, кивнула и, улыбаясь, направилась к стойке.

Ко мне.

Трактирщик позади меня тихо всхлипнул. Мой же взгляд намертво прикипел к глубокому вырезу её платья, а штаны начали казаться слишком тесными. Очень тесными. Нельзя сказать, что я забыл о том, кто она такая и что мне все равно ничего не светит, но...

Имперка остановилась передо мной, положив ладонь на бедро и слегка покачиваясь. Так, что ложбинка между её грудей, на которую я по-прежнему неотрывно пялился, то приближалась к моему лицу, то отдалялась.

За всеми своими приключениями я как-то позабыл про женщин. Когда вылезаешь из какого-нибудь подземелья усталый, как собака, и весь покрытый грязью и кровью, возникающие мысли о постели связаны исключительно с желанием выспаться, а не переспать. Да и подходящие кандидатки не встречались. Не рассматривать же всерьёз понравившуюся мне, было, Фалану Хлаалу - я для неё... слишком живой. И намерен таковым оставаться столько, сколько получится. Бабульку из Лейавина вообще вспоминать то смешно, то жутко, а до того, чтобы пользоваться услугами профессионалок - в частности, одной весьма симпатичной барышни из Талос-плаза в столице - я ещё не дозрел. Наверное, поэтому оказавшаяся вдруг почти перед самыми моими глазами женская грудь произвела на меня такое впечатление. Впрочем, то, что находилось над грудью, тоже было более чем привлекательным.

Я встряхнулся и подумал, что не стоило строить из себя аскета, пока я торчал в Имперском городе, и принять предложение той же Динари Амнис. Девчонка очень даже ничего, а что зарабатывает себе на жизнь телом... ну, как справедливо заметила прицепившаяся ко мне в Портовом районе столицы немолодая потасканная босмерка, явно промышляющая тем же ремеслом, не все же могут взять в руки оружие. Да и много она не просила... Сейчас не пускал бы слюни на первые оказавшиеся перед носом большие упругие сиськи. Хотя вид великолепный, особенно на таком расстоянии...

- Хм... такой красивый - и такой одинокий, - негромко произнесла женщина. - Я тебя здесь раньше не видела. А я знаю всех интересных мужчин в городе.

- Я здесь совсем недавно, - ответил я и, принюхавшись, с наслаждением вдохнул аромат её духов.

Какой приятный запах... откуда он мне знаком?

- Кстати, меня зовут Фаустина. Фаустина Картия. А это моя подруга Сигни. Злые языки прозвали её Разлучницей, но разве она виновата в том, что так красива?

- Нет. Конечно же, нет, - я с трудом, но все же перевёл взгляд на её лицо.

- Нравится? - улыбнулась брюнетка. - Все это может стать твоим... если ты хочешь, - добавила она, качнувшись чуть сильнее, отчего я почти уткнулся лицом в вырез её платья. - Ты ведь хочешь? Мы с Сигни совсем не против хорошенько поразвлечься.

 

- С-су-у-уки... - прошипел я, навалившись на стойку и мечтая засунуть голову в бочку с холодной водой.

И не только голову.

А ещё лучше - пообщаться с какой-нибудь эльфийкой, неважно какого цвета и с какой длины ушами. Лишь бы была молодой, симпатичной и выпрыгнула из платья раньше, чем я развяжу шнуровку на штанах.

Впрочем, при соблюдении первого и последнего условий я согласен и на не-эльфийку... Только где же её взять?

С уходом соблазнительниц навеянное очарование стало понемногу развеиваться, но желание-то никуда не делось! Если бы я не распознал запах жучиного мускуса, подмешанного в духи Фаустины, мог бы тупо принять их жаркие обещания за чистую монету. Да что там говорить, почти принял! И это несмотря на то, что я заранее знал, что все это обман. Одни боги знают, кто подсказал ей использовать для обольщения эту дрянь, и где она её достала. Впрочем, Анвил портовый город, тут многое можно найти. Даже жучиный мускус Телванни. Если знать, где искать. Неудивительно, что и Гоган, и все остальные жертвы этих тварей так охотно шли в расставленную ловушку. И я в том числе - нанюхавшись мускуса и засмотревшись на их прелести, я благополучно забыл спросить за кольцо Гогана. Придурок...

К счастью я, пусть и не сразу, но сумел немного опомниться. Совсем немного... но этого как раз хватило, чтобы осознать глубину задницы, в которой я оказался. И подавить нарастающее желание привлечь к себе кажущееся таким податливым и доступным - только протяни руки - женское тело. Именно, что кажущееся. Идиот... Легковерный придурок, погнавшийся за сотней золотых и отчего-то решивший, что это будет просто... В какое же дерьмо я вляпался!..

Мэнлорн удручённо вздохнул:

- Понимаю... Они часто заходят в мою таверну. Хотя, слава Дибелле, не каждый день.

Выглядел босмер помятым и встрёпанным. И зачем-то поминутно оглядывался на дверь у себя за спиной.

- Тогда почему ты не пресечёшь это? - немного отдышавшись, спросил я. - Это ведь твоё заведение и твоё право - пускать их или нет. Или я неправ? Или тебя устраивает то, что они творят?

- Думаешь, ты единственный, кого вот так скрутило после общения с ними? - хмуро ответил босмер. - Я знаю, чем они занимаются, и мне это не по душе, но я не могу запретить им тут появляться - они не делают ничего противозаконного. Здесь - не делают.

Я бы поспорил, но и без того поганое самочувствие после общения с грабительницами стало совсем отвратным. Впрочем, опыт, полученный с незабвенной Кирану, чтоб её дэйдра взяли, подсказывал, что сие дивное состояние пройдёт, хотя и не так скоро, как хотелось бы, даже если ничего не предпринимать. Правда, Кирану, надумав не допускать меня к телу, до такого безобразия все-таки не доводила...

Мэнлорн вдруг извинился и ненадолго исчез за той самой дверью, на которую все время поглядывал, благо, из посетителей в этот час был только я. Куда и зачем, я понял только тогда, когда он по возвращении предложил мне прогуляться на задний двор, намекнув, что все, дескать, в моих руках. Желания давать излишне болтливому босмеру пищу для новых сплетен у меня не было, поэтому я притворился, что не понял намёка. А через некоторое время отправился на поиски фермы Гведена. В конце концов, должен же я знать, куда мне идти...

Правда, заплутав, вышел не к Гведену, а к Витмонду. Рослая грудастая северянка с усеянным оспинами лицом в ответ на мой вопрос сначала раздражённо рявкнула что-то похожее на "Отстань!", но стоило мне отвернуться, сама же и окликнула. Объяснив, где находится нужная мне ферма, северянка задумчиво пожевала нижнюю губу и... попросила помочь ей - вернуть фамильную вещь, подаренную её отцом на свадьбу. Похоже в Сиродииле такая традиция - дарить молодоженам фамильные вещи. Мейлона тоже говорила о свадебном подарке. В данном же случае таким подарком оказалась булава двемерской работы под названием "Дробитель скал", которую забрал её бывший муж, Бьялфи, когда решил заработать лёгких денег, прибившись к промышляющей поблизости шайке мародёров.

Услышав просьбу, я даже не удивился. С моим дурацким везением следовало ожидать чего-то подобного... Для того, чтобы прослыть искателем приключений, не обязательно их действительно искать. Некоторых приключения находят сами. Например, меня. И когда-нибудь я, возможно, к этому привыкну.

Приняв мои невесёлые размышления за сомнения, фермерша торопливо пообещала заплатить. Расспросив её, в чем, собственно, дело и где искать этот самый форт Странд, где окопался её бывший муж в компании шайки мародёров, и выяснив, что находится он по пути к Гведену, я неохотно согласился, проглотив вопрос, когда и за какие такие заслуги этот Бьялфи получил прозвище "Презренный". Сотня золотых - неплохие деньги, но в свете того, что мне предстоит разбираться с нежитью и изрядно потратиться на ремонт в своём особняке... как гордо звучит, если не знать, что "мой особняк" из себя на самом деле представляет... Так вот, сто золотых - деньги хорошие, но явно недостаточные. У меня на родине разбойники, мародёры и контрабандисты - законная добыча того, кто сумеет с ними справиться. Судя по высказываниям графини Каро, в Сиродииле ситуация не слишком отличается.

 

До Гведена я добрался почти вовремя, по пути заглянув в форт Странд. Лезть в подземелья я не собирался, но хотя бы осмотреться стоило. Дополнительной причиной для осмотра стала неожиданно свистнувшая перед носом Топаза стрела, отчего гнедой с испуганным ржанием взвился свечой и едва не понёс, а результатом - двое мёртвых оборванцев, по всей видимости, отряжённых караулить подступы к мародерскому логову. Двое здоровенных обломов, упакованных в ржавое железо, даже представить не могли, что мелкий данмер в лёгком кожаном доспехе - во избежание неожиданностей я переоделся сразу же, как только оказался за городскими стенами - может оказаться им не по зубам. Хотя теперь есть вероятность, что остальные их подельники могут всполошиться и усилить бдительность. Хотя вряд ли их надолго хватит... впрочем, поглядим.

Сама ферма оказалась гораздо дальше, чем я предполагал. Заросший сорняками неухоженный участок за полусгнившей оградой и пустующий загон для скота недвусмысленно намекали, что обитатели небольшого дома на холме кто угодно, только не фермеры.

Дверь открылась легко - меня явно ждали. В чистой, довольно уютно обставленной комнате на неразобранной двуспальной постели лежала Фаустина. При виде меня она села и изящно потянулась, снова, как и днём, демонстрируя красивую грудь. Я послушно уставился в вырез платья, не желая её разочаровывать. Первое впечатление прошло, к тому же я хорошо помнил, чем такие вот визиты сюда закончились для моих предшественников, и был зол. Причем на себя в не меньшей степени. На моё счастье имперка пока находилась слишком далеко, чтобы на меня подействовал запах её духов.

- О, вот и ты. Сигни скоро будет. Она готовит тебе сюрприз... - яркие губы изогнулись в улыбке, говорящей о том, что она отлично знает, какой именно.

Я подошёл ближе и улыбнулся в ответ, отметив висящий у неё на поясе изящный эльфийский кинжал, слабо мерцающий в полумраке. Обесцениватель и Северный Ветер пробыли у меня в руках достаточно долгое время, чтобы я сумел распознать зачарованное оружие. Правда, определять тип зачарования я пока не научился, так что едва заметное белое мерцание мне, в общем-то, ни о чем не сказало. Днём его не было, иначе я бы заметил - все-таки не настолько у меня тогда разжижились мозги. Значит, предполагается обычный сценарий и Сигни где-то поблизости. Укуси меня грязекраб, надо было поинтересоваться у Гогана, какое оружие у них было, и были ли они вдвоём или поприсутствовал кто-то ещё... Остаётся надеяться, что все же удастся решить дело миром.

- Что же ты стоишь? Снимай с себя эту одежду, она нам будет только мешать, - Фаустина встала и подошла ко мне. - Что это? Доспехи? Тебе тут не с кем воевать, поверь, так что можешь смело класть их на вон тот столик... Снимай же, я не хочу ждать Сигни... Мы ведь и без неё найдем, чем заняться, верно?

- Подожди, - я аккуратно поймал протянувшуюся к моим волосам руку - наличие кинжала заставляло проявлять осмотрительность. - Так не пойдёт.

Слишком легко перерезать человеку глотку, держа его... правильно, за волосы. А моя коса даже после стрижки вполне хватабельна...

- Что такое? - брюнетка, настороженно сузив глаза, отдёрнула руку и отступила на шаг. - Разве ты пришёл сюда не поразвлечься? Тогда зачем ты здесь?

Я внимательно изучал её лицо. Сейчас Фаустина, несмотря на выгодное освещение, отнюдь не казалась сногсшибательно красивой. Возможно, дело в том, что она решила сэкономить и не воспользовалась телваннийскими духами. Ещё бы, штука редкая и в Сиродииле не встречающаяся. И вследствие этого наверняка безумно дорогая. Зачем тратить её на того, кто уже и без того предположительно "готов"?

- Мне нужно кольцо Гогана, - произнес, наконец, я.

Лицо Фаустины перекосилось, из привлекательного мгновенно превратившись в маску уродства. Я невольно потянулся к оружию.

- Дэйдра! Я так и знала! - зло прошипела она. - Мне следовало догадаться, что ты связан с городской стражей, когда ты появился сразу после того, как выяснилось, что это дэйдрово кольцо - ничего не стоящая дешёвка!

Я промолчал, думая, что кое-кого ждёт весьма неприятный разговор, когда я отсюда выберусь. А я выберусь, даже если для этого придётся положить всю эту женскую банду. Да, меня учили, что нельзя поднимать руку на женщину. Но ещё меня учили, что женщина с оружием в руках - уже не женщина.

- Но ничего, все ещё можно поправить, - улыбка, которой брюнетка меня одарила, ясно дала понять, что живым меня теперь не выпустят. - Я даже не надеялась, что стражники окажутся настолько тупы, чтобы отправить тебя сюда в одиночку. Тем хуже для тебя. Сигни, Тсаррина! Наш гость плохо себя ведет!

Сразу после этого открылись и с грохотом захлопнулись две двери - наружная и ведущая в соседнее помещение, впуская Сигни Разлучницу и каджитку с кинжалом в руке. Сама Фаустина сделала ещё шаг назад и растворилась в зеленоватом сиянии заклятия невидимости.

"Школа Иллюзии... Чтоб тебя дремора расцеловал! - успел подумать я, уходя из-под удара коротким стальным мечом в руках северянки, со свистом разрезавшим воздух там, где мгновение назад была моя голова. - Как её теперь ловить? Разве что заклинанием Обнаружения жизни, так хорошо себя зарекомендовавшим в шахте с вампирами..."

Однако, стоило мне поднять руку, сложив пальцы в жест активации заклятия, как ладонь полыхнула болью... и формирующееся заклинание потребовало значительно больших усилий, чем всегда. Более того, покосившись на рассечённую кожу у основания ладони, я вдруг ощутил знакомое головокружение, свидетельствующее об опустевшем магическом резерве, а мысли отяжелели и стали путаными и неповоротливыми, как мельничные жернова.

"Затуманивание разума... и выпивание магической энергии. Паршиво..." - вяло подумал я.

Впрочем, главное - не дать себя прикончить.

Через пару минут я остался один. Голова все ещё кружилась, левое плечо и рука до локтя разукрасились глубокими порезами, но я был жив. В отличие от Фаустины Картии, ставшей видимой сразу же после того, как полоснула меня кинжалом по руке, и её подельниц, которые теперь тихо остывали на полу.

Хлопнула дверь. Я вскинулся, решив, что объявились оставшиеся грабительницы, но вместо этого увидел двоих редгардов в доспехах анвильских стражников.

Стража. И я, стоящий посреди разгромленной комнаты, в окружении трёх свежих трупов с окровавленным кинжалом в руке. Прелестно...

- Ну и бардак же тут! Хм... Кажется, он не слишком рад нас видеть, - произнёс один стражник, оглядевшись.

Я нахмурился, пытаясь сообразить, откуда я его знаю.

- Удивлён? - второй стражник, шагнувший вперёд, оказался женщиной, и её голос я тоже недавно слышал. - Все просто. Стража Анвила очень долго пыталась остановить эту банду, но безуспешно, после чего капитан послал донесение легату в столицу с просьбой о помощи. Но мы с Гоганом тоже оказались бессильны - у работы под прикрытием свои недостатки - горожане, которых мы пытались осторожно расспросить, стыдились и молчали.

- Гоган? - я действительно удивился, сообразив, с кем имею дело. - Мейлона?!

Действие зачарованного кинжала прошло и способность мыслить восстановилась. Иначе бы я сразу их узнал.

Гоган кивнул. Мейлона улыбнулась и сняла шлем.

- Да, это мы. Кстати, спасибо тебе за помощь.

- Помощь? Да вы меня просто подставили, - мрачно буркнул я, не спеша расслабляться.

Однако кинжал все же убрал, вытерев его о платье Сигни. Ни к чему усугублять ситуацию. Тем более, арестовывать меня они что-то не торопятся.

- Прости, - редгардша погрустнела. - Мы не ожидали, что так будет. Но у нас действительно не было выхода. Незадолго до твоего приезда Гоган попытался вывести этих сирен на чистую воду, но по какой-то причине потерпел неудачу.

Я кивнул. Причину неудачи я отлично знал. А теперь, увидев среди членов банды каджитку, почти не сомневался, кто подал Фаустине идею с телваннийскими духами - у меня на родине коты часто и охотно пользуются жучиным мускусом Телванни. Даже охотнее других рас. В отличие от скуумы, он не запрещён, хотя его применение некоторые считают дурным тоном.

- Первая и единственно возможная попытка остановить их провалилась. Поэтому нам нужен был чужак, которого банда не могла бы связать с нами. Со стражей, я имею в виду, ведь изначально это их инициатива. И ты появился как нельзя более вовремя. Идеальный вариант - молод, привлекателен, неплохо экипирован и явно способен за себя постоять. Сирены просто не смогли бы пройти мимо. Так оно и получилось.

Мейлона помолчала, наблюдая, как Гоган отошёл в сторону и взялся неторопливо расставлять перевёрнутую в недавней драке мебель.

- Жаль конечно, что дело закончилось кровопролитием, - вздохнула она, - но рано или поздно кто-нибудь все равно бы пострадал. И, не сочти за оскорбление, но хорошо, что это оказался именно ты, а не какой-нибудь бедолага, не державший в руках ничего страшнее кухонного ножа. Кстати, вот твоё вознаграждение, - редгардша протянула мне звякнувший мешочек. - Я обещала тебе сто золотых, но, учитывая все обстоятельства, мы решили удвоить сумму. Это будет справедливо.

Я кивнул и немного расслабился, забирая награду. Знакомство с местной тюрьмой, похоже, отменяется. В противном случае мне не стали бы платить. Однако спросить все же стоит.

- А что с Фаустиной и остальными?

- Не волнуйся, - подал голос Гоган, ставя очередной стул, - мы тут все приберём. А ферма, скорее всего будет продана. Место здесь неплохое, так что дом вряд ли будет долго пустовать.

Я кивнул, решив ничему не удивляться. Снял с пояса Фаустины ножны от кинжала и подобрал само оружие. На клинке обнаружилась гравировка - "Ослабляющий Разум". Очень красноречивое название. И зачарование мастерское - наделить предмет несколькими волшебными свойствами под силу единицам. И в большинстве случаев - это колдуны Телванни. Во всяком случае, в Сиродииле я о таких мастерах не слышал. А гравировка именно на сиродиильском.

Кинжал я, естественно, забрал себе. Потом подумал... и снял с пояса Фаустины ключ от второй двери.

За ней оказалась не комната, как я ожидал, а лестница, ведущая в подвал. Голый каменный пол, три узкие постели, грубая самодельная мебель... контраст истинного обиталища грабительниц с созданным ими наверху уютным гнёздышком потрясал. То, что наверху - красиво оформленная пустышка, я понял сразу. Разбойниц было всего три. Я уничтожил всю банду.

В отдельной нише нашлись "трофеи" - одежда и вещи ограбленных горожан. В большинстве своём аккуратно сложенные и подписанные, что с кого снято. Причём каждое имя снабжалось язвительными комментариями.

"Эрнест. Большой брутальный ягнёнок. Это его лучшая рубашка, ха-ха"

"Пинарус. Вонючий старый козёл. Фу!"

"Хейнрих Дубовая Кожа. Стоит переименовать его в Пустые Штаны. Хотя на его босмерку и этого много"

И остальные в том же духе. Я подумал, какую характеристику получил бы, окажись я на месте кого-нибудь из этих бедолаг... и решил, что не хочу этого знать. К тому же, какой бы вариант я ни придумал, он наверняка окажется неправильным.

Вещей Гогана, к слову, нигде не обнаружилось. Странно... не голым же он сюда пришёл? Впрочем, не моё дело. А вещи могут оказаться среди неподписанных. Не рыться же в тряпках, в самом деле...

Флакон с духами я тоже не нашёл. Впрочем я его и не искал - наверняка Фаустина прятала его где-нибудь в укромном месте. К тому же эта вещь, если разобраться, была для меня бесполезна - представить ситуацию, в которой мне пригодились бы "улучшенные" женские духи, я так и не смог.

Я прислушался - стражники, или кто они там на самом деле, спускаться в подвал не спешили - и решительно сгрёб лежащую на одной из полок кучку монет и драгоценностей. Лишними не будут. Одежду трогать не стал - при желании, эти вещи можно вернуть владельцам, но пусть уж лучше этим займутся Гоган с Мейлоной. Или другие городские стражники. С этой мыслью я поднялся обратно наверх.

- Что там? - встретила меня вопросом Мейлона.

- Три койки, обеденный стол и вещи ограбленных горожан, - ответил я, отдавая ключ. - Они, в основном, подписаны, так что легко узнать, где чьи.

- Три койки? - задумчиво повторила Мейлона, глядя на тела сирен. - Хм...

Потом снова повернулась ко мне:

- Еще раз спасибо тебе за помощь. Только, пожалуйста, не говори никому, что мы стражники.

- Хорошо, - пожал плечами я.

 


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 5; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.105 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты