Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Месяц Первого Зерна, 4 - Второго Зерна, 27, год 434 Третьей Эры. Услуги для коллекционера. 1 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

...Я вывалился из каменного портала в подземелья Вилверина на свежий воздух буквально на четвереньках и привалился к выщербленной временем стене, положив Умбру на колени - сил засунуть клинок в ножны уже не осталось. Победа над некромантом, попавшимся мне на пути, дорого мне обошлась - я выхлебал все запасы целительных зелий, но так до конца не восстановился, а применить магию не давало наложенное проклятье безмолвия - при малейшей попытке что-то произнести горло мгновенно стягивало спазмом. Нет, оно-то развеется... Но до того времени у меня есть неплохие шансы двинуться умом от боли - дэйдров труповод, прежде чем я сумел его прикончить, пересчитал мной все стены и колонны Вилверина Сель Санкремати. А ещё считается, что из редгардов сильные маги не выходят...

Самым обидным было то, что мимо бандитов я прошёл незамеченным, нежить перебил, не получив ни царапины, а с редгардом едва совладал. Впрочем, будь у меня возможность пробраться мимо него незаметно, я бы все равно попытался его убить. Просто потому что он некромант. А я - данмер из Морровинда. "Хай, Ресдайния!" и "Смерть некромантам!" наше все, если цитировать одну из старых дразнилок Ролианда, за которые я порывался расквасить ему нос задолго до того, как это удалось сделать "дреморской бабе". Некромантия, а следовательно, некроманты - зло и должны быть истреблены. Тем более, что теперь, благодаря новому архимагу Ганнибалу Травену, они вне закона даже в Сиродииле.

Впрочем, теперь я искренне благодарен северянину за то, что он в своё время взялся со мной возиться. И Джоффри, подобравшему меня, как брошенного щенка, и притащившему в Храм Повелителя Туч. Как бы я тогда не хорохорился, от правды не уйдёшь. Вряд ли бы я долго протянул, если бы не они. И Бел. Прятался бы от стражи и Легиона, не подозревая, что никто меня не ищет, возможно, прибился бы к какой-нибудь банде... Кстати, последствия тесного знакомства физиономии северянина и дреморской булавы - правда, сам он упорно твердит, что это был боевой молот - давно канули в минувшее. Мартин тогда ещё не зарылся по уши в проклятый "Ксаркс" и не свыкся с новым статусом, а потому изо всех сил старался быть полезным. Хотя он и сейчас не отказывает в помощи, если попросить. Другое дело, что свободного времени у него всё меньше - кроме бдений над проклятым фолиантом, его все больше посвящали в дела Империи. Понятно, что фактически к управлению государством его до коронации никто не допустит, но это не отменяет необходимости учиться. Вряд ли он захочет быть послушной куклой в руках канцлера и Совета Старейшин. Да и Клинков это совершенно не устроит. Джоффри уж точно.



Вытерев рукавом зудящий нос - с тех пор как я подрядился отыскать для стукнутого на голову коллекционера древних реликвий Умбакано десять айлейдских статуэток, я никак не мог избавиться от этой плебейской привычки, ибо каждый раз, выбираясь наружу с очередным трофеем в заплечной сумке, после сухого, практически лишённого запахов и почти стерильного воздуха руин приветствовал Нирн оглушительным чихом - я пощупал свою верную заплечную сумку и облегчённо выдохнул. Статуэтка, ради которой я и полез в эти дэйдровы развалины, была на месте.

Кстати, назвать "это" статуэткой по моему глубокому убеждению, можно было либо будучи пьяным до изумления, либо обожравшись лунного сахара до того же состояния... либо будучи не в своём уме. Совершенно непонятную хрень - другого определения при взгляде на неё у меня почему-то не возникало - из потемневшего от времени металла, с матово светящимся белым кристаллом в середине, можно было назвать как угодно, но точно не статуэткой. Больше всего эта штуковина напоминала помесь подставки для велкиндов из всё тех же айлейдских развалин и масляного светильника, какими в Имперском городе освещают улицы по вечерам. Но заказчик - немолодой альтмер по имени Умбакано - называл их именно так, упоминая каких-то "предков". Впрочем, он много чего упоминал...



Нашёл он меня сам, после того, как я продал одну из них Калиндилу. Причины, по которым я, в конце концов, согласился работать на него, просты и банальны - деньги, полученные в Анвиле, в том числе за возвращение "Дробителя скал", растаяли, словно утренний туман, особенно после того, как я взял несколько уроков у Маро Руфуса. Мне просто надоело с каждой дыркой в бригантине искать оружейника. А поскольку дырки на моих доспехах появлялись с удручающей частотой... проще было научиться латать их самостоятельно. Можно было экипироваться в мифрил или стекло, благо уроки Маро не ограничивались ремонтом кожи и меха, но у доспехов из этих материалов были свои недостатки. Главным образом, вес, больший, чем у привычного кожаного. Только поэтому я и связался с Умбакано, чтоб его нежить сожрала.

Поскольку за каждую такую железяку он положил весьма приличное вознаграждение, а я после неудачного вложения средств в особняк "с привидениями" здорово нуждался в деньгах, своё мнение о "статуэтках" и о ненормальном альтмере, которого даже его собственные охранники называли не иначе, как "заносчивым ублюдком", я благоразумно держал при себе. Вообще, его знания истории айлейдов восхищали. Настолько же, насколько его оскорбительное обращение ко мне "мой юный друг - расхититель гробниц" приводило в бешенство. Как и взгляд, демонстративно направленный мимо меня, словно я был пустым местом. В первый раз я едва сдержался, чтобы не дать ему за всё это в морду. В холёную, источающую высокомерие и скуку желтокожую альтмерскую морду. Но и тогда, и позднее приходилось сдерживаться: с полным домом охранников - в частности, с оркой Умог гра-Марад, стоявшей в паре шагов у него за спиной, не сводя с меня тяжёлого взгляда - он вполне мог позволить себе и не такое. Впрочем, справедливости ради, надо отметить, что мои поиски значительно ускорились благодаря ему же - коллекционер не погнушался самолично отметить пять из оставшихся на тот момент ненайденными восьми городов на моей уже прилично измочаленной карте.



К слову, это была последняя "статуэтка" из предполагаемых десяти и я с некоторым нетерпением ждал, когда наше с Умбакано соглашение себя исчерпает. Неревар свидетель - айлейдскими руинами, как и снобизмом нанимателя, я был сыт по горло. Затопленный Фанакас, где я едва не остался навсегда, сначала едва не утонув в ледяной воде, а потом, когда все же выбрался, обнаружив, что он кишит вампирами. Которые, как оказалось, неплохо слышат стук моих зубов, не говоря уже о том, что оставляемые мной мокрые следы служили им отличной подсказкой, где меня искать. Потом была бешеная скачка в Чейдинхолл, едва не стоившая мне лошади - беднягу Топаза я тогда почти загнал - за лекарством от заражения вампиризмом, благо мне уже было известно, что алхимика можно найти в стенах Гильдии Магов... Запутанные переходы Нинендавы, в которых я чудом не заблудился, спасаясь от все тех же кровососов и пары живучих личей, которые категорически не желали упокоеваться в мире, зато были решительно настроены упокоить меня. Причём, весьма вероятно, с последующим поднятием, что меня, разумеется, совершенно не устраивало. И, что особенно обидно, всего этого вполне можно было избежать, потому что эта проклятая статуэтка находилась, вопреки ожиданиям, в двух шагах от входа!.. Макаментайн и Венделбек, в которых орудовали некроманты. Словно там без их экспериментов недоставало нежити. И там и там я без малейших угрызений совести перебил всех труповодов. В точности, как в святилище Дагона, с той лишь разницей, что в этот раз я был намного лучше подготовлен. Да и некромантов было намного меньше, чем дагонопоклонников... Моранда, в которой я бегал кругами от дреугов и минотавров, пока хихикающие спригганы, не рискуя нападать лично, призывали здоровенных черных медведей... Там мне особенно пригодилось босмерское наследие, до того себя почти не проявлявшее - не думаю, что сумел бы так быстро и надёжно ввинтиться в клубок пробивших потолок короткого коридора между подземными залами древесных корней, что выковыривали меня оттуда аж четверо минотавров, не будь во мне крови лесных эльфов. А так, пока они рвали и крошили корни с одной стороны, я выбрался в соседний зал - изрядно ободранный и исцарапанный, но и только - и, сломав в спешке полдесятка отмычек, открыл решётку и пустился наутёк, на ходу проверяя верную сумку с очередной добытой железякой... чтобы на выходе увидеть, как моего гнедого прямо перед каменным порталом рвут несколько горных львов...

С другой стороны, был Виндазель, где я обзавёлся великолепным воронёным клинком Умбра - верный Северный Ветер остался в стенах Храма Повелителя Туч - и был Мискарканд, из которого я, отбиваясь от целой своры личей во главе с особо упорным и могучим мертвецом, на черепе которого красовался айлейдский шлем с остатками позолоты на помятых крыльях - немёртвым королём-магом Мискарканда - вынес огромный велкинд изумительной красоты. Который Умбакано так и не отдал, даже не упомянул о нем - после Малады я был слишком зол, чтобы радовать коллекционера какими-либо уникальными айлейдскими артефактами, кроме статуэток. Не говоря уже о том, что к этому времени у меня было достаточно денег, чтобы о них не беспокоиться. Даже после покупки Егозы - маленькой вороной кобылки из чейдинхолльских конюшен, обошедшейся мне в ту же сумму, что и проклятый анвильский особняк - которую я приобрёл после гибели Топаза в развалинах Моранды. Да и сам я теперь щеголял в полном зачарованном эльфийском доспехе, собранном по частям в подземных комплексах разных городов и подогнанным под меня едва не мурлыкающим от счастья Маро Руфусом - оружейник уболтал меня продавать айлейдское вооружение именно ему, щедро оплачивая каждую находку, будь то разрубленная кираса, помятые поножи или позолоченный крылатый шлем...

Но если для того, чтобы добыть Мартину следующий предмет, придётся опять лезть в какие-нибудь айлейдские развалины, я повешусь!

 

Первая "статуэтка" оказалась у меня совершенно случайно. Просто однажды, разыскивая для Синдериона корни Нирна, я забрался в руины под названием Кулотт переждать ливень - последняя неделя месяца Восхода Солнца в окрестностях Имперского города оказалась дождливой - и, вспомнив свою осеннюю вылазку в Риэль, из которого я выбрался с неплохой добычей, решил осмотреться. Дождь прекращаться не собирался, и волей-неволей пришлось устраиваться на ночлег. Вспомнив, как играл в пятнашки с нежитью в переходах Риэля, неподалёку от стен Повелителя Туч, я решил не дожидаться, пока здешние обитатели найдут меня сами и схарчат вместе с моей лошадью, которую я тоже завёл в сухой коридор. К тому же здесь могло найтись что-то, оставшееся с тех времён, когда в Сиродииле безраздельно властвовали айлейды.

Однако, к моему удивлению, руины оказались совершенно пустынны. Никто не прибежал меня сожрать, даже когда подо мной обрушилась верхняя галерея, и я с воплем и руганью свалился в зал, оказавшийся ничем иным, как огромным склепом, о чем я, правда, догадался позже. А на тот момент зал, уставленный рядами одинаковых каменных постаментов, не вызвал у меня никаких ассоциаций - об особенностях айлейдского градостроительства я узнал потом, а у меня на родине усопших принято кремировать, если только кто-то не пожелал после смерти стать стражем родовой гробницы. Приземление оказалось на диво удачным, если считать удачей то, что я потянул ногу и крепко приложился рёбрами об один из каменных блоков. Хотя, если принять во внимание, с какой высоты я сверзился...

Первое, что я взялся искать, приведя себя в порядок и убедившись, что никого тут нет - это путь на выход, поскольку оставаться тут навечно мне совсем не улыбалось. Найдя, немного успокоился сам и успокоил занервничавшего без меня Топаза, после чего вернулся обратно - искать приключения на задницу, иначе не скажешь. И ведь нашёл же...

Руины оказались пустынны не только в плане наличия каких-либо обитателей. Во всяком случае, ничего такого, что можно было бы продать скупщикам древностей, вроде тех же мечей, тут не было. Голый камень. Единственной находкой оказалась металлическая штуковина, напомнившая мне светильник, какими в имперской столице освещают улицы - та самая "статуэтка". В центре этой железяки располагался матово светящийся кристалл и... и это все, что можно было о ней рассказать. Если не считать того, что, когда я вышел со своей находкой в руке, обнаружил, что моё представление о Кулотте, как о необитаемых руинах, было в корне неверно.

Первый встретивший меня мертвец едва не застал меня врасплох. Отбившись от него, я принялся красться вдоль стены к выходу, надеясь пробраться мимо остальных - а было этих тварей не меньше полудесятка - незамеченным. Мог бы и не стараться - меня они все равно каким-то образом чуяли. Радовало одно - если один из неупокойников обнаруживал моё присутствие, остальные, находящиеся чуть дальше, не обращали на его действия внимания. Если сами меня не чувствовали. Так что я мог относительно спокойно выбивать их по одному. Вот только в один далеко не прекрасный момент оказалось, что радовался я преждевременно. Спасаясь от последнего мертвеца, я запрыгнул на крышку одного из каменных постаментов, которыми был уставлен зал. И едва не свалился прямо в объятия подоспевшей нежити, когда каменная плита у меня под ногами зашевелилась и начала приподниматься - постамент оказался саркофагом. Глупо было бы надеяться, что мне удастся в одиночку упокоить всех когда-либо похороненных здесь мертвецов, поэтому я, наплевав на осторожность, рванул прямиком к выходу, рассчитывая на то, что всех тех, кто уже вылез, я успел перебить, а остальным, чтобы выбраться, понадобится время. Ливень снаружи был однозначно меньшим злом, чем компания недружелюбно настроенных неупокойников.

Вечером того же дня я сидел в "Кормушке", неторопливо потягивая вино Тамики - Давид Сурили, кстати, напрасно считает, что их вино уступает этому - и размышляя, не попытать ли счастья в ещё каких-нибудь айлейдских развалинах. Непонятная находка принесла мне полторы сотни золотых септимов, но смущало то, что Калиндил назвал руины могильниками. Во всяком случае, Кулотт явно таковым и был - саркофаг, на котором я скакал, тому подтверждением. Правда, то, что это именно саркофаг, я понял только тогда, когда из него полез очередной неупокойник. А Риэль? Тут меня брали сомнения, но... Как бы сильно я не нуждался в деньгах, грабить склепы казалось отвратительной затеей. Покой умерших следует уважать. В Морровинде ни один данмер не пойдёт на такое. Ни один нормальный данмер, поправил я сам себя, вспомнив, что то же самое утверждал и о поклонении Мехруну Дагону. Вопрос в том, могу ли я теперь считать себя нормальным данмером?

Я уже собрался уходить, когда в продымленное помещение вошёл пожилой, хорошо одетый человек. Коротко переговорив с хозяином, он направился в мою сторону.

Я невольно напрягся - этот человек мне не понравился. Было в нем что-то... неприятное. Однако дальнейший разговор, хоть и не заставил меня отнестись к нему с большей симпатией, пробудил во мне интерес.

Человек, представившийся, как Джолринг, сообщил, что меня разыскивает его хозяин, альтмер по имени Умбакано. Имя было мне совершенно незнакомо, о чем я прямо и заявил. Равно, как и причины, побудившие его господина меня искать. В ответ я услышал, что ничего удивительного в том нет, поскольку его хозяин ведёт замкнутый образ жизни и известен исключительно в определённых кругах. Умбакано - один из коллекционеров древностей, однако, в отличие от большинства, его интересуют только уникальные вещи. Вроде той статуэтки, которую я недавно продал.

Я честно напряг слегка замутнённую вином память... и с сожалением признал, что никакая статуэтка в мои руки не попадала. Впрочем, имя Калиндила, владельца "Мистического Эмпориума", все прояснило. "Статуэткой" оказалась та самая непонятная хрень, которую я вынес из Кулотта. Удостоверившись, что я все-таки тот, кто нужен его хозяину, Джолринг, не снизойдя до дальнейших объяснений, вручил мне запечатанное письмо и удалился. Так и началось моё сотрудничество с Умбакано.

 

Надо сказать, я был не единственным, кто работал на коллекционера. После того, как я принёс ему пять "статуэток" из самолично отмеченных им городов, альтмер изъявил желание заполучить некую резную пластинку, которая, по его словам, должна быть в разрушенном Великом Соборе. Как называется это место сейчас, он не знал. Зато знал я. Притащив Финтиасу несколько редких и довольно дорогих книг, вроде того же комплекта сочинений Манкара Каморана - неполного, разумеется, второго экземпляра четвёртого тома я так и не нашёл - я завоевал приязнь и крепкую дружбу книготорговца. И, как следствие, получил доступ к его библиотеке.

Выносить книги из магазина редгард запретил, но читать непосредственно там не возбранялось, при условии соблюдения определённой осторожности в обращении с ними. К тому же у Финтиаса была удивительная память - содержание книг, которые когда-либо имелись у него в продаже, он знал едва ли не наизусть, так что во время чтения я периодически прерывался на то, чтобы задать ему вопросы или просто обсудить только что прочитанное.

К примеру, подземелья, в которые я раз за разом спускался, оказались не могильниками, а подземными дворцовыми комплексами. Или храмами, что немногим лучше, чем гробницы, учитывая, что помещения для захоронений при храмах имелись. Кстати, айлейды по какой-то им одним известной причине хоронили своих мертвецов... укладывая их в открытые ниши. Никогда бы не подумал, если бы сам несколько раз не видел уходящие под потолок ряды торчащих из них костлявых стоп, обтянутых мумифицированной кожей. Каменные саркофаги, судя по всему, предназначались только для знати.

К чему я это? Да к тому, что среди всего того, что я прочитал в магазине Финтиаса, мне попалась жутковатая книжка под названием "Очищение собора. Хроники Святых братьев Марука, том 4", как раз о Великом соборе, название которого на языке айлейдов звучало, как Малада, в котором "Избранные Марукати" перебили целую армию призванных айлейдским королём-магом дэйдра. А из последующего разговора с книготорговцем выяснилось, где приблизительно он находился. Правда, до поручения Умбакано съездить туда не удосужился.

Пластинку я в результате принёс и деньги получил, но отношение к коллекционеру после этой поездки ухудшилось дальше некуда. Сукин сын не скрывал, что не брезгует обращаться за услугами к подонкам, вроде компании Клода Марика, встретившей меня на выходе из Великого Собора "вежливой просьбой" отдать находку им. Бандитов я перебил - времена, когда мне в драке приходилось рассчитывать на удачу больше, чем на свои умения, благодаря урокам Ролианда и Бауруса давно миновали. Сам же Марик, увидев это дело, вскочил на лошадь и, пока я ловил свою новую лошадку - привязывать её, помня о трагической судьбе гнедого Топаза, я не стал - удрал. Причём с такой скоростью, что мне осталось только пожелать ему сверзиться с лошади и свернуть шею на каком-нибудь крутом спуске.

Реакция Умбакано, когда я, вручая пластинку, сообщил, что я думаю о нечестной игре, меня неприятно поразила. Настолько, что не будь я связан договором, тут же распрощался бы с ним. Поэтому, когда Умбакано попытался дать мне задание добыть корону правителя айлейдского города Неналаты у другого коллекционера, я послал его к скампу. На самом деле я был предельно вежлив, но смысл моего ответа сводился именно к этому. Умбакано пытался всучить мне деньги на якобы покупку, но из его оговорок я понял, что владелица - Герминия Цинна, автор книги "Последний король айлейдов" - корону не продаст, хотя и не осознает всего могущества этой вещи. Следовательно, её придётся украсть. Сообразив это, я отказался прежде, чем он договорил - опускаться ещё и до воровства я не хотел. Впрочем, мой отказ альтмера совершенно не расстроил.

 

Стоило мне войти, как навстречу тут же вышел улыбающийся Джолринг - пожилой дворецкий по какой-то ему одному ведомой причине симпатизировал мне и, как ни удивительно, Умог, весьма неглупой и довольно симпатичной, кстати. Для орки, конечно. Да и у меня первое впечатление о нём несколько изменилось. В лучшую сторону.

- Не ошибусь, если предположу, что ты, как всегда не с пустыми руками, - старик жестом пригласил меня следовать за ним. - Пойдём, мой хозяин уже справлялся, не было ли от тебя вестей. Кажется, у него для тебя что-то есть.

Сам Умбакано, как и в предыдущие мои визиты в его дом, принял меня в своём "музейном" зале. Увидев перед собой на низком столике выставленные одна за другой три статуэтки, он вскочил:

- Невероятно! - сгрёб железяки в охапку, забыв о традиционных альтмерских манерах, и унёс к стеклянному шкафу-витрине.

Поставив статуэтку в шкаф, он ненадолго замер перед ним.

- Да! Наконец-то... Десять Предков снова вместе, как когда-то прежде, - выдохнул он.

Только совсем глухой не услышал бы ликования в его голосе. Я невольно насторожился. Видимо эти "статуэтки" значат нечто большее, чем я мог предположить.

Альтмер запер витрину и вернулся к своему креслу.

- Вот твои деньги, мой юный друг, - на столик между нами грузно упал массивный кожаный кошель. - Здесь не только вознаграждение за саму статуэтку, но и заслуженная тобой премия. Пять тысяч золотых септимов за полностью собранную коллекцию "предков".

Я кивнул и забрал деньги, ничем не показывая, что сумма меня ошеломила. Я, конечно, помнил его обещание доплатить сверх оговорённой суммы, если смогу собрать все десять статуэток, но... Пять тысяч золотых! С другой стороны, это вполне могло означать, что он сказал далеко не все и такая сумасшедшая сумма денег - это приманка и, в некотором роде, аванс. Джолринг обронил, что у его хозяина для меня "что-то есть". Вряд ли он имел в виду премию, так что это нечто иное. Кстати, сумел ли коллекционер добыть корону Неналаты или надеется всё-таки навязать это дело мне? Может, стоит поскорее уйти, пока меня не огорошили ещё чем-нибудь?

Тем более, что перед моим уходом из пансиона Лютер передал мне полученную вчера записку от Джоффри - "У твоего друга есть новости. Сворачивай свои дела и приезжай".

Я развернулся к дверям, уже открытым услужливым Джолрингом, когда Умбакано заговорил.

- Постой, мой юный друг.

Я остановился и выжидательно осмотрел на него.

- У меня есть ещё... просьба. Ты хорошо послужил мне и показал себя... достойным некоторого доверия, - альтмер снова встал и вынул из недр огромного письменного стола древний айлейдский церемониальный шлем. - И, хотя ты отказался помочь мне добыть корону Неналаты, она, как видишь, всё же у меня.

Начало речи мне не понравилось. Но послушать стоило. Хотя бы из вежливости. А корона... Похожий крылатый шлем я нашёл в развалинах Липсанд Тарна на крышке одного из саркофагов. Только в том шлеме не было ни капли магии. Как и в короне Мискарканда, после того, как я разрубил её Умброй вместе с черепом владельца. Корона Липсанд Тарна была такой же мёртвой и разрушенной, как и сам город... Неужели с Неналатой все иначе? И к чему всё это?

Выслушав его, я понял, что надо было уходить сразу. Оказалось, что пока я кормил комаров в Чернолесье и блукал по Восточному Нибенею, кто-то вломился в дом Герминии Цинны и убил её. Что искал неизвестный налётчик, никому не было известно. Кроме Умбакано, с подачи которого это произошло, самого убийцы и меня. Ну и самой Цинны, но она уже никому не расскажет. Я впервые задумался над тем, какие на самом деле цели он преследует. В то, что он "всего лишь скромный коллекционер древностей", как он отрекомендовался при нашей первой встрече, я больше не верил. Слишком уж специфичные вещи требовались альтмеру. Десять "предков", магический ключ - я ведь не совсем уж идиот и довольно быстро понял, что из себя представляла та резная пластинка из Великого Собора. Хотя и не сразу, но дверь, обнаружившаяся за той самой стеной, в которой находилась пластинка, все же навела на нужную мысль. Это я её просто выковырнул кинжалом из паза, отчего стена-портал не открылась, а рухнула, а Умбакано наверняка знает, как ей пользоваться. А теперь корона Неналаты, которая, если верить случайным оговоркам альтмера, является довольно могущественным артефактом... Настолько могущественным, что, ради обладания им, альтмер не остановился перед убийством.

Так что, наверное, следовало согласиться на то задание и хотя бы поговорить с госпожой Герминией. Возможно, она сумела бы многое объяснить - наверняка у неё были причины не любить Умбакано, основанные на чем-то большем, нежели простая женская эмоциональность. Однако сделанного не вернёшь.

- Ближе к делу, - прервал я его излияния.

Выслушивать восторженные речи, что во времена расцвета цивилизации айлейдов всех "низших" убивали за один взгляд на корону, у меня не было желания. Судя по тому, что я о них узнал за это время, мои Вварденфелльские сородичи с их ненавистью к н'вахам, войнами Домов и развитой - с точки зрения среднего сиродиильца - жестокостью и кровожадностью, по сравнению с Дикими Эльфами - воплощение доброты и человеколюбия, в смысле отношения к не-данмерам вообще и не-морровиндцам в частности. А то, что альтмеры унаследовали от айлейдских беженцев на Саммерсет идею своего расового превосходства над другими расами, в том числе меретическими, я и так знал - каждый желтомордый при любом удобном случае норовит ткнуть в это носом.

- Ближе к делу, говоришь? - коллекционер как-то нехорошо прищурился, но на меня так и не глянул, привычно уставившись на книжные полки у меня за спиной. - Что ж... Если коротко - мне нужен сопровождающий.

- Куда? - насторожился я, хотя предположения у меня имелись.

Не могло не иметься, учитывая всё, что я успел узнать - в первую очередь, от самого Умбакано. И чем больше я размышлял об этом, тем меньше мне все это нравилось.

- К Неналате, мой юный друг. На этот раз я сам намерен спуститься в подземный храм, чтобы увидеть его своими глазами, вдохнуть воздух Неналаты, коснуться её стен... - говоря это, Умбакано мечтательно смотрел куда-то мне за спину, словно вожделенная Неналата находилась прямо здесь, в его "музее". - Но, учитывая, что город давно заброшен, мне может пригодиться твой опыт, как... расхитителя гробниц, - добавил он с усмешкой.

Я с каменной физиономией проигнорировал оскорбление, хотя руки так и чесались ему врезать. Вместо этого я крепко задумался. Умбакано получил корону Неналаты и собрался в сам город... Вряд ли для того, чтобы просто "подышать её воздухом", что бы он тут не плёл... Не того он склада.

- Я не жду от тебя ответа прямо сейчас, но и слишком долго ожидать твоего решения не намерен. Хочу лишь заметить, что в качестве награды ты получишь все, что сможешь вынести из города. Исходя из того, что мне удалось узнать, там найдётся, чем тебя заинтересовать, - с многозначительной усмешкой сообщил Умбакано.

- Сколько у меня времени на раздумья?

- Я бы хотел услышать твой ответ не позднее, чем завтра вечером, - все так же не глядя на меня, ответил коллекционер.

- Хорошо, - кивнул я.

 

Вечером я сидел в углу таверны Лютера Брода, заказав у него бутылку красного вина братьев Сурили и дожидаясь, пока его помощник Винсон отправится спать. Мне срочно нужен был взгляд со стороны и, по возможности, совет, а во всей столице доверять я мог только этому человеку. Хитрый трактирщик, сообразив, что мне надо с ним поговорить и, соответственно, я буду торчать в зале до закрытия, предложил мне попробовать более дорогое вино 415 года. Великолепное вино, кстати, полностью оправдывающее свою цену. И как нельзя более располагающее к размышлениям...

О том, что я работаю на коллекционера, Лютеру было известно - мои отчёты в Храм Повелителя Туч пересылал именно он. К тому же он был первым, кого я расспрашивал об альтмере. И на данный момент - единственным человеком, с кем я делился хоть какими-то подробностями своих поездок.

Я не обижался, когда Лютер, узнав о том, что я связался с Умбакано, со свойственной ему прямотой сообщил мне, что я дурак - по большому счёту, он был прав. А уж что я от него услышал о себе, когда, узнав из разговоров его завсегдатаев - ну, подслушивал я, подслушивал - что мой родной Альд'Рун армии дэйдра разрушили до основания, как до того Гнисис, не придумал ничего лучше, чем ломануться в первые же попавшиеся мне на глаза врата Обливиона... Зачем? Мстить за погибших родичей, разумеется! После изгнания я не стал любить родителей и брата меньше, просто постарался задвинуть мысли о них подальше, благо, в первые недели мне было не до того - я старался поскорее разобраться в происходящем вокруг меня и отыскать свое место в новом окружении. Тем больнее оказалась неожиданная весть... Вот и попёрся я убивать дэйдра и разрушать порталы на Нирн, никому ничего не сказав и ни на миг не задумавшись, как в одиночку буду противостоять армиям Обливиона. Впрочем, молва не врёт - дуракам счастье...

Дуракам действительно неправдоподобно везёт, однако моя дурацкая удача иссякла уже за третьими вратами, когда я ввалился в Мёртвые Земли почти как домой, не таясь и не скрываясь. И, не успев отойти от портала, нос к носу столкнулся с то ли ловчим, то ли разведывательным отрядом дремора. Панический забег по лавовым пустошам от пятёрки решительно настроенных рогоносцев, быстро и грамотно отрезавших мне обратную дорогу к вратам, и присоединившихся к охоте дэйдрических тварей здорово прочистил мне мозги на предмет таких вот необдуманных решений и самоуверенных поступков, а попутно я обнаружил, что, когда очень хочется жить, проявляются новые таланты. В частности, я умудрился тогда взобраться на скальный выступ - в полном доспехе по почти отвесному склону и под градом боевых заклятий - на котором мои преследователи достать меня не смогли. Правда, когда всё закончилось, сам я слезть с него тоже не смог... первая и единственная попытка привела к тому, что я покатился по крутому склону кубарем, грохоча доспехами на весь Обливион и едва не угодив в лаву.


Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.025 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты